Инженеры будущего

Инженеры будущего По информации «Известий», на рассмотрении в администрации президента находится документ с предложениями по государственной программе «Развитие образования на 2013–2020 годы». Согласно документу предлагается реструктуризовать имеющуюся сеть инженерных вузов России и сформировать вместо нее региональную сеть опорных учебных заведений по аналогии с федеральными университетами. Исследованием и формированием предложений для администрации занималась Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Суть предложений РАНХиГС сводится к тому, чтобы провести дополнительный мониторинг инженерных вузов (тех, где есть соответствующая специализация), по результатам которого оставить в России всего лишь несколько крупных технических высших учебных заведений, а институты и университеты, не прошедшие отбор, «спустить на уровень техникумов».

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Алексей Ларионов

Стороннему наблюдателю может показаться несколько надуманным внимание нашего Центра к проблемам развития и реформирования системы образования и периодические публикации на эту тему. Однако что может быть актуальнее, нежели вопросы формирования будущего страны? А ведь именно этим и занимается национальная система образования – в любом государстве, вне зависимости от политического режима. Следовательно, каждая реформа в области образования есть реформа будущего России, каждая ошибка, каждый провал в этой области – есть удар по будущему Родины, закладка мины замедленного действия, которая неизвестно, когда рванёт и по кому ударит. В лучшем случае разминировать заряд придётся потомкам. Будут ли они благодарны нам за подобные «подарки»? Весьма сомнительно.

За последние два с лишим десятилетия количество провальных результатов реформ именно в образовании способно ужаснуть любого: в «активе либерал-реформаторов» числятся такие «достижения» как выведение воспитательной работы из функций школ (в 1990-е годы, удалось лишь частично), насыщение школ учебниками истории «от Сороса», тотальная коммерциализация высшего образования, хронический кадровый голод в школах и детских садах в силу унизительно малых размеров зарплат, введённые с грацией тяжёлого танка ЕГЭ и ГИА безо всяких совещаний с педагогическим и родительским сообществом, печально известная (к счастью, незавершённая) «реструктуризация» сельских школ, введение двухуровневой системы высшего образования (бакалавриат-магистратура) с одновременным секвестированием учебных планов, мониторинг эффективности ВУЗов…

И каждая реформа не улучшала, а ухудшала положение в отрасли, расшатывая и дезорганизуя систему, погружая школьных учителей и вузовских преподавателей в «бюрократический хаос», вынуждая их вместо подготовки к урокам и лекциям писать бесконечные и никому ненужные отчёты…

И вот теперь мы наблюдаем новую попытку реформирования – на этот раз технического образования. В обосновании не содержится ничего нового – только повторение магического слова «неэффективность» применительно к сфере, которую предполагается реформировать. Инициатором выступает Российская Академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Однако, при внимательном рассмотрении можно установить, что за новыми предложениями стоит «кузница образовательных реформ», имя которой – Высшая Школа Экономики. Дело в том, что автором доклада с целым пакетом «инновационных предложений» является Татьяна Львовна Клячко. В настоящем – директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС. Однако она же является и профессором Высшей школы экономики. Последняя организация является одним из главных генераторов «перманентных реформ образования», которые много лет вызывают отторжение и ужас у большинства российского народа. И которые, тем не менее, имеют тенденцию продолжения, не взирая на глас народа.

Сама Татьяна Львовна вполне откровенно заявляла об этом в своём докладе «Образование в России: основные проблемы и возможные решения», опубликованном в в 2013г. Приведём цитату из финальной части этого документа: «Как ни отрицательно относится общество к реформам образования, как ни мало эти реформы дают ощутимых результатов (правда, без них, возможно, было бы ещё хуже), они будут (должны) продолжаться. Без реформирования и перереформирования российская система образования не сможет получать те бюджетные средства, которые она в последние годы получает.

Более того, представляется, что в современном мире, отнюдь не только в Российской Федерации, реформы образования стали перманентным процессом, а недовольство результатами реформ – поводом для их продолжения».

По сути дела, автором, явно имеющим непосредственное отношение к процессу реформ российского образования (ещё в 2002 году Т.Л. Клячко выступала апологетом введения ЕГЭ и ГИФО, обещая быстрый прогресс и благоденствие в отрасли), совершенно откровенно заявлено на всю Россию: как бы вы, уважаемые родители, учителя и преподаватели ВУЗов, ни сопротивлялись и не возмущались реформами, слушать вас никто не будет, а если через край хватите, то финансирование образования будет урезано.

И вот теперь мы имеем возможность наблюдать, как реформаторы от ВШЭ находят новую цель для «реструктуризации» в виде технических ВУЗов. Вновь поток наукообразных слов, за которыми проступает маниакальное желание доломать старую систему, сократить число вузов, подтянуть систему к некоему абстрактному «мировому опыту». И конечно же, обещания счастья в обозримом будущем. Автор доклада не упустила случая ударить даже такие ВУЗы, как МФТИ, МИФИ и МВТУ, упрекнув их недостаточном качестве и снижении эффективности.

И вновь мы можем видеть генетические пороки подобного подхода, присущие практически всем российским реформам. Во-первых, это упорное игнорирование мнения тех, кого хотят реформировать. Ну хотя бы для приличия следовало бы спросить профессуру названных ведущих вузов о том, как они сами понимают проблемы своей отрасли и какие видят возможные пути решения?! Ведь в числе преподавателей этих учебных заведений немало учёных с мировым именем, тех, кто знал таких великих организаторов и управленцев науки и высшего образования как, академики Лаврентьев, Келдыш, Христианович. Неужели им нечего сказать по вопросу о повышении эффективности вузов, которые выковали не одно поколение высококлассных специалистов в области фундаментальной и прикладной науки? Или не спрашивают именно потому, что есть опасение – высказанное специалистами мнение войдёт в резкий диссонанс с мнением «посвящённых от ВШЭ»?

Во-вторых, пугает намерение проводить реформы по пути сокращения числа технических вузов. Это означает новую волну ажиотажа, подковёрных интриг в борьбе за выживание, слияние институтов, факультетов и кафедр, раскол в ректорском и преподавательском сообществе. Или, возможно, в этом и состоит одна из потаённых целей «архитекторов реформы» - расколоть научно-преподавательское сообщество одного из самых неподатливых к реформам сегментов российского высшего образования, стравить вчерашних коллег и единомышленников, сделать из них конкурентов? Вполне демократическая технология, пример применения «стратегии непрямых действий» для снижения протестного потенциала и повышения управляемости объекта.

Кроме того, сокращение числа вузов повлечёт за собой и неизбежное сокращение численности реально работающих сотрудников. Каток реформ вновь прокатится и по людским судьбам, и по высшему техническому образованию, и по стране.

В-третьих, учитывая отрицательный эффект всех прежних реформ в образовании при идентичности их авторов, можно быть уверенным, что в данном случае результат будет тождественным – утрата достоинств и прогрессивный рост недостатков. Вообще же стоит задуматься и над таким простым вопросом: насколько компетентен доктор экономических наук в науках точных и естественных? Как соотносятся между собой монетаризм и, например, теория функций комплексного переменного? Вновь мы упираемся в необходимость реформировать любую сферу исходя из профессионального мнения.

Однако, одними инвективами в адрес безответственных «креативщиков» от ВШЭ-РАНХиГС ситуации не решить. Об этом красноречиво свидетельствуют их собственные откровенные заявления (см. цитату выше). Необходимы контрпроекты и адекватное противодействие – но не принципу одной только критики и отрицания, но по принципу предложения целостных программ. Потому, как бы претенциозно ни звучало подобное предложение, осмелимся предложить руководству и профессорско-преподавательскому составу хотя бы ведущих ВУЗов (МГУ, МФТИ, МВТУ, МИФИ, НГУ) образовать независимую межвузовскую экспертную группу, которая бы в кратчайшие сроки смогла провести изучение проблемы и выработку единого, общественно легитимного проекта преобразования и стратегического развития системы высшего технического образования в России исходя из подлинных интересов страны, народа, студенчества, научно-преподавательского сообщества. Созданный таким образом проект должен быть представлен Президенту и Правительству и отстаиваться авторами и обществом последовательно и до победы. Только в этом случае появится шанс остановить дальнейшее разрушение системы высшего образования и науки в России ещё на стадии проектировки нового витка реформ, блокировать метастазы, убивающие разум и тело страны.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1527
4719
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика