Хранители

Хранители

Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике

Обнародованная намедни новая порция компромата имеет ровно те же черты, что и предыдущие: под рассказ на общую тему «Воруют» называется очередное имя держателя путинских (по мнению расследователей) миллиардов. Сегодня это друг детства музыкант (и очень хороший музыкант) Ролдугин. Он же распорядитель офшорной империи, в которой обнаружилось 2 миллиарда долларов. О Ролдугине написала и Новая газета, так что скорее всего, речь идет о скоординированной подаче информации.

То, что воруют — абсолютно не новость. Понятно, что никто не хранит, как колумбийские наркобароны, свои миллиарды стопками в подвале. Чай, не дикари. Однако в чуть более цивилизованной схеме такого «подвала» особую важность имеют хранители ключей от него — то есть, система доверенных и особо доверенных лиц, на чьи имена и переводится тем или иным способом ухищенное. Абы кого на такую щекотливую роль не назначишь — важно не только, чтобы хозяйское добро никуда не делось, но и то, чтобы «кошельки» и «хранители» были сдержанны в публичном общении и держали языки за зубами. Ролдугин в этом смысле идеален. Мало того, что непубличен, так еще и не замечен в тяге к роскоши. Многие близкие друзья Первого лица по причине их ненасытности были отлучены от доступа к ключам от Главного Хранилища. Так, по крайней мере, полагает «Новая газета». Ей, судя по всему, доверено было чуть более подробно адаптировать версию «Гардиан» для российского читателя.

Расследование, публикуемое Гардиан, вскользь затрагивает механизмы, которые используются для переводов средств на счета офшоров друзей Путина. Опять же, ничего нового — сомнительные сделки, оформленные задним числом, благотворительные пожертвования. Ничего совсем сомнительного, но и только. Когда некий фонд выкупает за 1 доллар право переуступки долга в 20 миллионов долларов — это выглядит весьма любопытно, причем речь идет об одной совершенно обычной и тривиальной для практики фонда сделке. Все законно, но крайне сомнительно. Однако это совершенно неважно. В расследовании важна фамилия. И только она. Путину четко дают понять — на Западе известны все имена всех его доверенных лиц. А также схемы, которыми наполняются счета.

Это и есть инструмент давления, так как теперь в любой момент можно по команде арестовывать и замораживать десятки (а возможно, и сотни) таких фондов и империй. Так же, как прихлопнули Каддафи и его сыновей, так же, как в одночасье сыновья Мубарака стали нищими, так же, как раздели Бен Али — все они были уверены, что нехитрые колониальные схемы помогут им сохранить и невинность, и миллиарды. Теперь на примере Путина всей российской элите демонстрируют, что эти схемы не работают — раздеть можно любого, на кого упадет тяжелый взгляд западного правосудия. Причем быстро и неотвратимо.

Для этого и нужно озвучить фамилии некоторых доверенных лиц — чтобы предметно доказать: на Западе владеют материалом и в курсе всех дел. И если знают личных хранителей Путина, то уж имена «кошельков» его приближенных — тем более не проблема.

Скорее всего, все следующие компроматы будут носить тот же характер: главное в них будет новая фамилия. Остальное — просто прикрытие заявления: мы в курсе.

Возможно, что на потребу публике могут опубликовать что-нибудь и более зрелищное. В конце концов, почему бы не сбросить что-нибудь пикантное из жизни Отца Нации. Так, чтобы электорат немножко возбудить. Но главное все-таки — это деньги. И вот в эту болевую точку и будут давить, пока окружение Путина не дрогнет и не начнет переползать в нужном направлении.

Источник


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Чемоданы сомнений

Три слоя предательства элит

Роль нравственной элиты в российском обществе



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1873
7982
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика