Крах американского сценария. Как сложится баланс сил в треугольнике отношений США (Запад) – Китай – Россия?

Крах американского сценария. Как сложится баланс сил в треугольнике отношений США (Запад) – Китай – Россия?

Редактор Центра Наталия Соловьева

Буквально в конце XX в. позиции США как мирового лидера и гегемона казались незыблемыми. Незыблемыми настолько, что американский профессор-футуролог Фрэнсис Фукуяма даже выдвинул наделавший немало шума тезис о «конце истории», заявив, что в мире больше не осталось жизнеспособных альтернатив западному либерализму, который возглавляет США. Именно США отводилась роль руководителя эволюцией мировой системы в XXI в.

Китай еще несколько лет назад был слишком слабым, и, как полагали многие видные эксперты-китаеведы, должен был оставаться таковым еще, как минимум, полвека. Такие понятия, как «китайская опасность» и «китайское экономическое чудо», еще не вошли в обиход. Но все эти прогнозы не сбылись, и буквально в первые годы нового тысячелетия мировые события пошли вразрез с американским сценарием.

Экономическое развитие Срединного государства резко ускорилось на всех направлениях. Буквально за 10 лет Китай добился небывалых успехов. К началу 2010 г. Китай вышел на второе место в мире по таким показателям, как ВВП, экспорт и импорт, а также военные расходы. И на первое место по производству угля и стали, цемента и бытовой техники, по производству и продажам автомобилей. КНР стала и одним из основных участников международного финансового сообщества – золотовалютные резервы превысили 1 трлн долл., юань в начале текущего года вошел в топ-5 наиболее часто используемых в международных расчетах валют и вплотную приблизился к включению в список резервных валют МВФ. Все это поставило КНР на позиции безусловного лидера Восточной Азии. Эксперты заговорили не просто о «китайском экономическом чуде», но констатировали появление нового сверхгиганта в мировой экономической политике.

Сегодня Китай и США – самые крупные экономики мира. Их связывают прочные отношения экономического и геополитического партнерства. Так, США – крупнейший торговый партнер Китая и самый крупный поставщик экспортной продукции. Еще в 2013 г. товарооборот между Китаем и США превысил 600 млрд. долл., а по итогам 2014 г., по предварительным подсчетам, превысил 100 млрд долл.

Но при этом, если США поддерживают идею доминирования одной страны (или небольшой группы стран) на международной арене, небывало стремительные темпы роста Китая говорят о начале многополярной эпохи в мировой политике.

На политику России, в силу своего геополитического положения зажатой между Западом и Востоком, а по большому счету - между двумя гигантами, США и КНР, сегодня оказывают прямое влияние два важных фактора. Первый – это неприкрытое давление со стороны США и ЕС Западной Европы в виде санкций. И второй - активное развитие новой сильнейшей экономики, объявившей о своих интересах в более тесном сотрудничестве с Россией.

Уже несколько лет Китай является для РФ крупнейшим торговым партнером - по итогам 2014 г. товарооборот между двумя странами приблизился 90 млрд долл., что составило около 11% внешнеторгового оборота России. Китай также заявил о готовности участвовать в проектах по освоению российских территорий, в проекте по строительству высокоскоростной железнодорожной магистрали и во многих других.

Несмотря на это, объявленная Правительством РФ официальная стратегия «разворота на Восток» не могла не взволновать научную общественность России. Как будут строиться отношения в треугольнике Россия – США – Китай? Означает ли этот разворот полный отказ от западного вектора в российской внешней политике? Как правильно выстроить отношения с новым сверхгигантом, не совершив ошибок? Не превратится ли Россия в сырьевой «аппендикс» китайской экономики и сможет ли осуществлять самостоятельную политику?

Ответы на все эти вопросы искали участники научного семинара на тему «В треугольнике США (Запад) – Китай – Россия. Что за поворотом страны с Запада на Восток?», который прошел 22 мая 2015 г. в одном из залов книжного магазина «Библио-Глобус» (г. Москва).

Мероприятие собрало ведущих экспертов в области истории, политологии и права, специалистов-востоковедов и китаеведов, общественных деятелей. Организатором и ведущим мероприятия выступил Степан Сулакшин, директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.физ.-мат.н., д.полит.н., профессор.

Освещали мероприятие представители общественно-политических СМИ.

Открывая научно-экспертный семинар, С. Сулакшин отметил, что мероприятие такого формата, как научный семинар, Центр проводит уже в течение 15-ти лет. В его рамках во главу угла ставится именно междисциплинарный научный подход, который позволяет апеллировать к возможностям синтеза наук, методов и методологий. Межинститутский характер семинара позволяет привлекать к решению вопросов специалистов высокого уровня в обсуждаемых областях. Это является прямым отражением позиции, которой придерживаются эксперты и ученые Центра научной политической мысли и идеологии – поиск истины, корректный и патриотичный, озабоченность делами в Отечестве и желание помочь в их разрешении.


Взаимоотношения США, Китая и России становятся для мировой политики ключевыми и будут определять повестку не только сегодняшнего дня, но и, фактически, всего XXI века. Они будут столь же значимыми, как отношения СССР – США в послевоенный период. Так начал свое выступление ведущий докладчик семинара Сергей Воронин, заведующий кафедрой РУДН, д.и.н., профессор. Несомненно, отношения в треугольнике США-Китай-Россия являются сегодня обсуждаемой темой, интересующей не только специалистов в области политики и экономики, но и рядовых россиян. И все в этой сфере будет зависеть от того, как российское руководство выстроит внешнюю политику.

Главный вопрос заключается в том, как сложится баланс сил в этом треугольнике: станут ли отношения сторон равноправными, или КНР и Россия, объединившиеся как союзники в борьбе против мира «по-американски», будут противостоять США.

Модель мира, в рамках которой все население планеты должно разделять общечеловеческие ценности, предлагаемые именно американцами, была сформулирована после второй мировой войны. США создали свою модель квазиобщего рынка в Европе, интегрировали Западную Европу через НАТО в общий рынок, а затем - через ЕС, а также, через закрытые механизмы экономической поддержки - Китай и Индию. По сути дела, Соединенными Штатами была сформирована система сверхвласти, не имеющая никаких форм государственности и не признающая никаких границ. Впоследствии она вылилась в глобализационный проект. Восточная Европа и СССР были вовлечены с этой системой в длительное соревнование.

Сегодня эра доминирования Запада, в целом, и США, в частности, пошла на спад. Штаты постепенно теряют нишу мирового гегемона, судорожно пытаясь там задержаться, отношения между «управляющим» и «управляемыми» разрушаются.

И в этом ключе вполне понятен интерес к русско-китайскому альянсу – речь идет о силе, которая сможет противостоять планам США удержать господствующее положение в мире. И суть заключается даже не в экономических, а в идеологических противоречиях. По сути, считает С. Воронин, на смену американской модели КНР предлагает миру свою, причем довольно агрессивную, глобализационную модель с приоритетом корпоративизма и ответственности. Большинство экспертов сходятся во мнении, что КНР в скором времени откажется от политики сдерживания гегемонии западных ценностей.

Этот вывод поддержал Вардан Багдасарян, декан факультета истории, политологии и права Московского областного гуманитарного университета, д.и.н., профессор. По его словам, наряду с проектом западного мирового господства существует и проект мирового господства Китая. Так, претензии КНР на возврат утраченных территорий шокируют своим масштабом - они охватывают площадь свыше 10 млн кв. км и превышают территорию самой страны. Еще в 1960-х гг. китайский лидер Мао Цзедун выдвигал глобальную цель – покорить земной шар. Правда, на внешнеполитической арене Китай своих требований не выдвигает, но озвучивает их на внутриполитической арене.

США пока еще являются, и долгое время будут оставаться весомой силой в Тихоокеанском регионе, утверждает В. Багдасарян, но в течение ближайших 5 лет около половины всего мирового роста за пределами Штатов обеспечит именно Азия. Морские и территориальные споры в этом регионе грозят перерасти в конфликт. Нельзя также исключать, что два глобальных фактора – КНР и США – интересы которых сталкиваются между собой, вполне могут заключить определенные соглашения о разделении мировых сфер влияния. И очень не хочется, чтобы России в этом соглашении досталась роль «расходного материала».

В своем стремлении к мировому господству, считает Олег Ефремов, к.ф.н., доцент кафедры социальной философии ф-та МГУ им. Ломоносова, США придерживаются мнения, что весь мир – это некая часть Америки, по какой-то причине пока еще не присоединившаяся к благам американской цивилизации. И в этом ей следует помочь. По сути, именно в этом и заключается проект мирового господства США. Однако от глобальных затрат и потерь во всех таких проектах Штаты спасает лишь одно – привычка всегда и во всем выделять бизнес-составляющую.

Но в том, что у Китая есть какой-либо глобальный проект по установлению мирового господства, полагает О. Ефремов, приходится сильно сомневаться – это слишком дорого и затратно. У КНР, традиционно, интересы стоят выше идеи, а прагматизм китайцев, основа отношения ко всем происходящему, доходит до цинизма. А внешняя политика КНР строится именно на этой прагматичной основе.

Тему продолжил Александр Ибрагимов, военный аналитик. По его словам, план «глобализации по-китайски» заключается в том, чтобы все народы мира признали власть китайского императора. Китайцы абсолютно прагматичны, и все отношения с развивающимися странами КНР оценивает по-своему. С этих же позиций РФ рассматривается Китаем в качестве своего стратегического филиала, при том, что основной фронт борьбы лежит в плоскости отношений с США.

Что понимает под разворотом России на Восток, и в каком качестве видят друг друга каждая из сторон треугольника? По словам С. Воронина, СМИ зачастую преподносят этот процесс крайне однобоко, формируя в общественном мнении разворот России именно в сторону Китая. Но это далеко не так. Скорее, РФ ведет речь о развитии Дальнего Востока и Восточной Сибири. Эти регионы слаборазвиты, населены мало, но обеспечены ресурсами, и при этом граничат с китайскими территориями, обладающими наиболее высоким потенциалом развития. Кроме того, разворот России на Восток подразумевает и усиление отношений с такими странами, как Индия, Вьетнам и Индонезия.

Китай рассматривает развернувшуюся к нему Россию как серьезного попутчика в борьбе с гегемонией США, основательно ослабленного кризисами, но, тем не менее, сумевшего сохранить очаги влияния. А также в качестве страны, способной проводить относительно независимую политику. Поэтому оказаться в «остром» углу треугольника все шансы есть сегодня именно у Штатов.

В свою очередь, США по отношению к КНР ведут определенную игру, цель которой – установить контроль над распределением ресурсов и сдержать экономический рост Китая. Темпы экономического развития США – 2% в год, у КНР этот показатель достигает 7%. И если они сохранятся, то уже к 2018 г. экономика Поднебесной обгонит экономику Штатов и получит статус самой крупной в мире, чего США стараются не допустить всеми силами.

Отношения Китая с Россией, заявил О. Ефремов, будут строиться, исходя из прагматических соображений – из собственных выгод КНР. В России же идеи всегда ставились выше интересов. Все свои силы Россия на протяжении всей истории своего существования всегда направляла на то, чтобы продвигать идею. Сегодня нашей стране, считает он, пора стать более прагматичной, и в своих действиях также исходить из собственных интересов.

Весьма интересную тему о том, какие факторы, помимо экономических интересов, могут если не объединить, то сблизить Россию с Поднебесной, в действительности весьма своеобразной цивилизацией, подняли А. Ибрагимов и Иван Березина, редактор портала «Россия навсегда».

Следует учесть, сказал А. Ибрагимов, что китайцы обладают весьма своеобразными и не всегда понятными ни европейцу, и американцу, ни россиянину взглядами на мир. Но при этом они очень хорошо помнят как причиненное им зло, так и добро. И сегодня, когда Китай хочет взять реванш за 100 лет позора опиумных войн, у России есть шанс добиться успеха в отношениях с этой страной. Но сделать это она сможет только в том случае, если будет полностью открытой и искренней с КНР.

Развивая тему, И. Березина заявил, что Штаты, несмотря на все прилагаемые ими усилия, а также небывалый размах гегемонии по окончании Второй Мировой войны, все же нельзя в полной мере считать единственным центром сверхвласти. Все эти годы существовал и альтернативный, реальный, ценностный центр – СССР. Даже несмотря на то, что страна была разорена и ослаблена войной и потеряла громадный потенциал. И этот факт имеет важнейшее отношение к рассматриваемому в рамках научного семинара треугольнику.

В новейшей истории Китая можно вспомнить лишь единственный пример заимствования и принятия в народе культурных ценностей иной цивилизации. Речь идет о советских песнях, советских героях времен Второй Мировой. Это парадоксально, но на народном уровне в Китае, и это показывает социология, русская идентичность в лучшем своем виде, в лучших идеальных образцах хранится до сих пор.

Кроме того, в треугольнике США-Китай-Россия только китайское руководство осуществляет определенные попытки противостоять развитию потребительского общества, обратившись к конфуцианской модели ценностей. Таким образом, можно утверждать, что у СССР (и России, как его правопреемницы) и КНР был некий период психологической совместимости. Но, полагает И. Березина, выстроить взаимовыгодного и равноправного сотрудничества с КНР без восстановления собственных идеологических ценностей Россия не сможет.

Что же ожидает Россию в ее развороте на Восток? Получит ли она шанс выстроить правильные, паритетные отношения с Китаем, или ее ожидает бесславная роль импортера минерального сырья и технологий? Владимир Жуков, специалист-китаевед, развивая в своем выступлении тему поворота России на Восток, сообщил, что подобная тема поднималась в истории нашей страны неоднократно. И проводимый в настоящее время маневр, определенно, может дать России реальный и вполне весомый шанс наладить полноправное и полноценное сотрудничество с КНР. Ясность в вопрос, насколько сам Китай серьезно относится к сотрудничеству с нашей страной, внесут события уже ближайшего будущего.

По мнению С. Воронина, в основу российской государственной модели развития необходимо положить идеологию разумного консерватизма. Сегодняшняя Россия сильно зависима от китайского импорта, является для КНР основным рынком сбыта. Китай рассматривает ее как источник сырья и энергоресурсов, современных технологий в сфере вооружений и во всех других областях, в которых у него затруднено сотрудничество с Западом. Чтобы избежать участи сырьевого придатка, во внешней политике России следует исходить из собственной выгоды.

Тему о том, что ожидает Россию на пути дальнейшего сотрудничества с Китаем, продолжила Людмила Кравченко, зав. отделом Центра, кратко проанализировав экономическую стратегию КНР на мировой арене. Так, китайские инвестиции всегда шли в сектор добычи энергетических ресурсов. Россия же на 15 лет освободила от налога на добычу полезных ископаемых российские месторождения газа, который будет отправляться в Китай. Более того, Россия готова передать в разработку китайским инвесторам до 50% всех стратегических ресурсов. Еще одна важная составляющая китайской экспансии – развитие инфраструктурных проектов. Как правило, это логистические проекты для вывоза ресурсов в Китай – порты и железные дороги. В России такте проекты предполагаются к реализации на территориях Сибири и Дальнего Востока – при разработке месторождений китайские инвестиции готовы пойти в разработку железнодорожного сообщения между странами.

Но для всех этих проектов Китай ставит свои определенные условия – они должны реализовываться с привлечением китайского оборудования и китайской рабочей силы. Выгода России от участия в подобных проектах, которых в ближайшей перспективе ожидается множество, представляется весьма сомнительной.

В геополитическом плане Россия оказалась замкнутой между Западом и Китаем, которые рассматривают ее как некий буфер обмена и источник сырья. И для того, чтобы существовать в качестве государства, а не сырьевого придатка, Россия должна выбрать единственно правильный путь – путь самостоятельного и самодостаточного развития.

Тему выстраивания экономических стратегий с Китаемзатронул Андрей Дегтев, эксперт-аналитик Центра. Пока неясно, считает он, намерена ли Россия присоединиться к китайскому экономическому региону, или построить свой собственный экономический регион, который каким-то образом войдет в более крупный экономический регион вместе с Китаем. Но в настоящее время строительство единой экономической зоны РФ и КНР представляется нереальным. Так, уровень конкурентоспособности китайских производителей на голову выше российских. Кровной заинтересованности в сотрудничестве с Россией для развития последней Китай также не высказывает – скорее всего, он планирует использовать Россию в качестве сырьевого придатка. Технологическая совместимость отсутствует. И, наконец, наиболее развитые регионы России и Китая очень отдалены друг от друга.

Тем не менее, российское либеральное правительство считает необходимым создание зоны свободной торговли с Китаем, с Вьетнамом и ведет разговоры об Индии. На взгляд докладчика, подобная стратегия абсолютно неверна. Задача России – построить самодостаточный экономический регион в рамках Евразийского экономического пространства. На экономических границах с Китаем целесообразно установить торговые пошлины и иные экономические барьеры.

Завершая работу семинара, С. Сулакшин кратко резюмировал итоги, к которым пришли участники семинара. Пропагандистская эйфория последних времен, степень интенсивности формирования общественного мнения по поводу последствий поворота России  с Запада на Восток, считает ведущий семинара, действительно настораживают. В рамках ведущейся пропаганды мнение о том, что последствия  могут быть разрушительными для нее, является неприемлемым.

Но, во-первых, Россия остается несуверенной, ее бюджет на 60% зависит от экспорта углеводородов. Во-вторых, российское руководство по-прежнему надеется на приток и благотворное влияние внешних инвестиций, на фоне дефицита рублевой массы, двукратного уровня инфляции и высоких темпов падения ВВП. В третьих, у России не было, и до сих пор нет никакого стратегического плана по повороту на Восток, впрочем, как и плана развития своих дальневосточных территорий. «Стратегия 2020» не способна создать никакой стратегической базы для отношений с партнерами. И, в четвертых, уровень непрофессионализма высшего политического и государственного управленческого звена является неприемлемым. Впрочем, как и высокий уровень монополизации власти.

Из всего вышесказанного ведущий семинара сделал вывод о том, что поворот России на Восток – это не стратегическое и хорошо продуманное решение, а сиюминутная импровизация с непросчитанными последствиями. Впрочем, как и ссора с Западом, безответственная и авантюрная. Стратегический поворот Россия сделала не столько от Запада на Восток, сколько от долларовой зависимости экономики к зависимости юаневой. И если в России не ставится задача внутреннего оздоровления, смены либеральной государственной модели и ухода от либеральной монетаристской экономической политики, ни к каким позитивным последствиям и переменам этот поворот привести не сможет.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3488
12006
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика