Япония готова воевать за интересы США

Япония готова воевать за интересы США

1 июля 2014 г. правительство Японии утвердило новую официальную интерпретацию положений конституции, закрепляющих отказ государства от права на ведение войны и создание вооружённых сил. По новой интерпретации национальные силы самообороны могут применяться не только для отражения нападения на Японию, но и для отражения нападения на её союзников, угрожающего сохранению японского государства и правам японцев.

Запрет на ведение войны и создание вооружённых сил закреплён в японской конституции, принятой в 1947 г. Для США, оккупировавших Японию, было важно не допустить возрождения японской военной мощи. Однако развитие противостояния с СССР, приход к власти компартии в Китае, Корейская война и кризисная ситуация вокруг Тайваня изменили подход США к военному потенциалу Японии. В Сан-Францисском мирном договоре, подписанном Японией, США и рядом других стран в 1951 г., подтверждалось право Японии на индивидуальную и коллективную оборону в соответствии с Уставом ООН. В том же году был заключён договор о безопасности между США и Японией, по которому США приняли обязательство оказывать военную помощь Японии в случае агрессии против неё.

Япония, ссылаясь на положения Сан-Францисского мира, в 1954 г. фактически восстановила свои вооружённые силы, получившие название сил самообороны. Постулировалось, что они будут применяться исключительно в оборонительных целях. Следует отметить, что военный союз США и Японии с момента основания является асимметричным: США обязаны оказывать военную помощь Японии в случае агрессии, в то время как Япония не имеет аналогичного обязательства, кроме как в случае нападения третьей страны на военные объекты США в Японии.

После окончания «холодной войны» силы самообороны Японии стали применяться за рубежом. Первый такой случай произошёл в 1991 г., когда Япония направила минные тральщики в Персидский залив. В 1992 г. был принят закон, разрешавший участие сил самообороны Японии в деятельности миссий ООН по поддержанию мира: с тех пор Япония приняла участие более чем в десяти операциях такого типа. В 2004 – 2006 гг. японские силы самообороны принимали участие в военной операции в Ираке. В 2006 г. в Японии было создано министерство обороны. С 2009 г. японские военные корабли в целях противодействия пиратству принимают участие в международном боевом патрулировании в районе Аденского залива.

Таким образом, положения японской конституции уже давно толкуются расширительно. Японские силы самообороны фактически являются вооружёнными силами, создание которых запрещено конституцией. Даже если на основе положений Устава ООН признавать право Японии на наличие сил самообороны (отмечая в то же время существование конституционной коллизии), то сложно убедительно объяснить, какое отношение имеет их применение за рубежом – например, в Ираке, – к выполнению задач самообороны страны.

Японские власти с тревогой относятся к стремительному изменению баланса сил в регионе. К началу 2000-х гг. Япония, направлявшая на военные расходы не более 1 % ВВП, была региональным лидером по их объёму. К началу следующего десятилетия ситуация изменилась кардинальным образом (рис.1). Стремительный экономический рост Китая привёл к тому, что в 2013 г. военные расходы Китая превысили военные расходы Японии в 4 раза, а совокупные расходы Японии, Южной Кореи и Тайваня – в 2 раза. При сохранении существующих тенденций в экономике и военной сфере этот разрыв будет быстро увеличиваться.


Рис. 1. Военные расходы КНР, Японии, Южной Кореи и Тайваня в 1989 – 2013 гг. (в млн долл. США).

Источник: СИПРИ (Стокгольмский институт исследования проблем мира)

Изменение баланса сил в Восточной Азии бьёт и по интересам США. Европа и Восточная Азия – важнейшие в мире региональные подсистемы международных отношений. Окончание «холодной войны» кардинально изменило в пользу США соотношение сил в Европе. Но в Восточной Азии этого не произошло: главным фактором в регионе стал мощи Китая. В США нарастает беспокойство, сможет ли система двусторонних военных союзов США с Японией, Южной Кореей и (фактически) Тайванем приспособиться к новым, быстро меняющимся условиям. Всё более актуальным становится вопрос, окажут ли американские союзники в Восточной Азии поддержку США в потенциальной кризисной ситуации – например, в случае обострения китайско-американских отношений вокруг Тайваня. Позиция Японии имеет в этом вопросе ключевое значение.

США не допустят ослабления военных связей Токио и Вашингтона и попыток перехода Японии к политике балансирования между двумя важнейшими державами в регионе – США и Китаем. США ясно показали это на примере военной базы на Окинаве. Когда японский премьер-министр Юкио Хатояма, в 2009 г. прервавший монополию на власть японской правящей партии ЛДПЯ, потребовал от США вывести военную базу с Окинавы, то вскоре вынужден был уйти в отставку, а затем и из большой политики. Спустя некоторое время на досрочных выборах к власти вернулась ЛДПЯ, приверженная политическому курсу на сохранение и углубление военного союза с США.

Новое правительство во главе с «ястребом» Синдзо Абэ считает, что Япония должна играть более активную роль в военном союзе с США. Эта линия пользуется активной поддержкой США и проводится, несмотря на то, что, по опросам, большинство населения  (50 – 55 %) выступает против внесения соответствующих изменений в конституцию. Понимая, что ни большинство населения, ни конституционное большинство в парламенте не проголосует за конституционную реформу, правительство пошло по более простому пути – добилось изменения официальной трактовки конституционных положений, предварительно сменив руководство государственного органа (законодательного бюро при кабмине), ответственного за принятие решений такого рода.

Как и ожидалось, решение властей Японии вызвало поддержку США и критику Китая, выраженную, впрочем, в достаточно осторожных выражениях. Реакция России оказалась, в целом, нейтральной: в сообщении официального представителя МИД России от 7 июля говорится о том, что Россия не будет давать поспешных оценок и что всё будет зависеть от дальнейших практических шагов японского правительства.

Осторожная позиция России связана, во-первых, с нежеланием предпринимать резкие движения в Азии на фоне кризиса в Европе. Во-вторых, реакция России ориентировалась на позицию Китая: в том вопросе, который задевает, в первую очередь, интересы безопасности Китая, не имело смысла занимать более жёсткую позицию, чем Пекин. Следует также отметить, что территориальный спор России и Японии имеет принципиальное отличие от территориального спора Китая и Японии. Россия полностью контролирует Южные Курилы, в отношении которых Япония выдвигает территориальные претензии, в то время как Китай не обладает фактическим контролем над островами Сенкаку (Дяоюйдао). По мнению США, действие американо-японского военного союза распространяется на район территориального спора Японии и Китая, но не распространяется на Южные Курилы как территорию, фактическую неподконтрольную Японии. Этот факт тоже объясняет сдержанную позицию Москвы.

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Игорь Путинцев


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
213
610
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика