О смене современной модели России

О смене современной модели России

Реальна ли революция?

«Ничего», - записал французский король Людовик XVI в своем дневнике 14 июля 1789г. в день взятия Бастилии. Начавшая во Франции Великая революция была им элементарно не замечена. Не прошло три года и Людовику XVI отрубили голову. Не является ли современная российская власть столь же политически близорукой? Революция уже стучится в ворота Спасской башни кремля. Но кремлевские привратники этого стука не слышат. Его заглушает славящая нынешнее царствование торжественная музыка.

Нам могут возразить Какая революция?! Мы пережили ситуацию 1990-х годов и никакой революции не произошло. Но современные российские гуманитарные науки не имеют адекватной реалиям ХХI в теории, позволяющие прогнозировать революции и описывать механизмы их осуществления. В лучшем случае недекларативно применяется по инерции советская истматовская теория революции. До сих пор используется в основном трехкомпонентный плехановско-ленинский определитель «революционной ситуации», не позволяющий идентифицировать революции нового типа. Номинированные в свое время В.И. Лениным знаменитые признаки были уже достаточно давно подвергнуты ревизии в политической науке.

«Обострение выше обычного нужды и бедствий народных масс» - этот ленинский признак революционной  ситуации не признается в современной политологии в качестве индикатора надвигающейся революции. Истории известны многочисленные примеры, когда ухудшение положения народа ни каким образом не сказывалось на его политической активности. Ни привело к революции и резкое падение уровня жизни населения в России в 1990е гг. Ленинская теория дала сбой. В действительности же, еще А. де Токвиль указывал, что революции чаще возникают не в результате ухудшения ситуации, а как реакция на неоправдавшиеся ожидания. Мотивы революционной активности переносятся в сферу психологии. Череда лишений вырабатывает у народа соответствующую психологическую адаптацию, приспособление к невзгодам. Каждый новый удар по благосостоянию народа воспринимается едва ли не как неизбежность. Но как только у народа формируется ожидание завтрашнего улучшения, а его не происходит, детонируется революционный взрыв. Качественный рост уровня жизни наблюдался и в канун гибели Российской империи и в преддверии краха СССР. Революционный мотив движения масс состоял не в том, что жизнь стала невыносима, а в несоответствии ее имеющимся ожиданиям. Обещали материальное процветание, а вместо этого сохраняемый товарный дефицит.

Взгляды А. де Токвиля получили развитие в рамках разработанной американскими политологами Д. Дэвисом и Т. Гарром теории «Относительной депривации». Побудительной причиной революции определяется в этом подходе усугубляющийся разрыв между ожиданиями и объективными возможностями их удовлетворения. Рост нефтедолларовых показателей ВВП 1999-2008гг. и последующий затем обвал траектории нефтяного процветания есть типичный пример формирования условий для «революции крушения прогресса». Ссылка на 1990е гг., когда при худшем положении народа революция, тем не менее, не произошла, в рамках теории «относительной депривации» не действует. Современная ситуация, согласно ей, в гораздо большей степени может быть оценена как потенциально революционная. (См. рис. 1). 

Методика прогноза

Далее в свете сформулированных вызовов мы постараемся ответить на вопрос о перспективах существования России в проекции к 2018 году, когда истечет срок президента, который будет выбран в 2012 году. Применяемая методика заключалась в следующем. В качестве эмпирического основания прогнозов бралась официальная статистика Росстата. Поскольку статистические оцифровки бывают различные, опора на росстатовские данные парировало возможный упрек в подгонке количественных показателей, или преднамеренному дезавуированию власти. На этой основе выявлялись тренды состояния основных факторов функционирования России. Далее по этим трендам в режиме экстрополяционного метода определялась перспектива развития страны применительно к 2018 году.

Посредством проводимого анализа предлагается ответить на вопрос о состоятельности новой модели государственности. Ельцинская модель государства себя безусловно дезавуировала. Но было ли в 2000е гг. предложено в модельном отношении нечто новое? Вариантов возможных выводов два: 1. Россия 2000х репродуцирует систему 1990х, продолжая логику постсоветской деградации; 2. при новом политическом руководстве в 2000е гг. удалось достичь системного перелома определившего общий тренд государственного возрождения.

Прогноз демографического состояния

Одной из наиболее резонансных в пропагандистском отношении компаний последних лет явилась борьба против кризиса депопуляции России. На ней, как особо ответственном направлении, набирал очки популярности находящийся тогда в должности вице-премьера Д.А. Медведев. В отчете правительства за 2009 г. говорится о том, депопуляция остановлена. Но это не так. Население России как сокращалось, так и продолжает сокращаться по ныне. Страна по-прежнему вымирает. Если эта ситуация сохранится, в 2018 году давление на разреженное российское пространство достигнет критической точки, что приведет к определенным осложнениям во взаимоотношениях с другими государствами. (См. рис. 2)

Смертность в современной России выше, чем в 1990е годы, не говоря уже об уровне советского времени. Сегодня мы входим в двадцатку худших по этому показателю, включая африканский континент, стран. В 2018 году мы выходим на абсолютно первое место по показателю смертности в мире. (См. рис. 3)

В качестве визуального образа успешности новой демографической политики РФ часто преподносятся заключаемые молодыми россиянами семейные союзы. Мелькают яркие картинки свадебных церемоний. Однако данный эффект вполне объясним вступлением в фертильную фазу сравнительно многочисленного поколения родившихся во вторую половину восьмидесятых. Одновременно в 2000е гг. возросло число ежегодно регистрируемых разводов. Семья, как фундаментальная скрепа общества, судя по этой статистике, продолжает свою деградацию. (См. рис.4). По количеству разводов мы к 2018 году при сохранении существующей ситуации также выходим на абсолютное первое место в мире

Симптоматично, что на фоне вымирающей России в 2000е гг. наблюдался устойчивый ежегодный рост населения Москвы. Столица и страна оказались в двух различных социальных мирах бытия. Ни это ли есть прямой индикатор кризисного состояния? (См. рис. 5)


Прогноз состояния фондов

Страна в материальном отношении в значительной степени продолжает существовать за счет эксплуатации объектов, созданных еще в советский период истории. Но фонды ветшают, теряют пригодность. Однако процесса фондозамещения не происходит. Отсутствует сама политика системного обновления фондов.

Принято считать, что степень изношенности до уровня в 25% – это допустимая норма, в диапазоне с 25 до 50 % – критическое состояние, а свыше 50-ти % - ситуация технологической катастрофы. При превышение последнего из рубежей компенсировать износ более невозможно. Применительно к стране – это состояние «разрухи». Современная Россия находится уже в непосредственной близости от данной черты. При сохранении существующих тенденций пятидесятипроцентный показатель будет превышен не далее чем в 2014 году. Если не будет срочно включена политика фондовосстановления, произойдет технологическая остановка функционирования всех государственных механизмов. (См. рис. 6 ).


Об усиливающейся в 2000 е гг. тенденции деградации свидетельствует также статистическая динамика состояния жилищного фонда. Объемы жилых площадей, находящихся в ветхом и аварийном состоянии, за последнее десятилетие стремительно возрастали. Идет, казалось бы, активное строительство нового жилья. Но оно предназначено в основном отнюдь не для переселения той части населения, которая существует на сегодня в зданиях трущебного типа.


Прогноз состояния инвестиционного обеспечения экономики России

Одним из главных достижений десятилетия определяется увеличение инвестиционных потоков. Действительно, общий объем инвестиций заметно возрос по сравнению с уровнем 1990-х годов. Но сами по себе инвестиции автоматически к подъму страны не приводят. Принципиально важно - куда они направляются. И здесь мы обнаруживаем, что доля государственной и муниципальной сфер в общем инвестиционном пакете за рассматриваемый период резко сокращалась. При сохранении сложившегося положения к 2018 году государство будет потреблять не более 5% всех инвестиций.

И, наоборот, в результате сложившегося перераспределения все более возрастает доля в совокупном инвестировании находящихся на территории России иностранных компаний. К 2018 г. они по уровню инвестиционного потребления фактически троекратно обгонят российскую государственную сферу. Показатели инвестиционных успехов оказываются в значительной мере не более чем инвестированием иностранного капитала и группировки олигархата. (См. рис.8).


Прогноз состояния промышленности

Судя по чиновничьим реляциям, в 2000 е гг. вновь заработала, остановившаяся было в ельцинский период, отечественная промышленность. Показатели роста подтверждаются, казалось бы, и статистически. Однако при детальном рассмотрении обнаруживается широкая группа важных промышленных направлений, снизивших свои показатели. Активизировались же, прежде всего те отрасли, которые в большей степени оказались связаны с решением экспортно сырьевых задач. Номинированный подъем российской промышленности не носил, таким образом, системного характера. Если ситуация в сфере промышленности принципиально не изменится, к 2018 г. полностью прекратится отечественное производство по 35 входящим в ежегодный перечень Росстат видам товарной продукции. (См. табл. 1). Безусловно, российский товар может быть заменен иностранным аналогом. Но при этом отечественный товаропроизводитель не просто проиграет, а тривиально перестанет существовать. Соответственно, возрастет степень зависимости российского населения от иностранного производства и поставок.



Прогноз состояния сельского хозяйства

В официальных реляциях об успехах говорится о создании предпосылок для возрождения сельскохозяйственного комплекса России. Был номинирован соответствующий национальный проект. Но о каком возрождении может идти речь, когда год от года на всем протяжении рассматриваемого десятилетия происходит сокращение общих площадей сельскохозяйственных угодий России. Окультуренная прежде земля тривиально выводится из сельскохозяйственного оборота. За десять лет такие потери составили более полумиллиона гектаров. Конечно, в масштабах страны – это не столь катастрофично. Но в данном случае важно диагностирование самого процесса продолжающейся системной деградации. И эта тенденция очевидно продолжится. Утопичность расчета на перспективу интенсивного развития сельского хозяйства в современной России обнаруживается при выявлении трендов состояния материально-технической базы аграрного сектора. Техническая обеспеченность сельскохозяйственных работ на протяжении 2000 х гг. последовательно понижалась. Остающиеся же еще в строю трактора и комбайны находятся преимущественно в полуфункциональном состоянии. При сохранении существующей ситуации к 2018 г. не приходится ожидать ничего иного как перехода к архаическим формам обработки земли. Несколько лет высокого урожаю лишь нивелировал общее кризисное состояние сельского хозяйства. В животноводстве, к примеру, в те же самые годы никакого значимого подъема не наблюдалась. Более того, все 2000 е гг. шло устойчивое сокращение поголовья крупного рогатого скота в России. (См. рис. 11). На неизменном уровне осталось поголовье свиней. Снизился совокупный удой молока. Сократился среднегодовой настриг овечьей шерсти.


 

Прогноз состояния российского села

Продолжается тенденция деградации самого российского села. Развитие многих инфраструктурных направлений было за 2000 е гг. фактически свернуто (сократилось, или осталось на прежнем уровне). По некоторым показателям развитости происходила даже ликвидация существовавших ранее инфраструктур. Такому разрушению подверглась в частности система почтовой связи. А между тем, далеко не все села обеспечены на сегодня телефонным сообщением и, лишившись почты, они элементарно оказываются отрезаны от «большой земли». (См. рис. 12)

Прогноз состояния транспортных инфраструктур

Развитие транспорта в 2000 е гг. характеризуется двумя, на первый взгляд, противоречащими друг другу показателями. С одной стороны, это рост грузооборота, с другой, синхронное ему снижение пассажирооборота. Решение данного противоречия связано с констатацией усугубляющегося социального расслоения россиян. Грузооборот связан с бизнесом, а он представлен сравнительно преуспевающей частью общества. Пассажирооборот определяется покупательными возможностями воспользоваться услугами транспорта большинства населения. А именно эти возможности резко снизились. Россияне, парадоксально для трендов третьего тысячелетия, стали значительно меньше перемещаться посредством транспорта. Из всех видов транспортных услуг исключение составила только воздушная и морская транспортировка пассажиров, что опять подтверждает гипотезу об определяющем значение в данном случае фактора социального расслоения. Таким образом, за 2000 е гг. повысилась транспортная активность весьма ограниченной части российского общества. Экстраполяция полученного тренда ведет фактически к распаду единого российского коммуникационного пространства.(См. рис.13).

Прогноз состояния внешнеторгового взаимодействия Российской Федерации

Под влиянием мировых цен на углеводороды в 2000 е гг. происходит резкая деформация структуры внешнеторгового оборота России. Еще более очевидной стала сырьевая доминанта российского экспорта. Занимавшее в 2000 г. около половины всех экспортируемых товаров минеральное сырье увеличило свой удельный вес в торговле со странами дальнего зарубежья до уровня в ¾. При этом, синхронно минимизировалась доля статьи, включающей машины, оборудование и транспортные средства и считающейся индикатором технологического развития. Если такая тенденция продолжится, то к 2018 году российский экспорт машин и вовсе перестанет существовать. Сокращаемое производство собственных машин замещалось импортом иностранной техники. Удельный вес данной статьи в структуре импортируемых товаров из стран дальнего зарубежья за 2000 е гг. резко возрос, превышая половину всех производимых поставок. К 2018 г. его доля достигнет около 80% импорта. Тогда как в экспорте сырьевая составляющая превысит 90 %.


Прогноз состояния трудовой занятости населения

Показательны изменения, произошедшие за десять лет в структуре занятости населения. В 2000г. больше всего россиян было трудоустроено в сфере обрабатывающего производства, на второй позиции находилось сельское хозяйство. Теперь первую строчку занимает направление торговля и ремонт. По доле торговцев и ремонтников Россия превосходит сегодня любую из западных стран. Помимо обрабатывающего производства и сельского хозяйства, снизили свое долевое значение: добыча полезных ископаемых; производство и распределение электроэнергии, газа и воды; образование. Наряду со статьей торговли и ремонта, возрос удельный вес в структуре занятости: финансовой деятельности; операций с недвижимым имуществом, аренды и предоставлений услуг; строительства; гостиниц и ресторанов;  транспорта и связи; государственного управления; предоставления коммунальных, социальных и персональных услуг. Происходило, таким образом, за некоторыми исключениями, усиление позиции тех направлений, которые Л. Ляруш относит к сферам концентрации фиктивного капитала. Россияне стали больше торговать и заниматься финансовыми операциями, но при этом меньше работать над производством реальных товаров в промышленном и аграрном секторах. Прослеживаемый тренд отражает процесс выхолащивания трудовой этики. К 2018 г. «трудовая» и «спекулятивная» сферы фактически сравняются между собой по объему занятости. (См. рис. 17).




Одна из позиций в реляции об успехах состоит в последовательном снижении за 2000-е гг. уровня безработицы. Официальная статистика приводит соответствующие показатели. Но при этом роль государства в обеспечении занятости населения за истекшее десятилетие сокращалось как по удельному весу, так и по абсолютным показателям. Еще в середине 1990х гг. большинство россиян работало на предприятиях, находящихся в государственной и муниципальной собственности. На сегодня они аккумулируют менее трети экономически занятого населения. (См. рис. 18). При сохранении существующих тенденций 5 миллионов россиян, трудящихся в госбюджетной сфере, должны будут в перспективе искать новую работу, потому что с государственных предприятий они вынуждены будут искать новые ниши занятости.

Зато за 2000е гг. в РФ происходил стремительный рост численности занятых на предприятиях, находящихся в иностранной собственности. Сегодня к ним относится около пяти процентов трудоустроенного. российского населения. А это - более трех миллионов человек. К 2018 г. этот показатель существенно возрастет. Чем не база для «оранжевой революции»? (См. рис. 19)

Рис. 19. Удельный вес занятых на предприятиях иностранной и совместной российско-иностранной собственности от общей численности занятых в экономике РФ, в %

Еще один индикатор - кто в современной России оказывается безработным. Приговором существующей государственной системе является итоговое возрастание за 2000е гг. среди безработных удельного веса лиц с высшим образованием. Их востребованность в новой государственной модели снизилась. Удельный вес среди безработных лиц с высшим профессиональным образованием превышает сегодня 12%. И в перспективе ситуация не изменится. О каком инновационном пути развития при таких тенденциях может идти речь? С одной стороны, экономика экспортно - сырьевого типа не нуждается в высокообразованных специалистах. С другой, некондиционной оказывается новая коммерционализированная система высшей школы.


Прогноз состояния цен

Либеральный концепт свободного ценообразования в 2000 г. остался незыблемой установкой правительства. На практике это означало отказ от самого инструмента ценовой политики. В результате потребительские цены продолжали неизменно расти вверх. Дальнейшая перспектива роста здесь вполне определенная. (См. рис. 21)


Рис. 21. Индекс потребительских цен в России, в % к уровню 1999 г.


Прогноз состояния пенсионного обеспечения

На протяжении всего десятилетия 2000 х гг. в качестве злободневной темы рассматривался вопрос об осуществлении пенсионной реформы. Достигнутые успехи позиционировались едва ли не как спасение российских стариков. Но каков критерий успешности? Улучшился ли реально социальный статус пенсионеров? Представление об успешности проведенной реформы сразу же рассыпается при сопоставлении размера среднедушевой пенсии в России с величиной средней заработной платы. За 2000 е гг. по этому соотношению доля пенсий устойчиво снижалась. В общероссийском измерении положение пенсионеров, таким образом, за истекшее десятилетие не улучшилось, а, напротив, оказалось ниже исходных рубежей. Положение российских пенсионеров в структуре российского общества будет и дальше ухудшаться.

Прогноз состояния социальной устойчивости

Проблема обеспечения социального равенства вообще отсутствует в риторике современной государственной власти. Данное игнорирование более всего свидетельствует о сохранении либеральной ценностной парадигмы властно- управленческой команды. Между тем, уровень дифференциации доходов населения становится катастрофическим. За 2000 е гг. происходил устойчивый рост как по коэффициенту фондов (дифференциация доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных), так и по коэффициенту Джини (степень отклонения от равномерного распределения доходов). Сегодня Россия даже более социально поляризована, чем это было в 1990 е гг. А поляризация, как известно из истории, становится часто основанием революции. Катастрофический порог неизбежности гражданской войны, соответствующий показателю коэффициента Джинив 0,5 условных единиц, Россия превзойдет к 2020 г.

Прогноз состояния системы российского образования

Продолжился начатый в 1990 е гг. тренд деградации российского образования. Основу его составил процесс тотальной коммерционализации российской образовательной системы. Результатом перевода на коммерческую основу явилась ликвидация не рентабельных учреждений. А о какой рентабельности детского сада, школы или профессионально-технического училища можно говорить применительно к глухой российской провинции? Последовательно за 2000 е гг. велось сокращение численности дошкольных образовательных учреждений. Соответственно, произошло итоговое уменьшение работающего в них персонала педагогических кадров. Демографические причины тут не причем. Численность детей, приходящихся на соответствующее количество мест, устойчиво возрастала. Сохранившиеся детские сады оказались в итоге переполнены, нормы ясличных и детсадовских групп перекрыты. Аналогичный процесс ликвидации нерентабельных учреждений происходил в 2000 е гг. в сфере среднего образования. (См. рис. 25). В сельской местности за десять лет оказалось ликвидировано более 10 тысяч школ. Устойчиво сокращалась численность учительского контингента. Все разговоры о повышении социального статуса школьного учителя оказались на поверку бессодержательны.

Разрушению подверглась уникальная советская система подготовки квалифицированных рабочих кадров. Ежегодно в 2000-е гг. велось сокращение численности учреждений начального профессионального образования. Их количество по стране сократилось почти на тысячу единиц. Рабочие профессии для деиндустриализированной экономики сырьевого типа оказались тривиально не нужны. Показатель численности выпускников учреждений начального профессионального образования на 10 тыс. человек занятого населения неуклонно снижался. В диссонансе с деградацией других образовательных структур находится на первый взгляд, рост численности учреждений высшего образования. Но количество в данном случае не только не соотносится с соответствующим улучшением качества, но, напротив, отражает процесс размывания прежних качественных потенциалов. Отражением доминанты коммерционализационных механизмов в новой образовательной системе может служить сравнение долевого значения различных специальностей в общей структуре выпуска выпускников. Показательно в данном случае сопоставление удельного веса выпуска по специальностям физико-математического и экономического профиля. При сохранении существующих тенденций к 2018 г. подготовка физиков и математиков в России вообще прекратится. (См. рис. 28).

Прогноз состояния российской системы здравоохранения

Широко рекламировался в официальных СМИ национальный проект поддержки системы здравоохранения. Однако инфраструктура лечебно-профилактической помощи населению продолжала разрушаться. Тренд деградации статистически прослеживается по всем классическим показателям, характеризующим инфраструктурную развитость медицины. По численности больничных и амбулаторно-поликлинических учреждений Российская Федерация оказалась отброшена на уровень РСФСР начала 1930 х гг., а это, как известно, было временем массовых эпидемий. Устойчивый спад происходил за истекшее десятилетие по показателю численности больничных коек на условную группу населения. Причем, со старта национального проекта «здравоохранения» динамика падения заметно возросла. Явно не соответствует демографическим задачам сформулированным правительством устойчивое снижение в 2000е гг. числа коек для беременных женщин и рожениц; женских консультаций; детских поликлиник и амбулаторий; фельдшерско-акушерских пунктов. Системность происходящей по этому направлению деградации говорит о декларативности кампании по защите материнства и детства. Прямым результатом разрушения соответствующих медицинских инфраструктур явилось заметное ухудшение за 2000е гг. состояния здоровья нации. Показатель численности заболевших имеют определенно выраженный тренд возрастания. (См. рис. 34). Критическая точка 500 зарегистрированных больных с диагнозом, установленным впервые в жизни, на 1000 чел. населения была превышена еще в 1990-е годы. К 2018 г. этот показатель уже превысит отметку в 800 больных. В пору бить тревогу. Однако вместо этого звучат реляции об успехах национального проекта.

Прогноз состояния российской науки

Едва ли не основным ориентиром провозглашенной президентом новой государственной политики Российской Федерации является инновационность. Инновации, как известно, невозможны без соответствующего развития сектора науки. Однако симптомов восстановления отечественного научного потенциала статистика 2000 х гг. не обнаруживает. Напротив, шло устойчивое сокращение, как числа научно-исследовательских организаций, так и контингента ученых.

Прогноз состояния российской культуры

Одной из главных задач, стоящих перед государством в сфере культуры, является сохранение (а если необходимо - восстановление) национальной (цивилизационной) идентичности страны. Разрушение системы национальных идентификаторов лишает смысловых оснований существования самого национального государства. Известно, какой удар в 1990е гг. по позициям русской культуры нанесла экспансия американской культурной продукции. Но изменилась ли принципиально ситуация в период 2000х гг.? Определенным индикатором для ответа на этот вопрос может послужить сопоставление доли российских и американских художественных фильмов, выпущенных на экраны в России, т.е. получивших прокатные удостоверения. Государственным регистром кино - и видеофильмов. Данное сравнение дает основания утверждать, что значимого перелома в деле отражения культурной экспансии США не произошло. Доля российских фильмов на сегодня находится на том же уровне, как и в середине 1990х гг., не превышая трети суммарного проката. Представительство американской кинопродукции по-прежнему выше. На определенных временных отрезках ее удельный вес превышал долю отечественных фильмов более чем вдвое. При таком соотношении сохраняет свою актуальность вопрос - культура какой страны преимущественно транслируется в России современной российской властью. (См. рис. 37).


Традиционным знаковым показателем культурно-образовательного потенциала СССР рассматривался рост численности библиотек и содержащегося в нем книжного фонда. Это соотносилось с представлением о советском обществе как самой читающей нации в мире. Российская Федерация избрала, очевидно, другие ориентиры развития. Созданная в СССР уникальная по своей масштабности библиотечная инфраструктура подверглась системному разрушению. В 2000е гг. процесс ликвидации библиотек был продолжен. Одновременно происходит сокращение библиотечного книжного фонда. В тренде системной деградации находятся и другие инфраструктурные ниши российской культуры. Происходит устойчивое сокращение численности учреждений культурно – досугового типа (домов культуры, клубов).

Прогноз состояния криминогенности российского общества

Усилиями журналистики и кинематографа в общественное создание прочно внедрился стереотип о «криминальном беспределе» 1990х гг. Устойчивый характер приобрело словосочетание «лихие девяностые». Безусловно, рост преступности в постсоветский период резко диссонировал с криминогенной атмосферой в СССР. Однако в 2000е гг. «лихое время» отнюдь не закончилось. Общее количество совершаемых преступлений год от года возрастало. Уровень криминогенности оказался даже выше, чем в период приватизационного передела собственности. Увеличился за 2000е гг. годовой показатель численности лиц, ставших объектами преступных посягательств. Возросло количество преступлений, совершенных против несовершеннолетних. К 2018 г. Россия войдет  в число наиболее неблагополучных в криминальном отношении стран.

Прогноз состояния рекреационно-релаксационной системы и туризма

Может быть за 2000 гг. были созданы инфраструктурные условия для рекреационно – релаксационного оздоровления российского населения? Получил хождение миф, будто бы россияне за последнее время стали больше отдыхать. В действительности же численность учреждений, связанных с инфраструктурой отдыха в России, по многим направлениям был сокращен. Прежде всего, это относится к оздоровительным учреждениям социального профиля, существование которых напрямую связано с соответствующей политикой государства. (См. рис. 43)

В качестве особо перспективного и интенсивно развивающегося направления в России позиционируется туризм. Россияне в 2000 е гг. стали действительно больше ездить по свету. Правда, позволить себе это в состоянии сравнительно незначительный сегмент российского общества. Для большинства туристский тур по-прежнему является видом «роскоши». Успехи политики в сфере туризма сводятся фактически на нет при сравнении динамики въездных и выездных туристских потоков. Россияне гораздо чаще стали ездить за границу, чем иностранцы в Россию. И этот разрыв год от года возрастает. Сами российские граждане отдают предпочтение туризму за рубежом, нежели в своей стране. Бурное развитие туристской сферы в РФ оказывается на поверку преимущественно видом инвестирования экономики других государств. Туристский имидж России в сравнительном сопоставлении не только не возрос, но на фоне остальных стран существенно понизился. К 2018 г Российская Федерация будет считаться одной из наименее привлекательных в туристском отношении стран. (См. рис. 45).


Прогноз состояния системы российского спорта

«Громом среди ясного неба» грянуло фиаско российских олимпийцев на Зимней Олимпиаде в Ванкувере. Провал был объяснен организационными ошибками подготовки на соответствующем олимпийском цикле. Создавался миф о выдающихся спортивных достижениях 2000х гг. Но высшие спортивные достижения  традиционно измеряются золотыми медалями. При подсчете доли «золота», которое получили россияне от общего комплекта разыгрываемых золотых наград на олимпийских играх, тренд спортивной деградации России окажется очевидным. Точка Ванкувера находится на общей наклонной плоскости снижения показателей российских олимпийцев. По этому тренду, на последующих Олимпиадах - зимней 2014 и летней 2016 г. Россия  не получим золота вообще. 

Прогноз экологического состояния

Пытаемся найти хоть какие-нибудь позитивные стороны функционирования новой модели российской государственности. Может быть это экология? Действительно, снижение объемов промышленного производства несколько улучшило показатели, характеризующие экологическую ситуацию. Но видеть в этом результат целенаправленной политики не приходится. Государство оказалось совершенно не готовым к инновациям по внедрению «зеленых технологий». При некоторой незначительной активизации производственных мощностей кривая выбросов вредных веществ в атмосферу устойчиво пошла вверх. Страна продолжает системно деградировать. Приход В.В. Путина несколько замедлил темпы падения. Обвал 1990 х гг. перешел в плавное скольжение вниз по наклонной плоскости. Но вектор падения к дну – гибели России все равно не преодолен. Для его изменения нужна смена самой существующей на сегодня модели государственности. Либо тренд деградации будет продолжен и тогда Россию ждет неизбежная гибель, либо целевым образом будет изменена парадигма государственной политики, и тогда мы можем рассчитывать на возрождение страны. 

Доклад Вардана Багдасаряна на конференции "Футурологический конгресс: Россия и мир", 2010 г.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1603
8948
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика