Внутренняя политика

Социальная природа и законы развития

Социальная природа и законы развития

Социальная природа и законы развития

Точные науки и математика в работе с неживыми системами позволяют достаточно уверенно определить и установить законы развития для этих систем. При изучении явлений неодушевленной природы, возможно получить достаточно устойчивые траектории и закономерности изменений как в пространстве, таки во времени. Эти законы позволяют прогнозировать новые свойства и возможные состояния системы, ставить новые акценты в поле активности исследователя, управлять ходом исследования. Гораздо сложнее выявить подобные зависимости в работе с социальной природой, одушевленной, оразумленной, имеющей волевые начала. Гуманитарные науки, в отличие от точных, скептически относятся к установлению прагматичных, обоснованных и теоретически непротиворечивых моделей социального развития (рис. 1).


На схеме рис. 1 представлено когнитивно-деятельностное пространство научного потенциала. Гуманитарным наукам свойственно избегать моделирования теории. Нельзя не отметить, что подобный подход тормозит развитие науки и оставляет неизученным целый пласт управленческих возможностей. Тогда как высокий уровень понимания законов природы, в том числе социальной, позволяет максимально активизировать деятельность по управлению ее развитием. В средней части творческого поля, в которую каждый исследователь стремится сделать свой вклад, очевидны два важных акцента. Следует особо выделить структуралистский подход, который на основании мгновенного распределения некоторых состояний позволяет судить о дальнейшем развитии всей системы. Второй акцент следует поставить над проблемой оцифровки, которую необходимо решитьдля адекватного построения методологических траекторий. Только после детальной проработки этих моментов исследования, творческое сознание поднимается на новый уровень — на уровень понимания социальных процессов в рамках причинноследственных связей, а значит и факторов управления. Это, в свою очередь, позволяет перейти к разработке обоснованных и результативных управленческих решений. Итак, подробнее о структуралистском подходе к прогнозированию. В отличие от подхода динамического, напрямую связанного с опытом прошлого, методы структурализма позволяют найти показатели и параметры, которые ответствен-ны за последующую временную организацию и траекторию развития социальныхпроцессов. Структуралистский подход ставит две основных задачи:

Установление причинно-следственных связей в процессе развития

• Построение сложных причинно-следственных моделей

Для решения первой из поставленных задач, методологически более проработанной, часто используется регрессионный анализ, менее распространено применение корреляционных вычислений с задержкой по времени. Подобные корреляции дают возможность определить только направление причинно-следственной связи, т. к. сам по себе корреляционный анализ не различает причины и следствия. Графики корреляционных зависимостей позволяют определить степень связанности явлений и процессов (рис. 3), уже упомянутое направление причинности (рис. 4), а в сочетании с приемами регрессионного анализа дают возможность построить регрессионные схемы зависимости. Простые связи позволяют перейти к более сложной декомпозиции и получать довольно сложные управленческие модели. К примеру, модель, представленная на рис. 6, анализирует государственное управление научно-экономическим развитием, устанавливает связь между управленчески регулируемыми параметрами и так называемыми «независимыми» величинами — ВВП, инфляция, демографическая ситуация. На самом деле, зависимость здесь абсолютно прозрачна. 



Результаты применения подобных феноменологических моделей говорят о том, что, если успешная модель управления макроэкономическим развитием страны будет запрограммирована, (то есть значения ставки рефинансирования, коэффициента монетизации, доли госрасходов и оплаты труда будут оптимальны), то искомые параметры роста ВВП, уменьшение инфляции, увеличение инвестиций в российскую экономику будут достигнуты. Несколько подробнее следует остановиться на уже упомянутом важном этапе творческого пути исследователя — оцифровке неформализуемых параметров, т. е. поиске количественных значений для таких аспектов жизни страны, как температура общественной активности, ошибочность управления и др. Важнейшей задачей в этом пласте исследований стала необходимость определить количественную меру жизнеспособности страны. По сути, для Центра проблемного анализа эти расчеты стали поиском национальной идеи России, потому как исследования велись в рамках представления о том, что «страна должна быть и должна быть всегда». Оцифровка жизнеспособности государства по сути основана на представлении о стране, как о некой сущности с определенным набором признаков и характеристик (рис. 8). Итак, территория, народонаселение, государственное управление. Если исчезнет любая из этих сущностных характеристик, исчезнет само понятие страны. Каждый из этих признаков далее раскладывается на множество факторов. В итоге возникает около 100 макроэкономических моделей и 550 факторов, каждый изкоторых необходимо оптимизировать, для того чтобы жизнеспособность страны в целом была максимальна. За прошлый век жизнеспособность России два раза падала почти до нуля. Страна распадалась (рис. 9).


Принимая точки распада государства за минимум, а периоды наибольшей мощи страны за максимальное значение жизнеспособности, возможно выделить факторы от которых зависит Коэффициент жизнеспособности страны (КЖС). Это значит, что количественная мера жизнеспособности как сложный, многофакторный композитный  показатель, во-первых, исчислима и, во-вторых, управляема. И задача сегодняшнего управления в том, чтобы, сосредоточившись на параметрах, от которых зависит благополучие страны, определить их оптимальные состояния и организовать российскую государственную жизнь таким образом, чтобы нынешнее состояние жизнеспособности, балансирующее на грани, восстановилось хотя бы до исторически прецедентных значений. На этом пути факторный анализ позволяет увидеть очень интересные исторические способности. В частности тема цивилизационной идентичности становится одной из определяющих в успешности развития государства (рис. 10). На графике представлены динамические ряды, связанные с иноцивилизационным вторжением в основные практики и политики управления России.


Видно, как в 1917-м, 1991-м гг. происходит элиминация российского цивилизационного фактора, и как совпадает она с падением жизнеспособности. Но помимо отображения  печальных точек российской истории, эта иллюстрация позволяет подчеркнуть мысль, что на основе исторического опыта можно достаточно точно установить оптимальные значения факторов управления. В частности регрессионная связь коэффициента жизнеспособности и качества госуправелния достаточно убедительно свидетельствует о том, что современная российская тенденция к ослаблению роли государства в управлении не только экономическом, но и социальном, противоречит особенностям российской государственности. При попытке изучения каждого значимого для жизнеспособности фактора на продолжительный отрезок времени неизбежно возникает дефицит исторических динамических рядов. Невозможно найти достоверные данные для 500 параметров со сроком давности 50, 100 и более лет. Именно этот недостаток информации дал толчок новому направлению исследований, и вместе с тем новому научно-исследовательскому методу, который, конечно, должен быть более широко верифицирован. Это метод так называемого сетевого интеллекта — использование виртуального экспертного сообщества для получения экспертной оценки. Полученные результаты проверяются с помощью целого ряда критериев научной истины, и могут свидетельствовать о высокой достоверности этого метода (рис. 12).


Интересны свойства сетевого интеллекта. Хорошо известное психологам явление коллективного сознательного и коллективного бессознательного начинает работать в этой области, возникает некий синергетический эффект, результат которого превышает сумму компетенций отдельных экспертов. Эта гипотеза еще требует подтверждения, но некоторые статистические особенности можно наблюдать уже на современном этапе. Например, дисперсия оценки (расхождений экспертов во мнениях) по мере погружения в историю, снижается. Зато идеологически неустойчивый (но крайне подробно и хорошо описанный) период советской власти наращивает дисперсию (рис. 13) При верификации экспертной оценки иными методами результаты обнадеживают. Очень часто данные совпадают до деталей.  Подобная проверка демонстрирует, что к экспертной оценке можно относиться вполне серьезно. Несколько примеров использования этой методологической возможности. На рис. 15 показан коэффициент витальности демографического развития в России, который объединяет рождаемость, смертность, продолжительность жизни и сальдо миграции. На графике отражены известные исторические этапы. Далее методом экспертной оценки были выявлены и оценены факторы, от которых собственно и зависит демографическая ситуация. Эксперты выделили и оценили четыре основных фактора: фактор ментальный, фактор цивилизационной идентичности, фактор госуправления и материальный фактор. Параллельно был получен результат корреляционного анализа с факторной задержкой по времени для тех же параметров. Поразительно совпадение этих результатов. Связь двух процессов — фактора и результата — носит практически гармоничный характер. Это яркое воплощение одного из признаков научной достоверности — красоты решения, которая выражается простыми формулами и комбинациями.


Помимо внешней красоты это небольшое исследование выявило очень интересную особенность, давно известную на уровне поговорок и народных мудростей: «что русскому здорово, то немцу смерть». То есть особенности цивилизационных способов выживания сообществ крайне различны, каждая цивилизация обладает уникальным набором параметров для благополучного существования, и попытки применить успешные методы одних государств для развития других часто приводят к плачевным результатам. Так материальные методы стимулирования демографического процесса в России обречены.

На рис. 18–21 идея цивилизационной самобытности каждого государства отражена в более широких масштабах. На графиках представлены усилия элиты по формированию контрцивилизационной идентичности разных стран и соответствующий результат. Коэффициент полезного действия манипулирования массовым сознанием по мере развития высоких технологий увеличивается.


Сам по себе фактор цивилизационной идентичности не вполне академичен, но полученная зависимость говорит о том, что Россию с ее культурными, социальными накоплениями, цивилизационными факторами успешности пытаются переодеть в европейские одежды, и это закономерно снижает ее жизнеспособность. Безусловно, социальные процессы не ограничены сегодняшним днем и наряду с так называемым «бэксайдом» (изучением некоего явления в ретроспективе), необходим и «форсайт» — прогноз социального развития. Философский вопрос заключается в том, существует ли связь между мгновенными показателями сегодня за бесконечно короткий отрезок времени и будущими состояниями. Гипотеза Центра заключается в том, что эта связь существует в природе. Она достаточно широко используется и в моделях и в технике. Однако попытка в лобовую применить математические закономерности для различных процессов социального развития продемонстрировала важный момент: там, где в сложнейшей социально-экономической системе присутствует многофакторная причинно-следственная связь, никаких особенностей на самом деле не возникает. Но тогда, когда речь идет о двухфакторных социальных процессах (например о результатах борьбы социума за цивилизационную идентичность, с одной стороны, и за растворение в иноцивилизации (Россия — Запад), с другой), то следующие зависимости как раз становятся вполне убедительными (рис. 25, 26).


Это позволило поставить вопрос о том, существует ли аналог этого частотного спектра, который при мгновенном замере мог бы предсказывать последующую временную реализацию некоего явления. Такая попытка была сделана. Результатом стал многомерный политический спектр, так называемый спектр социальной активности, который вполне возможно измерить количественно. Политический спектр как и любой фактор социальной природы, имеет промежуток оптимальных значений, но показатели социальной активности российского общества даже в масштабах одного века находились в пределах идеального коридора крайне непродолжительное время (рис. 28).


Все, что находится ниже области, очерченной пунктиром, — это бесконечно узкое пространство дискурса, национального интереса, национального интеллекта и механизмов принимающих решения. Это область без мыслей, область крайне низкого потенциала. Все, что выше верхней пунктирной линии, — это опасное повышение уровня социальной энергетики, когда на практике реализуются любые идеи политического управления, вплоть до откровенно бессмысленных, до абсолютно одиозных. Крайне информативен анализ показателей развития в преломлении с оптимальными показателями политического спектра (рис. 29–32). Таким образом, если состояние социума через пропагандистские, воспитательные, образовательные каналы поддерживается государством в оптимальном диапазоне, то параметры успешности максимизируются, а параметры, оцениваемые отрицательно, сводятся к минимальным значениям.


Отклонения от оптимума чреваты последствиями. В 2006 г. возникли предпосылки для того кризисного состояния, в котором сейчас находится Россия. Это был первый кризис 2008 г. Теперь уже мало кто верит, что кризис в России — это последствия мирового кризиса, достаточно посмотреть на Китай и маленький Сингапур, соотнести богатства нашей страны с ресурсами этих государств, чтобы понять, что это кризис внутрироссийский. Колебания социальной энергии позволяют предсказать кризис номер два в 2020 г. Можно ли управлять этим кризисом? Ответ вытекает из аналогий. Социальная активность — не бесконтрольный показатель, он чувствителен к параметрам госуправления (рис. 38), если соответствующий механизм властных решений будет выработан, то будет возможно ввести амплитуду колебаний в оптимальный коридор.  На графике отчетливо видна тоталитарная сталинская модель, когда всякая социальная активность была заморожена: шаг влево, шаг вправо — идейный расстрел.


Но при этом управление было оптимальным с точки зрения спецзадач, в противном случае война не была бы выиграна. Удивительно, насколько катастрофически неверным было управление в период Перестройки. Правительство Примакова (1998–1999 гг.) продемонстрировало возможность эффективного государственного менеджмента. На современном этапе видно, как нарастает ошибочность властных управленческих решений и как ползет вниз кривая социальной энергии. Происходит очередная заморозка общества на фоне вопиюще безграмотного управления. К чему приведет подобная ситуация, не сложно догадаться и на интуитивном уровне, но научные методы позволяют сделать довольно точный прогноз (рис. 39).


На рубеже 2020 г. неизбежен модернизационный кризис, потому как перегрев общества к этому времени достигнет своего максимума. Это, пожалуй, один из основных социальных законов — если требуемые изменения не происходят целенаправленно и постепенно, социальная энергия направляется по руслу взрывов и потрясений. Каждое подобное потрясение — тяжелейший стресс для государства. На рис. 40 видно, что жизнеспособность России в периоды социальных взрывов стремилась к минимуму. Но стресс может оказывать на организм страны и оздоравливающее воздействие. Данные исследований говорят о том, что общеисторический тренд соцактивности стремится к некой оптимальной величине (рис. 41). После каждого всплеска уровень общественной сознательности, как правило, становится чуть выше, чем был до того. Это дает надежду на то, что уже довольно скоро этот показатель достигнет оптимальных значений. Вместе с тем, данные форсайтов для других показателей «самочувствия» государства также говорят о том, что, преодолев управленческий кризис 2020–2021 гг.,

Россия начнет реализовывать программу развития (рис. 42–47). Данные этих исследований, проведенных независимо друг от друга, непротиворечивы и обнадеживают. Тенденции к доминированию иностранных интересов в принимаемых решениях, демографические показатели, макроэкономический прогноз, говорят о том, что мы вступили в фазу кризиса, похожего на кризис 1990-х годов, в связи с фатальной ошибочностью макроэкономического управления, но шансы на оздоровление страны велики. Для этого, безусловно, необходимо провести колоссальную работу, как научную, так и управленческую. Исследования Центра в области социальной природы пока далеки от завершения, но методология, научные ноу-хау, подходы к предметам изучения уже зарекомендовали себя в области управленческих и научных разработок.


Сулакшин С.С. Социальная природа и законы развития. Доклад на 3-й Международной конференции ≪Математическая история и клиодинамика: теории, модели, данные≫. Екатеринбург, 21–22 дек. 2009 г.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments


Loading...

Новости партнеров

Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru