Внешняя политика

Черногория: протестующие против политической несменяемости в четверть века

Черногория: протестующие против политической несменяемости в четверть века

Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Более месяца в Черногории проходят оппозиционные выступления. Меры, которые применяет власть в отношении оппозиционеров, выходят за рамки европейских стандартов, но на фоне ускоренного курса интеграции государства в НАТО Европа закрывает на это глаза, как и на то, что действующий премьер-министр страны уже давно по европейским меркам засиделся во власти.

Разгорающиеся в Черногории события актуальны в связи с двумя важными факторами. Во-первых, Черногория — это страна, которую уже принято считать европейской. Если с Молдавией и Украиной все понятно, они подписали договор об ассоциации с ЕС только в прошлом году, а вопрос о переходе на евро даже не стоит, то Черногория — это классический пример восточноевропейского государства, которое является ассоциированным членом ЕС уже 5 лет, евро было введено в обращение еще ранее. И хотя Черногория молодое государство, которое получило свою независимость только в 2006 году, европейские ценности и дух единства с Европой отрицать невозможно на фоне введения этой страной санкций против России. В силу этого протесты против вступления страны в НАТО выглядят крайне неожиданно.

Во-вторых, развитие политического процесса в Черногории напоминает российскую действительность. Премьер-министр, за отставку которого выступают протестующие, пребывает у власти более 20 лет, попеременно сменяя кресло премьер-министра и Президента страны. Согласитесь, знакомая для России практика. Народ устал. Целое поколение выросло при правлении одного человека, «государственного мужа, так долго находящегося у власти» (формулировка МИД России). Естественно, что длительный срок не оставил и следа от прежних задач, которые ставились в первые годы. Стремление вступить в НАТО поставило дилемму между политикой власти и отношением народа. И это похоже на российский опыт: когда ранее нас уверяли, что членство в ВТО нам жизненно необходимо, когда пытались разучить любить импортное западное продовольствие, компенсируя его преимущественно импортными товарами развивающихся стран, когда стали относиться радушно к Китаю, который еще до «исторического поворота», а точнее сказать «катастрофы века», жителями Дальнего Востока воспринимался уже как реальная угроза. Теперь нас уверяют в обратном, но ведь терпение и российского народа не безгранично. И уж если наши балканские братья в Черногории подымаются, то что же мешает нам заставить власть услышать наш голос?

Протесты в Черногории развиваются по нарастающей. 27 сентября перед зданием парламента в Подгорице силы «Демократического фронта», представленные тремя партиями, начали бессрочную акцию протеста. Информация о сентябрьских акциях протеста появилась еще в июле. Организованный палаточный лагерь жил своей жизнью, в СМИ не упоминалось о действиях полиции в отношении оппозиционеров. 16 октября во время двухдневного визита генсека НАТО с делегацией в Черногорию премьер-министр страны заявил, что надеется получить приглашение в НАТО во время ближайшего саммита в декабре этого года. Генсек днем ранее указал, что решение по этому вопросу будет принято менее чем через два месяца, и что члены организации все больше поддерживают идею приглашения Черногории. К ним примкнули и США, которые положительно оценили достигнутый прогресс в области верховенства права и общественной поддержки членства в НАТО.

Правительство страны давно проводит активную кампанию по усилению поддержки членства в НАТО внутри страны, но на данный момент согласно социологическим опросам свою лояльность выразило менее половины черногорцев. Да и как вообще иначе к перспективам вступления в НАТО должны относиться жители Черногории, которые помнят, как силы НАТО бомбили их страну в 1999 году, как черногорские ополченцы совместно с сербскими погибали в боях с албанскими сепаратистами, поддерживаемыми силами НАТО.

17 октября, словно заручившись поддержкой со стороны НАТО, премьер-министр дал разрешение на разгон палаточного лагеря. В итоге в этот день полиция с использованием спецсредств ликвидировала палаточный лагерь оппозиции. Десятки человек поступили в медицинские учреждения, Россия отреагировала заявлением — «последние события в Подгорице вызывают сожаление…нельзя не видеть, что вопреки заверениям, которые черногорское руководство получает из западных государств, включение этой страны в процесс евроатлантической интеграции отнюдь не ведет к ее консолидации и процветанию». На следующий день прошел очередной митинг оппозиции, на котором звучали призывы — отправить правительство Мило Джукановича в отставку за ухудшающееся экономическое положение в стране. Митинг сопровождался стычками с полицией.

24 октября на митинг собрались несколько тысяч протестующих. Требований было всего два. Первое касалось внутренней политики — отставка кабинета министров Мило Джукановича, формирование переходного правительства. Второе — отказ от вступления в НАТО. Протестные акции сопровождались и беспорядками, полиция применяла слезоточивый газ. По сообщениям преследованиям со стороны полиции подверглись, как оппозиционеры, так и журналисты, которые освещали митинг.

Протесты организованы «Демократическим фронтом», в состав которого входят такие политические силы, как партия Новая сербская демократия, Движение за перемены, Демократическая партия Единство. Лидеру Демократического фронта Миодрагу Лекичу есть за что быть недовольным властью — он участвовал в выборах Президента в 2013 году и уступил место с минимальным отрывом в менее чем 3% Филипу Вуяновичу. При этом множество наблюдателей указывало на то, что его победа была достигнута через массовые фальсификации. Однако данный мотив не являлся решающим, поскольку свои акции оппозиция начала только через два года после выборов. Главным мотивом, по всей видимости, стало недовольство населения перспективой вхождения в НАТО в контексте бомбардировки Сирии, в которой участвуют страны-члены НАТО, а также усиление конфронтации с Россией.

Предположить, что в митингах виднеются следы Кремля, что было заявлено премьер-министром Черногории, сложно в силу ряда причин. Во-первых, это бы означало, что у России есть некий проект формирования пояса дружественных пророссийски настроенных государств. Но эти сказки скорее для простого народа, остальным очевидно, что ни стратегии подобного влияния, ни финансовых ресурсов у Кремля нет. Во-вторых, если бы Кремль был таким вездесущим, как его хотят представить, не было бы Оранжевых революций на постсоветском пространстве, не было бы такого драматичного разрыва с Украиной, не испытывало бы многомиллионное население Украины ненависть к русским. Не может у страны, которая проиграла битву за собственный братский народ, быть в рукаве припасенной пророссийская балканская карта.

Эти же аргументы хотелось бы адресовать не только властям Черногории, но и российским экспертам, уверовавшим в то, что «Россия может защитить, что если Москва скажет „нельзя“, то морские носители „демократии“ не приплывут, а воздушные не прилетят и никого уже Америка не сможет безнаказанно вбомбить в каменный век. Возможность США навязывать свою волю народу Черногории закончилась».

Наиболее вероятная причина — не стремление выйти на пророссийскую политику, не сербская ориентация, которая напротив в стране воспринимается с негативным оттенком, а попытка стать настоящей частью Европы — с ее демократическими традициями, столь заманчивыми для политических сил в стране, которая по мнению оппозиционеров остается «единственным государством в Европе, где власть никогда не менялась демократическим путем». Цель «Демократического фронта» — отнюдь не спасение страны, не процветание Черногории, а приход к власти в условиях, когда демократические институты выборов так и не заработали в полной мере. Поэтому и отношение к этим акциям протеста скорее следующее: особых ожиданий на пророссийский вектор Черногории в случае прихода к власти новых сил ждать не стоит. Страна будет интегрироваться в ЕС, и это соответствует чаяниям не только верхушки, но и населения. Вступление в НАТО станет отложенным вопросом. Однако все это маловероятно в контексте того, что Черногория максимально близко подошла к союзу с альянсом, НАТО сделает все, чтобы «коней на переправе не менять». И не так уж и важно, как долго лидер республики пребывает у власти, как соблюдаются основы демократии в стране. Главным здесь становится то, что он безропотно выполняет требования Западных структур — готовится стать членом НАТО, вводит санкции в отношении России.

В России сложилась та же ситуация: не придется российским властям бояться оранжевой революции, пока они следуют рекомендациям Запада в части финансовой политики, пока наши золотовалютные резервы лежат в американских долговых бумагах, пока наш ЦБ, хотя точнее и не наш вовсе, а так, независимый и выполняющий рекомендации только МВФ, проводит политику изъятия денежных средств из экономики, пока полученные средства от выручки нефти могут свободно выводиться из страны, пока рубль остается слабым, что удешевляет российскую рабочую силу и создает преференции для иностранных компаний. Пока все это Кремль делает, ему прощают Крым, терпят его политику в Сирии. Наказывают санкциями, но и тут мы сами себя загоняем в ловушку самосанкций. «Сильна» же Россия поскольку народ привык роптать, но не подниматься. Да и как подняться, когда за любой голос правды тебя называют агентом госдепа, не патриотом, всепропальщиком. Но почему народ Черногории может, а Российский нет? Ответ один — не настал еще пороговый уровень, но он близится, подгоняют народ России к нему, все еще впереди.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Сирия — краеугольный камень российской дипломатии

Ценности американские и не только

Протесты в Молдавии

Украина как ключевая часть проекта «Антироссия»

Бойня в Македонии: эпизод или начало нового европейского конфликта



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

2744
9102
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика