Денег хватит ненадолго

Денег хватит ненадолго

Надежда Андреевна Хвыля-Олинтер — эксперт Центра Сулакшина, к. соц. наук

В стране кризис. Премьер, выступая в Мюнхене на международной конференции по вопросам безопасности, объявил о том, что, глядя на отношения России и Запада, не видно разницы между сегодняшним днем и 60-ми годами ХХ-го века и можно говорить о начале новой холодной войны.

Война — страшное явление, и каждый человек до последнего надеется, что пережить такое ни ему, ни его детям не придется. Апелляция к феноменологии войны автоматически подразумевает под собой призыв к мобилизации всех ресурсов (человеческих, моральных, финансовых и т. д.). По сути, из уст премьера прозвучал призыв к мобилизации, а, кроме того, в очередной раз был указан «виноватый» в неприятностях, обрушившихся на Россию. Виноватым, как обычно, стал исключительно Запад с его русофобией, а уж никак не либерально-космополитическая российская верхушка, под руководством которой наша страна, угодив в целый ряд внешнеполитических ловушек и понеся наказание за своенравие в виде санкций, оказалась практически беспомощной, прежде всего в финансово-экономическом отношении.

Насколько вообще корректно проводить параллели между холодной войной середины прошлого столетия и теперешнем временем, учитывая современное состояние нашей страны, резко контрастирующее с тем, что представлял из себя СССР в середине прошлого столетия? Тогда, несмотря на колоссальные затраты, которыми сопровождалась конфронтация двух гегемонов произошел феноменальный успех в освоении космоса, реализовывались программы развития военно-промышленного комплекса, освоения атомной энергии, были построены крупнейшие в мире гидроэлектростанции и т. д. Это, конечно, не могло не сказываться на социальной сфере, проблемы в которой возникали и проявлялись, к примеру, в виде низкой доли оплаты труда или сокращения расходов на культурную сферу. Но государство, в основе которого лежала кардинально иная идеология, нежели есть сегодня, стремилось, ни смотря на сложное положение, не снижать уровень материального обеспечения своих граждан, благодаря чему население существенных проблем не испытывало.

Например, в Союзе на фоне холодной войны было введено всеобщее государственное пенсионное обеспечение, а в современной России чиновники объявили об отказе от индексации пенсий (пока только у работающих пенсионеров, но к ним относится примерно каждый третий достигший пенсионного возраста россиянин).

В России сегодня именно пенсионеры составляют большую часть людей, которым денег хватает только на питание (факт, который подтверждается не только статистикой, но и данными социологических опросов). Если таковых в 2014-м году было 26%, то в 2015-м — уже 28%. Аналогичная ситуация наблюдается не исключительно в среде вышедших на пенсию граждан. Доля россиян, относящих себя к наименее обеспеченным группам, за год выросла и довольно заметно. Тринадцати процентам наших соотечественников с трудом хватает денег на питание (рост за год составил 3%), сорока двум процентам хватает их доходов только на предметы первой необходимости (годовой прирост 4%). Сложив 13 и 42, несложно подсчитать, что больше половины населения нашей страны находится в довольно бедственном материальном состоянии. А на самом деле таких людей гораздо больше, так как на вопросы социологов отвечает только взрослая часть населения, достигшая восемнадцати летнего возраста, а дети тоже кушать хотят.

Доля граждан, не испытывающих материальных затруднений, уменьшается — в 2015-м году к этой категории отнесли себя 13% респондентов, а до наступления кризиса в 2013-м — 18%. Надо отметить, что эту группу людей принято считать в нашей стране средним классом, и ее постепенное размывание лишает политический режим потенциала устойчивости.


Рис. 1. Группы с различной самооценкой уровня материального благосостояния

На рисунке видно, что линии, отражающие численность состоятельных групп, поползли вниз, а указывающие доли малообеспеченных — вверх. У части людей есть собственные сделанные за предкризисные годы накопления, которыми можно воспользоваться для поддержания прежнего уровня жизни. Вот только имеют сбережения всего чуть больше половины российских семей, у остальных нет и не было возможности отложить хоть какую-нибудь сумму на «черный день». Согласно опросу, в среднем сделанных накоплений населению хватит на четыре с половиной месяца, а потом уровень жизни практически каждой второй семьи резко упадет и большая часть населения страны окажется абсолютно незащищенной перед лицом разрастающегося экономического кризиса.

Быстрее всего материальные проблемы, связанные с исчерпанием накопленных ранее личных средств, начнут ощущать жители Новокузнецка, Волгограда, Краснодара, Омска и Ростова-на-Дону. Вероятно, такая ситуация в этих городах обусловлена тем, что зарплаты здесь относительно невелики, а стоимость жизни, напротив, достаточно высокая. Немного более других оказались подготовлены к кризису жители Иркутска, Тюмени, Томска, Воронежа, в которых люди рассчитывают прожить на отложенные ранее деньги дольше, и доля семей, имеющие таковые, в этих городах несколько выше.

Табл. 1. Доля семей, откладывающих сбережения, по городам


Интересно на приведенном выше графике (рис. 1) то, что доля богатых остается практически неизменной. На них не отразился текущий кризис, и прошлый они пережили, довольно быстро вернув себе несколько утраченные позиции. Вроде как «и в воде не тонут, и в огне не горят», заговоренные они что ли? Все просто — государство, построенное по принципам неолиберальной идеологии, утверждает права сильного (читай «богатого»). Оно конечно, поддерживает «слабых», но по большому счету не обязано сдерживать приобретательство благ «сильными» до той поры, пока удается контролировать «слабых» и сдерживать рост их протестных настроений.

Вот пример. Президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию в конце 2015-го года сказал: «Россия уже давно на переднем рубеже борьбы с террором. Это борьба за свободу, правду и справедливость. За жизнь людей и будущее всей цивилизации» . И далее: «Необходимо поддержать людей с низкими доходами, наиболее уязвимые категории граждан, перейти, наконец, к справедливому принципу оказания социальной помощи» . Если первая фраза звучит убедительно (по крайней мере, в контексте желаемого), то вторая, если конечно в нее вдумываться, должна вызывать возмущение. О социальном равенстве, о справедливом распределении благ речь вообще не идет, говорится только о том, чтобы «наконец» начать справедливо распределять помощь беднейшим слоям населения. Просто потому что иначе рано или поздно последуют протесты. Смены модели не предусматривается, только реакционное самосохранительное поведение.

Годы изобилия нефтяных долларов позволили части населения России поверить в стабильность и почувствовать улучшение собственного благосостояния. Однако эти годы не были использованы властной элитой для того, чтобы избавить отечественную экономику от смертельно опасной зависимости от сырьевых валютных поступлений. Поэтому падение цен на энергоносители автоматически означает крушение надежд россиян на спокойную и относительно обеспеченную жизнь и доведение большинства людей практически до нищенского состояния.

В итоге своей речи с мюнхенской трибуны премьер заявил: «Всем будет хуже, не сомневайтесь». То, как затяжное противостояние России и Запада, а по факту, итог проводимой в стране четверть века либеральной политики, отражается на российских гражданах, и как хуже становится жить обычным людям, можно уже наблюдать воочию.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Итоги-2015: социальная политика

За чертой бедности: для малоимущих введут соцвыплаты

Подоночная экономика: хуже уже не будет или всё ещё впереди?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
231
562
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика