Борьба за "эффективность здравоохранения"

Борьба за "эффективность здравоохранения"

Событие: Реорганизация московской системы здравоохранения обернется ликвидацией ряда больниц, роддомов и других медицинских учреждений. План-график столичных властей опубликован на сайте rusmedserver.com. Из документа следует, что сотрудники 28 учреждений, включая 15 больниц, будут уволены, помещения высвобождены, а оборудование передано другим учреждениям. Сокращения предполагается проводить в два этапа: сначала путем присоединение больницы к другому учреждению и превращения в филиал, затем должна быть произведена ликвидация.

Комментирует: эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Наталия Шишкина.


Вслед за реорганизацией школ последовала и реорганизация больниц. Если верить источнику РБК, из 28, попадающих под реорганизацию, 22 городских клинических больницы, из которых 5 роддомов, 2 гинекологических больницы, женская консультация, 2 медико-санитарные части, 1 центр репродуктивной медицины; 1 инфекционная клиническая больница; 3 научно-медицинских практических центра, из которых 1 бывшая гинекологическая больница, и две психиатрических больницы.

На самом деле, слияние больниц и НИИ происходило и раньше – ещё в мае в Росминздраве появились приказы о реорганизации учреждений здравоохранения [1].

Реорганизация происходит в рамках рекомендаций по внесению изменений в региональные «дорожные карты», направленные на повышение эффективности здравоохранения, опубликованные ещё в марте 2014 года.

Сразу хотелось бы отметить, что эффективность и качество – разные вещи. Эффективность – понятие, означающее в общем смысле достижение результатов с минимальными издержками, производительность. Качество – совокупность свойств, определяющих соответствие работы, услуг своему предназначению. Уже из этого ясно, что задачи лечить, вылечивать граждан не стоит – стоит задача сократить расходы, устроить из учреждений здравоохранения конвейер по оказанию доходных услуг, своего рода доходные дома.

В рекомендациях прямо сказано: комплекс мероприятий, которые должны повысить эффективность здравоохранения, направлен на сокращение так называемых неэффективных учреждений (по образцу школьных реформ), и увеличение доходов от приносящей доход деятельности. Происходит это с целью привлечения средств на повышение заработных плат работников здравоохранения во исполнение указов президента [2]. И здесь чиновники последовательно придерживаются схемы, сработавшей в образовании, но, увы, не применяемой по отношению к ним самим: сокращаем работников – не требуется увеличивать расходы на зарплаты.

Под сокращение попадают квалифицированные специалисты, врачи, увеличивается нагрузка на не попадающие под сокращения больницы, которые и без того не пустуют. И всё это в многомиллионном городе, где возможность распространения болезней, в том числе и т.н. социально-значимых, выше само по себе. За счет общего количества населения, плотности расселения, плохой экологической ситуации, ежедневного психологического стресса и нагрузки на иммунитет каждого человека. Огромную роль играет и миграция в город – заболеваемость среди мигрантов, в том числе туберкулезом, выше, чем среди коренных жителей. И на фоне ухудшения эпидемиологической обстановки в 2014 году в целом по России, роста заболеваемости населения, в том числе ВИЧ, бактериальной дизентерией и корью, хотят сокращать медицинский персонал и провоцировать переполненность учреждений здравоохранения в «центре притяжения мигрантов», Москве.

Цель реформы здравоохранения – сэкономить средства бюджета и поставить больницы на самообеспечение. Чем грозит такая реорганизация? Во-первых, повышением заболеваемости за счет недоступности квалифицированной медицинской помощи, снижению возможности профилактики заболеваний и склонности к «кустарному» лечению. А повышение заболеваемости и самолечение без должной подготовки и уровня знаний и умений – прямой путь к повышению смертности. Во-вторых, закрытие некоторых «неэффективных» отделений приведет к переполненности московских больниц и снижению уже качества медицинских услуг. Обусловлено это будет  повышением нагрузки на одного врача, в том числе не только нагрузки рабочей, связанной с непосредственным выполнением своих обязанностей, но и эмоциональной, нагрузкой на физическое состояние. Специалисты начнут быстрее «выгорать», хуже выполнять свои обязанности. Из-за условий труда, которые спровоцируют московские власти, даже несмотря на повышенную зарплату, можно ожидать оттока кадров из государственных учреждений в частные – медики точно знают, что никакая зарплата им не компенсирует потерянное здоровье.

И всё это – в целях исполнения «майских указов». Но об этом ли говорил в «майских указах» Президент России – о «подгонке» под соответствие «дорожным картам»?

Московские власти, когда поняли, что молчанием только усугубят «социальные последствия», начали опровергать информацию о массовых сокращениях. Подчеркивается некорректность информации о сокращении больничных коек – но строительные работы по расширению ещё не закончены. Снова видна параллель со школами, когда школы закрывали раньше, чем возводились новые здания. Опровергается и сокращение медицинских кадров под предлогом дисбаланса врачей узких специальностей и общей практики. Но тогда возникает вопрос: почему специалисты не желают работать участковыми терапевтами, врачами общей практики, анастезиологами-реаниматологами? Логично предположить, что условия труда, нагрузка (рабочая, эмоциональная, риск), стремление чиновников выписать строгие нормативы на этих специальностях не приемлема для работы специалиста. Например, в соответствии с приказом Минздрава от 23 апреля 2014 года, норма времени на осмотр больного в соответствии с квалификационными требованиями участкового врача-терапевта составляет 10 минут. Но степень заболевания, возраст, количество заболеваний у каждого пациента – разное. Ответственность за конкретного пациента и его здоровье несет не министр здравоохранения, не проверяющий чиновник из министерства, выработавшего эти нормы, не компании медицинского страхования, а врач. Поэтому и возникает дефицит кадров среди врачей-терапевтов и врачей общей практики: создается ситуация, когда врач или не может качественно выполнять свою работу и несет ответственность или не соответствует квалификационными требованиям и вынужден расстаться с работой.

Традиционный метод восполнения дефицита кадров в бюджетной сфере: не оптимизировать условия труда и сделать их привлекательными для специалиста, а загнать в рамки существующего порядка, поставив перед альтернативным выбором «или-или».

Чиновники не изменяют своим традиционным принципам построения потемкинских деревень, выдачи желаемого за действительное и сохранением овец при сытых волках: умеют и затраты из бюджета не повышать, и указы президента выполнить. Для этого планомерно создают условия для перехода как образования, так и здравоохранения в частные руки. Сокращают кадры, уменьшают количество работников благодаря созданию неприемлемых условий труда, постоянно стараются оценить эффективность и вынуждают вместо выполнения профессионального долга заниматься бумажной волокитой. Но человек, житель Москвы – не деталь на конвейере, врач – не машина, а больница – не завод по ремонту рабочей силы. Экономия на здоровье и образовании сейчас приведет к тяжелым растратам в дальнейшем. Такое «экономное» - а на самом деле, рыночное - отношение чиновников к социально значимым сферам, возможные последствия их действий не могут не вызывать обеспокоенности – тем более, что очевидна аналогия с реформой школьного образования, промежуточные результаты которой уже видны.



[1] Приказы № 219-229, http://www.rosminzdrav.ru/documents?page=2

[2] http://www.rosminzdrav.ru/documents/8049-rekomendatsii-po-vneseniyu-izmeneniy-v-regionalnye-dorozhnye-karty-napravlennye-na-povyshenie-effektivnosti-zdravoohraneniya


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1251
3695
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика