Эволюция русского марша

Эволюция русского марша

С 2005 года, каждый год в день народного единства 4 ноября проводится Русский марш. В этом году «Русский марш» предложили разделить на два: в Люблино и у станции метро Щукино, общей численностью до 15 тысяч человек [1].

Комментирует: эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Наталия Шишкина.


В этом году «Русский марш» будет иметь следующие черты:

1.  «Русский марш» раздвоился и пройдет по разным маршрутам.

2.  События в Новороссии окончательно раскололи и без того не монолитное националистическое движение на сторонников и противников Донецкой и Луганской Народных республик.

3.  Ещё большая потеря интереса к самим акциям («а есть ли смысл, если ничего не изменится?», «Помогать нужно делом, а не маршем») и потеря доверия к лидерам («Марш – отмывание денег», «Для кого евро-долларовые кошельки Web-Money [2]?»).

4.  Повышенный градус напряженности между самими националистами.

Оба марша имеют несколько разную направленность: «Русский марш» у метро Щукино, по сути требований и заявлений организаторов, является «Новоросским маршем [3] [4]», традиционный в Люблино – попытка объединить и противников и сторонников ДНР и ЛНР с основной идеей националистического единства [5].

В начале октября националисты заявляли о своем намерении провести марш в центре столицы, но разрешения на это не получили.

Запрет проведения «Русского марша» в центре города после разрешения на либеральные акции в сочетании с идеей «слива Новороссии» и недовольством политикой Кремля в отношении Киева может ещё больше подкрепить про-новоросские националистические убеждения относительно антирусского правительства РФ.

Несмотря на такое подкрепление убеждений, внутринационалистические дрязги будут сдерживать от слишком решительных и вызывающих действий относительно государства, но само напряжение начнет накапливаться, а все попытки объединить сторонников и противников Донецкой и Луганской Народных республик и призывы «не дать Кремлю рассорить националистов [6]» вряд ли возымеют эффект. Причина неосуществимости – в изначальной разнородности националистов, события на Украине только сыграли роль катализатора раскола.

Запрет на проведение акции в центре связан, видимо, с двумя целями:

1.  Для предотвращения возможных столкновений и стычек, способных перерасти в массовую драку между радикальными националистами и теми, кто поддерживает ДНР и ЛНР – тем более, что и до событий на Украине провокации и стычки имели место быть.

2.  Провокация националистических лидеров активно и вызывающе себя вести с целью продолжения дискредитации высказываемых ими идей и изменение позитивного восприятия собственно традиционных ценностей на негативное. Сделать это можно с помощью подмены ценностей на их националистическую интерпретацию, привития установки, что интерпретация ценностей и сами ценности – идентичны.

Вряд ли можно включить в этот список намерение не дать возможности высказать части националистов поддержку Киеву и «Правому сектору», так как «Маршу мира», шествовавшему и с флагами «Правого сектора», и даже с флагами «НАТО», такая направленность не помешала пройти по центру города.

Совершенно очевидно, что поддержка Новороссии в повестке «РМ» в этом году спровоцирует радикальные группы националистов, выступающих в поддержку своих идеологических «братьев-по-расе» на Украине, на проявление агрессивности. Для них и ранее была характерна ориентированность на западные интерпретации событий, установка, что Русская цивилизация – одна из частей западной, европейской цивилизации, чем обосновывалась идея интеграции именно в западное пространство.

России свойственна собственная модель формирования государства в виде собирания земель разных народов под общим цивилизационным проектом. Это в корне отличается от модели агрессивного западного государствостроительства, основанного на принудительной ассимиляции, породившей идеи расизма и этноцентризма. Для России они чужды и жизненно опасны, становятся прекрасной базой для осуществления разделения страны, разобщения общества и окончательной колонизации. Самая выгодная ставка для подчинения и власти над поликультурной страной - широкомасштабное информационное наступление, провокация внутрицивилизационного конфликта, распространение идей раздробленности.

Необязательно вступать в открытое столкновение, когда можно отравить.

Для достижения антироссийской – и антирусской – цели требуется нанести удар по цивилизационным ценностям государствообразующего народа, перевернуть или исказить их, обеспечить победу в психологической войне. Широко применяется доведение идей до крайности, превращение их, с одной стороны, в оружие диверсии, а с другой – полное искажение восприятия самого народа и страны в целом другими, подготовка обеспечения международной поддержки для борьбы с «русскими шовинистами», актуализация существующих стереотипов о русских.

Идея государствообразующей роли русского народа трансформируется в идею «Россия для русских», в идею превосходства русских над другими народами. К чему это ведет:

1.  Отвержению и неприятию изначальной идеи русским населением как националистической, агрессивной, добровольным уходом от собственной роли, привитием чувства стыда за национальную идентичность, которое будет использоваться неонацистами и либералами в дальнейшем.

2.  Поддержке русофобии в национальных республиках, постоянном повторении и закреплении стереотипа агрессивности русских, желающих поработить все остальные народы.

3.  Внедрение агрессивного стиля поведения в сознание русских, изменение моделей поведения, соответствие стереотипу о «русских шовинистах».

Происходит и искажение понимания национального единства – «кровь объединяет», при этом культурные, духовно-нравственные ценности, традиционно превалирующие в русской цивилизации над материальными, опускаются в принципе, на их место пытаются поставить сугубо биологизированное понимание русской идентичности. Основой этого понимания выступают западные теории, не раз применявшиеся для оправдания агрессивного колониализма.

В сочетании с предыдущим искажением это дает возможность в будущем оправдать внешним акторам борьбу с Россией как нецивилизованной страной животного русского фашизма, из чего логически следует вмешательство международного сообщества ради обеспечения прав национальных меньшинств и борьбы с новым воплощением Третьего Рейха. Сравнения Президента России с Гитлером уже были и продолжают муссироваться в Интернете.

Ценность взаимопомощи трактуется через идеологическую призму: помощь следует оказывать только «своим», «братьям по расе», вплоть до распространения идеи о том, что не-славяне (или не-европейцы) являются иным биологическим видом, не людьми.

Среди радикального крыла националистов существует неприятие христианских ценностей как «антирусских», «еврейских». Из-за этого происходит замещение христианских ценностей на полуоккультные идеи, создаются идеологические и религиозные мифы, развивающиеся на почве невежества и антирелигиозности как протеста против режима РФ. При создании мифов активно используется ситуация деградации российского образования.

В идее поддержки «белых братьев» берет свое начало позитивное отношение к нацеленному на Европу Майдану у радикальных групп, поток добровольцев в батальон «Азов», искажение информации о Новороссии. Последнее достигается через широко используемое шулерство в виде подтасовки фактов в нужном порядке и акцентирование внимания на отдельных моментах, распространение интерпретации частного на общее, что является одним из приемов манипуляции массовым сознанием, давно и успешно применяемым националистами.

Абсолютная поддержка американской установки «СССР – империя зла» напрямую связана и с ненавистью к РФ как наследницы СССР. Здесь важен ещё и тот факт, что отношение к идеологии коммунизма переходит в отношение к стране и людям, проживавшим в ней и тем самым поддерживавшим «антирусский режим», «тюрьму народов». Это дает широкие возможности для интерпретации прошедших событий. Например, восприятие Великой Отечественной войны как развязанной СССР с целью уничтожения «белой расы», советских солдат – как стада братоубийц.

Акцент на «священную расовую борьбу» наблюдается и в полном искажении истории Древней Руси. Любые доводы, утверждающие обратное, нивелируются четко принятыми установками «вся наука от жида» и «все кто не с нами – зомбированы либо психически больны». Для этих установок создается и информационное сопровождение – подложные биографии русских ученых, создание образа идеологических противников как психически больных или «расово чуждых». Если не удается исказить – применяется высмеивание. Например, высмеиванию подвергся патриотизм и приверженность к идее русского мира. Появились «ватники-шовинисты», «совки», «путиноиды», взятые на вооружение радикальными националистами у про-западных либералов.

Примечательна большая степень доверия националистов к зарубежным источникам и апелляция к международным документам. Например, сепаратистская идея создания русской республики в составе России ссылается на документы ООН [7] [8]. Игра на теме «национально-освободительной войны», свободы народа от тирана-государства была свойственна как агитации немецких захватчиков времен Второй Мировой войны на оккупированной территории, так и американской риторике при оправдании поддержки антисоветской пропаганды и необходимости противостояния СССР. Сейчас право народов на самоопределение и идею национально-освободительной войны активно используют неонацисты России.

Общая направленность действий националистов и возможные их последствия гармонично вписывается в этапы реализации американского проекта «Нового мирового порядка», озвученного З.Бжезинским, согласно которому Россия должна быть поделена.

Идея свержения «антирусского», «расово чуждого» режима стала доминировать благодаря своей интерпретации как идеи спасения, присущей русской цивилизации. В частности, поддержка Киева оправдывается желанием спасти людей Новороссии от агрессии Путина [9] и РФ – что крайне созвучно с культивируемыми США настроениями [10] и законом США №2277, принятым в этом году [11].

Представление, что Россия – агрессор, агрессор постоянный, непреходящий, было всегда присуще Западу. Стоит отметить сетевую консолидацию вокруг темы российской агрессивности на Украине и лично Путина по такому же типу, который был во время «Арабской весны» [12].

Основные механизмы использования националистов заключаются в консолидации в социальным сетях, организация сетевых проектов; распространение информации, апеллирующей к национальным идеям, ценностям, героям. При этом информация написана либо эмоциональным и простым языком (воздействие на сознание по самому короткому пути – через эмоции и чувства), либо наукообразным.

А.Тойнби отмечал, что неприятие и враждебность Запада к России связана не с объективной реальностью, а с тем, что Россия является отличной от западной цивилизацией. Очевидно, что за распространением неонацистских идей, превратной интерпретацией объективно существующих проблем, разложением традиционных русских ценностей или их искажением должен стоять некто, целью которого является не просто уничтожение режима России или контроль над ней, но уничтожение русской цивилизации как таковой, геополитического противника, мешающего осуществлению неких целей.

Конечные цели, которые достигаются руками неонацистов, идентичны с теми, к которым тянут страну либералы – по ненависти и одержимости идеей свержения «жандармского» режима РФ, некоторым фразам, словечкам неонацисты практически полностью повторяют установки воинствующих либералов. В качестве примера – частое повторение (тоже манипулятивный прием) «Россия – страна рабов», что было свойственно ещё преклоняющейся перед Западом либеральной интеллигенции Российской Империи.

Следовательно, и стоит за этим некто один, скорее всего тот, кто считает Россию мировой угрозой после лихорадки Эбола и открыто заявляет о поддержке и продвижении западных ценностей как единственно прогрессивных. Под красивым флагом осуществляются бархатные революции, провоцируются гражданские войны, берутся под контроль необходимые источники и пути распределения ресурсов. Использование нацистов для своих целей – далеко не новая практика в достижении мировой гегемонии.

В России сейчас происходит попытка поляризации общества на основе идеологических предпочтений в условиях, когда у государства нет ясно сформулированных целей и идей. Этот идеологический вакуум заполняется и вытесняется теми, у кого такие цели и идеи сформированы и упакованы в яркую обертку: либералами с одной стороны и националистами – с другой, с опорой на искаженные традиционные ценности и манипулятивные техники. Вероятно своего рода подготовка к «схлопыванию» крайностей либерализма и национализма, войне всех против всех, что способно привести к социальному взрыву и международному вмешательству. А в конечном итоге достижению одной определенной цели – уничтожить Россию как цивилизацию, мешающую проекту всеобщей универсальной глобализации, направленной на формирование общества слуг для «клуба бенефициаров» и обеспечение доступа к ресурсам России.



[1] http://www.interfax.ru/moscow/404053

[2] http://rmarsh.info/news14/podderzhi-russkij-marsh-v-moskve.html

[3] http://rosndp.org/rm-2014.htm

[4] http://shturmnews.info/russkiy-marsh-2014.html

[5] http://www.interfax.ru/404502

[6] http://rusnat.com/2014/10/11/russkij-marsh-2014-nash-glavnyj-interes-polza-nacii-i-osvobozhdenie-svoego-otechestva/

[7] http://www.rr-rus.ru/

[8] https://vk.com/rrrus

[9] http://basmanov.livejournal.com/2548680.html

[10] http://www.washingtonpost.com/opinions/the-west-must-make-mr-putin-pay-for-his-aggression/2014/08/28/0eaa39a0-2eea-11e4-994d-202962a9150c_story.html

[11] https://www.congress.gov/113/bills/s2277/BILLS-113s2277is.pdf

[12] https://www.facebook.com/stopputinsaggression


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3379
58617
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика