Национальная идея: очевидный упадок либеральной школы

Национальная идея: очевидный упадок либеральной школы

Людмила Кравченко, эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Это не площадка для дискуссии, а место, где представители исключительно одной школы продолжают себя уверять в правильности рецептов, невзирая на все свидетельства губительности проводимого курса. Какой смысл из года в год повторять одни и те же фразы, не делая при этом ничего?

Чем примечателен Гайдаровский форум?

Круг участников ежегодного съезда либерального крыла – Гайдаровского форума, который по традиции прошел в январе, остался неизменным – Д. Медведев, А. Силуанов, А. Улюкаев, К. Юдаева, О. Голодец, И. Шувалов… Участвовали в нем и либеральные министры и политики, а также их духовные наставники – представители МВФ, Всемирного Банка и прочих структур, ориентированных на сохранение вашингтонских рецептов в экономической политике развивающихся стран.

На форуме обсуждают текущие проблемы в экономике (но не с целью их рационального решения, а для сбора советов и рецептов для  российской экономики от западных экспертов), озвучивают планы экономических ведомств. Интересы крупного бизнеса важнее государственных, а социальная справедливость и высшая ценность - народ России нивелируются в процессе следования заблуждениям о готовности западного мира принять Россию как равноправного партнера.

Девальвация практикой государственных решений


Гайдаровский форум – это место, где «смена модели экономики», избавление «от сырьевой специализации» девальвируются практикой государственных решений. Форум, на котором западные экономисты продолжают уверять страну, что все идет хорошо, правильно, менять ничего не нужно.

Какой смысл из года в год повторять одни и те же фразы, не делая при этом ничего? Так, премьер снова заявил, что «старая энергосырьевая модель исчерпана», а А. Силуанов оценил снижение цены на нефти как отход от сырьевой зависимости: «но зато доля нефтегазовых доходов в экспорте снизилась с 70% до около 50%, мы уходим от нефтяной зависимости, по сути, слезаем с нефтяной иглы».

Где министр финансов  взял эти цифры – загадка, поскольку по данным ФТС в 2014 году доля топливно-энергетических товаров в экспорте составила все те же 72%.

По мнению либералов, избавиться от сырьевой зависимости можно вообще без развития промышленности. Громкий призыв «изменить саму модель нашего развития» кажется просто цитатой, вырванной из многочисленных аналитических докладов.

Никаких новых рецептов и стимулов роста экономики


За год потрясений в стране фактически ничего не изменилось в государственной политике: никто не предлагает новых рецептов и стимулов роста экономики, напротив все действия сосредоточены на том, чтобы просто выжить, затянув пояса, максимально сократив расходы.

Так, А.Силуанов  заявил, что все расходы будут сокращены, за исключением оборонных. Сокращение затронет и отрасли экономики, которые нуждаются в поддержке, социальную и гуманитарные сферы (образование, здравоохранение, спорт, культура). Бюджет, в котором уже и так на 30% сокращены сферы, направленные на развитие человеческого капитала, планируют сократить еще на 10%. Номинальный объем государственных расходов  в 2015 превысит прошлый на 5%, то есть не сможет покрыть даже  уровень инфляции.

С одной стороны акцент на оборону объясним – на границе идет вооруженный конфликт, требуются повышенные меры безопасности. Но ведь есть еще и санкции против экономики. Почему расходы на реальную экономику не растут? Есть еще и люди, которые в результате девальвации обеднели в два и более раз. Почему о них не думает антироссийский либеральный чиновник? Почему в течение стольких  лет нужно было позволять убивать оборонный комплекс сердюковщиной, чтобы в годы кризиса задуматься о его тяжелом состоянии?

Кому выгодно падение рубля?

А. Улюкаев на цифрах объяснял, почему падение рубля выгодно(?) российскому бюджету: «с точки зрения бюджета не важно, сколько нефть стоит в долларах, важно, сколько она стоит в рублях». Не поэтому ли ЦБ не смог остановить падение рубля? На этом фоне так актуально звучат слова В.Ленина, процитированные А.Улюкаевым: «эпоха благостного развития миновала безвозвратно, она заменилась эпохой сравнительно гораздо более порывистой, скачкообразной, катастрофичной, конфликтной».

Магия цифр, о которой говорил министр, сравнивая текущую действительность с состоянием 100-летней давности, отправляет нас в 1915 год, к экономике того периода. Но продолжая логическую цепочку, предложенную министром, власти стоит задуматься над тем, что через два года таких социальных и военных потрясений страну ждал 1917 год с революционным решением накопившихся проблем. И не к этому ли сейчас ведет политика либералов?

Форум пестрил неожиданными выводами: министр финансов заявил о снижении издержек в российской экономике, за счет чего страна стала более конкурентоспособной.

Но издержки снизились только на рабочую силу в долларах, остальные выросли на фоне повышения ключевой ставки до 17% и девальвации валюты с резкими скачками волатильности.  Министры заявили, что  сложились все условия продвижения в области несырьевого экспорта. Это как и с продовольственным эмбарго - конкурентов отстранили, а стимулов для производства стало меньше: при стоимости кредитов в 30-35%, повышении издержек на фоне падения рубля, можно ли ожидать стимулирования несырьевого экспорта или бума в отечественном сельском хозяйстве? Ответ очевиден, но не для  министров экономического блока.

Налоги будет собирать не с чего и не с кого


Идеи о поддержке малого и среднего бизнесасводятся к снижению административной и фискальной нагрузки, хотя по факту нагрузка на бизнес растет в виде налогов, различных сборов. Не идет речи о субсидировании кредитов, о первостепенном для экономики – предоставлении доступных инвестиционных средств. В рецессии при дефиците инвестиций бизнес остановит производство, а тогда и налоги будет собирать не с чего.

Несмотря на то, что население в ходе девальвации и при инфляции потеряло в заработной плате, роста не предвидится.

А. Силуанов выступил против индексации зарплат бюджетников на уровень инфляции, премьер заявил о росте зарплаты только при повышении производительности и росте экономики.

Итоговая речь премьера поражает


Примечательно, что, несмотря на все ошибки, которые признаются и премьером – от колебания курса рубля сильно страдают «и предприятия, и банки, и, конечно же, люди», политика ЦБ не осуждается, а полностью поддерживается. «У нас достаточно механизмов, чтобы обеспечить устойчивость рубля», но то, что происходит с рублем по вине ЦБ, нельзя назвать устойчивостью. Стандартный набор фраз, написанных спичрайтерами по материалам многих трудов, лишний раз доказывают, что глава правительства не ведает, что говорит.

Поражает итоговая речь премьера. На фоне рассуждений Медведева о том, что все эти явления в экономике были заранее ожидаемы, естественен вопрос:  но почему тогда вы ничего не сделали, почему снова  сейчас выбираете стратегию минимизации действий, декларируете необходимость смены модели, но не предлагаете никаких рекомендаций?

В целом Гайдаровский форум стал репетицией российских либералов перед форумом в Давосе, который откроется 21 января.

От России туда поедут два чиновника либерального лагеря – А.Дворкович и И.Шувалов. Так же, как и на площадке форума, они будут вещать о привлекательности российской экономики, о снижении издержек и прочих постулатах, которые не имеют ничего общего с российской экономической действительностью.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1808
7488
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика