Как борьба с терроризмом влияет на население?

Как борьба с терроризмом влияет на население?

Шишкина Наталия Игоревна эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Теракты в Париже, взрыв самолета, активность ИГИЛ и участие России в войне в Сирии — все эти события уже начали влиять на повседневную жизнь россиян, состояние и настроение общества. Как поменялась жизнь в России в связи с этими событиями?

Терроризм и борьба с ним — постоянная тема в повестке дня и дипломатов, и политиков, и чиновников, и журналистов уже достаточно давно. После возникновения ИГИЛ, а в особенности после военного вмешательства России в Сирию, актуальность темы терроризма повысилась. Естественно, стало меняться состояние населения и реализация государственной политики в сфере безопасности, на что перераспределяются средства дефицитного бюджета.

Ещё до авиакатастрофы в Египте, согласно опросу «Левада-центра», 48% россиян предполагали, что теракты возможны, 58% очень боялись либо опасались, что и сами могут стать жертвами терактов, при этом 76% опрошенных считали, что основная террористическая опасность исходит от ИГИЛ.

По данным статистики Яндекс, с лета 2015 года количество абсолютных запросов в сети по словам «теракт», «терроризм», «террорист» увеличилось (рис. 1). При этом если количество запросов по слову «теракт» и «террорист» не вышло на уровень января, то про само явление терроризма стали запрашивать значительно чаще.


Рис. 1. Динамика абсолютных запросов по словам «теракт», «терроризм», «террорист» в поисковом сервисе «Яндекс»

А в последние два месяца, количество сообщений в сервисе «Яндекс. Новости» по ключевому слову «терроризм» резко возросло. Количество упоминаний слова «терроризм» в новостях увеличилось в октябре в 3 раза по сравнению с августом (рис. 2).


Рис. 2. Динамика упоминаний в новостях слова «терроризм», по данным Яндекс. Новости

С 1 по 18 ноября 2015 года, терроризм упоминался в 4968 сообщениях, что больше, чем ранее было упоминаний в любой месяц, за исключением января и декабря 2014 года.

При такой постоянной поддержке, а в последнее время и своеобразной раскрутке темы терроризма, можно ожидать появления случаев массовой истерии, тем более, что большая часть населения очень боится и опасается терактов. Согласно опросу ВЦИОМ, за последний год озабоченность терактами выросла до 65%, индекс опасений стать жертвой теракта вырос на 5п. с сентября 2014 года, но при этом он остался значительно ниже, чем в период с 2010 по январь 2014 года. Связано это с тем, что субъективная оценка населения способности государства защитить от терроризма резко выросла в 2014 и 2015 году (рис. 3).


Рис. 3. Изменение индекса ВЦИОМ, отражающего субъективную оценку населением способности государства защитить от террористических актов

Как можно заметить, больше всего россиян были уверены в своей защите во время конфликта 2008 года, а также в 2012 и первой половине 2013 года, что может быть связано со вступлением в должность Президента В. В. Путина в мае 2012 года и активной информационной кампанией, показывающей победу над терроризмом в России. Кроме того, в июне 2012 года были приняты поправки в законы о терроризме и экстремизме, которые вызвали достаточно широкий резонанс в обществе.

Однако в октябре 2015 года, индекс, составленный ВЦИОМ, достиг своего максимума за всю историю наблюдений. Если в 2014 году его резкое повышение явно связано с событиями на Украине, то в 2015 году — это уже борьба с ИГИЛ, соответствующая риторика и популяризация успехов российской армии в Сирии. Население, когда замечает военные успехи России, чувствует себя безопаснее, увереннее, и это отражается и в социологическом опросе. Такое состояние общества, конечно, хорошо, если бы не одно, но: фактически безопасность населения лучше не стала, создалась лишь иллюзия защищенности, на деле она уменьшилась из-за провоцирования угрозы в Сирии.

Резкое увеличение упоминаний терроризма в новостях в последние месяцы связано с увеличением опасности России, исходящей от ИГИЛ после начала сирийской кампании. Кроме того, лишнее упоминание о вовремя предупрежденном терроризме, пойманных террористах ИГИЛ помогает популяризации сирийской военной кампании. Это, в свою очередь, ведет к повышению популярности власти с помощью «победоносной войны». Однако исторический опыт показывает, что такая технология, хотя и бывает эффективной, но в итоге оборачивается крайне опасными для страны последствиями. Особенно на рубеже веков, во время серьезных общественно-политических трансформаций и изменений.

Проблема распространения терроризма на территории России никуда не исчезала, однако именно в последнее время резко увеличилось привлечение внимания к этой теме. Следовательно, цель — не столько отразить реальную ситуацию в сфере борьбы с терроризмом, сколько использовать тему терроризма для оправдания и популяризации неоднозначно воспринимаемых населением политик.

Побочным эффектом акцентуации внимания на теме терроризма может стать нестабильное эмоциональное состояние населения, своего рода массовая истерия. Однако такое состояние может быть удачно использовано, а также есть вероятность, что введение общество в такое состояние — дополнительная задача при освещении темы терроризма.

Связано это с тем, что популярность и одобрение власти, построенное на пиаре за счет Олимпиады и Крыма, постепенно и неизбежно начнет падать в связи с многими причинами. Одна из них — искусственное раздувание рейтинга власти, своего рода создание «мыльных пузырей» популярности, что достаточно ярко демонстрирует измерение политической температуры (рис. 4).


Рис. 4.Динамика соотношения групп россиян, поддерживающих власть, критикующих ее и относящихся к ней равнодушно, данные ЦНПМИ

А накануне — выборы, и поддержка населения крайне необходима. Но как её обеспечить при дефицитном бюджете, падении уровня жизни простых граждан и реализации губительной для страны либеральной политики? Введение населения в состояние массовой истерии по поводу терроризма, несмотря на свою рискованность, позволяет и отвлечь внимание от внутренних проблем, и использовать его в целях манипуляции массовым сознанием.

Массовая истерия приводит к неспособности адекватно воспринимать действительность, а человек, находящийся в неспокойном эмоциональном состоянии, связанным с негативными эмоциями, значительно проще поддается на любые манипуляции. То же верно и в отношении общества в целом. Кроме того, это позволяет создать вокруг власти ореол защитницы и оправдать непопулярную государственную политику. Таким образом и создается база для раздувания следующего «мыльного пузыря», хотя каждый последующий эффект от однотипных действий оказывает меньшее влияние на состояние и настроения населения.

После начала активных боевых действий по борьбе с ИГИЛ, жители крупных городов и путешественники заметили, что на вокзалах, в аэропортах и в других людных местах усилились меры безопасности, а по сообщениям Национального антитеррористического комитета, в повышенную готовность приведена вся система безопасности. Это тоже подхлестнуло общественную озабоченность вероятными терактами, что усилилось и дополнилось вбрасыванием дезинформации в сеть с предупреждением о готовящихся терактах, и, как следствие, начали распространяться панические настроения.

В России постоянно проводятся антитеррористические операции, ликвидируются главари террористических групп, задерживаются террористы. Ежегодно в законы о противодействии экстремизму и борьбе с терроризмом вносятся поправки, направленные на улучшение безопасности в этой сфере. В ноябре 2014 года даже рассматривался проект Стратегии противодействия экстремизму в РФ до 2025 года в Совете Безопасности при участии первого лица государства.

Военные учения также в последние годы отрабатывали преимущественно сценарии борьбы с террористами, да и сам Президент говорил о необходимости проведения силовых операций и решительных действий. Достаточно долгое время шла подготовка мер по прекращению финансовых потоков террористам, и как результат в четверг, 18 ноября, была создана межведомственная комиссия по борьбе с финансированием терроризма. Хотя удивительно, почему она не была создана значительно раньше.

Противодействие терроризму не принесет серьезных результатов, пока террористическая угроза используется для создания необходимого уровня популярности. А для того, чтобы уйти от обеспечения поддержки власти с помощью пиар-технологий, методов маленьких победоносных войн и манипулятивных техник, требуется проведение иной внутренней политики, региональной и социально-экономической. Такая популярность, такая поддержка, основанная кроме пиара на результате действий власти, намного более долговечна и устойчива. Однако пойти на это — значит отказаться от либеральной модели развития, преследующей интересы обеспеченного меньшинства и не соответствующей национальным интересам и потребностям народа.

Все силовые операции по уничтожению террористов и их главарей оказываются недостаточными, бесполезны и информационные кампании, предупреждающие об опасности терроризма. Почему? Потому как нет мер, направленных против вербовки террористами, отчего количество террористов сохраняется. Рассказы об опасности — это прекрасно, но что противопоставляется идеологии терроризма? Ничего. Ценностное наполнение политики, при всех упоминаниях о «традиционных российских ценностях», отсутствует. А свято место пусто не бывает: если нет идеалов, представлений о добре и зле, ясной системы ценностей в стране, то люди начинают их искать. И порой находят у террористов и экстремистов.

Но эти проблемы уже далеко не новые. Они были, они сохранялись на протяжении всех лет по борьбе с терроризмом, они сохраняются и сейчас. Новое — это то, что Россия самостоятельно спровоцировала активизацию деятельности террористов на своей территории, в результате чего введена повышенная готовность систем безопасности. Россия сама же и повысила затраты бюджета на ведение военных действий и постоянную боеготовность антитеррористических сил. По существу, Россия находится в состоянии войны, при этом ещё и в частичной международной изоляции, которую обещают ослабить при выполнении Россией условий внешних акторов.

Требует ли обеспечение безопасности провокации террористов на активные действия, ведения военных действий за счет ухудшения социально-экономического положения населения страны и перехода под внешнее управление политики страны на международной арене? Будет ли это безопасность?


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Терроризм в России снова в моде

Успехи борьбы с терроризмом в России

Откуда у парня сирийская грусть?

Сирийский вопрос: проблемы понимания

Сирийская карта во внешней политике России

Сирийская карта будет бита

Что стоит за речью Президента в Генеральной Ассамблее ООН?

Экстремизм и терроризм



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
652
1902
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика