Цивилизационогенез в глобальном историческом времени

Цивилизационогенез в глобальном историческом времени

Доклад гендиректора Центра научной политической мысли и идеологии, д.физ.-мат.н., д.полит.н. Степан Сулакшин на Мировом общественном форуме «Диалог цивилизаций» в 2007 г.


Человечество по какой - то причине ввело понятие «цивилизация». Понятно, что это сделано для отражения каких - то объективно существующих в мире явлений или процессов, для того чтобы с помощью их понимания нечто в мире преобразовывать. Но вот в каком направлении преобразовывать? С какой целью? Кажется, что жизнь настолько многолика и разнообразна, что конкретных и многослойных, многосоставных целей момента или интереса может быть столь много, что в общем плане ответить, зачем человек преобразовывает мир — невозможно.

Но как за деревьями всегда существует лес (это русская пословица), в любых проявлениях человеческой жизни, в ее ядре есть только две цели, только два выбора. Это добро и зло. Наш анализ явления цивилизации в жизни человечества методологически основан на признании этой двоичности в основе всего сущего. Добро и зло.

Причем мы утверждаем, что корневое значение этой двоичности существует всегда и во всем, несмотря на обычное стремление находить во многих сложных ситуациях свои вариации «лжи во спасение». Корень, единосущая основа человеческого бытия устроены на основании только двух сущностей: добра и зла, на бинарном выборе. И этот выбор с человечеством и человеком пребывает всегда, в каждый момент его жизни. Облик этого выбора в конкретных деталях различен, но сущность едина.

Исторически категорию цивилизации мыслители предложили для описания как временных особенностей развития человечества, так и пространственных.

На рис. 1 показано, как прилагается к пространству и времени категория цивилизации. Два этих подхода — временной и пространственный — отражают формационное и географическое представление о цивилизациях. В первом случае речь идет о т. н. варварстве и цивилизованности. Во втором случае — о локальных цивилизациях. Однако на нашем рисунке видно, что и тот, и другой подход, улавливая исторические частности, обходят главный для нас вопрос: от чего и в направлении чего происходит развитие цивилизаций?


Рис. 1. Родившись когда-то в одной пространственно-временной «точке», разделившись, сформировавшись — куда идут цивилизации?

Многие мыслители, отражая неравномерность развития мира на его прошлых этапах и, отчасти, современном этапе, ввели понятия варварства и цивилизованности. Исторически эта когнитивная модель имеет право на существование. Она действительно отражает имевшие место в истории различия в темпах социального развития стран и народов. Именно этот подход порождал оправдание как миссионерства, так и агрессии и даже полного истребления народов, относимых к варварам. И сейчас этот подход не исчерпан. До сих пор мы сталкиваемся с «оправданиями «со стороны сильных мира сего, стремящихся навязать свое представление о жизни, как они считают, отставшим в развитии «варварам», приводящими к агрессии, информационной войне, унификации мира по образцам только одной цивилизации — т. н. глобализации. В своей сути, независимо от исторического периода, этот процесс всегда воспроизводил стремление к превосходству, диктату, насилию. Стремление к расизму и фашизму.

Второе измерение цивилизаций, которое привело к понятию локальных цивилизаций, акцентирует одновременно существующие различия. Самым отчетливым образом они фиксируются в конкретно религиозных и культурных основаниях жизни человеческих локалитетов, называемых цивилизациями. Чаще всего, и особенно наиболее адекватно в современности, этот подход и кладется в основания моделей и теорий цивилизации, которые позволяют осознанно и целенаправленно оперировать с самой категорией «цивилизация», переводя это понимание в практическую плоскость для выстраивания внешних связей и политик стран, да и, например, усматривая необходимость, с одной стороны, фиксации цивилизаций и их диалога с позиций признания равной правомочности всех. Либо, с позиций глобализации, продолжая линию на «образумление «варваров».

Фергюсон, Морган, Данилевский, Рюккерт, Шпенглер, Тойнби, Бродель, Гумилев, Хантингтон — многие мыслители именно в указанных координатах описывали явление цивилизации.

Однако, повторим, что ухватывая важные и объективные свойства категории, эти теории не отвечают на наш главный вопрос: от чего к чему развиваются цивилизации? Есть ли единый критерий как смысловое содержание и цель этого развития?

Наше сообщение является попыткой поставить эти вопросы. Исследование основано на методах науки, в числе которых — история, историческая компаративистика, философско-логический подход, причинно - следственная логика и один из современных, еще развивающихся методов, а именно т.н. сетевой интеллект или распределенная экспертная оценка. Этот метод позволяет квантифицировать, казалось бы, неформализуемые характеристики процессов и явлений, фиксировать их изменчивость.

Новым в представляемых результатах являются две важные вещи.

Первое: в задачу идентификации цивилизаций, описания их эволюции вводится количественная мера и измеримые универсальные характеристики (признаки) цивилизации.

Второе: мы приходим к пониманию, что методы и результаты секулярной науки не противоречат и, более того, состыковываются с фундаментальным религиозным методом познания мира и соответствующим, уже накопленным, знанием и пониманием мира. Непреодолимого барьера между научным и религиозным знанием, как выясняется, скорее всего не существует. Различие между тем и другим с большой вероятностью носит временный, исторически ограниченный характер. Если наука требует доказательств, то в религии достаточно веры. Согласимся, что если речь идет об исходно достоверном представлении о мире, то различие в методе (доказательство vs вера) не так важно. Для современного человека не нужно доказывать, что «камни могут падать с неба». Он уверен в этом. А в Средние века требовались доказательства, что метеорит упал с неба. Так и через какое - то историческое время в том, в чем на сегодня уверен религиозный человек, не нужно будет убеждать человека научного. Повторю, что если видение мира достоверно, то наука и религия придут к преодолению искусственного различения своих методов.

Итак, откуда и почему появились цивилизации, чем они отличаются, почему они отличаются и куда устремлена их эволюция?

Для изучения этих вопросов необходимо рассмотрение человеческих цивилизаций в глобальном историческом времени, протяженном — как в прошлое, так и в будущее — неограниченным образом. Исследователя в его мысленном эксперименте ничто не лимитирует. Его когнитивная «машина времени «всегда в распоряжении ищущего ума. Никто не запрещает задать вопросы: «что было миллион лет назад?» или «что будет через миллион лет в будущем?».

***

В чем цель прогресса человечества? Или, что почти то же самое, в чем смысл существования человечества? — В техническом прогрессе? В освоении природного мира?

Каким должен быть сам человек и его сообщества? Ключевым в постановке всех этих вопросов является ЧЕЛОВЕК. Как сущность. Так вот в сущности человека и находится ключ к ответам на поставленные вопросы.

Человек должен быть человеком. В этом ключ. На сегодня он и животное (биологический носитель), и человек как носитель разума (души).

Но когда - то биологический носитель был, а ни разума, ни души не было. Т. е. знак эволюции в момент рождения или ниспослания животному разума, души заключается в неких отличительных от животного свойствах.

Дальнейшее изложение основано на ключевом категориальном определении цивилизации.

«Цивилизация — это человеческое сообщество, объединенное сходными цивилизационными ценностями - мотиваторами человеческого поведения как кодом и условием его выживания и успешности в разных природно - и социально-средовых исторических условиях».

В корне сущностных признаков определения категории цивилизации лежит ЧЕЛОВЕК. И логический императив лучших практик, закрепляемых в культуре, традициях и цивилизационном облике, лучших с точки зрения выживаемости цивилизаций. Хотя этот императив тривиален. Если практика цивилизации успешна, то она выживает и существует. Если неуспешна, то растворяется в истории или в других цивилизациях с печальными последствиями для проигравших цивилизационных автохтонов.

Заметим, что речь идет о ценностях-мотиваторах, а не ценностях созерцания, отношения и оценивания. Такие тоже бывают, но они могут не вызывать действий, обеспечивающих успех. Человек и его ценности мотивации связаны деятельностным характером жизни человека.

Научное сообщество сходится в основном, что человечество как разумное начало появилось около 40 тыс. лет назад. Вся эмпирика заключается в этом же пределе. Но есть вопрос: что будет с человечеством, учитывая и опыт этих 40 тыс. лет, еще через 40 тыс. лет? Через 100 или 200 тыс. лет? Или через миллионы лет? Сделать научное допущение о возможности существования человечества разумного в течение неограниченного времени в будущем — ничем не запрещено.

Какова связь успешности развития сообществ, стран и цивилизационной идентичности, особенностей человеческих локалитетов? Может ли быть цивилизационная идентичность ресурсом успешного управления развитием?

Оказалось, что, поставив перечисленные вопросы, возможно получить теоретико - методологическую модель, которая не только позволяет ответить на эти вопросы, но и может быть применена на практике, в поиске эффективных управленческих парадигм.

Что есть сущность — человек? И производная — человеческие сообщества?

Человек есть дуалистическое существо, суперпозиция биологического «носителя «и разумного начала (для религиозного человека души). Можно установить относительную приоритетность этих двух начал, хотя притчи о колесах велосипеда здесь будет недостаточно. Человек, полностью парализованный, неподвижный, в физическом отношении, в том числе физического выживания, совершенно беспомощный — является человеком.

С другой стороны, человек, лишившийся разумности в результате клинической смерти, аварии или дефекта при рождении, несмотря на полное физическое здоровье, даже называется специфически — овощ. Он перестает быть человеком - сущностью, оставаясь при этом биологическим организмом. Значит, сущность человека возникает в его отличительности от животного начала. Соответственно, можно квалифицировать биологическое начало человека как необходимое условие его существования в нашем физическом мире, а оразумление (одушевление) — достаточным условием.

Но человек был таким не всегда. Его биологический предтеча не имел разума (души). В какой - то исторический момент (около 40 тыс. лет назад) он был осенен разумным началом. Как это произошло — мы не знаем, как не знаем научным образом и что это означает — оразумление человека. Судя по тому, что менее развитые существа подобным свойством не обладают, а человек с разрушенным мозгом его лишается, сопутствующее условие, вероятно, заключается в развитости мозга, достигшей эволюционно к тому времени необходимой кондиции. Дальнейшее развитие человека стало происходить социально, на основе его разумности, одушевленности.

Развитие человека стало отдалять его от животного предтечи. В эволюции человека самое главное, сущностно главное — это быть человеком.

Расизм, стадиальная версия теории цивилизации основаны на текущих различиях развитости разных человеческих сообществ. Но ведь достаточно очевидно, что эволюционное развитие через, скажем, 100 тыс. лет сделает все без исключения человечество грамотным, образованным, креативным и т. п. По сравнению с современными различиями, позволяющими расистам заявлять о разном сорте, ценности разных рас, таких различий просто не останется.

Рожденный разумным человек, как и его биологический предтеча в процессах эволюционного отбора, вынужден был отвечать на неблагоприятные средовые условия. К их числу относятся природные ландшафтные и климатические, относятся также и условия социальной среды. Флуктуационный поиск наилучших решений и практик, позволяющий оптимизировать навыки и опыт в этих ответах, стал возникать как осознанное познание и стал закрепляться в культурных образцах — в виде информационных носителей и знаний. Условные рефлексы уступили место традициям социального поведения, которые стали передаваться в межпоколенческих коммуникациях. Генетическое закрепление лучшего для выживания опыта в неоразумленной природе заместилось закреплением ментальным — в виде знаний, традиций, культуры. К ним вполне правомочно добавить и религию, и верования.

Наряду с генетическим кодом, ответственным за формирование биологического вида, адаптированного и успешного в определенных средовых условиях, становится возможным говорить о цивилизационном генокоде, оптимизирующем выживание разумных человеческих сообществ. Заметим, что борьба за выживание существует в условиях ресурсных ограничений (если пока не вдаваться в возможность глобальных случайных, форс-мажорных катастроф).

Обеспечение достаточности ресурсов — таких как продовольствие и вода, воздух, биологические и минеральные ресурсы, энергия — вообще говоря, существенно изменит условия эволюции человечества. На рис. 2 приведена футурологическая картина обеспеченности человечества перечисленными ресурсами. Из нее следует, что перспектива таких корректив не абсолютно отдаленная.


Рис. 2. Мегаисторическая обеспеченность человечества ресурсами и продолжительность жизни (левая шкала), численность населения Земли (правая шкала). 1 — население Земли, 2 — продовольствие, 3 — биоресурсы, 4 — минеральные ресурсы, 5 — энергетика, 6 — вода, 7 — преодоление болезней, 8 — продолжительность жизни человека.

В предыдущих рассуждениях существенно, что речь идет об активной деятельности человека, его поведении. Именно оно флуктуирует в поиске наилучших действий в ответах на вызовы среды, именно практики закрепляются в виде знаний. Если практики были неудачны или их закрепление в деятельности человека оказалось неудачным, то такое сообщество и не выживало в истории, едва зародившись.

Соответственно, человеческие сообщества, успешные в разных средовых условиях, должны были отличаться друг от друга! Это и порождало закрепляющиеся различия, которые в конце концов приобретали значение цивилизационной идентичности. Еще бы! Как и в случае биоэволюции «рецепты» успешного поведения крокодила не очень подходили для вороны или червяка, так и рецепты иных цивилизаций не очень - то подходят для других.

По предложенной логике цивилизационные отличия в отдаленной перспективе нивелируются, и человечество вновь, как и при своем рождении, превратится в гомогенное человечество. В православии этот этап, возможно, интерпретируется как «преображение».

Индивидуальность человеческой личности при этом, конечно, не исчезнет, шеренг клонов все равно не будет, т. к. природа индивидуальных флуктуаций человеческих личностей никуда не денется. Каким же станет человечество на своем мегаэволюционном пути нарастания отличий от биопредтечи, от животного состояния? Для того чтобы ответить, уже необходимы качественные описатели и их количественные меры. Мы подходим к понятию цивилизационных ценностей мотиваторов.

Что мотивировало биологического предтечу человека? (Рис. 3).


Рис. 3. Формирование пакета ценностей мотиваторов человека. У биопредтечи человека их три. Отличительных ценностей мотиваторов человека — двенадцать.

Таких мотиваторов было всего три. Это чувство голода, инстинкт продолжения рода и чувство опасности.

Можно показать, что для человека отличающих его мотиваторов поведения, кроме этих трех совпадающих, еще двенадцать. Не больше и не меньше. Почему двенадцать? Специальные поиски позволили показать, что все остальные психологические мотивации человека поглощаются отобранными и являются избыточными.

Итак, к числу двенадцати цивилизационно-ценностных мотиваторов, которые делают человека человеком, относятся следующие:

1. стремление к совершенству (безразличие к идеалу);

2. креативность (творческая беспомощность);

3. инновационность (традиционализм);

4. сопереживание (безразличие к ближнему);

5. ценность человеческой жизни (пренебрежение жизнью человека как таковой);

6. терпимость (нетерпимость к инаковости);

7. любовь — семья — дети (голый секс);

8. нематериальные ценности (материальные ценности, деньги);

9. коллективизм — социальность (индивидуализм);

10. душа — в религиозном смысле (физическое тело);

11. труд (рента);

12. альтруизм (эгоизм).

В скобках указаны соответствующие антиценности, апелляция к которым позволяет наметить количественную шкалу для оцифровки данных ценностей. Если коллективизм устремился к нулю, значит начинает нарастать индивидуализм. Если человек не ориентирован на труд, то он, чтобы жить, должен обирать себе подобных, но трудящихся, снимая с них ростовщическую и иную ренту. Двенадцать количественно градуированных осей задают цивилизационно-ценностный профиль каждой цивилизации (рис. 4).


Рис. 4. Количественные оси, задающие цивилизационно - ценностный профиль человеческого сообщества. (Профили США и России показаны условно, чтобы только иллюстрировать мысль о различиях цивилизаций)

Уровень предпочтения тех или иных ценностей для разных сообществ количественно измерим. И это дает возможность классифицировать сообщества, вводя критерии значимых отличий. Это дает также возможность изучать цивилизационогенез во времени, измеряя временную динамику соответствующих показателей.

Ценности-мотиваторы отличаются от иного типа ценностей. Есть ценности как ментальный механизм сравнения с эталоном, есть ценности созерцания. В данном случае речь идет об иных, вполне определенных ценностях, которые заставляют человека действовать тем или иным образом. Они формируют психологический поведенческий тип личности и сообщества, устойчивые социальные стереотипы, позволяют отличить себе подобного от другого, от иного.

Поведение человека пронизывает не только ограниченное пространство его индивидуальной жизни. Ориентация, например, массового наемного труда на материальное поощрение или на нематериальное поощрение меняет глобальную картину организации и производительности труда.

Психология правящей элиты отражается на конфигурации политических режимов и систем. Отношение рутинного большинства к лидерам формирует либо патерналистские отношения, либо гражданское общество.

Терпимость позволяет или, напротив, не допускает поликонфессиональную империю (Россия) или религиозно - фундаменталистское государство. Иными словами, важнейшие сферы жизнеосуществления личности, групп, социума в целом, политических и государственных институтов, форм внешних коммуникаций в мире оказываются производными от предложенного пакета, социального генетического кода — цивилизационных ценностей-мотиваторов.

Предлагаемый количественный подход к цивилизационному портретированию дает возможность построить в двенадцатимерном пространстве образ цивилизации, позволяет наблюдать за его специфичностью, отличительностью от иных цивилизационных моделей и за исторической эволюцией. А это, в свою очередь, дает возможность оптимизировать цивилизационную успешность на основе уникальности данной конкретной цивилизации (рис. 5).


Рис. 5. Фазовое пространство цивилизации. Различия цивилизационных моделей отражают не их первосортность и второсортность, а равное право на успех развития, но при разных решениях и ценностях

Разные цивилизационные модели не являются первосортными и второсортными, как это стремятся представить в отдельных теориях или практиках типа глобализации. Каждая может быть одинаково или, по крайней мере, сопоставимо успешна, но при условии реализации своих оригинальных ресурсов и правил успешности. Заимствование может быть весьма губительным. «Что русскому здорово, то немцу смерть!».

Введение количественных критериев дает возможность проследить эволюцию цивилизаций и дать ее прогноз. Если мы приняли, что мегаэволюция человечества идет по пути отдаления от животного состояния, от стартового (еще не вполне человеческого) ценностного пакета к белому, по пути очеловечения человека, то в пределе должен реализоваться и предельно белый ценностный пакет. Человек, наконец, станет человеком в истинном и окончательном смысле.

Человечеству давно известен этот подход в религиозном знании. Человек создан «по образу и подобию». Что это за образ? Ну, конечно же, это — разумное одушевленное существо, ценностный пакет мотиваций которого и соответствующее поведение и есть тот самый предельно белый пакет. Человечество движется в своем развитии к образу и подобию! К идеалу человека и человечества. Т. е конечный пункт сближает цивилизации и стирает различия.

Разумеется, определение императивного смысла человеческой мегаэволюции, развития, прогресса не отвергает всех наблюдаемых исторических отклонений, флуктуаций, циклов, удачных и неудачных цивилизационных попыток. Именно их отражают известные теории цивилизационогенеза, упомянутые выше. Однако как только ставишь мысленный эксперимент, переносясь на сотни тыс. лет, на миллионы лет, то становится более явным, что есть главное в мегаистории и будущем человечества, а что есть историческое (в этом масштабе времени) и ситуативное (рис. 6).


Рис. 6. Мегаэволюция ценностно-мотивирующего пакета человечества. Разные траектории разных цивилизаций

Рассмотрим условную мегатраекторию человечества, изображенную на этом рисунке. Рожденное около 40 тыс. лет назад человечество было в плане человеческого пакета однородным. Различия, закрепленные в виде идентичных цивилизаций, как ответ на разные средовые условия, стали нарастать позднее, что позволяет выделить этот этап цивилизационогенеза, как этап накопления различий. Этот этап длится до сегодняшнего дня. Вместе с тем, развитие знаний, техники, способностей преодолеть ресурсные ограничения коммуникаций приводят сначала к интеграции цивилизаций. Взаимное обогащение цивилизаций становится все более преобладающим над консервацией их различий. По мере эволюции человечества и повышения общего уровня «белизны «ценностного пакета цивилизации входят в процесс конвергенции. Очевидно, что в отдаленном будущем человечество придет к единому состоянию (рис. 7).


Рис. 7. Представление об универсальной эволюции человечества. Пакет ценностей эволюционирует от нечеловеческого (стартового) к очеловеченному (белому). Ось времени — в тыс. лет

Важно подчеркнуть временные масштабы этих процессов. Важно увидеть, что современное человечество на сегодня находится в фазе различий, как целесообразных рецептов выживания. Ресурсные ограничения еще слишком серьезны. Ценностные пакеты еще слишком черны, чтобы говорить об обозримой временной перспективе интеграции цивилизаций. Попытки на сегодня выдать, например, Западную цивилизацию за венец эволюции человечества и насаждать ее в процессах глобализации иным частям света являются не чем иным, как агрессией.

Современный период представляет собой своеобразную цивилизационную плавильню, время неустойчивостей и конфликтов, время обострения ресурсных проблем. Время соблазнов применить прорывные военные технологии для древней, темной мечты кое - кого владеть и править миром. Но цивилизационная идентичность еще долго будет способом максимизации успеха развития. Как и национальное государство и собственно институт страны. О каких конкретно масштабах времени и амплитудах изменчивости цивилизационных портретов идет речь? Перейдем к ряду исторических траекторий для разных цивилизаций, полученных методом сетевого интеллекта. На них будут видны этапы зарождения, циклов, иноцивилизационных агрессий, степени цивилизационной идентичности, степени конвергенции.

Итак, посмотрим, как менялись в истории и предположительно как будут меняться в будущем ценностные пакеты разных цивилизаций, степень выраженности цивилизационной идентичности, а для некоторых стран - цивилизаций — их коэффициент жизнеспособности (рис. 8).


1 — Россия, 2 — Европа, 3 — США, 4 — Китай, 5 — Индия, 6 — Япония, 7 — Латинская Америка, 8 — Исламский ареал

Рис. 8. Складывание современных цивилизаций в их идентичности в истории (100% соответствует высшей степени идентичности цивилизации)

Рисунок начинает давать некоторые откровения, которых предложенный количественный подход будет давать все больше. Видны моменты зарождения и период конвергенции цивилизаций. Цивилизации в истории рождались в разное время и возраст их различен.

Ясно, что конвергенция — дело не очень близкой перспективы. Для России видны два заметных провала: первый связан с приходом династии Романовых ; а второй произошел в XX веке, продолжается и сейчас. Интересно, что период Петра Первого — вовсе не иноцивилизование России, не европеизация ее. А восстановление эволюционного укрепления российской самобытности. Многих удивит эта интерпретация, но не надо забывать, что речь идет о специфической и коренной материи: цивилизационно - идентичных ценностях-мотиваторах. Состриженные бороды, табакокурение и кафтаны иного покроя не тождественны цивилизационной идентичности в том смысле, который развивается в настоящей работе. И, напротив, западные ценности демократии, прав человека и еще целого ряда лукавых товаров сегодня ударили по цивилизационной идентичности России.

Виден результат иноцивилизационного вторжения в латиноамериканскую цивилизацию 1500 года, как и еще один удар по ней в период капиталистической эксплуатации ресурсов и народов со стороны Нового и Старого Света, и ее осторожное восстановление в современности.

Виден закат Европы, ущерб процессу очеловечения, синхронный с модерном и постмодерном. Видны проблемы, с которыми столкнется Китай и Япония. Видна перспектива угасания Америки. Из рисунка можно оценить, что конвергенция цивилизаций произойдет по истечении третьего тысячелетия.

Читать полную версию доклада >>>


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3531
14088
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика