Россия и мир. Российский мировой проект

Россия и мир. Российский мировой проект

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Доклад на научно-экспертная сессии по теме: «Россия и мир. Российский мировой проект» 29 апреля 2016 года.


Это сообщение делается от имени большого творческого коллектива и венчает собой достаточно многолетний цикл исследований в пространстве междисциплинарного научного исследования. Сегодня мы будем представлять результат этого исследования в виде научной монографии. Ну, а начну я, как всегда, с определения.

Что мы понимаем под мировым проектом? Это желание, намерение и возможность страны участвовать в форматировании мира с четкой собственной ценностной платформой. Каждый сущностный признак здесь ключевой.

Поэтому тезисы, которые будут обретать вид выводов моего сообщения таковы:

1. Россия без ценностного мирового проекта неполноценна и неуспешна.

2. Современная либерально-космополитическая Россия не способна выдвинуть собственный мировой проект.

3. Возникает двухзвенная задача. России неизбежно придется, оздоровившись внутри себя от издержек либерально-космополитической модели, поменять ее и выдвинуть свой мировой проект.

Есть разные формы научного дискурса: от рассуждения и убеждения в своей правоте до серьезных междисциплинарных выводов, которые следуют из неоспоримой эмпирики и соответствующих моделей. Важнейший интегративный критерий страны — ее жизнеспособность корреспондирует с эффективностью внешней политики. Соответственно, мы видим, в каком провале находится сегодня Россия в большом историческом окне.

Что первично для жизнеспособности? Внешняя политика, зарубежная деятельность? Или, напротив, она производна от общей успешности страны? Многолетние исследования исторических рядов, оцифровка слабо формализуемых показателей показывают замечательную для математиков циклическую кривую.

Коэффициент корреляции с лагом времени этих двух показателей доказывает, что они взаимоувязаны. Связь неоспорима. Но что первично, на самом деле, что причина, а что следствие?

Критериев зарубежной деятельности может быть много: индексов, маркеров. В данном случае — количество геополитических союзников нашей страны в зависимости от ее внутреннего социально-экономического, морально-психологического, политико-психологического состояния. И опять для математиков это замечательная картинка, которая не всем может говорить достаточно, но вывод из нее следует однозначный. С лагом от 5–10 лет внутреннее материальное и духовное состояние России определяет ее внешние геополитические союзнические возможности и достижения. Внутренне состояние первично.

Поэтому никогда не бывает так, что деградирующая страна вдруг показывает «блестящие успехи во внешней политике», как нам пытаются пропагандисты преподнести внешнеполитическое состояние России. Да как так можно искажать действительность страны, которая растеряла всех своих союзников, докатилась до изоляции и блокады, до войны, да еще полутайной и столь же бессмысленной?

Все начинается для страны в мире, конечно, с выбора ее конституционной доктрины. На сегодня в Конституции записано: «Мы, осознавая себя частью мирового сообщества…». Это пассивная позиция, которая иллюстрируется достаточно красочно. По последствиям примерно это и означает: «Осознавая себя частью мира…».

В Советском Союзе позиция в Конституции была другой: «Учитывая положение СССР как составной части мировой системы социализма…». Здесь уже есть ценностное позиционирование. И второе, очень важное: «Осознавая свою интернациональную ответственность…». А это уже активно-деятельностная позиция — то самое намерение форматировать мир на основе своей ценностной базы. Нести ответственность за мир.

В проекте Конституции, который мы предлагаем на сегодня стране (это новая Конституция, Конституция будущего), это усиливается и акцентируется: «Осознавая исторический вклад самобытной русской российской цивилизации в мировое развитие и свою ответственность за судьбы мира и человечества…». Эта формула является для России наиболее рациональной и эффективной с точки зрения успешности, ее исторического движения и развития.

Почему вопрос ставится так, что от мирового намерения страны зависит ее общая успешность? Осознание своей ответственности за мир, ощущение собственной миссии мобилизует народ и государство. А подобная мобилизация и срабатывает как драйвер строительства и развития во всех планах жизни страны. Тут нужно сравнить бесцельное бултыхание и целенаправленное бытие. Какое из них будет более успешным и производительным? Ответ очевиден. Ответ совсем очевиден из наблюдений за либеральной Россией. Россией постсоветского безвременья.

Государственное управление, которое как любое управление объективно и системно, начинается с ценностного выбора, с ценностной платформы. Если этого выбора нет, если ее идеологии как собрания ценностей не существует, что имеет место в современной России, то невозможно поставить цели, невозможно, не имея целей, идентифицировать проблемы для их преодоления, декомпозировать их на управленческие задачи и дальше решать эти задачи, осуществлять управленческие действия и получать результат.

Эта цепочка становится ущербной. Движения, прогрессивного движения, развития в такой цепочке не происходит, поэтому результат, безусловно, производен от безыдейной, бесценностной позиции современной России, которая, к сожалению, зафиксирована в официальных документах и официальной доктрине. Которая характерна для путинской политики.

К чему это приводит? К тому, что коэффициент жизнеспособности страны в современной историческом окне, несмотря на позитивный всплеск после распада страны и усилий руководства страны, особенно в первом президентском сроке Путина, на сегодня исчерпан, и страна идет в область неуспешности на фоне того, что страны мира (Китай, западные страны) развиваются. Государственное управление там связано с ценностной мироориентированной платформой (Америка, Поднебесная, идея халифата в других странах) и паннациональными доктринами. Больше того, это безыдейное, бесценностное позиционирование нашей страны, как мы убедились в связи с мировыми проекциями внутреннего состояния, позволяет прогнозировать на рубеже 2019–2020 года нестационарные события в нашей стране масштаба революции.

И один из сценариев имеет вероятность практически 50%, а сценарий — ни много, ни мало, геополитического распада страны. Такова цена вопроса.

Но этот вопрос, к сожалению, на уровне политического руководства страны, на президентском уровне находится в каком-то странном, совершенно недееспособном заблуждении. Россия, отказывается, не вправе иметь собственный исторический выношенный русский российский цивилизационный ценностный проект, платформу и позицию. Мы, оказывается, не отличаемся от Европы. И это подтверждают геополитические «партнеры», Обама в частности. Он говорит, что США с Россией делить нечего, и Холодная война тут не при чем, потому что Россия не стоит во главе блока государств и не имеет глобальной идеологии. Президент России примерно такую же позицию занимает, призывая отказаться от идеологизации российской культуры и истории. А Конституция 1993 года попросту запрещает единую общестрановую государственную идеологию.

Может ли быть, тем не менее, российский мировой проект, и каким он может и должен быть? Может ли быть у нашей страны возможность, желание, намерение участвовать в форматировании мира с четкой собственной ценностной платформой? Естественно, если не выработать, не избрать для себя эту ценностную платформу, то не может быть. Поэтому первый вопрос — о государственной идеологии, ценностной платформе. Но мы видим, что действующее политическое руководство — Президент страны — совершенно отчетливо на последней сессии Генеральной Ассамблеи ООН заявил: «Примеры из истории Советского Союза предосудительны. Экспорт социальных экспериментов, попытки подстегнуть перемены в тех или иных странах, исходя из своих идеологических установок, приводили к трагическим последствиям, приводили не к прогрессу, а к деградации». Это удивительная формула! Попытки и направления именно прогресса могут быть, исходя из своих идеологических установок и научных установок, которые апробированы историей и наукой.

Мир показывает, что в истории России («Москва-третий Рим», «Священный союз», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», мирное сосуществование двух систем) ее внутреннее состояние развития было на максимуме, когда у страны была идеологическая императивная постановка ее миссии, ее целеполагания. Мировой проект России, Советского Союза — это не миф. И Президент, к сожалению, глубоко ошибается, произнося свою цитату. Когда распался Советский Союз, то мир резко ускорился в своей несправедливости с точки зрении социального материального расслоения стран и народов. СССР был фактором мирового развития. Путинская же Россия таковым фактором не является. Она является объектом мировой политики.

Обобщенный взгляд на распад, то есть неуспешный финиш больших государств и империй, показывает, что дихотомия «Добро и зло», меркантилизм и духовная ориентация в эволюции человечества всегда были небесследны. Империи гибли, когда меркантилизм начинал преобладать над духовностью.

И это не только историческая обобщенная картина такого сорта. Это картина, которая показывает, как прогресс, а не регресс с остатками и драмами человечества, очеловечивает его в мегаэволюции. На конкретных экспертно построенных исторических эпюрах видно, как всегда в мире приходили мировые ли религии, научно-основанные ли императивные ценностные целеполагания, как они выручали мир, и придавали импульс прогрессивному развитию мира, если под ним понимать развитие категориального человечества, а не только материальной обеспеченности и физиологических функций. В этой смысле у России особая судьба.

Опять-таки исторически закономерность показывает, что даже демографический успех нашей страны всегда определялся не материальным фактором, а факторами духовности, коллективности и государственности страны. Поэтому то, что мы имели в 1991 году, превышение меркантилистских ориентаций над духовными ценностными человеческими ориентациями, то, что мы сейчас имеем совершенно очевидный разрыв меркантилизации, игнорирования ценностных духовных человеческих императивов, привело к распаду страны, и ведет сейчас Россию к ее испытанию, если не к революции и распаду.

Я не буду останавливаться (они в работе детально исследованы) на множестве признаков и маркеров мирового положения страны: утрата территории геополитического контроля, превращение России в преимущественно негативный фактор мирового общественного сознания… Не об этом речь. Эта вся деградация очевидна. Речь о том, что в мире существует колоссальный вызов деволюции, тупика в развитии. Сложилась мировая паразитарная система стран, грубо говоря, паразитов, которые вкладывают в мировой ВВП меньше, чем потребляют.

Есть страны-доноры, и эта несправедливость сейчас прогрессирует. Причем прогрессирует таким образом, что благодаря эмиссии мировой резервной долларовой валюты мир погружается в кризисы, и видно, как уплотняется историческое время, как сокращается временное расстояние между соседними кризисами, и уже в среднесрочной перспективе в 2020-х годах прогнозируется, так называемый, Zero Point, когда мировые кризисы сольются.

Они уже готовят что-то очень серьезное для мира: то ли большую войну, то ли большой финансовый кризис. Эти угрозы для мира, и для страны, для России как бы синхронны, имеют одну природу.

Прогноз для России в нынешней либеральной модели, выборе — это депопуляция, геополитическое исчезновение. Прогноз при ее оздоровлении, смене либерально-космополитической модели на идентичную цивилизационную модель говорит о том, что она имеет шансы развития. Не входим сейчас в детали многочисленных прогнозов, сценариев развития мира: однополярный, двуполярный, многополярный, фантазии и мечты, Китай и США. Мы сконцентрированы на перспективе России. Сумеет ли она вернуться на свою идентичную, наиболее оптимальную для геополитического субъекта модель, оздоровить себя внутри нее, как это делают страны, которые понимают, в чем заключаются рецепты их успеха? Сумеет ли она восстановить свою цивилизационную идентичность, восстановить, реконструировать коэффициент жизнеспособности и восстановить моральное право, фактическое право обратиться с призывом к миру, к миру, который разделен локальными цивилизациями, проблемами дележки ресурсов, имея перспективу гомогенизации, с чего человечество и начинало? Кто, какая цивилизация, какая страна предложит миру современную Нагорную проповедь, современный рецепт, как человечеству из тупика расчеловечивания выходить в пространство целеполагания, будущего прогрессивного развития мира, мира человечества?

На основании фундаментальных результатов проведенных исследований авторами выдвинут российский мировой проект.

Мы понимаем, что сегодняшнее политическое руководство и состояние страны не совместимы с этим проектом, с этими рекомендациями и с этими призывами к миру. Они остаются в пространстве научного и общественного дискурса, в пространстве распространения этого призыва и ждут своего часа. Мы надеемся, что он наступит в среднесрочной перспективе. Что такое реальный конкретный политический документ, содержательный документ-призыв миру, подписанный «Россия» и озаглавленный «Российский мировой проект»? Это призыв и корректное детальное описание переустройства, альтернативного устроения двенадцати мирообразующих инфраструктур: от финансовой системы, системы торговли, военно-политического контроля, информационного трафика до безопасности, культуры, искусства, глобальной экологии, управления мировыми ресурсами, гуманитарными обменами.

Каждый из этих элементов жизни мира совершенно материален.

Ресурсные, правовые, управленческие институты должны, могут быть построены иначе. На основании разработок Центра создана доктрина зарубежной деятельности Российской Федерации, как документ в виде федерального закона, содержащий ценностную платформу (с чего я начинал), государственно-управленческие механизмы для того, чтобы все это не осталось болтовней, и, наконец, нормативный императив, обязательность для исполнений.

Два только примера, как это выглядит конкретно. Это выглядит, например, как призыв увидеть эволюцию государства как правового, социального института к нравственному государству. Показать, как должны быть построены Конституция, институты права, порядок, устроение, процедуры и механизмы как шаблон для любого национального государства современного мира. Начинать, конечно, России нужно с себя, чтобы своим примером показать, что это возможно.

Второй пример — это та самая материальная инфраструктура мировых финансов, которая сегодня построена как американо-центричная, бонусная для Соединенных Штатов Америки. ФРС — паразитарная система, или иначе сказать, фальшивомонетческая система в самом прямом и точном смысле этого слова. И как ее можно и должно перестроить на основе мирового консенсуса, который может объединить все страны мира, потому что он исходит из уважения, равенства, достоинства каждой страны. И это написано, выстроено в инструментальном, правовом и управленческом отношении.

Все двенадцать миростроительных, мироформатирующих инфраструктур изложены примерно в таком альтернативном технологическом плане.

Научный анализ, междисциплинарный подход показывают и доказывают, что у России сейчас две очень серьезных задачи, вызова, и они апеллируют к политическому руководству страны.

Прежде всего мы обращаемся к нему, мы передаем своей доброй волей эти продукты и материалы. Возьмите! Вы получите общенародную, общемировую поддержку и понимание, вместо той либерально-космополитической, совершенно несбалансированной платформы, которая на сегодня является для политического руководства императивом!

Задача — страну оздоровить, вернуть ей моральное право на призыв, пример и демонстрацию миру пути прогресса, пути добра. И вторая задача — вернув это право, выйти с российским мировым проектом в мир, показывая пример, призывая вновь объединять силы добра, прогресса мира вокруг российского примера, призыва, жертвенности и предложения.

Российский мировой проект России необходим.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2095
9798
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика