Куда идем и зачем оглядываемся на Запад?

Куда идем и зачем оглядываемся на Запад?

Надежда Хвыля-Олинтер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к. соц. наук

ЗАПАДНЫЕ СТРАНЫ МЫ РАЗЛЮБИЛИ, А ЖИТЬ ХОТИМ КАК ОНИ. ЧТО НАС ТАМ ПРИВЛЕКАЕТ И ЧЕМ ЭТО ГРОЗИТ?

Общероссийский социологический опрос, проведенный в ноябре 2015 года, показал, что у наших соотечественников нет единого представления о том, какой Россия должна быть в будущем. Большая часть полагает, что ориентироваться нужно на западные страны, чуть меньше респондентов считает необходимым вернуться к основам советского проекта, кто-то ищет удачные примеры в истории царской России. Конфронтация с Западом привела к тому, что доля россиян, видящих в развитых западных странах удачный образец для подражания, уменьшилась. Но большинство по-прежнему считает возможным и необходимым ориентироваться на образ жизни наших геополитических оппонентов.


Рис. 1. Ответы россиян на вопрос «Какой бы Вы хотели видеть Россию в будущем?»

Скорее всего, привлекает россиян именно комфортность существования, относительная стабильность, высокий уровень жизни населения западных стран. Видимо наблюдая вокруг привычные российские реалии, мы мечтаем о чистых улицах, высоких зарплатах, уважительном отношении окружающих, качественной медицине, просторных квартирах, гарантированных благах и т. п.

Вспоминали ли при ответе на вопрос респонденты о высоких налогах, кредитных нагрузках, платных социальных услугах и легко инициируемых по самым незначительным для русского человека поводам судебных разбирательствах? Задумывались ли о том, какая идеология, какой ценностный набор стоит за этим образом жизни, какая история претворяет этот уровень развития? Скорее всего, нет.

Колониализм, геноцид, расизм, рабство, фашизм, либерализм — близки ли эти явления российским людям? Каждый ответит отрицательно. Россия никогда не колонизировала другие государства, не наживалась на экспансии и не выкачивала из других стран ресурсы в обмен на безделушки и бумагу, не паразитировала. Наша цивилизационная история складывалась таким образом, что у русского человека формировалось устойчивое неприятие либерального ценностного пакета, на котором основано империалистическое мироустройство.

Экспертные оценки различий в ценностных системах государств мира указывают на то, что наиболее сильно удалены от России такие страны как США и Германия.


Рис. 2. Диапазон цивилизационной удаленности от России, в % значимости [1]

Россияне другие, несмотря на то, что вполне обоснованно и по понятным причинам, хотят большего комфорта для себя и своих детей. Мы по-прежнему уверены, что коллективные интересы первичнее индивидуальных, что духовные блага не менее важны, чем материальные, а сопереживание нужнее безразличия. И никакие настойчивые попытки Запада научить нас толерантности пока не удаются. Россия является носителем особого ценностного пакета и идеологического проекта, а значит, потенциально может стать его генератором на общемировом уровне. Именно поэтому мы постоянно испытываем давление, становимся неудобными и неугодными, нас называют источником угрозы, и даже приравнивают к ИГИЛ и вирусу Эбола. Наши соотечественники в своем отношении Европы и США куда более лояльны. Позитивное отношение к Западу сменяется на негативное только в периоды острой конфронтации с ним и, соответственно, на фоне активизации антизападной пропаганды.

Свою страну россияне хотят видеть богатой, влиятельной, сильной, успешной, но считают, что развиваться она должна по своему собственному уникальному историческому пути, несовпадающему с западноевропейским трендом.


Рис. 3. Ответы россиян на вопрос «По какому историческому пути должна идти Россия?» [2]

Тем временем нам много лет навязываются либерально-космополитические принципы жизнеустройства, которые делают практически невозможными восстановление важнейших сфер жизнедеятельности страны, возвращение ее суверенитета. Продолжается демонетизация, сохраняется зависимость эмиссии рубля от углеводородного сырьевого экспорта и валютных поступлений из-за рубежа, объемы государственного инвестирования в основной капитал последовательно сокращаются. Процесс хищнической приватизации, запущенный либералами, закономерно сокращает долю государственной собственности, которая в 2015 году составила уже 13%. Это будет продолжаться и далее с апелляцией к экономическому кризису и необходимости денежных поступлений в бюджет. Не меняется политика и в социальной сфере — уровень оплаты труда остается заниженным, в сравнении с сопоставимыми по уровню индустриального развития странами мира, примерно в два с половиной раза. Диспропорции в обществе нарастают, чему во многом способствует применяемая в нашей стране плоская шкала налогообложения доходов. Почему столь часто апеллирующие к опыту западных стран чиновники в данном случае игнорируют факт, что в большинстве развитых государств мира ставка прогрессивная и доходит для богатейших граждан даже до 80%, остается вопросом риторическим.

Президент уверяет, что является самым главным либералом в стране. В своем послании Федеральному Собранию он же говорит, что наша нация «консолидирована общими ценностями и общими целями» , но не конкретизирует, какими именно. В свете действующего конституционного запрета на государственную идеологию (то есть на активно-деятельностный посыл, который задает тон всему государствостроительству, обозначает спектр высших ценностей и их практический потенциал) эти слова вызывают недоумение. Если на высшем уровне признается существование и значимость общих консолидирующих ценностей, то хочется надеяться, что речь идет все-таки не о тех, которые, несмотря на очевидный диссонанс с запретом на идеологию, постулирует в качестве «высших» наша нынешняя Конституция: «человек, его права и свободы».

Очень сомнительно, что либеральные ценности могут служить основой консолидации российской нации. А какие могут? Сейчас консолидация происходит в основном благодаря пропаганде внешнеполитических успехов и ожиданиям возрождения великодержавности страны. Это крайне нестабильная основа единства общества, тем более что, согласно опросам, большинство россиян вкладывает в понятие «великая держава» вполне конкретный смысл: в первую очередь это «высокое благосостояние граждан», и лишь затем «экономический и промышленный потенциал страны» и «военная мощь, наличие ракетно-ядерного оружия». А вот великая культура, наука и искусство, героическое прошлое, это все уже после, как и пресловутые права и свободы.

Получается парадоксальная вещь: народ с некоторой завистью смотрит на западный образ жизни, примеряя его на себя, а руководство страны «переписывает» западные управленческие принципы и подходы, которые, не приближают, а отдаляют реализацию этих чаяний. Народу же, напротив, предлагается затянуть пояса потуже и вспомнить о ценностях. С последним предложением сложно не согласиться. Обязательно надо вспоминать, только не о тех, которые навязываются нашему народу либералами, а о тех, которые в силу своей традиционности и позитивности действительно могут послужить основой объединения нации и возрождения страны.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Высшие ценности Российского государства. Материалы научного семинара. Вып.№6. М.: Научный эксперт, 2010.

2. Данные опроса, проведенного в апреле 2014 года Центром Юрия Левады по общероссийской выборке.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Кто и почему бежит из России?

Ценности американские и не только

Бегут ли мигранты из России?

Кризис института семьи в США

Последствия либерального эксперимента над системой ценностей россиян

Российский либеральный эксперимент: итоги и анализ



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2014
5958
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика