Р(С)Ф(СР)

Р(С)Ф(СР)

8 декабря исполнилась очередная годовщина заключения Беловежского соглашения. С тех пор споры об эффективности советской модели, советском наследии не утихают. Властная элита, неоднократно обращаясь к этой теме, обвиняла советскую власть в неэффективной экономической модели и разного рода преступлениях в отношении своих граждан. Россияне же, невзирая на эти оценки, все чаще испытывают ностальгические чувства по советскому периоду истории.

В 2018 году согласно соцопросам 66% россиян сожалели о распаде Советского Союза, и это самый высокий показатель с 2004 года. В 2019 году Левада-центр опубликовал данные опроса, согласно которым россияне, характеризуя советскую власть, все чаще упоминали следующие характеристики — близкая народу (29% опрошенных), сильная, прочная (25%) и справедливая (22%), в то время как российскую оценили следующим образом: криминальная, коррумпированная (41%), далекая от народа, чужая (31%) и бюрократичная (24%). Спустя четверть века жизнь в стране поменялась. Тогда говорили о социализме и его заботе о гражданах, сейчас говорят о социальном государстве и вновь указывают на народный буквально характер власти. По крайней мере такой пафос идет от кремлевских стен.

Но так ли на самом деле? Сравним две модели. Вспомним, что согласно данным советских статистических сборников экономика СССР составляла 64% от экономики США. По данным западной статистики эта цифра равнялась 50%, что все равно не мешало СССР оставаться второй экономикой в мире. ВВП современной России — это 6,5% ВВП США, страна занимает 12–13 место в мире по уровню ВВП. Учитывая этот факт, совершенно очевидно, что по всем остальным экономическим параметрам либеральная Россия будет уступать советской. Поэтому предлагаю рассмотреть другой аспект — социально-демографическую сферу и социальную функцию государства.

На графике 1 видно, что весь период существования РСФСР наблюдался естественный прирост населения — рождаемость превышала смертность, прирост составлял свыше шестиста тысяч человек до 1988 года. С 1988 года начинается резкое сокращение численности родившихся, однако, учитывая аналогичную ситуацию в 60-е годы, можно было ожидать, что за 5–8 лет страна отыграет падение и вновь возобновит тренд на увеличение рождаемости. Но происходит распад государства, экономические потрясения, в итоге рождаемость падает до своего исторического минимума, за четверть века так и не достигнув средних показателей периода РСФСР. Одновременно с этим значительно растет смертность с 1992 года, что напрямую отражало ухудшение социально-экономической ситуации в стране.

В итоге с 1992 года страна потеряла в результате естественной убыли 13,6 млн человек, что удалось скрыть за счет миграционного прироста — сначала в страну приезжали русские с постсоветского пространства. Затем была волна трудовых мигрантов, преимущественно выходцев из Средней Азии и Украины.

Итак, РСФСР — страна с устойчивым приростом населения, РФ — страна с вымирающим населением.

На момент распада СССР в РСФСР проживало 148,2 млн человек. Сейчас в России 146,9 млн человек по данным официальной статистики, при этом до присоединения Крыма численность населения составляла 143,7 млн человек. Численность населения России на уровне 1989 года, то есть в этом аспекте за все годы либеральной политики мы наблюдали деградацию и упадок.


Рис. 1. Количество родившихся и умерших, 1946—2018 гг.

На графике 2 видно, что рождаемость в РСФСР выше, чем в России — 15,9 на 1000 человек против 11,5, смертность при этом ниже. Показатель брачности также был выше в советское время, хотя уровень разводов приблизительно одинаков. Более высокий уровень брачности в первую очередь объяснялся тем, что семья была ценностью, о которой вещали с экранов телевизоров, а государство оказывало существенную поддержку молодым семьям, в том числе предоставляя жилье.


Рис. 2. Демографические показатели РСФСР (1980 г.) и РФ (2017 г.)

Ожидаемая продолжительность жизни, конечно, в современной России выше, что неудивительно, поскольку это устойчивый мировой тренд. Однако за четверть века эта продолжительность выросла всего на 1,9 лет, в то время как в западных странах темпы выше. И пока с высоких трибун власти отчитываются о небывалом росте продолжительности жизни, стоит отметить, что в советское время страна отставала от мировых стран на 6–8 лет, в то время как сейчас по этому параметру отставание составляет 7,5–12 лет. Китай за этот период увеличил ожидаемую продолжительность жизни на 8,4 года (рис. 3).


Рис. 3. Ожидаемая продолжительность жизни стран мира в 1980 г. и 2016 г.

Итак, демографические тенденции указывают на то, что за годы либеральных экспериментов страна проиграла — она потеряла свыше 13 миллионов человек, ухудшились показатели рождаемости и смертности, произошло обесценение семьи и брака.

На этом фоне актуальным становится вопрос о социальной политике государства. Напомню, что мы сравниваем два периода российской государственности, в которые проживало приблизительно одно и то же количество человек, то есть и объем социальных благ, казалось бы, должен быть на одном уровне.

Базовые социальные блага — это образование и здравоохранения. Какие тенденции мы видим здесь?

Происходит сокращение государственного участия в этой сфере. Если для РСФСР характерен был рост числа дошкольных учреждений и школ, велась статистика ввода этих учреждений, то в либеральной России проводилась политика оптимизации, иными словами, сокращения расходов и закрытия учреждений в менее населенных районах (рис. 4). В результате этого число детских садов сократилось на 35%, школ почти в полтора раза. Следствием этого сокращения благ для населения стало переселение граждан, и фактически вымирание поселков. В РСФСР на долю сельской местности приходилось около 70% всех школ, в суверенной России этот параметр составляет 57%. То есть закрылись в первую очередь школы в сельской местности, где с точки зрения власти нерационально было содержать штат учителей ради сотни учеников.


Рис. 4. Число дошкольных учреждений и школ в РСФСР (1980 г.) и РФ (2018 г.)

Тезис о том, что сокращение связано с уменьшением численности учащихся, также не выдерживает критики. Как видно на рисунках 4 и 5, численность детских садов сократилась на 35%, а детей в дошкольных учреждениях менее чем на 9%. Аналогично и со школами. Их число упало на 44%, а численность детей в них на 11%. Все это указывает на планомерную политику сокращения учреждений невзирая на потребности населения.


Рис. 5. Число детей в дошкольных учреждениях и школах в РСФСР (1980 г.) и РФ (2018 г.)

Изменился и сам подход к образовательной системе. Если раньше трудоустройство входило в сферу заботы государства, школа воспитывала, в том числе давала азы будущей профессии, а не просто преподавала азбучные истины, то в суверенной России эти функции начального и среднего образования были упразднены. Напомню, что в РСФСР было установлено, что одной из основных задач общеобразовательных школ является подготовка учащихся к общественно-полезному труду. Учащиеся 9–11 классов проходили трудовое обучение на предприятиях, в организациях, колхозах, межшкольных учебно-производственных комбинатах, мастерских, лабораториях и кабинетах. Сейчас труд заменен на технологию, а процесс обучения ушел из практической плоскости в теоретическую.

Ситуация в сфере высшего образования на первый взгляд диаметрально противоположная. На рисунке 6 видно, что число высших учебных заведений выросло с 494 в 1980 г. до 766 в 2017 г., при этом до массового отзыва аккредитации у ВУЗов их количество было еще больше. Число студентов выросло с трех миллионов до 4,2 миллионов. Однако из них на долю бюджетников приходится только 1898,5 тысяч человек. Если в советское время в РСФСР на полном обеспечении государства (стипендии, достойные, чтобы не идти на работу, общежитие, оплата обучения) находилось три миллиона человек, то в либеральной России в полтора раза меньше — менее двух миллионов.

Притом о полном довольствии говорить не приходится: места в общежитиях ограничены, стипендия в разы ниже прожиточного минимума (около 13% от прожиточного минимума).


Рис. 6. Число высших учебных заведений и студентов в РСФСР (1980 г.) и РФ (2017 г.)

Увеличение числа высших учебных заведений и количества студентов является следствием превращения образования из социального блага в коммерческую услугу. Как неоднократно говорил премьер, образование и здравоохранение должны стать услугами, а за всякую услугу, как известно, нужно платить.

Выпуск студентов по специальностям РСФСР контрастирует со срезом выпускников РФ. В первом случае, как видно на графике 7, преобладали специальности производственно-технического профиля, что отражало специализацию страны: 13% выпускников приходилось на сферу машиностроения и приборостроения, по 8% на электронную технику и приборостроение, сельское хозяйство и строительство. Экономистов — 12% выпускников.


Рис. 7. Выпуск студентов по группам специальностей, РСФСР, 1980 г.

В либеральной России четверть всех выпускников — это экономисты. Страна готовит армию управленцев, которая не находит затем себе места по специальности и пополняет ряды продавцов, менеджеров, консультантов. Как видно на рисунке 8, почти половина выпускников (45%) — это специалисты гуманитарного профиля (экономисты, педагоги и юристы), остальные профессии не занимают и 5% рынка. Такой расклад говорит о том, что в суверенной России производство исчезло, на смену пришла торговля импортными товарами, а также всесилье банковского сектора, для этого и требуется такой внушительный штат представителей экономической сферы.


Рис. 8. Выпуск студентов по группам специальностей, РФ, 2017 г.

Аналогичная участь постигла и здравоохранение: оптимизация привела к сокращению медицинских организаций, а курс на коммерциализацию — к падению качества медицинских услуг и росту сектора платной медицины. На рисунке 9 видно, что число больниц сократилось в 2,3 раза — с 12,5 тысяч до 5,3 тысяч. Вместо больниц власти сосредоточили усилия на поликлиниках, где пациент получает как правило консультацию и при необходимости направление в больницу, нередко другого населенного пункта. Число фельдшерско-акушерских пунктов снизилось на треть, а именно эти учреждения оказывают помощь в сельской местности. Благодаря такой лихой оптимизации люди вынуждены ездить за сотни километров в другие населенные пункты для получения квалифицированной помощи, в чем мы неоднократно убеждалась во время прямых линий президента с народом.


Рис. 9. Число медицинских организаций в РСФСР (1981 г.) и РФ (2018 г.)

Сократилось число больничных коек, как видно на рисунке 10. И дело не в том, что люди стали болеть меньше, это отнюдь не так. Просто государство решило, что лечить всех теперь не обязательно, только в случае большой необходимости, остальные могут и на дневной стационар приходить или вообще получить лечение по интернету через телемедицину.


Рис. 10. Число больничных коек на 10 тысяч человек в РСФСР (1981 г.) и РФ (2018 г.)

На рисунке 11 видно, что несмотря на это выросло количество врачей, что скорее вызывает удивление. Вероятно, что в данном случае все дело в том, какие специализации принимались в расчет. В советский период при подсчете врачей нередко стоматологи исключались из цифры общего числа врачей, в то время как в России именно эти направления медицины стали наиболее популярными в силу все той же пресловутой коммерческой составляющей. Число среднего медицинского персонала напротив сократилось, а я напомню, что именно этот персонал ухаживает за больными, то есть при росте числа больных выросла нагрузка на этих сотрудников.


Рис. 11. Число врачей и среднего медицинского персонала в РСФСР (1981 г.) и РФ (2018 г.)

Итак, в секторе здравоохранения мы наблюдаем все ту же картину — постепенный уход государства, отказ от исполнения социальной функции и попытка переложить это бремя на плечи самих граждан.

Приведу еще несколько ярких примеров изменения характера государственной политики. На графике 12 видно, что число книг в современной России увеличилось. Стали публиковаться и ранее запрещенные произведения, появилось множество авторов, чье творчество, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Но вот что интересно — тираж книг упал более чем в три раза!

То есть при всем многообразии книг их выпускается очень мало, страна перестает быть читающей. И дело даже не в том, что развитие интернет сегмента привело к упразднению бумажного носителя, дело в первую очередь в том, что издание книг стало дорогим удовольствием, а сами книги оказались далеко не всегда по карману потребителю. Эра недорогих книг, когда на обороте указывалась единая для всех магазинов цена реализации, ушла вместе с РСФСР. Пришло время, когда книга скорее становится подарком, чем предметом обихода.


Рис. 12. Издательское дело в РСФСР (1980 г.) и РФ (2017 г.)

Сократилось число организаций культурно-досугового типа (рис. 13). Если ранее родители могли отвести своих детей на бесплатные кружки, а пенсионеры будучи на пенсии заниматься саморазвитием, то в суверенной России подобные кружки стали в основном платными, а пенсионеры вынуждены уже не наслаждаться отдыхом на законной пенсии, а продолжать трудиться, чтобы избежать нищеты.


Рис. 13. Организации культурно-досугового типа в РСФСР (1980 г.) и РФ (2017 г.)

Отлична и динамика реальных доходов населения. На рисунке 14 видно, что в РСФСР рост был существенный и достигал 50% за 10 лет. В России аналогичный рост был до 2007 года, когда цены на нефть подскочили, и правительству длительное время удавалось скрывать промахи своей политики за сверхдоходами от продажи энергоресурсов.

С 2008 года сырьевая модель стала резко сокращать свою эффективность. В итоге к 2013 году мы подошли к ситуации, когда реальные доходы едва росли. За последние пять лет они упали почти на 9%, а за последние 10 лет их прост составил 10,3%, а не 50%, как в советский период истории нашего государства.


Рис. 14. Темпы роста реальных доходов населения, РСФСР

Итак, сравнение двух исторических периодов показало, что либеральная России далека от социального государства, она растеряла те социальные достижения, которые обрела в советский период своей истории. И наверстывать разрыв никто не торопится, напротив, тенденция на снижение ответственности государства перед своим народом набирает обороты.


Людмила Кравченко



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»


Comment comments powered by HyperComments
3516
10309
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика