Внутренняя политика

Игорь Стрелков: Украина — это топор, которым Соединенные Штаты рубят дерево России

Игорь Стрелков: Украина — это топор, которым Соединенные Штаты рубят дерево России

О ПУБЛИКАЦИИ: Приводим текстовые расшифровки ответов Игоря Ивановича Стрелкова на вопросы прессы и с зала на пресс-конференциях Движения "Новороссия" 24 января в Москве и 31 января в Новосибирске.

В Москве встреча прошла в комплексе Измайлово при большом стечении народа и патриотических организаций. А 31 января в Новосибирске, как пишут новосибирские блогеры, на встречу с командиром героической обороны Славянска в кинотеатре им. Маяковского также пришли сотни людей — примерно в двое-трое больше, чем обычно бывает на новосибирских митингах.

Игорь Стрелков подчеркивает, что «Новороссия» — не политическое, а общественное движение, поэтому политические взгляды его участников не важны. Цель — объединить на добровольных началах всех патриотов в деле практической помощи Новороссии, которая, по его словам, сегодня «сражается за Россию» и нуждается в мощной неправительственной, народной поддержке. Без этой поддержки победу над бандеро-фашистской хунтой одержать будет сложно, если вообще возможно.

Приводимую ниже стенограмму ответов на вопросы в Новосибирске сделал замечательный блогер-новосибирец don_servantes (часть 1 и 2). А на московской конференции в Измайлово — Иван Березина (Центр научной политической мысли и идеологии).

Также доступна расшифровка интервью И.И.Стрелкова "Народ, насильственно-изменнически разделенный в 1991, имеет право на воссоединение" Вестям-24 в Новосибирске 


НОВОСИБИРСК, 31 ЯНВАРЯ: ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ. ПРО ДВИЖЕНИЕ «НОВОРОССИЯ»

— Помощь зачастую не доходит до Новороссии, как сделать так, чтобы она доходила?

— Регион попал в жесткую чрезвычайную ситуацию, к которой никто не готовился.. Идёт война, самая настоящая, доходящая местами до масштабов Великой Отечественной, что касается применения танков, артиллерии, авиации и всех других средств… В новых республиках органы государственной власти только формируются — медленно, слабо, — не хватает кадров, нет опыта, умения организовывать снабжение населения. Ситуация со снабжением очень плохая. Поскольку Россия до сих пор не признала республики, своё МЧС официально отправить на территорию «ещё Украины» она не может. Что касается негосударственной помощи, которой мы занимаемся, то все реквизиты нашего движения, нашего фонда, куда собираются средства, размещены на сайте http://novorossia.pro Через сеть наших филиалов, которую создаём, мы собираем не только финансовые средства, но и продовольственные, медицинские товары… Все филиалы будут знать через наш штаб, который работает в Москве, что и где наиболее необходимо. Доставку грузов будем осуществлять через нашу логистическую сеть, которую мы сейчас сделали, — переправлять их через границу, в населенные пункты, где в них наибольшая нужда. Хочу сказать, что, конечно же, мы не сможем обеспечить всех нуждающихся, потому что миллионы людей проживают на Донбассе, ситуация очень острая, но мы должны сделать всё, чтобы помочь и ополчению, и мирному населению. Работаем сразу по двум направлениям: снабжение ополчения снаряжением, формой, обувью, и второе — помощь самым уязвимым категориям населения, — инвалидам, пенсионерам, социальным учреждениям, больницам, госпиталям, в которых лечатся больные и раненные. Филиал движения, которое здесь будет развернуто, проведёт кампанию по оповещению людей о пунктах сбора помощи, счетах и обо всём необходимом для того, чтобы люди могли оказать эту помощь.

— Почему Россия признала выборы на Украине, где бандиты Ляшко, Турчинов и к ним примкнувшие, и не признаёт Новороссию? — семь миллионов человек там проголосовало.

— Для того, чтобы признали Новороссию, мы, собственно, и работаем, не только для сбора остро-необходимого и отправки грузов. Мы заявляем, мы требуем — не смотря на противодействие, на то, что нас игнорируют, — чтобы Новороссия была, наконец, признана, чтобы была оказана помощь той части нашего русского народа, которая оказалась в 91-м году за пределами своего государства и которая стремится воссоединиться с Россией в той или иной форме. Для этого мы, собственно, и работаем. Естественно, противодействует этому пятая колонна, она никуда не делась…

В 91 году Россия — с распадом СССР — лишилась части своей независимости, части своего суверенитета. Вот сейчас она пытается вернуть их себе и этому сопротивляются те, кто в этом не заинтересованы… Значительная часть нашей так называемой «элиты» — прозападная, то есть фактически антироссийская, и она очень влиятельная, богатая, обладает серьёзными позициями во власти. И многие средства информации ей подчинены — работают на деньги этой пятой колонны и под её руководством. Если курс на возвращение суверенитета и независимости России будет продолжен, со временем это изменится. Я крайне отрицательно отношусь к тому что Донецкая и Луганские республики были вовремя не признаны и не поддержаны.

— Как быть с восстановлением здоровья тех добровольцев, кто там воевал?

— Я так понимаю, что сейчас возвращаются ребята, которые получили там увечья, ранения и прочее, и они не долечены. Это одно из направлений нашей деятельности… Завтра (1 февраля, — ред.) у нас соберется здесь совет, который распределит, кто чем будет заниматься. Я буду присутствовать на этом совете, дальше — всё в ваших руках. Движение держится на добровольцах, волонтерах — так же, как и в ополчении воюют добровольцы. Организовать это мы поможем — по мере наших сил.


О СТАРИКОВЕ

— В России действует много патриотических движений, но кто-то или что-то мешает им консолидироваться. На ваш взгляд, кому можно верить, кого можно слушать, и в рамках этого же вопроса — ваше личное отношение к Николаю Старикову?

— Наше движение заявлено как аполитичное, и не для того, чтобы скрыть какой-то подтекст. Если патриоты, которые есть в самых разных политических организациях не объединятся в поддержку Новороссии, то поддержки и не будет. В нашем движении мы специально заложили такой же принцип, как в ополчении, где воевали (под руководством Стрелкова — ред.) люди самых разных политических взглядов, религиозных конфессий и национальностей. То есть мы считаем, что если мы можем скоординировать работу и коммунистов, и монархистов и анархистов, и патриотов — в общем всех, кто за Новороссию и не преследует свои какие-либо меркантильные цели, — то и будем работать со всеми, просто со всеми. Что касается Старикова, — наверное, вы смотрели мои дебаты с ним, — я считаю (это моё личное мнение), что Стариков стал чиновником от патриотизма, вот и всё. А книги у него неплохие.


КРОМЕ ПОБЕДЫ ДРУГИХ ВАРИАНТОВ НЕТ

— Как сделать Украину дружественной нам?

— С той властью, которая там сейчас, никогда Украина нам дружественной не будет, — по простой причине: люди, которые поставлены у власти, поставлены при поддержке Соединённых Штатов и с одной единственной целью — развязать войну против России. Украина как оружие, клинок, направленный в сердце России. Другое им ничего не нужно. Эти люди не обладают ни собственной волей, ни собственными правами что либо изменить. Они выполняют волю хозяина. Поэтому самым главным условием любого урегулирования ситуации на Украине является свержение хунты и установление там той власти, с которой по крайней мере, можно будет вести переговоры. В идеале я конечно хотел бы видеть и, надеюсь, что так и будет, что Украина, Белоруссия и Россия снова вместе. В рамках союзного государства или в какой-то другой форме — не принципиально, главное, чтобы в Киеве было правительство, которое дружественно настроено к России реально, а не на словах. И, естественно, так просто эти бандиты, эти сектанты, эти мерзавцы, которые там сидят сейчас — в Верховной Раде, в правительстве — не уйдут. Ополчению в любом случае придется одерживать победу, других вариантов просто нет… Договариваться с этими людьми — бесполезно. Любые перемирия они используют только для того, чтобы нарастить силы и продолжить войну в больших масштабах.

— Как вы относитесь к точке зрения, которая всё активнее обсуждается в международных кругах, что на Украину — в частности, в Новороссию, — необходимо ввести войска ООН?

— Ввод войск ООН теоретически возможен, но он только законсервирует конфликт. И если войска будут стоять на линии разделения, то это один вопрос. Но я сомневаюсь, что так будет сделано, — почему? Потому что в аналогичной ситуации ввод войск ООН в Косово и Метохию привел к оккупации данного региона натовскими войсками, к образованию независимого государства албанцев Косово и изгнанию сербов. Поэтому любые действия должны быть, на мой взгляд, тщательно обдуманы и не должны привести к поражению Донецкой и Луганской народных республик, к разгону ополчения. Мы должны понимать: с точки зрения международного права, никем эти республики не признаны, и, следовательно, если войска ООН будут введены, то они, руководствуясь международным правом, передадут всю власть в руки Украины.

— Каким оружием пользуются ЧВК Запада, которые воюют там, и участвуют ли в войне войска НАТО?

— Сейчас поступает специальное высокотехнологичное вооружение в состав украинской армии и националистических батальонов. Его обслуживают — формально — сотрудники частных военных компаний. Но это и есть те самые военнослужащие НАТО. Некоторые из них бывшие, но фактически это военнослужащие западного блока, потому что свою технику они обслуживают сами и в данном качестве участвуют в боевых действиях. Надо понимать, что Америка собирается воевать на Украине до последнего украинца. Очень сильно сомневаюсь, что они осмелятся послать туда войска, потому что это будет провокация новой мировой войны, поэтому они оказывают скрытую военную помощь — прямую, но скрытую. И военнослужащие НАТО становятся сотрудниками ЧВК, едут обслуживают сложную технику — в первую очередь радиоэлектронную, специальную противотанковую и прочее — под видом просто частных наемников.

— Я предлагаю не применять термин «национализм» для укро-бандитов, а применять термин «нацизм» (аплодисменты).

— Я с вами согласен, реально их идеология — это самый настоящий нацизм, в чистом виде, хотя нацизм совершенно специфический, поскольку значительная часть тех, кто воюет в батальонах, так называемых «добровольческих», — это самые натуральные русские люди, говорящие и думающие на русском. И они реально сражаются за то, чтобы на этом языке не говорил их дети.

— В интернете прошла информация, что вы предлагали ополченцам Донбасса покинуть позиции…

— В интернете очень много людей, которые сознательно искажают мои слова, выдергивают их из контекста и начинают далее распространять, фактически развернув на 180 градусов. Было моё высказывание в связи с убийством командира Бэтмэна — Беднова Александра, — где я написал, что осуждаю данное убийство, однако считаю недопустимым выступление против действующих военных властей, какие бы они ни были, в условиях боевых действий с внешним противником. Я написал, что те добровольцы и командиры, которые не согласны с нынешней политикой властей и не готовы подчиняться единой цели борьбы с врагом, могут и должны покинуть территорию Донецкой и Луганской республик. Именно так я написал — только те, кто не хотят сражаться под их командованием.


МЫ И ОНИ

— По обмену пленными: когда их пленных отдают, они здоровые, накормленные, а мы получаем взамен избитых, раненных, измождённых людей. Как вы думаете, если издать на территории ДНР и ЛНР такой приказ — «пленных не брать», — это может остудить головы Киеву? Если гуманитарная помощь, как вы говорите, не доходит до пенсионеров, то нахрена кормить пленных?

— Дело в том, что со стороны украинских войск воюют совершенно разные подразделения, люди с разной мотивацией. Там есть националисты, которые добровольно вступили в националистические батальоны, там есть откровенные нацисты — из «Правого сектора», — они создали подразделения, которые занимаются карательными операциями, уничтожают людей, инакомыслящих, и в то же время работают заградотрядами по отношению к военнослужащим украинской армии. И есть военнослужащие украинской армии, призванные на срочную службу, — обманутые, да, — оболваненные, подневольные просто люди… Отношение к пленным должно — как это всегда и было — чётко дифференцироваться. Одно дело взятые в плен националисты из «Азова» — бандиты, убийцы, мародеры, каратели, — другое дело военнослужащие регулярной армии, которые направлены подневольно на фронт в Донецк. Конечно это их не красит, но, тем не менее, говорить о каких-то казнях военнопленных — это ни в коем случае неприемлемо. Хотя бы с той точки зрения, что это может очень сильно повредить и сейчас, и в будущем Донецкой и Луганской народным республикам. Почему? — сейчас, как вы знаете, Украина объявила обе республики террористическими организациями. Если начать расстреливать пленных, то это даст великолепный пас вражеской пропаганде, позволит представить республики в качестве террористических организаций на мировом уровне. То есть это позволит НАТО, в том числе, легитимизировать своё вхождение на территорию Украины и использование своих войск. Собственно говоря, на это и нацелены все провокации — все сбития самолётов, в том числе пассажирского «Боинга», все обстрелы остановок, автобусов, обстрелы пригородов, — они нацелены именно на то, чтобы обвинить нас в терроризме. Расстрел пленных — это терроризм…

— Я в интернете на одном из ведущих укроповских сайтов обнаружил интересное видео. На нём — наши ребята-новосибирцы, которые долбят укропов. Но даётся комментарий, что это их «последние киборги», которые продолжают удерживать и оборонять Донецкий аэропорт. Вот скажите, насколько важно и насколько от каждого из нас зависит сегодня ведение постоянной, повседневной борьбы в социальных сетях? Потому что ложь укроповская — она просто запредельна.

— Я с вами абсолютно согласен, что более лживой пропаганды, чем украинская пропаганда просто не существует. Знаете, это даже не полуправда и не четверть правды, это концентрированная стопроцентная ложь, перевертывание всего с ног на голову. С обвинением ополчения в том, что оно обстреливает свои города, расстреливает своих людей, про цифры потерь… Я полагаю, что каждый, кто занят информационной работой, кто может это делать, должен по возможности писать правду о том, что происходит, поскольку эта правду люди читают, все-таки, — на Украине, в том числе. Не надо забывать, что несмотря на тот общий одуряющий, зомбирующий фон, который создало с помощью явно специальных технологий украинское телевидение, многие люди думают, читают, они, может, боятся возвысить свой голос, но им очень нужна правда. Это необходимо, и каждый, кто может это делать, обязан это делать…


ПЯТАЯ КОЛОННА

— В своё время вся страна выходила на митинги — поддерживали Вьетнам, Чили, Анжелу Дэвис… Как вы считаете, можно провести митинг за Новороссию в масштабах России, и можете ли вы призвать согласных с этим предложением?

— Здесь мне подсказывают, что 14 февраля наши местные активисты будут проводить подобный митинг — вместе с другими организациями, которые войдут в наше движение коллективно… Я единственно что хочу сказать, что проводя любые акции, необходимо понимать, куда они, к чему приведут, во что выльются, — чтобы не было провокаций. Поскольку сейчас наша государственная власть в целом Новороссию поддерживает, иначе бы вы по телевизору ничего не видели, и со мной бы сейчас не общались. Вопрос, конечно, в том, что происходит борьба в элите нашей, идет борьба тех, кто выступает за суверенитет и независимость России, за поддержку президента, и тех кто всеми силами пытается эту войну слить, вернуть всё обратно как было до ситуации в Крыму.

— Вхождение Крыма в состав РФ — это геополитические интересы России, это воля народа, или всё вместе?

— Крым — это русская земля, так же как и Донбасс, для меня других ответов нет. (аплодисменты)

— После вашей вынужденной отставки с поста министра обороны ДНР почему вы не остались возглавлять ваших людей — бригаду, которую вы создали? И ваша оценка нынешнего наступления армии Новороссии.

— Я вообще не мог остаться на своем посту в Донецкой народной республике, поскольку не просто отставка, а мой выход с её территории был условием. Мне были поставлены условия, которые я обязан был выполнить, чтобы не навредить дальнейшей борьбе… Я не могу далее комментировать. Но то, что я сейчас там не нахожусь, — это опять же я исхожу только из интересов дела. Для меня было бы намного психологически легче, если бы я там находился, пусть и в другом статусе. К сожалению, это сейчас будет просто вредно. Я знаю, что меня там ждут, мне постоянно об этом пишут, говорят. Для меня очень тяжело понимать, что я не могу выполнить ожидания тех людей, с которыми вместе воевали. Тем не менее, то, что я нахожусь здесь, — правильно…

По оценке наступления: неправильно, на самом деле, находясь не на линии фронта оценивать действия военачальников, которые там находятся. Могу сказать так, что — смотря со стороны, получая информацию оттуда от своих товарищей, которые продолжают сражаться и командовать подразделениями, — я не понимаю ни замысла, ни реализации данного наступления. Знаю, что оно привело к большим потерям, почему и потребовался срочный сбор «медицины», — сейчас основные средства бросили на приобретение медицинских препаратов, перевязочных материалов, оборудования…

В принципе, было бы удивительным, если бы это наступление завершилось успехом — по одной простой причине. За те четыре месяца, которые прошли с момента Минского перемирия — я всегда добавляю слово «так называемого», поскольку ни один день не обходился без обстрелов городов и сёл Донецкой и Луганской республик, — украинская армия настолько нарастила свои силы и средства, что намного обогнала в этом ополчение. И даже реорганизованное ополчение вынуждено сражаться, наступать в условиях, когда обороняющийся враг многократно превосходит и по численности личного состава, и по количеству соединений, и по технической вооружённости…

— Почему Олег Царев пропал из информационного пространства?

Олег Царев, так же, как и я, стоит в стоп-листе на всех центральных телеканалах, — я с ним недавно встречался. Поскольку он человек более дисциплинированный, он нигде и не выступает. Понимаете, — в определенный момент часть кремлевских чиновников попыталась обменять Крым на Новороссию — Луганскую и Донецкую республику. Они сочли, что саму идею Новороссии надо убрать в ящик. Проблема заключается для этих чиновников только в том, что украинским нацистам и стоящим за ними США нужно всё. Они не собираются идти ни на какой компромисс. Они не собираются даже русскому языку статус второго государственного давать, и тем более они не готовы идти на федерализацию Украины, — ведь если предоставить Луганской и Донецкой республикам автономию, это значит пойти по пути федерализации. Они на это не пойдут. Отсюда и проблемы. Я думаю, что через какое-то время — по мере того, как рассеется этот туман, заблуждение, — Олег сможет появиться на телевидении.

— Как вы относитесь к таким инициативам, как митинги под лозунгом «Хватит кормить Москву», «хватит кормить Кавказ»? И второй вопрос: ваше отношение к белоленточным протестам 2011-12 гг.?

— Я отрицательно отношусь и к первому и ко второму. Потому что в свое время во многих республиках, в том числе и на Украине, и в Белоруссии, и в Средней Азии все кричали «хватит кормить Москву», «хватит кормить Россию», и докричались: лучше не стало никому, мягко говоря… Я вообще считаю, что государство в котором начинаются разговоры, что надо отделить какую-то часть, потому что она типа только ест и ничего не дает, — это разговоры подрывные. Нормальное государство способно навести порядок на всей своей территории, и это наша задача — в том числе, на данный момент. Если будет на Кавказе наведен нормальный конституционный порядок, то не потребуется его кормить, он будет кормить сам себя, там есть кому работать, — так же, как в советское время… По белоленточникам: я никогда не поддерживал белоленточников ни в 11-м, ни в 12-м году. И хотя часть людей шла (на их митинги, — ред.) под вполне понятными и справедливыми лозунгами борьбы с коррупцией, с беспределом чиновничества, — при всем при этом все эти движения имели четко деструктивный характер. Это называется «лекарство хуже болезни».

— Почему до сих пор не объединены республики, хотя бы армия?

— Я уже отвечал на этот вопрос — армия объединена, единое командование существует, просто вы об этом не знаете, это широко не афишируется, но об этом прекрасно знает украинская сторона. А республики не объединялись именно потому, что была концепция возвращения их в качестве автономий в состав Украины, - для этого, собственно, идея Новороссии не была нужна. Сейчас, я думаю, это будет возрождаться.

— Кто проводил эту концепцию?

— Я много раз уже говорил о том, кто проводил эту концепцию, кто отвечал за её формирование. Сурков непосредственно…

— Сурков — значит Путин?

— Это необязательно значит Путин.

— Неужели он без Путина такие решения принимает?

— Я скажу так: вы недооцениваете волю отдельных исполнителей. Зачастую начальнику приносят несколько планов, он утверждает один из них. Приносят планы и составляют их чиновники. Если они составят три неправильных плана, то обязательно будет принят неправильный.

— А говорят, что никто в Кремле не уполномочивал Суркова заниматься Украиной.

— Для меня это новость.

— Как вы считаете, может ли победа Новороссии определяться победой русского народа в самой России, внутри, над этим олигархическим режимом, который в каждом городе сегодня? — Я считаю, что мы вступили в войну очень серьёзную и тяжёлую. В ситуации, когда внешний враг явно демонстрирует желание свергнуть нашего президента, — это их основное условие, — я считаю, что президент просто самим течением обстоятельств будет вынужден начать очищать эти «авгиевы конюшни», избавляться от всех этих обсевших власть олигархов. И я думаю, что в этом мы должны оказать ему максимальную поддержку. Если это произойдет, мы несомненно победим.


СНОВА О СЛАВЯНСКЕ

— Мы внимательно следили за событиями по защите Славянска под вашим руководством — честь и слава героям! Каковы были причины для отвода отрядов ополчения из Славянска? — об этом очень многие спрашивают.

— Я уже это много раз объяснял. Дело в том, что противник нас практически окружил, готов был отрезать последнюю дорогу. Моя военная оценка ситуации была следующая: противник штурмовать Славянск не будет, поскольку они уже начали ставить минные поля, натягивать проволоку по периметру осады, и они просто нас задушат голодом и артиллерийскими обстрелами. У нас же соотношение сил было просто ну… У нас было 9 бронеединиц — всех, — шесть трофейных и три закупленных, а у противника только на направлении главного удара действовало более 100 бронеединиц, в том числе 40 танков. Нам было просто нечем противостоять. То же самое было в артиллерии — превосходство колоссальнейшее врага. У нас просто не было снарядов, осталось полсотни мин минометных, — это ничего. Когда нам начали перерезать последнюю линию снабжения, я понял, что они нас обложат, будут разносить город артиллерией и будут ждать, пока мы с голоду полезем на прорыв, и они нас просто уничтожат. Если бы полезли они, если бы был расчет на то, что они будут штурмовать, тогда мы могли бы им дать бой в городе и нанести им очень большие потери, но этого не было. Поэтому задача в данном случае стояла не сохранить город — мы бы его уже не сохранили в любом случае, ну продержались бы ещё пару недель, — а сохранить ядро ополчения — 1200 человек, гарнизон именно Славянска, большая часть нашей бригады находилась там. Людей надо было вывести, чтобы они могли продолжить оборону республики на других участках. И я искренне уверен, что если бы мы не вышли из Славянска и не перешли в Донецк, то в течение 7-10 дней Донецк пал бы, — там некому его было оборонять, в общем-то.


ПОДПОЛЬЕ И ПАРТИЗАНЫ

— Остались ли на Украине какие-то политические силы, которые могли бы противостоять фашисткой хунте?

— Их просто нету. Во-первых, идёт мощнейшее зомбирование. Во-вторых, создана мощная карательная машина, которая работает не только в прифронтовой зоне, но и по всей Украине. Фактически, Служба безопасности Украины стала филиалом Центрального разведывательного управления США. Целый этаж выделен под американских советников, которые руководят этой работой, и работают они очень жестко, я бы сказал жестоко. Там карательный режим, который подавляет всякую реальную оппозицию.

— Действует ли подполье, сопротивление, партизаны — на подконтрольных хунте территориях? Проходила информация, что в Закарпатье целый батальон уже создан. — Я знаю, что подполье существует, действует, есть и партизаны. Но масштабного партизанского движения на Украине сейчас нет. Дело в том, что любое партизанское движение — это показывает наука история — может быть эффективно только в том случае, если им эффективно руководят извне, как это было во время ВОВ, когда Семен Михайлович Будённый возглавлял центральный штаб партизанского движения, и через этот штаб шло снабжение, поддержка, финансирование. В данном случае мы имеем дело со стихийными партизанами, которые серьезного влияния на ситуацию оказать не могут…

Русины в Закарпатье всегда хотели создать свою автономию в составе Украины, но Украина это никогда не разрешала. Но я не думаю, что там что-то может быть серьезное, поскольку украинский режим, когда ему понадобится, применит серьезную вооруженную силу опять же.


СИТУАЦИЯ В ДНР И ЛНР, БУДУЩЕЕ РЕСПУБЛИК

— Идёт по сути уничтожение Донецка — этого прекрасного города. Я не могу понять, — вот взяли Пески, вроде бы, Донецкий аэропорт, — а обстрелы продолжаются. Какие ещё поселки нужно взять, чтобы прекратить убийство этого города?

— Взятие поселков, прилегающих к Донецку не имеет стратегического значения по одной простой причине: все равно артиллерия украинских войск способна вести огонь и с более дальних дистанций. Для того чтобы прекратить обстрелы Донецка, Горловки, требуется разгромить украинскую армию.

— Такое впечатление, что у республик нет представления о том, как бороться с оргпреступностью в зоне военных действий…

— Для того, чтобы бороться с организованной и вообще с любой преступностью в зоне боевых действий, требуется в первую очередь эффективное военное управление. Бесполезно бороться с преступниками в условиях боевых действий, если это делается мирными средствами — то есть, с участием прокуратуры, процессуальным оформлением... Когда идёт война, действует военное право — очень жесткое, но только военные власти способны навести порядок в тылу сражающихся армий. Во время Великой Отечественной войны с обеих сторон — что с советской, что со стороны вермахта — действовали так называемые «тыловые зоны», шириной 150-200 км (от линии фронта, — ред.). Фактически, вся территория Донецкой и Луганской республик умещается в данное расстояние. Поэтому там должно быть военное управление. Если оно будет эффективно налажено, то преступность можно очень быстро уничтожить. Сейчас, к сожалению, там очень много махновщины — в чистом виде. Регион всегда был достаточно высоко-криминальный, и там очень много оружия, очень легко его стало получить или купить за копейки. Отсюда возникновение банд. Я уверен, что порядок все равно будет наведён — в том числе, путем обучения необходимых подразделений, которые будут с этим бороться.

— Как вы видите послевоенное будущее республик?

— От меня в данный момент ничего не зависит. Но я думаю, что после этой войны, которая, на самом деле, только разворачивается во всю ширь,— к сожалению количество жертв растет непрерывно, — многим людям будет уже все равно, в каком виде будут существовать республики. Вообще, когда ЛНР и ДНР поднялись, они хотели в Россию. Именно в Россию. И я не раскрою большого секрета, если скажу, что первоначальный текст вопросов для референдума был именно с включением вопроса о вхождении в Россию. И только после определенных консультаций этот вопрос был снят. Было бы глупо, если бы люди проголосовали за вхождение в Россию, а их бы туда не взяли. То есть поэтому вопрос был снят, и люди проголосовали за независимость обеих республик. Мне кажется, что если вся Украина станет по-настоящему пророссийской — такой, какой она была, — и будет снова в тесном союзе с русским народом, в союзе с белорусским народом, то во многом существование этих республик может быть формальным. Они могут находиться и в составе России, и в составе Украины, — ведь главное не то, под каким флагом, главное — не форма, главное — содержание. Пока в Киеве сидят откровенные нацисты, прозападные либералы и просто люди максимально нечистоплотные — ничуть не лучше тех, кого они свергли, а наоборот, даже хуже, поскольку ещё и кровопийцы, — Донецкая и Луганская народные республики должны существовать независимо от Киева. В идеале, мне кажется, было бы правильно, если бы они вошли в состав России, поскольку этого желают как минимум 80 процентов их населения. Искренне желают. Там точно такие же русские люди, независимо от того, считают они себя русскими или украинцами, поскольку в наших подразделениях служило огромное количество — не меньше половины — людей, которые считали себя украинцами, но русскими. (аплодисменты)


ИГОРЬ СТРЕЛКОВ. ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ НА КОНФЕРЕНЦИИ ДВИЖЕНИЯ НОВОРОССИЯ 24 ЯНВАРЯ (МОСКВА, ИЗМАЙЛОВО)

"ПО ОДЕЖКЕ ПРОТЯГИВАТЬ НОЖКИ"

— (журнал... — неразборчиво. — Вопрос такой. Скажите пожалуйста, в отношении войны, которая сейчас идет и признанная или не признанная, короче, Новороссия... как вы рассматриваете финансовую компоненту этой войны. Вот именно — финансовое оружие, финансовая компонента... Я не буду здесь длинно говорить, но но в том числе поддельные доллары и множество других проблем в этой сфере. Можете прокомментировать?

— Было бы глупо, если бы я стал комментировать, поскольку мое финансовое образование "ниже ноля", поэтому я не смогу прокомментировать финансовую составляющую этой войны никак. Я только могу сказать, что вопрос о переходе, условно говоря, на мой взгляд, на российский рубль, это должен был быть решен еще давно в Новороссии. Но, собственно, это комплексное... необходимо комплексное решение этой проблемы — и финансовое, и военное, и политическое, и дипломатическое.

— Лариса Шеслин, Союз политэмигрантов Украины. — Ну мы все понимаем, что самая большая трагедия в Новороссии — в ДНР и ЛНР — это не обстрелы и не гуманитарная катастрофа, а то, что они действительно не знают, куда они плывут. И даже признание ЛНР и ДНР не решит этой проблемы, потому что решением этой проблемы, на самом деле — мечтаемом, желаемом — будет интеграция этой территории в Россию, в Великую Россию. А я думаю, что Движение Новороссии, Ваше имя, Ваш авторитет вполне имеют возможность создать под своим крылом, под своей эгидой собрание людей, интеллектуалов, политологов, историков, учёных, которые бы смогли разработать процедуру интеграции Новороссии в большую Россию. Я уверена, что Вам по силам не только гуманитарная составляющая, но и такая общественная задача.

— Вопроса не услышал. Хорошее пожелание, однако по одежке надо протягивать ножки. Вот, скажем так. Мы сейчас не можем организовать нормально сеть филиалов, чтобы нормально снабжать Новороссию, а Вы нам предлагаете формировать какие-то вот советы.


О ДУХОВНОМ БЛАГОСЛОВЕНИИ НА БОРЬБУ

— Андрей Афанасьев, канал Царьград. — Игорь Иванович, у меня вопрос к вам, Прапору и всем остальным. Но, в первую очередь. Движение Новороссия, вы сами сказали, получило благословение священноначалия. Вот лично для вас, насколько этот факт важен?

— Для меня очень важен сам факт, что в самом начале, когда мы все это запланировали, было получено благословение настоятеля и старцев Валаамского монастыря, и после этого я лично ездил к старцу Илию и получил у него благословение. Для меня это очень важно, поскольку данные действия... т.е я понимаю, что данное действие совершается по Воле Божией, или с Благословения Божьего. Это очень важно.


О ПАРТИИ РЕГИОНОВ

— Сергей Моисеев, Независимое служба новостей Новороссии. — У меня такой вопрос. Вот, не секрет, что партия регионов приложила руку к такому трагическому сценарию, который мы видим в Новороссии и на Украине. Но, тяжелое наследие партии регионов, остались кадры, которые работают на территории Новоросии. Но поскольку они себя уже проявили в предыдущий период, может поставить, как бы сказать, такое мягкое слово люстрация по отношению к представителям партии регионов. Ну какие-то рамки им надо поставить все-таки за то, что они сделали в этой жизни. Спасибо.

— А кто будет ставить? Мы, что-ли?

— ополченцы, которые с оружием.

— Ну здесь вы видите ополченцев с оружием? Здесь их нет. И будем так говорить, — если вы хотите услышать, согласен ли я с этим, — то я согласен. Потому что деятельность партии регионов — она имела крайне негативное отношение... собственно, именно она довела Украину до того состояния, в котором она сейчас находится. Естественно, что эти люди, которые у нас... которых смело можно назвать хамелеонами, которые меняют свою окраску в зависимости от внешней среды — они не должны вообще заниматься политикой. Их место кривляться на подиумах, это в лучшем случае. Там можно переодеваться, так, на потеху публике. Но, извините, сейчас у нас никаких инструментов и рычагов к этому нету. Поэтому вопрос надо задавать руководству Луганской и Донецкой народных республик, как минимум.


ПОЧЕМУ ИМЕННО УКРАИНА ОКАЗАЛАСЬ СЛАБЫМ ЗВЕНОМ?

— Добрый день. Информационное агенство "Русские вести". Такой вопрос, комплексный немного. Игорь Иванович, дело в том, что Россия, Украина и Белоруссия — они имеют общие корни, общий язык, культуру. Почему так получилось, как вы считаете, что именно Украина подверглась западному влиянию, и дело дошло до такой степени, что стала продвигать идеи фашизма, в современном понимании этого слова. И вот сразу же продолжение вопроса. Видели ли вы эти тенденции этого процесса может быть 20—25 лет назад. И вот технологии, которые присутствуют и обрабатывают сознание — как вы считаете, они имеются ... или корень этих процессов он был вызван ранее. И вот влияние технологий по обработке сознания — как вы считаете, возможно ли устранение этого фактора...

— Как мне отвечать — на первый вопрос или на второй?

— В принципе они вытекают друг от друга потому ... на что вам легче всего ответить. Благодарю.

— Украина была не выбрана — она созрела для того что произошло. Давайте смотреть правде в глаза. Если считать все, что происходит внутри любых стран, это только происки Госдепа, то есть нет никаких оснований, то это естественно не соответсвует действительности. Естественно, на Украине сложилась ситуация, которая позволила, в том числе и внутренним силам и внешним силам создать такую ситуацию, которую мы видим. А сложилось это потому что история украинского сепаратизма... даже не сепаратизма, а ультранационализма — она имеет уже на данный момент более чем 100-летнюю историю, она зарождалась еще в середине 19-го века на территориях, оккупированных Австро-Венгрией, входивших в состав Австро-Венгерской империи. И с тех самых пор украинство готовилось как инструмент, направленный в сердце единой России. И эта работа, собственно говоря, принесла свои плоды и уже во время Первой Мировой войны, когда украинствующие националисты, нацисты фактически, уничтожали русинов и галичан, которые ориентировались на Россию и считали себя русскими людьми. Она сыграла свою роль во время гражданской войны... Она сыграла свою роль во время второй мировой войны, и тогда именно из украинских националистов комплектовались карательные отряды, которые занимались уничтожением населения не только Украины и Белоруссии, — и России, и Прибалтики даже. И в Польше они отметились, как известно. То есть, мы имеем куст чертополоха, который вырос не на ровном месте, у которого есть глубокие исторические корни.

Ну а по поводу технологии <воздействия на сознание> я уже об этом неоднократно говорил. В свое время, когда Славянск обстреливался украинской артиллерией из Карачуна, и практически каждый мог наблюдать, что именно обстрел идет именно оттуда, либо из других позиций украинских войск, но в основном из Карачуна, тем не менее, украинское телевидение тогда было единственным телевидением, которое могли видеть граждане города и ополченцы, и с некоторых блок-постов люди приходили в штаб и задавали мне вопрос — почему мы сами обстреливаем город. То есть, они посмотрев украинское телевидение, они приходили к убеждению... они переставали верить своим собственным глазам. То есть, нейролингвистическое программирование — оно имело колоссальное значение. Реально сейчас ему подвержена большая часть населения Украины,

которую телевидение, вот эти технологии довели народ Украины до психоза, до антирусского психоза, до полного забвения собственного опыта жизненного, не говоря уже о знаниях, которые у них были до этого. Реально русские люди, — русские люди, не украинцы — Украины, подвергшиеся этому воздействию массированному непрерывному — они превратились в полузомби по своим взглядам и убеждениям. Вплоть до того, что они насильно пытаются заставить себя говорить на украинском языке, и считать себя украинцами, хотя не являются даже таковыми никогда — их родной язык русский. Это иначе расценить, нежели как зомбирование, нельзя.

— Владимир Хомяков (оргкомитет Конференции). — С вашего позволения, Игорь Иванович. Я бы хотел напомнить коллегам, что в течение двадцати с лишним лет на Украине преподавался препарированный вариант истории. И это происходило при всех президентах, — будь то Ющенко, будь то Янукович, будь то кто угодно. И даже "Правый сектор" был создан, как Вы знаете, СБУ в противовес партии "Свобода". Все это нечистые, очень грязные политические игры. И нельзя не упрекнуть руководство России, что двадцать лет его это не интересовало, и никаких нот на этот счет не следовало — что "москаль" он главный враг украинца, и что голодомор, и что все прочее и остальное. Мы получили то, что получили. Вырастили то, что растили. На этом просто сыграли определенные силы.


О ТЕКУЩЕЙ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКЕ НА ДОНБАССЕ

— Британская газета "Гардиан". — Игорь Иванович, вы всегда давали очень хорошую, честную оценку ситуации на Донбассе. Хотел бы просить вас дать оценку сегодняшней ситуации политической и военной. С одной стороны политики говорят, что есть перемирие. С другой стороны бои продолжаются. Ополченцы говорят, что пора уже взять полностью Донецкую область... Началась ли новая фаза конфликта — как вы видите? И если да, то почему, если Киев заявляет, что присутствует 9 тысяч российских военных на территории Донбасса. И чем это закончится? Просто вот, оценка вот нынешней ситуации, если можно.

— Я так понимаю, что в первую очередь вас интересует оценка военной ситуации на территории? Оценка военной ситуации: у нас уже более недели продолжаются ожесточеннейшие бои по своему размаху, как минимум, не уступающие боям, которые происходили в августе-сентябре. Очень большие потери с обеих сторон в личном составе и технике. Пока мы не имеем, на мой взгляд, никаких оснований полагать, что одна из воюющих сторон имеет какой-либо перевес. Хотя формальный перевес, и в численности войск и техники и организации конечно же имеет украинская сторона. Перевес общий над ополчением оценивается от трёх до пяти раз по разным видам вооружения, по некоторым видам вооружений абсолютный перевес. Несмотря на это ополчение сейчас пытается отодвинуть украинские войска от своих основных городских центров, и вызвано это тем, что за время так называемого минского перемирия ни одного дня не было, чтобы украинская сторона не нарушала его условий. Единственным более-менее серьезным перерывом были несколько дней до и после Нового года. В эти дни интенсивность обстрелов Донецка, Луганска и других крупных городов Донбасса сократилась. И при чем, все равно обстрелы эти имели место. Как вы полагаете, если в течение четырех месяцев перемирия ежедневно происходили обстрелы мирных городов, объектов инфраструктуры, причем жизненно важных, как должно было на это реагировать ополчение? На данный момент можно сказать совершенно смело — украинская сторона никогда не собиралась использовать перемирие для мирного урегулирования, окончательного и бесповоротного. Украинская сторона всегда использовала все перемирия только для переподготовки своих войск, пополнения техникой, продолжения подготовки нового наступления — собственно, что она и произвела. Могу еще сказать только одно, если бы Киев хотя бы отдаленно хотел реального мира на востоке своей, как они считают, страны, то начали бы они хотя бы с того, что признали бы русский язык, который является родным как минимум для половины населения, а разговорным для двух третей, признали бы русский язык вторым государственным. Это хоты был бы сигнал для населения, что их готовы хотя бы слушать. Однако из всех уст государственных руководителей, чиновников, народных, так называемых, избранников мы слышим только одно — нет, украинский язык единственный государственный, никакой федерализации, Украина унитарная страна, Крым часть Украины, и вообще, Россия агрессор, а Путин фашист. Это то, что мы слышим из всех их уст. Не будут они примиряться, они нацелены только на войну. Поэтому перемирие логично завершилось новым обострением военных действий.

— (Гардиан) — а играли ли роль российские военные в обострении конфликта?

— На данный момент ни один российский военный не ведет боевые действия ни под Донецком, ни под Луганском. Я получаю постоянную информацию о всех направлениях боевых действий. И под Мариуполем, и под Донецком, и под Луганском, под Горловкой — везде, где идут сейчас ожесточенные бои. Везде сражаются исключительно части ополчения. Есть много российских добровольцев. Но, я хочу сказать, что и потери серьезные несутся всеми частями и соединениями ополчения. Практически все подразделения, о которых мы знаем, имеют и убитых и раненых на данный момент, и в том числе и российских добровольцев. Но ни одно российское подразделение и соединение в данный момент боевых действий не учавствует, иначе украинской стороне пришлось бы совсем плохо.


О КОМПРОМИССЕ МЕЖДУ КРАСНЫМИ И БЕЛЫМИ

— Газета "Спецназ России". — Мы видим на примере взаимодействия самых разных политических сил в ходе гражданской войны в Новороссии, на Украине, именно взаимодействие красных и белых. Как вы видите компромисс, может быть, между этими идеологиями в перспективе? — Я считаю, что нет уже сейчас ни классических красных, ни классических белых. И красные, и белые в итоге историческом проиграли. Белые проиграли гражданскую войну в 1920-22 годах окончательно, красные проиграли в 1991, когда рухнуло построенное ими государство. И сейчас, я полагаю, единство может и должно объединять всех в одном единственном вопросе — и красные и белые сейчас за независимость и реальный суверенитет России. И в этом и красные и белые сейчас полностью едины. На этой основе они могут и должны сотрудничать.


СТРЕЛКОВ — ФРАНЦУЗУ: ВЫ ОСКОРБЛЯЕТЕ МОИХ БОЕВЫХ ТОВАРИЩЕЙ

— Французкая газета "Le Tribune". — ОБСЕ и ООН насчитали больше 5 тысяч погибших во время конфликта. Хотел бы узнать у вас, соответствует ли это вашей оценке. И тоже, могли бы вы сказать количество, сколько... боевики-сепаратисты погибли во время этого конфликта. И тоже, сколько раненых. Спасибо.

— Хотел уточнить, разделяете ли вы ополченцев, боевиков и сепаратистов? Все таки хотелось бы понять, как вы их сами называете?

— (фр) — я их называю сепаратистами.

— Ну, в таком случае, я вынужден отрицать ваш вопрос, потому что вы оскорбляете моих боевых товарищей.


ОБ УБИЙСТВЕ БЕДНОВА

— Британская газета "Daily Telegraph". — Есть несколько случаев в ДНР и ЛНР, когда был какой-то бой между ополчением. Например, что произошло с Бэтменом и так далее. Как я понимаю, после этого вы сказали, что других командированные должны вернуться в Россию, как и вы сделали. Вы сможете прокомментировать этот случай с Бэтменом, и если там есть какой-то раскол между другим руководством отрядов ополчения.

— Мои слова в значительной мере были вырваны из контекста. В данном случае я говорил только о том, что в условиях внешней войны недопустимо устраивать внутренние мятежи, как нравится действующая власть или не нравится. И в этой связи я призвал тех, кто не готов подчиняться приказам данных властей, покинуть территорию. Тех, кто не готовы подчиняться приказам. Насколько я понимаю, большинство и командиров и бойцов, несмотря на наличие серъезных разногласий, продолжают подчиняться единому командованию, и сражаться против общего врага. Собственно, это все. Что касается моей позиции по полевому командиру Беднову (кстати, я не вкладываю в слово "полевой командир" отрицательного значения, это в моих глазах человек, который реально сражается на фронте), то могу сказать, что я считаю то, что произошло с ним, тяжким преступлением, которое не может быть оправдано никакими обвинениями, которые против него выдвинуты. Потому, что таким образом законность не осуществляется. Если он действительно совершил тяжкие преступления, он должен был быть арестован и предан военному суду, который бы рассмотрел данное обвинение. А то, как было проделано, это всего лишь убийство, — убийство его и боевых товарищей, — ничем не оправданное.


О МИНСКИХ ДОГОВОРЕННОСТЯХ

— Телекомпания Аль-Джазира. — скажите пожалуйста, вы некоторое время назад сказали, что у вас был приказ не брать город Мариуполь, когда могли это сделать. Скажите пожалуйста, кто дал этот приказ, почему было такое решение, и как вы оцениваете то, что происходит сегодня в Мариуполе, там достаточно мощный обстрел? Спасибо.

— Я не мог сказать, что был приказ мне не брать Мариуполь по одной простой причине — на момент подхода ополчения к Мариуполю меня уже давно не было на территории Донецкой Народной республики. Соответсвенно, я говорю с чужих слов, и это прямо говорю. Тем не менее, у меня имеется информация, что такой приказ был. Более я комментировать не буду. А что касается обстрела Мариуполя, то это информация сегодняшняя. Я с утра занимался организацией конференции, и у меня нет возможности комментировать данные события.

— Игорь Иванович, добрый день, Михаил, Славянск. У меня такой вопрос. Вот произошла минская договоренность между Россией и Украиной и ополчением о том, чтобы разграничить территории и отвести войска. Скажите пожалуйста свое мнение насчёт того, согласны ли вы с моими доводами, что линия разграничения должна быть выведена вообще за пределы донецкой и луганской бывших областей. То есть за пределы наших республик, которые мы создали. И скажите, есть у вас информация о том, что ополченцы пошли на вот эту уступку, и почему пошли? Ведь когда отвели войска ополченув и немножко украинцы, то все равно под зоной обстрела находилась наша территория. Если бы войска были отведены за территорию Донецкой и Луганской республики на расстояние 25 километров, то этого бы не случилось. Пожалуйста, объясните эту ситуацию.

— Я вообще считаю, что линий разграничения никаких быть не должно, поскольку где бы ни проходил фронт — будет ли он проходить по Миусу, или по Кальмиусу, или по Днепру, или по Бугу, — пока война не закончена, пока Киев, киевская хунта хочет воевать, любые перемирия с ней бесполезны. Поэтому

можно подписывать какие угодно бумажки, это всего лишь бумажки. Что собственно показало 4 месяца минского перемирия, которые обернулись очень большими жертвами в первую очередь для мирного населения Донецкой и Луганской республик, и сейчас оборачиваются еще большей кровью, как только Киев счёл себя в силах. Это — первое. То есть, я вообще считаю, что перемирие может быть тогда, когда обе стороны реально хотят мира и желают его исполнять. В данном случае мы имеем обратное явление. Ради населения своих республик, руководство этих республик, поддерживаемое руководством России, которое не желает войны на Украине, — они готовы пойти на условия, которые для многих являются даже оскорбительными, для многих являются тяжким грузом, тяжким бременем. Но для настоящего времени хунта не желает идти ни на какой мир.

Это — в этом отношении. Что касается всего остального, вы сами ответили на свой вопрос. Никакой отвод вооружений ни на 15, ни на 20 километров не гарантирует Донецк и Луганск в данной ситуации от обстрелов, поскольку в распоряжении украинских войск есть и более дальнобойные артиллерийские системы.


ОБ АНТИМАЙДАНЕ

— Игорь Иванович, добрый день. Меня зовут <нрзб>, я веду паблик-ресурс "Антимайдан" движения "Антимайдан", которое возникло год назад. Возникло на Украине, в Киеве непосредственно, потом распространилось на территорию в том числе и России, Белоруссии и так далее, в Европу ушло... У нас охват публики порядка 7 миллионов человек в месяц, и эти люди нас спрашивают в последнее время, в том числе и ваше мнение относительно того, что в России было объявлено о создании движения "Антимайдан". Сразу оговорюсь, мы к этому движению не имеем отношения, просто нам интересно, и нашим подписчикам, ваше мнение.

— Я полагаю что, не скрываю этого, что все так называемые майданы, к которым можно, допустим, отнести события 1991 года (так называемцю защиту Белого Дома), и многие другие события, такие, как были в Югославии, в других странах. Они имеют под собой основания более глубинные. Любой майдан, любая уличная смута, и особенно смута киевская, — это всего лишь симптом внутренней болезни. Реальные перевороты совершаются в дворцах. По крайней мере в Киеве было так совершенно точно. А майдан? — Да, это был всего лишь симптом, внешнее выражение, необходимая декорация, которая позволяла замаскировать государственный переворот под народную революцию. Поэтому, в данном случае, организовывать антимайданы здесь в России, — тем более, пока майдана нету, — это готовить лекарства от симптомов. Я полагаю что нашему президенту необходимо искать лекарство от болезни. И искренне надеюсь, что он его найдет. Сейчас Россия достаточно сильна, население достаточно поддерживает Владимира Владимировича Путина (после его Крымской кампании, после того, как он повернул здачу страны к реальному суверенитету), чтобы любые подобные выступления, которые называются словом майдан — ну просто закончили бы ничем. Либо были устранены государственными органами в рамках исполнения ими своих полномочий. Если не будет государственного переворота, то все майданы в России обречены. Что же касается конкретно движения, то могу сказать, что мы не планируем пока, по крайней мере, в него каким-либо образом входить.


УКРАИНА — ЭТО ТОПОР США

— Ирина <нрзб>. У меня такой вопрос — Путин написал письмо Порошенку, где предложил... предложения высказал по деэскалации конфликта. Как вы думаете, украинский президент послушает российского президента на этот раз?

— Как вы полагаете, если вы берете в руки топор и хотите срубить дерево, мнение дерева имеет значение? Я думаю, нет. И мнение топора тоже не имеет никакого значения. Украина — это топор, которым Соединенные Штаты рубят дерево России. Обращаться к топору со стороны дерева абсолютно бесполезно.


О ПОМОЩИ СЕМЬЯМ ПОГИБШИХ

— Игорь Иванович, Александра <нрзб>, я участник Движения, а также журналист, но это неважно. Тут прозвучали вопросы по поводу погибших ополченцев. У меня есть вопрос Движение "Новороссия" будет как-то (вот здесь не прозвучало), будет как-то участвовать в судьбе этих семей, которые остались. Вот я знаю таких людей, которые остались с мамами, бабушками. Как? Им больше нужна моральная поддержка, я не говорю о материальных каких-то там выгодах или... просто как-то увековечить память этих ребят, заниматься этими семьями.

— К сожалению... Я понял ваш вопрос. К сожалению пока, как показывает практика, и мой личный опыт, деньги нужны на все — и на увековечивание, и на поддержку, на все. На все нужны средства. В данный момент, я полагаю, что в первую очередь озаботиться этим вопросом необходимо властям республик. Если они озаботятся этим вопросом, мы окажем всю возможную помощь, которая будет. Поймите еще один момент, — мы не имеем полномочий. Некоторые считают, что мы филиал какой-то там государственной организации. Мы не получили до настоящего момента ни копейки государственных денег, никакой государственной поддержки, даже моральной. Поэтому, мы чисто общественная организация. Если нам будут даны подобные полномочия, в том числе от руководства Донецкой и Луганской республик, мы конечно будем этим заниматься.

— А ветеранские организации?

— А ветеранские организации, еще раз, то есть я повторяю: если мы... Мы в первую очередь бросаем те средства, которые к нам поступают, на самое необходимое, на самое острое — чтобы люди не умирали с голода, чтобы ополченцы не сидели в драных ботинках, и в дырявых штанах на позициях в грязи. Вот туда идут основные деньги.


"О ВАШЕМ ОБРАЩЕНИИ К ДОНЧАНАМ"

— Здравствуйте. Значит, вопрос вот в чем. Когда-то Вы обратились к дончанам. Я вас очень хорошо понимал. Вы сказали что "я когда думал, что приду в Донбасс, здесь шахтёры поднимутся". Ну понятно все, да. "А на самом деле они сидят и попивают пивко". Было у вас такое обращение к дончанам. Оно было опубликовано в газете "Слова и дела", а еще раньше было в "К баръеру". Я ответил на этот счёт Вам, тоже через газету, ответ, так сказать, Игорю Стрелкову на этот счёт. Значит, почему вот шахтёры попивали пивко, и в общем, они так сказать, не вышли так, как предполагалось. Не только шахтёры, но и рабочие, металлурги тоже. Почему они не вышли? Как будто совершенно понятно. Почему? Потому что были олигархи, они были под олигархами, и они остаются под олигархами, — так за что в принципе воевать, непонятно, — понимаете? Поэтому они оставались. Вот скажите: в истории был опыт и очень хороший на этот счёт — как поднять рабочих. Это — национализация. Хотя бы олигархических предприятий, и участие трудовых коллективов в управлении предприятиями. Это известно все. Вот я ваш взгляд на этот вопрос, на такой вот выход из положения, потому что ситуация и сейчас остается той же, понимаете? Что шахтёры, и металлурги, и рабочие в принципе — они по прежнему сидят, это так. Как вы смотрите, в отношении такого именно хода — национализация, участие рабочих в управлении? Это первый вопрос. И с первого вопроса следует второй вопрос. Если предполагается объединение Русского мира, есть борьба и мы тоже в этом учавствуем... тогда идеально смотрится так — присоединение всё-таки Донбасса, Новороссии к России. И что же получается — вы сами что здесь правит в России, что это олигархическая так сказать структура, паразитическая, которая, так сказать, сводит народ тоже в эту нищету. И в то же время призыв Новороссии присоединиться к России. Как это выглядит? Олигархическую Россию, или вы все же с точки зрения своих представлений, достаточно справедливых, имеете в виду нечто другое? Можно ответить? <Если> не можете, значит, не можете.

— Очень тяжело отвечать на вопросы, которые, скорее, напоминают манифесты. Но, тем не менее, я постараюсь разложить по частям. Первый вопрос, что касается того, что вы мне отвечали. Прошу не забывать, что я все-таки являлся на данный момент военным командиром, который в своих заявлениях, в том числе, преследовал вполне конкретные тактические цели. И если я кого-то оскорбил или обидел, то для меня было важно на тот момент получить какое-то количество добровольцев. После того, как я сделал это заявление, поток добровольцев заметно вырос. Я выполнил свою задачу, поставленную чисто для себя, поэтому ваша критика, — она для меня как бы проходит мимо. Что касается справедливости, может где-то да, я перегнул палку. Ну и что с того? Задача была выполнена, люди пошли — это самое главное. Что касается, скажем так, борьбы за социальную справедливость, о которой вы сейчас сказали, то, понимаете, вопрос действительно не для такой пресс-конференции, я наверное не стану на него отвечать, потому что сейчас начну говорить долго, рассуждать, путаться... Это хорошо беседовать за столом за чашкой чая. Единственное, что еще хочу сказать, что... в том числе почему я не буду на него развернуто отвечать. — Знаете, есть заявления отвественные, а есть безответственные. Если бы я сейчас был министром правительства ДНР или премьер-министром, и отвечал, в том числе, и за национализацию — этот вопрос был бы адресован наверное правильно ко мне. А сейчас я руковожу общественным движением "Новороссия", и любая моя фраза — это будет пустое ля-ля в этом отношении.


ОБ ИДЕОЛОГИИ ПОБЕДЫ

— Игорь Иванович, — Наталья Макеева, портал "Евразия". У меня вопрос такой. Сейчас речь идет о гусударственном строительстве ЛНР и ДНР. Как вам кажется, на какой идеологии могло бы осуществляться это строительство. Ведь понятно, что все идет от не от экономики, а в первую очередь от идеологии, в том или ином понимании этого слова. Спасибо.

— Во-первых, сейчас идет война. И вся деятельность правительства (правительств или ЛНР и ДНР) должна преследовать одну единственную цель — победу в этой войне и защиту своего народа от убийства, от террора, который против него развязан. Это должна быть единственная идеология, и все должно быть подчинено ей. И все практические действия должны быть нацелены на это. А выдумывать какую-то идеологию в отрыве в данный момент от войны — я считаю не вполне ответственным. Вы могли бы задать вопрос, как я сам видел бы это, но не как должны бы действовать действующие власти. Но это вопрос не ко мне.


ИНФОРМАЦИОННАЯ БОРЬБА

— Меня зовут Константин, группа проекта "На Восточном фронте без перемен". В настоящее время помимо экономического, военного и политического противостояния, еще присутствует противостояние информационное. Имеет место быть ситуация, когда недобросовестные СМИ по разным причинам доносят информацию до граждан Украины, до граждан Европы, до граждан подавляющего большинства мирового сообщества, — доносят информацию, которая мягко говоря, не соответсвует действительности. И при поддержке Администрации Донецкой Народной республики, представителей коммерческих структур, было принято решение о сьемке телесериала, который будет транслироваться на территории Новороссии, и будет транслироваться в интернете. Там помимо хроник будет художественное представление быта и жизни мирного населения...

— Короче. Вопрос?

— Как вы относитесь к подобным проектам, и можно ли надеяться на информационное сотрудничество с Движением "Новороссия"?

— Любое сотрудничество, которое идет на пользу Новороссии, на пользу населению, народу и ополчению, будет нами поддержано по мере сил и возможностей. Вот и все.


ОБ ДОБРОМ ЦАРЕ И ПЛОХИХ БОЯРАХ

— Сергей Харцизов. Концептуал-ТВ. Игорь Иванович, патриотическая пресса в последнее время сильно продвигает в массы такую старую мифологему о том, что царь то хороший, а вот бояре у него плохие. Этот вопрос было бы уместнее задать господину Фёдорову, депутату Госдумы, который его основной лоббист. Но, к сожалению, он уже ушел. Хотелось бы ваш комментарий на эту тему услышать. Что, как вы видите себе ситуацию? Что сейчас происходит? — Добрый царь Путин хочет поддержать Донбасс, но злой боярин Сурков ему не дает, или делает что то, что он не хочет, — как вы это оцениваете? Спасибо.

— Я вас понял.

Вопрос коварный, но все таки постараюсь на него ответить. Здесь, на мой взгляд, четко видна разница между стратегией и тактикой. Стратегически Владимир Владимирович Путин несомненно поддержал Донбасс. Я это могу сказать ответсвенно. Как поддержал — это уже другой вопрос. Но он его поддержал, и если бы не поддержка Президента, ни Донецкой республики, ни Луганской республики сегодня бы не существовало, это естественно. Теперь есть другое..., соответственно, есть политическая воля Президента, а теперь есть вопрос тактики. Тактику формируют действительно люди, которые находятся ниже Президента во властной вертикали. И эта тактика является глубоко, на мой взгляд, ошибочной. Она привела к огромным жертвам, и приводит, и будет дальше приводить. Она приводит не только к жертвам Новороссии, она приводит к ухудшению внутри- и внешнеполитических позиций России. Эту тактику разрабатывают помощники Президента.

Поэтому, не обладая информацией о том, какие указания дает Президент своим помощникам, я обладаю информацией о том, какие указания эти помощники, весьма иногда, креативные, которые никак от Президента не могут исходить, дают ниже. И у меня есть основания считать, что многие из этих указаний производятся именно от себя данными помощниками, исходя из собственных их взглядов, в том числе корыстных, глубоко-корыстных. Но эти корыстные тактические действия зачастую приводят к исключительно тяжелым последствиям. Именно поэтому моя критика направлена на тактические действия, стратегия мной не критикуется.

— А что мешает заменить этих людей?

— Это не ко мне вопрос, что мешает заменить этих людей. Простите.


О ВОВЛЕЧЕНИИ НАТО

— <нрзб> Анна-ньюс. Мы часто слышим о том, что Россия агрессор, ввела войска, здесь вот ввела войска... вот и коллега из Рейтер говорил о том, что данные у него есть о 9 тысячах русских военных. Вы, будучи главнокомандующим Армии Новороссии, наверняка обладаете информацией о том, какие подразделения и какие войска НАТО присутствуют в Новороссии.

— Вы очень высокого обо мне мнения. Во-первых, я никогда не был главнокомандующим Армии Новороссии, я был командующим ополчения в ДНР тогда, даже не главнокомандующим. Главнокомандующим по Конституции ДНР являлся премьер-министр. Что касается... если бы у меня было Главное разведывательное управление Федеральной службы безопасности и Службы внешней разведки, я бы вам все равно скорее всего не ответил бы на этот вопрос.


О МОШЕННИКАХ

— Игорь Иванович, вопрос про компании-мошенники. Вы говорили, что ряд организаций от вашего имени, от имени Движения Новороссия, собирают помощь, которая потом реализуется в какие-нибудь другие места. Вы можете чуть-чуть подробнее рассказать хотя бы приблизительно.

— Вы знаете, этот вопрос достаточно сложный. И потому, что информация поступает постоянно. В основном, это отдельные люди, и небольшие группы, они появляются и исчезают. Ну не буду я сейчас вам называть фамилии, которые я там еще и не помню, — каждый день по одной-две мне называют. Где-то кто-то мне звонит и спрашивает, — это ваши люди, они от вас действуют? Мы говорим — нет, и они исчезают через какое-то время.


О БУДУЩЕМ КРЫМА

— Петербург, газета "2020". Я бы хотел у вас попросить, если это возможно, удалившись максимально от эмоций, сообщить, насколько жизнеспособен Крым в экономическом и военно-техническом плане, без сухопутного коридора в Крым? Какая разница в сценарии вместе с сухопутным коридором? В деньгах может быть, тоже...

— Сложный вопрос. Я ведь, вообще-то, военный, а не экономист и даже не администратор. У меня нет практически никакого административного опыта кроме крайне ограниченного. Но, как я это вижу. Я считаю, что Крым будет все равно способен себя обеспечить, но для этого в него надо очень много вложить, если даже не будет сухопутного коридора. Однако, условно говоря, коэфициент полезного действия будет крайне маленький. Если же Крым будет воссоединен сухопутным коридором с Россией, а я надеюсь, что так и будет несомненно, рано или поздно, в том или ином виде, то Крым будет жемчужиной в короне Российской Империи, как это принято говорить. Кстати, меньшей, я считаю, чем Донбасс, поскольку и промышленный потенциал Донбасса и население намного превосходит потенциал Крыма.


БОРОДАЙ

— Игорь Иванович, Сергей Харцизов, Концептуал-ТВ. К слову о премьер-министре ДНР. Учавствует ли сейчас в работе вашего движения Александр Бородай, какую роль вообще, какую позицию он сейчас занимает вот во всей этой ситуации. Ну и каковы Ваши личные отношения после того, как он дал интервью каналу День-ТВ, где как-бы не совсем лестно о вас отозвался? Спасибо.

— Мы не общаемся с Александром Юрьевичем с момента нашего расставания в Москве задолго до того, как он дал данное интервью. В нашей, естественно, работе он никаким образом не учавствует, и никогда учавствовать не будет.


ИММУНИТЕТ ОТ СМУТЫ

— <нрзб> Артур, Информационное агенство "Русские вести". Общий вопрос опять, вот. Дело в том, что на фоне вот этих человеческих трагических событий, на фоне лжи, которая идет с потоков экранов, должен выработаться своеобразный антидот такой, против действия паразитов. Вот, какие уроки, еще не усвоенные, против механизма действия паразитов и чтобы такая ситуация больше не повторилась в будущем?

— Уточните, где не повторилась?

— На Украине. Ну чтобы это больше не повторилось в будущем где-то еще в другой стране, например. Что должно в людях выработаться? Какие качества должны выработаться? Понимание может принципов каких-то?

— Это вопрос, скорее, философский, на мой взгляд. Могу только сказать, что история никогда никому ничего не учит, и каждое... через поколение повторяются те же самые ошибки. Условно говоря, внуки практически всегда повторяют ошибки своих дедов, в лучшем случае, правнуки. Здесь, на мой взгляд, если говорить о том, чтобы не было войн, революций и переворотов, которые наносят ущерб обществу, народу и государству — необходимо, чтобы была целостная пирамида общества. Чтобы элита понимала интересы других слоев населения, а население доверяло элите. Если это будет, то такое общество несокрушимое никакими переворотами, никакими заговорами.

***


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments


Loading...

Новости партнеров

Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru