Партия нового типа и политический проект перехода к постлиберальной России

Партия нового типа и политический проект перехода к постлиберальной России

Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Выступление на научно-экспертной сессии по теме «Партия нового типа: необходимость, перспективы создания в России» 28 октября 2015 года, Центральный дом журналистов, Москва.


Уважаемые коллеги, я хочу вас «разочаровать». Это сообщение будет не о партии, а скорее о «непартии», о политическом проекте. Так я понимаю основную задачу сегодняшней сессии. Я постараюсь показать, что игрушки в еще одну партийку смысла не имеют. Делать еще одну 78-ю партию, или партийку в минюстовском списке, регистрировать ее, играть по «шулерским» избирательским правилам и законам смысла не имеет. А вот в чем есть смысл, я и постараюсь в своем докладе сообщить.

Структура моих утверждений заключается в том, что партия нового типа — это тема, обозначающая двухзвенный политический проект, в лоне которого партийный институт также присутствует. Не очередная партийка в чуровскую помойку, а строительство политической сборки, сообщества здоровых, нормальных, патриотичных, порядочных, профессиональных и активных людей в российском обществе — вот что необходимо. И эта постановка производна от двух задач, связана с двумя этапами.

Первое. В России открывается период политической нестационарности. И потому, что так запланировано внешним управителем нашей страны, и потому, что собственные «управленцы» доводят ее до границы устойчивости. В связи с ним возникает задача № 1 — обеспечить системный переход к постлиберальной России, к иной модели страны, совершить акт оздоровления страны. И задача №2, которая возникает за первой задачей, — создание уже стационарной здоровой политической системы страны навсегда.

Обычно в учебниках и в классике партия понимается как медиаторский институт, наряду с другими, соединяющий общество или народ с властью. 


Рис.1. Партия — один из медиаторов общество-власть

В закольцованной системе управления власть воздействует на объект, а объект в виде общества со своими медиаторами выполняет несколько функций — сигнально-информационных, функцию участия, функцию формирования власти. Но это в стационарном, в классическом случае. В нестационарном случае роль партии, а точнее активного, эффективного медиатора общество-власть видоизменяется, на этом я акценты и хочу поставить.

В чем видится приближающаяся нестационарность политического процесса в России, чем это доказывается? Будет много эмпирических, экспертных и социологических данных, чтобы мои утверждения не казались вкусовыми и потолочными.

Итак, качество государственного управления в стране на неприемлемом уровне, так называемый индекс успешности страны (который фиксирует, как и для человека, уровень его здоровья, в том числе когда он ниже порога — человек умирает, умирает и государство) направлен к порогу устойчивости страны. Рис.2. Похожий показатель, коэффициент жизнеспособности страны, который очевидным образом в 1917-91 году становился равным нулю, на сегодня в развилке. И детальное изучение этого показателя во все периоды Советского Союза, ельцинский, путинский, медведевский и вновь путинский показывает, что вектор развития идет в сторону порога устойчивости государства. Несмотря на пропагандистские, очень яркие заверения, страна подходит к грани устойчивости своей государственности.


Рис.2. Показатели интегративной деградации страны

Почему это происходит? Не имея диагноза, невозможно выписывать лекарства, невозможно убедительно выстраивать проект политической партии нового типа, в отличие от тех партиек, которых многие десятки. Главная проблема в том, что политическая система и система государственного управления в стране монополизирована, и монополизирована в трех главнейших сферах в которых должны в конкурентной борьбе вырабатываться идеи и решения по управлению страной — государственно-управленческие решения и общественно-политические решения и рекомендации.

Итак, первое пространство монополизации. Система разделения властей — исполнительной, законодательной, судебной, контрольной и медийной — стянута до одного кабинета с известным насельником. И это проблема одного кабинета, т.н. ручного управления. Издержки и противовесы, соревновательность выработки наиболее оптимальных и ответственных решений практически уничтожена. 


Рис.3. Ручное управление страной — некачественное управление

Второе пространство — федеративного разделения институтов, сдержек и противовесов —– это уже разделение по вертикали, между федеральным центром и субъектами, а сейчас уже и местное самоуправление в эту монопольную обезличку втягивается. Бюджетный федерализм, политический федерализм практически уничтожен. 


Рис.4. Бюджетный федерализм, политический федерализм в России практически уничтожен

И, наконец, третье пространство — избирательная система, партийная система. В ней тоже соревновательность и выработка наилучших решений уничтожены. Партия власти с понятными инструментами является марионеточной структурой, оппозиция, и тоже с понятными инструментами — либо марионеточна, либо подавлена.


Рис.5. В избирательной и партийной системе соревновательность и выработка наилучших решений уничтожены

В результате качество государственного управления стало неприемлемо низкое.

Возвращаемся к институту партий. Партийный институт на сегодня в обществе в ряду других медиаторских вертикалей пользуется наименьшим доверием. Свои классические институциональные функции, в пятибалльной системе выполняет максимум на 2,5. Получается, что этот институт просто не нужен, он бутафорский и суррогатный.

Обширные социологические экспертные данные показывают, что на уровне 84% сообщество считает для России необходимой настоящую оппозицию, которой на сегодня нет. Потому что якобы оппозиция выполняет не самые главные или вообще не главные функции, и не выполняет те функции, которые должна была бы в здоровом политическом механизме страны выполнять. 


Рис.6. Партии оппозиции — бутафория

Партии, и в особенности оппозиционные, при нынешнем режиме на уровне 45% мнения практически бессильны. 


Рис.7. Оппозиции в стране практически нет

А вот ожидание успешности новой оппозиции достаточно высоки. И идеологический облик ее вполне отчетлив.


Рис.8. Профиль ожидаемой в стране оппозиции

Оппозиция на сегодня шансы на успех имеет на уровне 45%. Какая? Патриотическая, социалистическая, общегражданская, сетевая. Это уже ответ на вопрос, что и как нужно было бы строить в рамках политического проекта «партия нового типа».

Может ли Интернет, сетевое сообщество превратиться в реальную политическую силу? Наряду с уже довольно значимой уверенностью, большинство в этом сомневается.

На сегодня оппозиционность существующих политических партий, соответствующих лидеров по этой диаграмме совершенно очевидно тяготеет к своей противоположности: к сервильности власти. 


Рис.9. Бутафорская оппозиция в России на деле сервильна власти

Нет в стране реальной оппозиции и механизмов соревновательной выработки оптимальных решений. Но население, очевидно, созревает. Востребованность оппозиции, по мнению населения, возрастает. Поэтому задача, которая объективно формулируется, такова: создание в стране механизмов, оптимизирующих выработку государственных управленческих решений и, соответственно, коррекции траектории движения страны.

В этом плане для политической партии нового типа возникают три необходимых задачи, или можно сказать функции.

Первое — это конструктивная, то есть профессиональная и конкурентоспособная оппозиционная политика по отношению к действующей либерально-космополитической политической линии.

Второе — это контрлиберальный переход страны, переход к иной модели.

И третье: для этого необходима новая конституция, новое обустройство страны на иных ценностных принципах, обустройство как нравственного государства, государства социальной справедливости, передового государства.

В исследованиях, специально этому посвященных, показано, что обобщенное состояние страны из сегодняшней точки устремлено вовсе не к перспективной, прогрессивной точке состояния, а к регрессивной, деградационной по факту и по прогнозам. Соответственно, у партии нового типа, у новой российской человеческой сборки возникает задача маневра, перевода состояния страны в иное.

Но это задача системная, очень профессиональная. И я здесь привел только несколько профессиональных разработок, начинающихся с конституции, новой конституции страны, системно решающей многие десятки вопросов ценностного выбора и организационно-строительного выбора, административного, правового, регионального, политического, избирательного и так далее конструирования страны по новой модели. И необходимый большой объем проектных разработок в виде доктрин, образования, здравоохранения, военной, культурной и тому подобное, ключевых законов, например, о политической ответственности, о гарантиях народовластия, политической оппозиции.

Весь этот багаж должен быть. Этот багаж пакуется не в один чемоданчик. Нельзя думать, что можно выдвигать конкурентоспособный проект или партийную платформу, говоря, например, только о денежно-кредитной политике или только о несуверенной деятельности Центрального Банка, или только о геополитических задачах. Спектр забот страны, спектр и поляна государственного управления включает в себя все сферы жизнедеятельности страны. И во всех этих сферах — от экономики, финансов до внутренней и внешней политики — необходим профессиональный пакет предложений, который должен быть реалистичен, то есть реализуем и эффективен.


Рис.10. Сфера компетентности ПНТ включает все вопросы устройства страны

В этой связи возникает представление о временном графе решения задач строительства партии нового типа. 


Рис.11. Последовательность строительства ПНТ

Конечно, все начинается с идеологии, с конституции, с большой идеи. Начинается это в небольшом коллективе людей, «твердых искровцев». Здесь перекличек с ленинской историей, с историей смены облика страны в начале ХХ века возникает очень много, потому что это системные, а не ситуативные вопросы. Дальше нарастает команда соратников, создается аппарат, и начинается профессиональная оргдеятельность, информационная экспансия (идея должна овладеть массами), создается региональная сеть штабных квазиструктур. Вся эта система превращается в значимый политический фактор, и, в конце концов, вносит свой вклад в переход страны к постлиберальной модели. Эта задача еще может формулироваться как «задача снежного кома». Снежный ком, или цепная реакция, рождает сеть, для чего сегодня уже существуют технологические возможности, они реально начинают использоваться.

Ряд экспертных количественных сетевых умозаключений подкрепляют наше видение. Как строится идеология партии нового типа? Она контрлиберальна, потому что на уровне 70% на сегодня либерализм полагается контрпродуктивным, ошибочным, разрушительным, навязываемым целенаправленно России с целью ее десуверенизации и деградации. 


Рис.12. Либерализм контрпродуктивен

Новая идеология, на самом деле, уже существует. В виде научно-теоретической экспертной базы идеологии конституции, проектов устроения страны, в виде политического паспорта — за что, с кем, против чего и против кого, куда и зачем, и, наконец, в виде организационных планов деятельности. Это все выглядит как предъявление обществу определенного чертежа, плана переустройства страны, соотносящегося эмоционально примерно так, как реконструированный план сегодняшней либерально-космополитической модели страны. 


Рис.13. Новая идеология и программа уже существуют

Готова ли к ней страна, насколько реалистично говорить о том, что эта задача может быть реализована? Это сложный вопрос, потому что пока пессимизм преобладает. 25-летие контрпродуктивного, деградационного пути довлеет над людьми, есть ощущение, что против лома нет приема, еще много психологических барьеров. Но, тем не менее, количественная экспертная оценка показывает, что оценка либерализма в стране однозначна, Понимание, что Россия находится в состоянии кризиса на уровне 91,5%. Если говорить о преодолении кризиса и возрождении нашей страны, то ассоциируется это, прежде всего, с новым лидером, не входящим в круг известных и затертых истрепанных политических фигурантов, с новым политическим образованием. Действующий президент и так далее тоже котируется, но на заметно более низком уровне.

Есть полное убеждение, на уровне 90%, что нужды политического механизма страны существующие партии не удовлетворяют. (00:20:06) Что для целей модернизации страны, отхода от либеральной модели современной России нужна новая партия, но есть и сомнения в том, что что-либо получится. 


Рис.14. Ждет ли страна ПНТ

В чем для ПНТ должна заключаться ее принципиальная новизна? Это четкая идеология, профессиональная база документов строительства, в том числе под маркером «ежедневное дело», а не от выборов до выборов, не в суете игры в выборы по нечестным правилам, в регистрации и так далее. Сегодня будет специальный доклад на тему «Можно ли заниматься политической деятельностью и кому, без регистрации организации». Есть уверенность и что ресурсная проблема преодолима, потому что 44% экспертов убеждены, что новая партия может и должна, в основном, строиться на волонтерских основаниях.

Может ли этот проект, эта большая мечта увлечь молодежь? Ответ положительный, если идеология и программа партии будут отражать ее интересы и дойдут до сознания молодежной когорты. Существует ли в обществе социальный запрос на возникновение партии нового типа? 31% — да, 24% — нет, 40% говорят: «Скоро возникнет». Страна действительно в предстартовом положении.

Когда должен начаться процесс формальной институализации ПНТ? 15% экспертов считают, что нужно как можно быстрее формально зарегистрировать партию, против чего мы возражаем. Регистрацию отложить до времени, когда новое движение станет заметной силой общества — так считает большая часть экспертов 84,2%.

Кто был бы готов вступить в такую партию? Ответ давало российское экспертное сообщество, в котором 75% докторов и кандидатов наук, то есть творческая и техническая интеллигенция. 45% — ответили да. В этой социальной группе по крайней мере несколько сотен тысяч человек.

Проблема перехода к новой модели страны очень непроста. И понятно, что есть ресурсные и политически мотивированные силы, которые планируют другие пути развития страны, готовятся к серьезному противостоянию этому процессу. Поэтому специальное исследование было посвящено сценариям перехода к иной модели страны. Основных сценариев восемь, с перекрестными, переплетающимися чуть больше. Сценарии покрывают вариации развития от оранжевой революции до геополитического распада России, включая, в том числе и оздоравливающий социализирующий переход страны.

Главное и новое заключается вот в чем. Относиться к прогнозам каждый вправе, как считает нужным или возможным. Но прогнозы надо уважать, если они верифицируются и показывают, что модель достоверна.

Итак, вероятность оранжевой революции. 


Рис.15. Соотношение вероятностей идеологически противоположных трансформаций страны

Оранжевая революция сейчас наиболее вероятное событие. Ее готовят. Готовят и западные наши радетели, готовит и родная пятая колонна, готовят и соответствующие интересанты от крупного капитала и разных интересных структур. Вероятность оздоравливающей, социализирующей модели перехода отстает. Но возможен момент, который в 1917 году показал себя как перехват власти, и он снова дает стране шанс. Оздоровление страны на рубеже 2020 года изменит для России многое.

Изменится отношение к России в мире. На сегодня оно абсолютно неприемлемо, и только ухудшается, со всякими новыми подвигами типа сирийского. 


Рис.16. Отношение к России в мире


Рис.17. Качество государственного управления в России

Предстоят, и характеризуются т.н. «индексами реформирования» или восстановления, существенные перемены, начиная с 2020 года, систем здравоохранения, отношений собственности, организации науки, и самое главное, в первую очередь, негодной ныне денежно-кредитной политики. До этого момента ничего меняться не будет. 


Рис.18. Либеральные деформации страны придется восстанавливать и реформировать в разных отраслях


Рис.19. Пассионарность российского общества

На этом прогнозе я основываюсь, когда полагаю, что ни бог, ни царь, ни герой, ни контрэлитные лидеры, ни расслоение действующей элиты, ни какое-то внешнее вмешательство не поможет оздоровить страну. Единственный резерв — это ее собственная, цивилизационная социальная иммунная система, которая, на наш взгляд, начинает активироваться.

Вот иллюстрация, о которой я уже говорил. Уважать или не уважать прогноз? Я не первый раз показываю этот слайд, но он каждый раз новый, потому что на нем появляется новая эмпирическая точка. Сам прогноз был сделан еще в 2011 году. 


Рис.20. Прогноз политической температуры российского общества и экспериментальная его верификация

Политическая температура характеризует протестную энергетику общества. Как видим, этот прогноз, как минимум, уважать надо. Разогрев общества уже начался, и понятно, почему. Провалы власти, кризис, изоляция страны, спад уровня жизни.

Процесс, идущий в нашей стране, направлен на ее преобразование. Для него понадобится организующая сила, которую мы и прогнозируем в виде партии нового типа. Поэтому ее осмысление и проектирование вполне объективная научно-экспертная задача.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Нужна ли России новая партия?

Начальная программа будущей партии

Политическая платформа будущей партии

Послание России «Что с нами? Почему? Что делать?»

«Партии нового типа» в исторических властно-идейных трансформациях




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
310
808
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика