Отношение к России за рубежом: динамика и причины

Отношение к России за рубежом: динамика и причины

Автор Надежда Андреевна Хвыля-Олинтер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к. соц. наук.

Доклад на научно-экспертной сессии по теме:«Россия и мир. Российский мировой проект» 29 апреля 2016 г. (Москва).

Периодически в новостных лентах появляются сообщения о том, что восприятие России в мире претерпевает значительные изменения. Информация эта достаточно противоречива (то российский президент занимает лидирующие места в международных рейтингах, то наша страна входит в число аутсайдеров по уровню симпатии со стороны населения других государств), но поток ее в последнее время все больше усиливается. Отношение к нам действительно трансформируется, причем происходит это не только на высоком политическом уровне. Наблюдаются перемены в массовом сознании граждан различных стран, перемены в общественном мнении относительно роли и места России в международном сообществе. Разобраться в сложившейся ситуации помогают экспертные прогнозы и оценки, а также социологические опросы.

Обратимся к некоторым сделанным ранее прогнозам и оценим, насколько они релеванты действительности.

В 2013 году президент заявил, что авторитет и вес нашей страны в мире «будет укрепляться» [1]. Если про «вес», если принять во внимание присоединение Крыма, глава государства угадал, то роста авторитета, к сожалению, не происходит, скорее наоборот.

Другая экспертная оценка динамики отношения мирового сообщества к России была сделана в начале ХХ века, причем не только на будущее, но и ретроспективно. Методология исследования основывалась на том, что экспертам было предложено оценить отношение к стране в конкретные периоды времени. Затем полученные оценки усреднялись (рис. 1).

Рис. 1. Экспертная оценка динамики позитивного отношения к России в мире [2]

Как видно на графике, Россия последовательно наращивала позитивный имидж, но, начиная со второй половины 90-х годов ХХ столетия, происходит его очевидная утрата. Разрушительные, в первую очередь для социально-экономической сферы, процессы постперестроечного периода, клеймение собственной истории, принятие либеральной Конституции, запрет на идеологию, игнорирование национальных интересов и западноцентричная ориентация, все это не может не отражаться на восприятии нашей страны в мире. Приход к власти В. Путина в 2000 году несколько затормозил развитие негативного тренда, но на сегодняшний день ухудшение имиджа наблюдается вновь.

Общемировые социологические исследования дают возможность зафиксировать мнения обычных людей, в том числе по вопросам образа тех или иных государств, и выявить отношение населения к основным акторам глобального политического процесса. Довольно большой охват респондентов характерен для исследований компании Pew Research Center ежегодно изучающей общественное мнение на предмет того, какую роль различные государства играют сегодня в мире, охватывая при этом несколько десятков стран. Результаты опроса, проведенного в 2015 году, отражены на карте (рис. 2). Видно, что негативное отношение к России распространено уже не только в странах западного полюса, традиционно не отличающегося особой любовью к нам. Границы приятия российского государства, а, следовательно, и зона его геополитического авторитета, сужаются.

Рис. 2. Распространенность в мире негативного отношения к России

Анализ динамики показывает, что антироссийские настроения растут, к России в мире стали относиться хуже, и, по мнению населения разных государств, международное влияние нашей страны снижается. Взяв в основу данные опроса Pew Research Center, эксперты Центра Сулакшина подсчитали общий годовой баланс, отражающий мировой настрой по отношению к нашей стране. Оказалось, что с начала крымской кампании наш авторитет в мире уменьшился почти в четыре раза (с — 5,6 баллов в 2013 году до — 19,6 баллов в 2015 году) — рис. 3.

Рис. 3. Общий баланс отношения к России в мире

Эпицентры русофобии вопросов не вызывают — традиционно это Польша, Иордания, Израиль, страны Западной Европы, США и Япония (рис. 4). Из года в год этот список остается практически идентичным, меняется лишь степень выраженности неприятия нашей страны. Но на фоне политического конфликта в ряду ярых русофобов оказалась и Украина. Польша по критерию степени неприятия России находится на лидирующей позиции практически всегда. Вот и польский министр иностранных дел В. Ващиковский в интервью телекомпании Deutsche Welle (DW) заявил, практически вторя американскому президенту, следующее: «Россия представляет большую опасность для Европы, чем террористическая армия «Исламское государство» [3]. Пожалуй, из всего перечня русофобских государств отношение только двух стран к нам имеет ярко выраженную религиозную окраску — Иордании (в силу отличий с Россией во взглядах и оценках различных исламских направлений) и Израиля.

Рис. 4. Десятка стран с наиболее негативным отношением к России (% населения, отметившего, что у них сложилось неблагоприятное мнение о России)

Кстати, Турция совсем немного недотянула до попадания в вышеуказанную десятку, остановившись всего в одном шаге. 64% ее граждан относятся к нашей стране отрицательно. Тем более странно, что наш президент на прошедшей Прямой линии высказал мнение о дружественности Турции по отношении к нам: «Ту же Турцию мы считаем нашим другом. А турецкий народ — дружественным нам народом, с которым мы, безусловно, будем выстраивать самые добрые добрососедские отношения». Проблемы, по заявлению российского лидера имеются только «с некоторыми политическими деятелями, поведение которых мы считаем неадекватным» [4]. Однако, как показывают опросы турецких граждан, это далеко не так.

Результаты опросов позволили выяснить, как изменившееся с 2013 года отношение к России отразилось на распределении сил с точки зрения лоббирования ее интересов в международных коллегиальных представительских институтах (СБ ООН, G8, G20, БРИКС).
В основу расчетов был положен показатель, вычисленный как сумма положительного и отрицательного рейтинга, деленная на число стран-членов международных организаций, участвовавших в опросе. В результате было определено усредненное отношение к России в конкретной международной организации[5].

Резко изменилось отношение к РФ в сторону негатива в СБ ООН. Данные были взяты по странам, являющимся постоянными членами ООН (США, Великобритания, Франция, Китай и РФ), а также по странам, избранным на двухлетний срок (в 2013 году — Южная Корея, Пакистан, Аргентина; в 2014 году — Южная Корея, Аргентина, Иордания, Чили, Нигерия) [6]. Если в 2013 году баланс в целом был положительный, то в 2014 — ухудшился более чем в два раза и стал отрицательным (рис. 5).

Рис. 5. Отношение к России в СБ ООН

Международный клуб G8, переформатированный весной 2014 года в G7, объединяет лидеров крупнейших стран. Россия на саммит, открывшийся 4 июня в Брюсселе, приглашена не была. После исключения из клуба РФ соотношение сил поменялось и ухудшилось примерно в семь раз (результаты опроса по семи странам в 2013 году и по шести странам в 2014 году; по Канаде данные отсутствуют). Отношение к России, преимущественно негативное, но не являвшееся критическим, претерпело колоссальное изменение. Говорить о том, что выносимые на обсуждения G7 вопросы будут хотя бы в минимальной степени выгодны с точки зрения имиджа и национальных интересов нашей страны на текущий момент объективно не представляется возможным (рис. 6). Об этом свидетельствует и тема саммита-2014 в Брюсселе — «Ситуация на Украине. Обсуждение расширения санкций против России», на котором пророссийская позиция представлена не была совсем, и обсуждение вопроса санкций против России на Саммите-2015 без участия нашей страны.

Рис. 6. Отношение к России в клубе G7

Похожая динамика наблюдается среди стран, входящих в состав форума G20, который включает в себя правительства и главы центральных банков государств с наиболее развитыми и развивающимися экономиками. Обсуждаемые на форуме вопросы большей частью касаются международной финансовой системы, и распределение симпатий опять складывается явно не в пользу нашей страны. Более того, динамика изменения баланса такова, что отношение к РФ всего за один год среди стран-членов Большой двадцатки ухудшилось более чем в три раза (рис. 7).

Рис. 7. Отношение к России в клубе G20

В 2014 году позитивную динамику продемонстрировали страны группы БРИКС, члены которой (Бразилия, Индия, Китай и ЮАР) улучшили отношение к РФ по сравнению с 2013 годом (рис. 8). Позитив обеспечили Индия и Китай, которые довольно активно поддерживали Россию. Однако в 2015 году баланс голосов вновь начинает ухудшаться, в первую очередь благодаря Китаю. Население этого государства, наблюдая проявления субъектности нашей страны на геополитической арене в 2014 году, выразило уважение России и активизировало ее поддержку. Однако в 2015-м последовало разочарование, и позитивное отношение уменьшилось на 15%.

Рис. 8. Отношение к России в БРИКС

Похожие фокусы с восприятием России наблюдаются и на постсоветском пространстве. К примеру, Независимый институт социально-экономических и политических исследований Белоруссии ведет мониторинг межстрановых отношений [7]. Показательна динамика мнений белорусов в контексте гипотетического выбора между объединением с Россией и вступлением в ЕС. К концу первого десятилетия текущего века авторитет нашей страны оказался утерян и граждане Белоруссии стали последовательно склоняться то к РФ, то к ЕС. С конца 2012 года, казалось уже, что Евросоюз одержал в умах белорусов победу, но начало российской конфронтации с Западом вновь все поменяло. «Метания» белорусских граждан сменились на безусловные симпатии в отношении нашей страны, и такое состояние общественного мнения фиксировалось на протяжении двух лет. Однако утвердившийся было тренд начал сходить на нет в 2016 году — наступает разочарование и доля людей, поддерживающих объединение с России, начала вновь уменьшаться, а численность настроенных проевропейски — расти.

Важные результаты получены в ходе мониторинг-проекта «Интеграционный барометр ЕАБР», с 2012 года реализуемого Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития и Международным исследовательским агентством «Евразийский монитор». В качестве одного из аспектов исследования изучается восприятие дружественности стран. Регион СНГ стал за четыре года восприниматься хуже в Украине (позитив снизился с 67% в 2012 году до 55% в 2015), Молдове (76% и 58%), Армении (92% и 87%), Азербайджане и Грузии (72% и 69%). В последнем государстве, хотя и сохраняются пророссийские настроения, но, например, культурный интерес смещается все более в сторону Европы. Отвечая на вопрос о том, историей и культурой каких стран они интересуются, респонденты чаще всего называли Францию, Германию и Великобританию. А в Белоруссии наблюдаются самые межпоколенческие различия в ответах, и хотя на данный момент эта страна является пророссийской, очевидно в перспективе произойдут значительные перемены в массовом сознании.

После распада Союза западные оппоненты продолжили свою деструктивную работу на постсоветском пространстве, инициируя цветные революции и последовательно свергая лояльные к России правящие режимы. Так произошло в Грузии, Киргизии и на Украине. Кое-где западные стратеги споткнулись о сильную действующую власть, но украинское общество, напротив, являло собой благоприятную среду для взращивания русофобии.

И вот уже Денисенко Михаил Антонович украшает грудь ярого русофоба Джона Маккейна Орденом Святого равноапостольного князя Владимира за поддержку Украины во время Евромайдана и «российской оккупации Крыма и Донбасса». Этот жест является ярким подтверждением того, что ситуацию на Украине следует рассматривать сквозь призму активно распространяемой Западом неприязни к России. Любопытно, что одним из первых этим знаком отличия, учрежденным Екатериной II в. 1782 году, был награжден величайший русский полководец Александр Суворов за «присоединение разных кубанских народов к Российской империи», а точнее за присоединение Крыма к России.

Почему к российскому государству так относятся в мире? И есть ли у России, чем ответить на этот всплеск русофобии в мире?

В Библии есть такие слова: «Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Евангелие от Иоанна 15:19). Понятно, что негативно относится мир (а его на сегодняшний день возглавляет западный гегемон) к тем, кто способен противостоять ему и выдвинуть альтернативный ценностный проект и активно транслировать его. В попытках Запада достичь мирового влияния Россия на протяжении всей своей истории являлась основной преградой. Отсюда легко понять столь настойчивое стремление западного полюса эту преграду разрушить, устранить.

Для русских неприязнь и агрессия со стороны Запада привычны, так как сопровождали нас на протяжении почти всего периода цивилизационного развития. Об этом писал, к примеру, британский историк и социолог Дж. Тойнби, датируя XIII веком начало «хронического» противостояния России и Запада, и приписывая роль агрессора последнему. В ХХ-м веке, по утверждению ученого, «в новом раунде соревнования между Россией и Западом, открывшемся в 1917 году, русские бросили на чашу весов мировоззрение; и этот духовный инструмент способен перевесить материальные орудия Запада» [8]. Если раньше истоки вражды имели скорее экономические и политические основания, то сейчас мы наблюдаем противостояние, прежде всего, идеологического характера, хотя в ход идут все те же методы (и экономические (в виде санкций и игр с ценами на нефть), и политические).

Если посмотреть на результаты оценки общественного мнения относительно СССР, то видно, что русофобия на Западе — отнюдь не новое явление. Например, в США уровень неприятия Советского Союза в 50-е годы ХХ века на волне маккартизма достигал почти 90%. Затем, в годы участия в войне во Вьетнаме образ красного врага в сознании американцев несколько заретушировался, и антикоммунистическая истерия поутихла. Но на ввод советских войск в Афганистан вновь последовала бурная реакция и 73% американцев заявили об отрицательном отношении к нашей стране (рис. 9).

Рис. 9. Отношение к СССР американских граждан [9]

Сегодня, попытавшись проявить собственную политическую субъектность, мы фактически вышли на уровень советско-американских отношений. Отношение к СССР было даже лучше, нежели к современной России. Почему? Объяснение заключается в том, что СССР боялись, но при этом артикулируемая им позиция (прежде всего ценностная) вызывала уважение. Советский Союз предлагал миру принципиально иную, альтернативную, систему ценностей и потому несущую западному проекту явную угрозу. Но, расправившись в середине ХХ века с явным врагом в лице надвигающегося фашизма, в холодной войне мы проиграли.

СССР опасались, особенно на Западе, потому что была четко артикулирована идеология, мировой проект, который хотя и вызывал недовольства, но также вызывал и уважение. Французскому писателю Ж. Ростану принадлежит высказывание, которым можно охарактеризовать ситуацию: «Среди ненавистных качеств врага не последнее место занимают его достоинства». Достоинства эти, безусловно, признавались, как и уникальность транслируемой ценностной повестки.

Ценностный пакет России уникален, на это указывают данные различных кросс-культурных исследований. Составленные по их результатам, так называемые, ментальные карты однозначно показывают несводимость культурного профиля нашей страны ни к Востоку, ни, тем более, к Западу. Если мы уникальны, и признаем это, то эта уникальность должна выражаться как во внешнем позиционировании, так и во внутреннем. Россия должна соответствующим образом себя позиционировать и проявлять это в проводимой политике. Какой настрой усматривается в рядах отечественной политической элиты? Уместно вспомнить недавний пассаж российского премьера о том, что «мы связаны европейской идентичностью, историей, ценностями» [10] (остается только понадеяться, что Дмитрий Анатольевич столь честно высказался про свою команду, не про Россию в целом).

По данным исследования российской элиты [11] существует явная тенденция к уменьшению числа ее представителей, разделяющих концепцию широкого национального интереса России. Геополитические амбиции у российской элиты постепенно исчезают, а уверенность в том, что сфера интересов РФ находится исключительно в ее границах, растет (рис. 10, 11). Национальная элита утрачивает представление о России как о мировой державе, что очевидно расходится с коннотацией проводимой президентом политики последних двух лет.

Рис. 10. Сфера интересов России, по мнению отечественной элиты, %


Рис. 11. Доля представителей отечественной элиты, поддерживающих идею широкого национального интереса России, %

Общероссийский социологический опрос, проведенный в ноябре 2015 года, показал, что у наших соотечественников нет единого представления о том, какой Россия должна быть в будущем [12]. Большая часть полагает, что ориентироваться нужно на западные страны, чуть меньше респондентов считает необходимым вернуться к основам советского проекта, кто-то ищет удачные примеры в истории царской России. Конфронтация с Западом привела к тому, что доля россиян, видящих в развитых западных странах удачный образец для подражания, уменьшилась. Но каждый третий по-прежнему считает возможным и необходимым ориентироваться на образ жизни наших геополитических оппонентов.

Тем временем нам много лет навязываются либерально-космополитические принципы жизнеустройства, которые делают практически невозможными восстановление важнейших сфер жизнедеятельности страны, возвращение ее суверенитета. Продолжается демонетизация, сохраняется зависимость эмиссии рубля от углеводородного сырьевого экспорта и валютных поступлений из-за рубежа, объемы государственного инвестирования в основной капитал последовательно сокращаются. Процесс хищнической приватизации, запущенный либералами, закономерно сокращает долю государственной собственности, которая в 2015 году составила уже 13%. Это будет продолжаться и далее с апелляцией к экономическому кризису и необходимости денежных поступлений в бюджет. Не меняется политика и в социальной сфере — уровень оплаты труда остается заниженным, в сравнении с сопоставимыми по уровню индустриального развития странами мира, примерно в два с половиной раза. Диспропорции в обществе нарастают, чему во многом способствует применяемая в нашей стране плоская шкала налогообложения доходов. Почему столь часто ссылающиеся на опыт западных стран чиновники в данном случае игнорируют факт, что в большинстве развитых государств мира ставка прогрессивная и доходит для богатейших граждан даже до 80%, остается вопросом риторическим.

Президент уверяет, что является самым главным либералом в стране [13]. В своем послании Федеральному Собранию он же говорит, что наша нация «консолидирована общими ценностями и общими целями» [14], но не конкретизирует, какими именно. В свете действующего конституционного запрета на государственную идеологию (то есть на активно-деятельностный посыл, который задает тон всему государствостроительству, обозначает спектр высших ценностей и их практический потенциал) эти слова вызывают недоумение. Если на высшем уровне признается существование и значимость общих консолидирующих ценностей, то хочется надеяться, что речь идет все-таки не о тех, которые, несмотря на очевидный диссонанс с запретом на идеологию, постулирует в качестве «высших» наша нынешняя Конституция: «человек, его права и свободы» [15].

Очень сомнительно, что либеральные ценности могут служить основой консолидации российской нации. А какие могут? Сейчас консолидация происходит в основном благодаря пропаганде внешнеполитических успехов и ожиданиям возрождения великодержавности страны. Это крайне нестабильная основа единства общества, тем более что, согласно опросам, большинство россиян вкладывает в понятие «великая держава» вполне конкретный смысл: в первую очередь это «высокое благосостояние граждан», и лишь затем «экономический и промышленный потенциал страны» и «военная мощь, наличие ракетно-ядерного оружия». А вот великая культура, наука и искусство, героическое прошлое, это все уже после, как и пресловутые права и свободы.

Получается парадоксальная вещь: народ с некоторой завистью смотрит на западный образ жизни, примеряя его на себя, а руководство страны «переписывает» западные управленческие принципы и подходы, которые, не приближают, а отдаляют реализацию этих чаяний. Народу же, напротив, предлагается затянуть пояса потуже и вспомнить о ценностях. С последним предложением сложно не согласиться. Обязательно надо вспоминать, только не о тех, которые навязываются нашему народу либералами, а о тех, которые в силу своей традиционности и позитивности действительно могут послужить основой объединения нации и возрождения страны.

Обновленная версия Стратегии национальной безопасности впервые включила в себя перечень духовно-нравственных ценностей России, что, безусловно, воодушевляет. Надо отметить, что они очень сильно коррелируют с теми ценностями, которые были предложены в качестве основных в проекте Конституции Центра Сулакшина 2013 года [16]. Однако столь важный перечень традиционных российских духовно-нравственных ценностей не выносится в Стратегии в качестве основополагающего, а находится почему-то в блоке «Культура» (п. 76), что фактически не делает его обязательным для ориентации при проведении политики по другим направлениям (экономика, внешняя политика и т. д.). Хотя в п. 30 указано, что сохранение и развитие этих ценностей является «национальным интересом».

Подводя итог, надо отметить, что России необходимо реабилитировать себя, свою великую историю и традиции, озвучить фундаментальную идею и продвигать ее в мировое сообщество. Если ни власть, ни народ, фактически не признает уникальность своей страны, если нет ценностной повестки, поддерживаемой населением и транслируемой вовне, и, напротив, осуществляются перманентные попытки сдружиться и интегрироваться с западом, то такая политика приведет только к дальнейшему нарастанию негатива в отношении России и в итоге к геополитическому проигрышу.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] http://newsland.com/user/4296758206/content/vladimir-putin-avtoritet-rf-v-mire-budet-rasti/4446284

[2] Национальная идея России. В 6 т. Т. I. — М., 2012

[3] http://bditelnost.info/2016/04/17/rusofobiya-v-smi-germanii-russkie-rehnulis-kak-voobshhe-mozhno-gorditsya-rossiey/

[4] http://www.aif.ru/politics/world/rossiya_schitaet_turciyu_drugom_putin

[5] Сулакшин С.С., Хвыля-Олинтер Н. А. Отношение к России в мире. Труды Центра научной политической мысли и идеологии. Вып. № 8, январь 2015 г. М.: Наука и политика, 2015

[6] Данные по другим странам, входящим в состав ООН в 2013 и 2014 году, отсутствуют

[7] http://www.iiseps.org/?p=114

[8] Тойнби А. Цивилизация перед судом истории. СПб., 1996

[9] http://www.livejournal.com/magazine/688228.html

[10] http://www.vedomosti.ru/politics/news/2016/02/14/629360-medvedev

[11] Российская элита — 2020. Аналитический доклад грантополучателей Международного дискуссионного клуба «Валдай». Москва, 2013. С. 22–24. Показаны материалы шести волн опроса российских элит, которые проводились в 1993, 1995, 1999, 2004, 2008 и 2012 годах; всего за период с 1993 по 2012 годы было опрошено более 1400 человек

[12] http://www.levada.ru/2015/11/30/predstavleniya-o-nyneshnej-rossii-i-ozhidaniya-ot-budushhego/

[13] https://lenta.ru/news/2014/01/19/liberally/

[14] http://kremlin.ru/events/president/news/50864

[15] Глава 1 ст.2 Конституции РФ.

[16] http://rusrand.ru/dev/konstitutsija-rossii-proekt



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1666
5113
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика