Капитал-шоу продолжается: зарубежные инвестиции покидают Россию 15 неделю подряд

Капитал-шоу продолжается: зарубежные инвестиции покидают Россию 15 неделю подряд

Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Пятнадцатую неделю продолжается отток капитала из иностранных фондов, ориентированных на инвестирование в российские активы. С 27 августа по 3 сентября отток составил $145 млн против $433,4 млн неделей ранее. Это в очередной раз заставляет задуматься о правильности стратегии упования на иностранные инвестиции, которую четверть века исповедуют российские либерал-монетаристы.


ЗЕМЛЯ НАША ВЕЛИКА И ОБИЛЬНА, А КАПИТАЛА В НЕЙ НЕТ

В самом желании привлечь зарубежный капитал нет ничего плохого. Иностранные инвестиции могут приносить технологии и отработанные организационные методики. Зарубежный инвестор часто менее склонен к коррупции. К тому же заграничные инвестиции приходят в инвалюте, а значит, улучшают платёжный баланс.

Однако, когда упор на иностранные инвестиции становится чрезмерным, и что самое главное, делается в ущерб внутренним источникам развития, возникает обратный эффект.

С самого начала реформ либералы-рыночники молились на иностранные инвестиции. С целью их привлечения в 1990-е годы в течение нескольких лет, несмотря на тяжёлое финансовое положение, поддерживался завышенный курс рубля. Это не привело к росту и процветанию. Напротив, в 1998 году потуги правительства по сдерживанию девальвации иссякли, и рубль одномоментно обвалился в три раза.

Заманивая иностранных инвесторов обещаниями золотых гор на всевозможных международных форумах, реформаторы не задумывались о внутренних инвестициях — они сжали денежную массу (на данный момент 44% от ВВП при среднемировом показателе 125%), повысили процентные ставки (14–18% — и это для привилегированных заёмщиков) и отсекли предприятия от кредита. В то время как в развитых странах на кредит приходится 40–60% инвестиций, в России — менее 10%. В ответ на обвинения в демонетизации из либерального стана иногда следует возражение: «никто не запрещает предприятиям кредитоваться за рубежом». Именно это и происходило все последнее время. Перейдя с внутреннего кредитования на внешнее, крупный бизнес обеспечил пятикратный рост внешнего долга (рис. 1).

Рис. 1. Внешний долг России

Однако, во-первых, схема кредитования за рубежом выгодна лишь экспортёрам, так как свою выручку они получают в иностранной валюте, и могут расплачиваться из неё по долгам. А как быть предприятиям, ориентированным на внутренний рынок? Ведь их доходы в рублях и для того, чтобы расплатиться по иностранному кредиту, им нужно менять рубли на иностранную валюту! В условиях заниженного курса это делать весьма накладно. Во-вторых, иностранное кредитование могут себе позволить лишь крупные фирмы. А что делать малому бизнесу, ставки для которого уже превысили 30%, да и то хорошо, если кредит вообще дают, а не посылают на все четыре стороны. В-третьих, высокий внешний долг подрывает экономическую безопасность страны. До тех пор, пока курс держался в районе 30 рублей за доллар, для отечественных предприятий существовала привычная структура издержек, но после резкой девальвации всё перевернулось с ног на голову. Многие производители оказались на грани банкротства!


ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ — В СТРАНУ, СВОЙ — ЗА РУБЕЖ

Жить исключительно за счёт иностранных инвестиций не только опасно, но и в конечном счёте невыгодно. Отдельные предприятия могут чувствовать себя прекрасно, но экономика в целом оказывается в убытке. Ясно ведь, что иностранный инвестор приходит не для того, чтобы заниматься благотворительностью и оставлять свои деньги в России. Его цель получить прибыль и эта прибыль будет выведена из страны. Не случайно за все годы существования современной России чистый приток частного иностранного капитала наблюдался лишь однажды — в 2006–2007 годах. Все остальные годы — отток (рис. 2).

Рис. 2. Отток капитала из России

Поэтому стоит признать, что экономика существовала не за счёт пользы от зарубежного инвестирования, а благодаря нефти и газу. Именно высокие объёмы экспортной выручки позволяли ежегодно не только оплачивать импорт, но и компенсировать отток капитала.

Следует понимать, что иностранные инвестиции вовсе не обязательно нацелены на создание новой добавленной стоимости.

Мы привыкли думать, что иностранный капитал — это когда некий зарубежный концерн строит завод и открывает рабочие места. На самом деле так называемый инвестор может приходить с разными целями. Он может искать доступ к перспективным технологиям, внедрять которые не обязательно будет в самой России. Он может стремиться получить доступ к управлению конкурирующей фирмой. Он может попросту выкупить достаточный пакет акций и закрыть ненавистного ему конкурента. Надо также учитывать, что значительная часть формально иностранных инвестиций является не чем иным, как финансовым оборотом российских фирм, зарегистрированных в офшорах. Таким образом, политика поощрения иностранных инвестиций на деле является политикой офшоризации бизнеса.

Надо сказать, что в этом направлении либеральные стратеги преуспели — четыре пятых российского крупного бизнеса зарегистрировано за рубежом.

Приток капитала, которому так радуется верхушка российских экономических министерств, на деле часто означает обратный процесс — то есть его отток. С началом кризиса мейнстримом в широкой части российского менеджмента стала стратегия «продавать всё, что можно и выводить». Таким образом, когда мы слышим, что Российский фонд прямых инвестиций привлёк очередную сотню миллионов долларов из-за рубежа, скорее всего речь идёт о том, что некие российские бизнесмены сбросили активы на $100 млн с тем, чтобы вывести полученные деньги из страны.


КОМУ СЛУЖИТЬ РОССИЙСКОМУ ГОСУДАРСТВУ

Засилье зарубежного капитала ведёт не только к экономическим, но и к политическим последствиям. Подобно кантовской «вещи в себе» современное капиталистическое государство, а именно такое государство выстраивают российские либералы, является «лоббистом в себе». Его министерства и ведомства кишат представителями крупного бизнеса, которые лоббируют свои интересы. Хотим мы того или нет, а государство является машиной по обслуживанию интересов групп влияния. Неудивительно, что в результате любых социальных потрясений в первую очередь страдают малый бизнес, пенсионеры и рабочий класс — они являются самыми слабыми группами влияния. Их переговорные позиции близки к нулю. Однако до тех пор, пока бизнес слабее государства он не может окончательно его себе подчинить и у народа остаётся возможность требовать от государства исполнения его прямых обязанностей, то есть заботы о населении. Если же экономика колонизована глобальными корпорациями, у государства не остаётся шансов сохранить свою независимость, ибо ему приходится иметь дело со структурами, чья капитализация в разы превышает ВВП страны. Государство превращается в лоббиста транснационального капитала и работает не на интересы своей страны, а на интересы транснациональных корпораций и их материнских стран.

Но, пожалуй, самый большой минус иностранных инвестиций заключается в том, что они не привязаны к стране базирования и не являются стабильными. Кризис это прекрасно показал. При первых же убытках иностранные концерны принялись консервировать производственные мощности и даже закрывать предприятия, увольняя персонал. Инвестиции в кредитно-финансовой сфере оборвались вместе с первыми сообщениями о понижении российского кредитного рейтинга. А санкции и вовсе показали, что зависимость от иностранных денег лишает страну полноты суверенитета и является прекрасным механизмом политического манипулирования. Чистые прямые зарубежные инвестиции сократились в 2014 году на $48 млрд по сравнению с 2013 годом. Сальдо операций по привлечению и погашению вешнего долга российских коммерческих организаций и домашних хозяйств сократилось за год на $86 млрд. И это не учитывая банковский сектор! Чистый вывоз капитала частным сектором вырос с $62 млрд в 2013 году до $153 млрд в 2014 году. Невооружённым глазом видно, что страну обескровили. Лишили инвестиций, а значит шансов на развитие в ближайшем будущем. И всё это стало возможным благодаря тому, что положившись исключительно на внешние источники капитала, властная либеральная команда искоренила и задушила собственные силы отечественной экономики.


ВЫВОД

Иностранные инвестиции являются естественной частью нормальной экономики и должны занимать в ней определённое место. Однако чрезмерная зависимость от зарубежных источников капитала подрывает экономическую безопасность, а параллельное удушение внутренних кредитно-инвестиционных ресурсов лишают страну суверенитета. Именно это есть российская реальность. Кто за нее отвечает? Кто ее собирается исправить?


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Итоги первого полугодия: миновал ли кризис?

Сопоставление российской государственной политики в кризисах 2008–09 гг. и 2014–15 гг.

Цена нефти: между экономикой и политикой

Россия: вызовы дня



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1047
3133
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика