Энергетическая стратегия России

Энергетическая стратегия России

Эксперт Центра Людмила Кравченко


Стагнация российской экономики привела, наконец, власть к пониманию невозможности дальнейшего роста без качественных сдвигов. Так, 12 февраля Президент на совещании с членами Правительства признал, что повышение цен на энергоносители как источник развития себя исчерпал. В связи с пересмотром данной парадигмы возникла необходимость утверждения новой «Энергетической стратегии 2035» взамен ранее принятой в 2009 году. Предполагается, что к маю текущего года она может быть одобрена.

Новая стратегия расставляет акценты на следующих ключевых моментах:

- снижение зависимости от сырьевой экономики;

- рост инновационной составляющей в отрасли ТЭК и ориентация на развитие нефтегазовой отрасли при постепенном снижении поставок сырой нефти и газа;

- региональная диверсификация, ориентация на рынок АТР.

Новый подход перехода от ресурсно-сырьевого к ресурсно-инновационному развитию ТЭК включает в себя сокращение к 2035 г. вклада ТЭК в ВВП в 1,6 - 1,7 раза и снижение доли экспорта топливно-энергетических ресурсов в ВВП почти в 3  раза к 2035 г. В 2013 году эта доля соответственно превысила 70%. Для того, чтобы Россия смогла выйти на уровень 23% в экспорте требуется активное развитие иных отраслей промышленности, задача весьма амбициозная, особенно если учесть то, что в 90-ые годы доля продукции топливно-энергетических ресурсов уже превышала 40%.  Это означает, что ежегодно эта доля должна снижаться в среднем на 2 процента, но за счет чего? В то же самое время данная задача конфликтует с последними мерами правительства, предусматривающими снижение экспортной пошлины на нефть и газ, что непосредственно нацелено на стимулирование экспорта энергоресурсов. И все же открытым остается вопрос – за счет чего произойдет снижение? Какие другие статьи экспорта должны при этом вырасти?

Наряду с этим ожидается и качественный сдвиг в структуре нефтяного экспорта в пользу продукции нефтехимии. Однако напомню, что если по объемам добычи нефти Россия практически достигла уровня 1990 года, то по переработке еще значительно отстает. Развитие нефтехимии несомненно важно для страны, но захотят ли нефтяные компании, которые сейчас заявляют о том, что они осваивают труднодоступные месторождения Арктики и Восточной Сибири, инвестировать в сферу нефтегазовой переработки?

Значительное внимание в стратегии будет уделено повышению инновационной составляющей отрасли, созданию «инновационного и эффективного энергетического сектора страны для устойчивого роста экономики, повышения качества жизни населения и содействия укреплению ее внешнеэкономических позиций». Сейчас ТЭК – одна из наименее инновационных отраслей (рис.1)


Рис.1. Показатели инновации отраслей промышленности, в % (по данным Росстата)

В стратегии также говорится о необходимости ускоренного выхода на рынок АТР, доля которого в российском экспорте нефти и нефтепродуктов возрастет к 2035 г. с 12 до 23% (сырой нефти – 32%), а в экспорте газа - с 6 до 31%. Энергетические рынки Европы и СНГ останутся основными рынками сбыта продукции российского ТЭК, но объёмы экспорта после 2015 года будут снижаться и к концу периода составят 95% от уровня 2010 года. В настоящее время Европа – главный потребитель российских топливно-энергетических ресурсов, КНР – третий потребитель, Япония – девятый, при этом по объемам импорта в мире эти страны занимают соответственно второе и третье место, то есть являются перспективным рынком сбыта. Диверсификация рынка, с первого взгляда, может способствовать избавлению ТЭК от политического компонента, но в действительности скорее отражает стремление олигархической верхушки расширить рынок с целью максимизации прибыли, под это уже строится соответствующая магистральная инфраструктура - Восточный нефтепровод, который должен позволить России выйти на рынки США и стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

В целом стратегия содержит ряд принципиально новых и важных положений для развития нашей страны, но открытым останется вопрос о реализуемости подобных положений. К тому же, все эти годы стратегия опиралась на одни постулаты, а сейчас декларируются иные. Так что это – признание ошибочности собственной политики или всего лишь попытка отчитаться перед обществом и небольшой властной элитой, которая возможно и правда ратует за нашу страну? Неужели при формировании экономического курса страны никто не мог спрогнозировать, что вечно жить на нефтедоходы невозможно, что это мина замедленного действия? Нужно было доводить страну до состояния стагнации, чтобы осознать, что пределы роста такой модели ограничены? Неужели нельзя было использовать сверхдоходы на инвестирование промышленности, чтобы она смогла стать мощным драйвером роста. Зачем их нужно было изымать из оборота под предлогом наступления черного дня, который данная политика могла только ускорить. И что же в итоге будет – разворот от сырьевой модели или активное использование преимуществ России на инновационной основе (так называемое увеличение инновационной составляющей в нефтегазовой химии) или простая региональная диверсификация, предусматривающая уход на другие рынки сбыта, более перспективные в долгосрочном периоде?


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2196
11008
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика