Внутренняя политика

Политический спектр и политическая температура как модель изучения социальных процессов

Политический спектр и политическая температура как модель изучения социальных процессов

Гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии, д.физ.-мат.н., д.полит.н., Степан Сулакшин;

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.социол.н., Надежда Хвыля-Олинтер.


Исследование политического процесса, понимание его динамики, описание текущей ситуации и прогнозирование возможностей развития событий общественной жизни является важной и актуальной задачей. Анализ динамики общественных настроений может быть основан на двух подходах. Первый предполагает соотношение позиций «за» и «против» касательно какого-либо утверждения или вопроса. На таком монохромном подходе строятся социологические исследования большинства аналитических центров. Второй подход предполагает более сложный анализ. Продуцируя многофакторные модели возможно более точно раскрывать суть политического процесса.

Использование второго подхода не является само по себе новым – моделированием политических процессов занимались политологи с начала 20 века. Одной из первых основополагающих работ является вышедшая в 1919 году книга Л. Ричардсона «Математическая психология войны», в которой была предложена модель гонки вооружений. Данная работа положила начало использованию математического аппарата в целях политического прогнозирования. Развитие этого направления политических исследований продолжил С. Райс, выпустивший в 1928 году книгу «Количественные методы в политической науке».

Построение математических моделей в политологии началось в 50-60-ых годах 20 века с развития теории политического спектра. Политический спектр, или спектр политических предпочтений, включал в себя градацию от «левого крыла» к «правому». Со временем такое представление политического процесса показало свою недостаточность, что привело к появлению модели с более чем одной осью.

В 1941 году Л. Фергюсон начинает разрабатывать свою сначала трех, а затем двух факторную модель. В финальной версии его модели на одну ось проецировались показатели «религионизма», на другую – «гуманитаризма». Немного позже Г. Айзенк  разрабатывает модель, основными параметрами которой являются радикализм (фактор, аналогичный оси «правые – левые») и умеренность (новый фактор, отражающий социальную энергию). В дальнейшем различные исследователи вводили иные названия осей, иные графические отображения политического спектра, но кардинально новых измерений предложено не было. Каждая из этих моделей имеет как ряд плюсов, так и ряд минусов, главным из которых является невозможность двумя выбранными осями достаточно полно описать сложность политического процесса.

Под политическим процессом понимается динамика развития важнейших для государства и общества политических показателей. В этом смысле авторское видение политического процесса более широко, чем то, которое традиционно применяется в политологическом дискурсе. Основой авторской методологии анализа политического процесса является моделирование политического спектра и ключевых его параметров.

Политический спектр страны – это сложная интегративная категория, включающая в себя широкий набор существенных идей, мнений, подходов, распространенных в социуме на данный момент. Это нетривиальный политологический термин, полученные с его помощью результаты обладают значительным прогностическим потенциалом, так как особенности общественного мнения, узко направленность или много вариативность идей, подходов и позиций граждан в значительной степени влияют на развитие страны в будущем.

Политический спектр в строгой постановке вопроса – это распределение предпочтений в обществе важнейших вариативных ценностей и идей. Чем уже политический спектр, тем больше вероятность застоя и стагнации, так как в отсутствие здоровой конкуренции идей, как правило, не продуцируются наиболее эффективные решения. Чем шире спектр, чем больше разброс мнений, тем вероятнее разброд и анархия, так как уменьшается возможность достижения консенсуса и конечного решения. В связи с этим, замер политического спектра в стране и наблюдения за его изменениями могут дать представления о тенденциях в развитии страны, а также о возможных изменениях в будущем.

Измерение общественного мнения относительно политических явлений – задача многокомпонентная и очень сложная. Существует индикатор, который чувствителен к политическому процессу в целом, – это отношение населения к решениям правящей элиты, определяющей развитие страны. Оценить спектр распространенных в обществе мнений, причем в противовес дихотомии, присущей многим социологическим замерам с набором ответов «да/нет», используя не «монохромный» опрос, а более широкую гамму позиций от категорического «pro» до категорического «contra» – задача актуальная, и ее можно ставить и решать.

Для выполнения поставленной задачи была построена специфичная модель политического спектра. Ось абсцисс градуирована в соответствии со степенью радикализма по отношению к антитезам, полюсным решениям. Градуировка определялась априорно, экспертно, перебором и оценкой теоретически возможных вариантов. Ось ординат отражает в данном случае ответы респондентов на поставленный вопрос. Внутри каждого таким образом градуированного отрезка на оси абсцисс возможно ввести так называемые политические частоты и получить в результате количественный политический спектр.В целях определения спектра была выбрана специальная шкала, где норма 1 означала предпочтения абсолютных лоялистов, апологетов официального политического курса, норма 6 – равнодушных, а норма 11 – абсолютных оппозиционеров властному курсу.

Центр научной политической мысли и идеологии осуществляет мониторинг политической температуры с 2011 года. Широта охвата регионов за весь период проведения мониторинга варьировалась от пяти городов и районных центров в 2011 году до пятнадцати на сегодняшний день. Опрос проводится с периодичностью один раз в два месяца, ас 15 по 30июня 2014 года прошел очередной этап мониторинга общественного мнения с целью построения политического спектра и вычисления политической температуры российского общества. Выборка, квотированная по полу и возрасту, составила 1776 человек. В качестве эмпирического метода получения данных использовался анкетный опрос.

Респондентам задавался следующий закрытый вопрос: «Руководство страны последовательно переустраивает все сферы жизни страны. Выразите свое отношение к предпринимаемым усилиям и их результатам». В качестве вариантов ответа предлагался спектр отношений от крайней степени поддержки власти до крайней степени оппозиции.

В ходе июньского этапа мониторинга большинство респондентов заявило, что поддерживает решения политиков, а равнодушные к политике граждане составили 18% опрошенных. Крыло «неподдержки» в этом месяце существенно ослабло, что является яркой отличительной особенностью июньского спектра (см. рисунок 1).

Рис. 1. Распределение политического спектра России

Общая динамика изменения политического спектра такова, что значительно поменялось соотношение долей групп, поддерживающих власть, относящихся к ней равнодушно или негативно. Численность россиян, позитивно оценивающих траекторию развития страны, выросла и достигла максимума за все время проведения мониторинга.Обратная ситуация наблюдается с численностью группы людей, критикующих власть, – она снизилась до рекордного уровня. Равнодушными к проводимым властью изменениям в стране остается примерно каждый шестой респондент. Значение этого показателя за последние полгода имеет тенденцию к снижению, но остается достаточно высоким. При этом, несмотря на некоторые колебания, общий тренд показывает постепенное увеличение численности данной группы. Это может быть тревожным знаком, поскольку мнение аполитичных граждан обычно неустойчиво и в случае резкого изменения ситуации способно стохастически принимать ту или иную сторону.Динамика политического спектра представлена на рисунке 2.

Рис.2. Динамика изменения политического спектра России в 2011-2014 гг.

Сводя предложенную модель к простой трихотомии, можно получить группировку распределения политического спектра в трех основных стратах: «pro», «равнодушные» и «contra», что отображено на рисунке 3. Заметно, что численность россиян, поддерживающих власть, увеличивается, а находящихся в оппозиции к ней – снижается. Вопрос в том, сумеет ли государство использовать полученный эффект в целях позитивного развития страны или, подчиняясь закономерности маятникового характера соотношения долей групп, за всплеском поддержки последует обратная волна.

Рис. 3. Динамика изменения численности групп, поддерживающих власть, находящихся к ней в оппозиции и равнодушных к ней

Исследуя отношение граждан к проводимому в стране политическому курсу, важно не только количественно оценить настроение различных социальных групп, но и определить социальную энергию общества, то есть степень социального напряжения. Для этого был разработан один из ключевых параметров политического спектра – политическая температура. Численное выражение политической температуры возможно получить посредством специально разработанной математической формулы.Результат вычисления характеризует настроения общества, его отношения к власти. Сверх разогрев характерен для периодов революции, переохлаждение соответствует стагнации в развитии страны.

Каким образом из набора разнообразных мнений можно высчитать политическую температуру как обобщающий единый показатель, своеобразный индикатор состояния общества, рост или уменьшение которого может помогать вовремя диагностировать различные «болезни» российского общества: от «кризиса безмыслия» до анархии?

Для определения формулы политической температуры были выдвинуты следующие теоретические гипотезы, иллюстрация к математизации которых приведена на рисунке 4 .

Итак, гипотезы таковы.

1.  Противостояние власти и оппозиционеров увеличивает напряжение в обществе. Рост температуры пропорционален количеству людей, настроенных оппозиционно, а также степени их негативного отношения.

2.  Рост численности граждан, поддерживающих власть, снижает политическую температуру. Градус ее обратно пропорционален количеству людей, поддерживающих власть и степени их поддержки.

3.  Усиление степени расслоения граждан, выступающих «за» и «против» увеличивает политическую температуру.

4.  Противостояние внутри лагерей может оказывать различное воздействие на политическую температуру. С одной стороны, противодействие внутри лагеря «лоялистов», ослабляет их поддержку власти и увеличивает температуру. С другой стороны, противодействие внутри лагеря оппозиционеров ослабляет их противостояние с властью и снижает температуру.

Политическая температура пропорциональна  произведению количества людей в группах политического противостояния на величину политических разногласий.


Рис.4. Схема, поясняющая зависимость энергий противостояния от объема противостоящих групп и политического «расстояния» между позициями противостояния

Все соответствующие дискретизированные группы складываются и общий вид подобной суммы выглядит следующим образом.

∑Nixdi

Противостоят группы как по отношению к позиции политического режима, так и между собой. Возникают соответствующие члены в конечной формуле. Выделены два полупространства: лояльности к властной позиции (меньше половины расстояния по горизонтальной оси, соответствующего равнодушной позиции) и оппозиционности к властной позиции. В конечной формуле им отвечают соответствующие члены. Прямая и обратная пропорции отражает оппозиционность (повышающую политическую температуру) и лояльность (снижающую политическую температуру). Поскольку общефизические соображения должны быть дополнены учетом конкретной специфики страны (ментальность, традиции) введены девять коэффициентов подстройки.

Исходя из этих теоретических предпосылок, для политической температуры была получена следующая формула.

где Т-политическая температура, y – количество предпочтений, х – координата выраженности политической позиции,  i, j – номер участка дискретизации.

Физический смысл отдельных слагаемых в формуле таков. Первое слагаемое отражает уменьшение температуры при росте числа лояльных режиму граждан и напротив ее рост при росте числа оппонирующих. Второе слагаемое отражает зависимость напряжений в обществе (температуры) от количественного состава  противостоящих групп граждан, одна из которых лояльна и поддерживает власть, а другая, напротив, находится к ней в оппозиции и от «расстояния» между ними. Расстояние означает величину различий в политических позициях граждан, степень ожесточенности противостояния. И, наконец, два последних слагаемых также вносят вклад в температуру за счет более тонкого эффекта – напряжений и разногласий внутри самих двух упомянутых групп. Т.е. они учитывают степень консолидированности или наоборот размытости групп.  При этом каждое заложенное в формулу слагаемое оказывает неравное влияние на политическую температуру, в связи с чем при разработке формулы было важно определить подстроечныекоэффициенты перед слагаемыми и показатели нелинейности вклада слагаемых. Для этого были сопоставлены две различные характеристики, полученные методом количественной экспертной оценки, за более чем вековой отрезок истории России (СССР, РФ), а именно, политическая температура и политические спектры. Подстроечные коэффициенты подбирались исходя из максимального совпадения интегральной оценки политической температуры и ее же, но полученной по политическим спектрам. Таким образом, физический смысл подбора коэффициентов отражает прожитый страной реальный опыт и экспертное знание. Оказалось, что связь температуры с политическим спектром зависит от устройства социальной системы. В качестве итоговой формулы был выбранвариант с коэффициентами, рассчитанными для современной России. На рисунке 5 показан результат сопоставления.

Рис.5. Иллюстрация процедуры определения подстроечных коэффициентов в формуле для политической температуры

Динамика полученной по итоговой формуле политической температуры представлена на рисунке 6.

Рис. 6. Динамика политической температуры общества.

На графике видно, что в апреле политическая температура незначительно, но выросла, что в принципе было ожидаемо из-за снижения степени равнодушия к политическим процессам в свете роста патриотических настроений на фоне проведенной Олимпиады и крымских событий, а также эскалации рейтингов политической элиты. В июне же произошло снижение политической температуры, что указывает на консолидацию общества.

Заметны следующие эффекты. Во-первых, колебания политической температуры повторяют динамику политического спектра. Во-вторых, они носят сезонный характер (например, наблюдается снижение температуры в летний период). В-третьих, чувствительность методики подтверждается тем, что показатели политической температуры релевантны актуальным политическим событиям, происходящим в стране. Кроме того анализ, проведенный в разрезе регионов,показывает, что полученныерезультаты согласуются с местными политическими процессами, происходящими в городах, где проводился опрос. Например, проведенные вычисления политической температуры для Казани показали, что максимальный пик приходится на декабрь 2011 года. До этого, после традиционного летнего спада, температура плавно нарастала. Если вспомнить политические события, проходившие в Казани в то время, то причины становятся ясны – в декабре по городу прокатилась волна митингов протеста против итогов голосования на выборах в Государственную Думу 4 декабря 2011 года (см. рисунок 7).

Рис.7. Динамика политической температуры для Казани.

Анализ распределения политического спектра в разрезе возраста показал, что традиционно молодежь показывает большую степень равнодушия. В апреле, очевидно под влиянием победы России наОлимпийских играх и начавшейся украинской кампании, настроения в среде молодежи существенно изменились. Равнодушная молодежь в возрасте до 21 года стала более активной и выказывает довольно высокую степень солидарности с властью. Заметно поменялись и настроения среди самой старшей возрастной группы, чьи оценки стали намного позитивней и составили большинство из «Поддерживающих». Однако в июне, когда эффект Олимпиады спал, молодое поколение, видимо устав от активных политических событий и переключившись на сессию и отпуска, постепенно возвращается на позиции равнодушия и слабой поддержки (см. рисунок 8).

Рис.8. Распределение политического спектра в зависимости от возраста

Изменчивость политического спектра в зависимости от размера населенного пункта показала, что наибольшая степень абсолютной поддержки наблюдается в селах и городах численностью до 100 тысяч человек, то есть в относительно меньших населенных пунктах. В крупных городах расслоение населения по степени поддержки власти более выражено.

Уровень поддержки населением власти оказался не зависим от доходов, уровня образования и рода занятия граждан – практически во всех стратах фиксируется большинство, поддерживающее решения властной элиты по преобразованию страны. Это указывает на искусственный «патриотический» характер консолидации, которая не связана с реальными социально-экономическими изменениями, носит ситуативный характер и, по всей видимости, со временем будет уменьшаться. 

Таким образом, следует отметить, что предложенная модель изучения политического процесса, происходящего в стране, посредством политического спектра и политической температуры является новым верифицированным инструментом анализа. Эта модель имеет определенные преимущества перед традиционным подходом оценки общественного мнения и способна более полно отображать не только направленность общественного политического настроения («pro» или «contra»), но и градус социального напряжения (или политическую температуру). Кроме того, существенным плюсом изложенного метода является то, что в модели политического спектра заложен прогноз развития ситуации в будущем, что позволяет использовать ее как инструмент прогнозирования событий общественно-политической жизни.

Результаты эмпирического исследования позволили сделать следующие выводы. Во-первых, численность россиян, равнодушных к политике, проводимой властями, колеблется в пределах от 10 до 22 процентов, но в периоды социально-политической нестабильности этой группе свойственна неустойчивость мнений, что делает ее объектом для политического манипулирования. В большей степени равнодушие свойственно молодежи. В целом, в российском обществе наблюдается достаточно сильное расслоение граждан по критерию отношения к проводимой властями политике. Во-вторых, политическая температура российского общества подвижна, реактивна и неустойчива. Периоды социального затишья чередуются с всплесками активности граждан, однако резких изменений в ходе мониторинга зафиксировано не было. Волнообразный характер изменений показателей политической температуры за последние три года указывает на «раскачивание» настроений и нестабильность политической ситуации. В-третьих, региональные всплески четко коррелируют с громкими политическими, экономическими и социальными событиями местного масштаба, что подтверждает чувствительность разработанного инструмента, адекватность его результатов и их прогностическую применимость.


Статья написана для журнала СОТИС:

Сулакшин С.С., Хвыля-Олинтер Н.А. Политический спектр и политическая температура как модель изучения социальных процессов / СОТИС - социальные технологии и исследования. - 2014. - №5 (67). С. 76-85.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

3830
18999
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика