О том, знает ли молодежь историю и каковы перспективы единого учебника истории Отечества

О том, знает ли молодежь историю и каковы перспективы единого учебника истории Отечества

(По материалам Круглого стола «Влияние исторических фальсификаций и мифов на сознание и социальное поведение современной российской молодежи» 13 мая 2015 г. в Московском гуманитарном университете).

Сетования на историческое невежество и социальный нигилизм молодого поколения сегодня становятся повсеместными. Но насколько сильно влияние отрицательной исторической мифологии на сознание молодых? Каковы возможности исторического просвещения молодежи? Как подступиться к решению этой проблемы? На эти вопросы искал ответы круглый стол «Влияние исторических фальсификаций и мифов на сознание и социальное поведение современной российской молодежи», состоявшийся 13 мая 2015 г. в Московском гуманитарном университете, собравший специалистов из Московского гуманитарного университета, Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, Московского педагогического государственного университета, Российского университета дружбы народов, Института российской истории РАН, Национального института бизнеса, других научных и образовательных центров Москвы и регионов России, преподавателей школ, представителей СМИ и издательского бизнеса. Мероприятие проводилось в рамках одноименного социально значимого исследовательского проекта, при реализации которого использовались средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 17.01.2014 №11-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ. Проект реализуется АНО ВПО «Московский гуманитарный университет».

Со вступительным словом к участникам обратился директор Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ, доктор философских наук, профессор В.А.Луков. Руководитель проекта д.и.н., проф. С.В.Алексеев ознакомил собравшихся с основными результатами проведенного исследования. Д.и.н. О.А.Плотникова охарактеризовала методологические подходы к понятиям «миф» и «фальсификация», сформулированные в ходе работы. Д.и.н., проф. Б.А.Ручкиным были представлены результаты опроса экспертов по молодежной проблематике, посвященного воздействию на молодежь исторической мифологии. Специалисты Центра социологии молодежи ИФПИ МосГУ (д.э.н. В.А.Гневашева, к.с.н. С.В.Луков) представили итоги исследования эмпирической осведомленности молодежи, проведенного осенью 2014 – зимой 2014/5 г.


АЛЕКСЕЕВ С.В.: "ВОТ ЧТО НАПИСАНО, ТО И ОТВЕЧАЮТ!"

Нами было проведено исследование исторической осведомленности студенческой молодежи города Москвы. Опрос проводился с октября по февраль в два этапа. Опрошен был 2051 студент из восьми московских вузов. Это, естественно, Московский гуманитарный университет, Московский государственный университет им. Ломоносова, Национальный институт бизнеса, Российский экономический университет им. Плеханова, Военный университет Министерства обороны, Финансовый университет, Государственный университет управления и Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте.

Как относились до ВУЗа респонденты к истории? Половина выразила в той или иной степени индифферентное отношение. При этом чуть более 40% выбрало вариант, что «история не входила в число любимых предметов, но и нелюбимых тоже». Половина, соответственно, оценила историю как один из любимых предметов. Однако более 5%, почти 6, посчитали историю предметом скучным. Стоит отметить, что при этом почти четверть ответила утвердительно на вопрос, знают ли они историю России. И почти каждый второй сказал, что знает пока недостаточно, но изучает. Источники информации об истории назывались разные,  — в частности, на первом месте учебники, что, кстати, очень сказалось на итогах опроса. Большая часть позитивной исторической информации, действительно, относится к разряду формальных учебниковых, тестовых знаний. На втором месте Интернет, далее - кинофильмы и сериалы. Личное общение со знающим людьми называли довольно многие,  — разумеется, «со знающими» по оценкам самих опрошенных.

Среди наиболее сложных оказались самые разные вопросы из древней и новейшей истории. Например, непросто было респондентам указать союзников СССР в войне с Германией. Собственно, не вызвал сомнений только Рузвельт, да и то не вызвал относительно  — почти треть его не назвала. 65,2% назвали Рузвельта. Имена Эйзенхауэра и Монтгомери вспоминают крайне мало  — видимо, только относительно начитанные студенты, на уровне 10, не более 20%. Кое-кто счел возможным занести в союзники СССР Гитлера и Маннергейма. Слава Богу, не многие. При этом больше четверти затруднились ответить на этот вопрос вообще. Но отрадно, что 90% опрошенных помнят про план «Барбаросса». Вторую мировую войну все однозначно начинают с 1939 года. На первом этапе опроса по поводу Верховного Главнокомандующего мнения разделились в основном между Сталиным и Жуковым, но на втором этапе Сталину все-таки отдали безусловное предпочтение. Возможно, просто ближе к 70-летию Победы.

В общем, достаточно рационально отражается вклад России и СССР в сокровищницу мировой науки и техники. Мы видим, что называют первый полет человека в Космос, периодическую таблицу, радио. Из мифологических сюжетов середины ХХ в., конца 40-х–начала 50-х гг., как ни странно, наибольшую популярность сохранил наименее, наверное, популярный тогда,  — «изобретение паровоза». Его назвало более 15%, почти 15,5% опрошенных. Самолет нам приписывает гораздо меньшее количество опрошенных.

Ну и, в общем, неудивительно, что занявшим пост Президента РФ после досрочной отставки Ельцина большинство респондентов назвали В.В.Путина. Хотя нужно отметить, что если уж говорить о гражданской образованности, то вот этот процент  — 82 — не слишком положительный показатель. Это все-таки уже не просто новейшая история, это то, что происходило на памяти их и их родителей.

Выводы, которые сформулировали исследователи, проводившие опрос, сводятся к тому, что в условиях повышенного интереса к проблемам идентичности проблема формирования ценностного отношения к историческому прошлому приобретает особую актуальность. Здесь надо отметить, что тематика, которой наш Центр социологии молодежи и, в частности, Вера Анатольевна Гневашева, занимается уже довольно давно. Одним из ключевых направлений исследования должно быть определение роли патриотического воспитания в современном российском обществе. Собственно, оно, действительно необходимо, судя по многим признакам, которые были выявлены в ходе опроса. На наш взгляд, оно призвано сформировать историческое сознание современной молодежи, ее ценностные установки и мировоззренческие позиции, соответствующие тем принципам, которые только и могут быть положены в основу современной идеологии российского общества,  — морали, справедливости и патриотичности.

И если отвечать на вопрос: «Так знает ли современное студенчество историю Отечества?», то можно сказать: «На уровне краткосрочной памяти, то, что касается необходимости вот сейчас, на 1-3 курсах заполнить тест и благополучно пройти федеральный экзамен, — на этом уровне историю, безусловно, знают. Пока учатся. Собственно, то, что огромная часть информации, которую мы отфиксировали как известную студентам, содержится в учебнике, это довольно серьезный показатель. Более того, часто даже не совсем точные мейнстримные мнения для них являются истиной в безусловной инстанции. Вот, например, характерный научно-политический миф, — что СССР создавался как «союз суверенных республик», — который у нас попал в учебники. Тогда слова такого, как известно, в реальности не фигурировало. Вопрос, конечно, был отчасти вопросом-ловушкой, на способность мыслить, на способность анализировать. Но «союз суверенных республик», — то, что в начале 90-х попало в учебники и книги для чтения,  — 70%. Продвинутые преподаватели могут сколько угодно в студенческих аудиториях рассуждать по конфедерацию и федерацию. Вот что написано, то и отвечают! 

 


ПЛОТНИКОВА О.А.: "БЕСПРИСТРАСТНОЕ НАПИСАНИЕ ИСТОРИИ,  — ЛЮБОЙ ИСТОРИИ, ЛЮБОЙ СТРАНЫ,  — НЕВОЗМОЖНО"

Необычайно важен вопрос о мифах и фальсификациях отечественной истории в сознании нашей молодежи. Если обратиться к этимологии самих слов «история», «миф» и «легенда»,  — то собственно в основе этих слов лежит один ключевой момент  — это всегда «рассказ». Только если мы говорим об истории, это «правдоподобный рассказ о прошлом». А если мы говорим о легенде и о мифе, то это также рассказ, но «неправдоподобный».

Понятно, что вначале был миф, вначале была легенда, а потом была история. Потому что любому первобытному обществу свойственен миф, свойственна позже легенда как элемент уже дальнейшего развития этого общества. Естественно, что мифы бывают разные, но по сути своей их объединяет одно начало  — это патриотизм, это героика, это любовь к своему отечеству, это возвышение своих героев и своей страны. Вот это, наверное, самое главное. И поэтому когда мы говорим о том, что в нашей истории очень много элементов легенды,  — наверное, в некоторых случаях это не совсем плохо. Наверное, легенда, которая переплелась с историческими фактами, которая вместилась в такое понятие, как «историческая память», и сама имеет позитивную сторону. Да, возможно, некоторые герои нашего Отечества, особенно если говорить о средневековой истории, слишком «идеальны». Вероятно, и мы это знаем хорошо, в реальной жизни таких идеальных героев не бывает, и многие поступки, которые были приписаны со временем этим героическим личностям, конечно, легендарны. Возникает вопрос  — стоит ли вычеркивать эту легенду из нашей истории?

Должен ли быть единый учебник по истории России? Я считаю, он должен быть единым, потому что на этом учебнике мы воспитываем нашу молодежь. И, вероятно, в этом едином учебнике будет место и легенде. Как бы мы этого ни хотели, беспристрастное написание истории, – любой истории, любой страны,  — невозможно. Многое зависит от того, кто пишет эту историю, и от того, с какими целями он пишет историю. И, наверное, как бы мы ни старались, написать ее «правильно» не сможет никто, потому что у каждого историка, у каждого специалиста есть свое видение той или иной проблемы и своя интерпретация. Вот в этом-то, наверное, и заключается сложность написания единого учебника.

И если миф и легенда  — это то наше историческое прошлое, которое неотделимо от фактологической истории, то, наверное, и не надо разъединять эти два понятия. Хотелось бы, чтобы в нашей памяти остались светлые образы героев: Александра Невского, Дмитрия Донского, и более поздние. Конечно, можно разбираться в их жизни, в их деятельности, и найти очень много негативных штрихов. Я не буду касаться Ивана Грозного,  — это отдельная история,  — Петра Первого, которого мы во многом, и в учебниках в том числе, превращаем в героя. На мой взгляд та цена, которой дались петровские преобразования слишком велика. Но при этом у нас принято считать Петра Первого олицетворением Героя нашего Отечества, и это тоже верно, это тоже правильно. И нашу молодежь нужно учить именно так. А что наиболее важно,  — вот эта плеяда героев, где-то в некотором смысле легендарных, и составляет наше «я», нашу самоидентификацию. И когда молодой человек взрослеет, он понимает мир и историю своего Отечества именно посредством таких ярких героических образов. А уже насколько этот образ правдоподобен, — здесь, наверное, сможет разобраться только взрослый человек, обладающий определенным багажом знаний, но никак не молодой, не взрослеющий, которого необходимо воспитывать на патриотических образах.

Фальсификация истории  — совсем иного плана явление. Слово произошло от позднелатинского со значением «подделываю». Фальсификация заключается именно в подделывании, в умышленном искажении тех или иных событий и явлений. Вот это явление очень опасное, которое может навредить как нашей истории, так и в целом воспитанию всего поколения. Поэтому, наверное, борьба историков должна быть направлена не против мифов и легенд, которые являются частью нас самих, а именно против фальсификаций, особенно против тех из них, которые представляют угрозу нации.

Я считаю, что такие фальсификации, конечно, есть,  — особенно если вспомнить нашумевшую у нас книгу Суворова. По-разному ее воспринимали, но молодое поколение принимало это произведение за чистую монету, исходя просто из малознания. Как вы понимаете, любой источник, любой факт можно извратить, и исходя из этого извращенного суждения написать целые книги, тома и многотомники. Но не будем забывать, что все люди, в том числе историки, делятся на патриотов и на тех, кто недолюбливает по каким-то причинам свое Отечество. Так вот учебник должен создаваться, во-первых, профессионалами-историками, и, во-вторых,  — патриотами. Это ключевое понятие. Наша общая задача  — и историков, и не-историков,  — сохранить наш хрупкий мир, нашу хрупкую и очень богатую культуру и нашу историю, всеми способами сопротивляясь фальсификациям. Везде, в любых жизненных обстоятельствах,  — а в первую очередь, безусловно, в учебниках и в книгах.

А.П.Чехов сказал в одном из своих произведений, что русский человек все время вспоминает и никогда не живет. Вот, наверное, именно с этой чертой русского характера во многом связана легендарность нашей истории. Русский человек, как правило, живет или прошлым, или будущим, а настоящее для него  — тот временной промежуток, который нужно преодолеть в стремлении к какой-то цели. И еще очень правильно сказал Д.С.Лихачев: пока открыты библиотеки, у русского человека есть путь к спасению.

 


РУЧКИН Б.А.: "ПОЛИТИКА ТОЛЬКО ТОГДА НАЗЫВАЕТСЯ ПОЛИТИКОЙ, КОГДА ЕЕ РАЗДЕЛЯЮТ МИЛЛИОНЫ"

Более 20 лет, прошедших с момента распада Советского Союза, идет дискуссия о национальной идее. Идет настолько трудно, что «на самом верху» в лице Президента, тогда Медведева, сказано следующее: «Я не считаю продуктивной дискуссию о национальной идее. Она отвлекает. Это достаточно схоластическая штука, хотя у нас любителей поговорить на эту тему много. Это свойство нашего национального характера». Но он сказал, а проблема не исчезла. Стабильность общества у нас в 2000-х гг. как бы определилась, но стабильность имеет все-таки двоякое направление— к улучшению и ухудшению. Так вот — она ухудшается. И на этом фоне утверждение национальной идеи в России становится важным ресурсом консолидации общества на пути создания сильной России. Видный мыслитель нашего времени Зиновьев заметил, что «идеология может быть не только партийной или классовой; идеология должна быть отечественной. Она должна выражать интересы различных социальных классов, групп, обществ, в которых осознается отношение людей друг к другу и обществу». Именно такая идеология, идеология патриотизма, была сформулирована В.В.Путиным на совещании представителей власти и общественности по вопросам нравственного и патриотического воспитания молодежи в Краснодаре 12 сентября 2012 г.: «Мы должны строить свое будущее на прочном фундаменте, и такой фундамент  — это патриотизм. Как бы долго ни обсуждали, что может быть фундаментом, прочным моральным основанием для нашей страны, ничего другого все равно не придумать. Это движение к своей истории, к традициям, к духовным ценностям наших народов, нашей тысячелетней культуры». И далее: «Именно в гражданской ответственности, в патриотизме вижу консолидирующую базу нашей политики». Итак, идея патриотизма приобретает как бы новое идеологическое звучание и призвана стать приоритетным направлением государственной политики.

Но к патриотизму обращались всегда, и в царской России, и в Советской России, особенно в критические моменты нашей истории. В военное время патриотизм осязаем, понятен каждому: встать на защиту Родины. А вот что такое патриотизм в мирное время? И что самое главное  — его, патриотизма в мирное, но в кризисное для России время, должно быть больше, чем в военное? Тут требуется «перераспределение» самого понятия «патриотизм». Именно это и сделал Президент в своих выступлениях  — прежде всего, конечно, в Посланиях 2012 и 2014 гг., где развил эту тему, наполнил ее смыслом. Особо значимо в современных условиях, на что обратил внимание В.В.Путин,  — «сделать патриотизм основой для деятельности всех политических сил независимо от того, к какому идеологическому направлению они могут быть отнесены». И сформулировал общий подход: «Безусловное признание суверенитета и территориальной целостности России, признание ее федеративного характера, равноправия и ценности каждого из живущих в нашей стране этносов. Действовать всем политическим силам в рамках закона». Это не значит, что нельзя ни с чем спорить,  — но в рамках закона. Вот такие совершенно конкретные посылы он сделал по разным поводам – и креативному классу, и бизнес-классу, и т.д.

Важно и другое  — взял он на себя функцию этого «перераспределения», сформулировал и наполнил содержанием. Это дает нам возможность развивать и понимать значение понятия патриотизма в новых смыслах.

Но, естественно, возникает вопрос  — а может ли патриотическая идея обеспечить быстрое экономическое развитие страны, преодолеть кризисные явления в обществе, привести к созданию сильной России? Отвечу — может, но если идея овладеет массами. Ибо, как учил нас классик, политика только тогда называется политикой, когда ее разделяют миллионы. Естественно, если идея будет подкреплена достаточно сильным механизмом, то есть организацией ее жизнедеятельности. Это то, что необходимо нам делать. А теперь к теме  — что думают наши эксперты? Общее мнение исследователей, если суммировать: наметилась тенденция роста уровня патриотического сознания граждан, подрастающего поколения. Так как мы исследования по этому поводу проводим не один год, мне представилась возможность сравнить 1991 г. и 2014-й. Молодым был задан вопрос: «Есть ли что-то такое, чем они, как граждане России, могли бы гордиться?» Это в 1991 году. Ответили «да» 27% 25 ответили «нет»; 48  — «я хотел бы родиться где угодно, но только не в России».

А вот 2014 год. Вы видели результаты опроса студентов. А если в целом брать, и по стране, то цифры все равно будут колебаться от 61,5 до 75 на вопрос «Считаете ли вы себя патриотом?» Даже эти цифры, как бы к ним не относиться, все-таки показывают ту тенденцию, которую и выделили наши эксперты. По их мнению, многие факторы содействовали росту патриотических настроений? Прежде всего,  — укрепление государственности. Общество, развиваясь и усложняясь, дало молодежи более многообразные возможности для самореализации, воспитания тех качеств, которые способствовали выживанию в нынешней ситуации и тем самым помогли им идентифицировать себя с Россией. Олимпиада, Крым, национальный лидер возродили у российского народа чувство собственного достоинства, ощущение себя частью большой, независимой и справедливой силы. В целом, как свидетельствует опрос экспертов, проявления патриотизма стало существенно заметнее по сравнению с показателями эпохи социальной неопределенности. Пик подъема патриотизма падает пока, — так наше исследование показывает, — на 2014 год. Вместе с тем исследователи (политологи, социологи) в большинстве своем сходятся на том, что патриотическая консолидация 2014 года не носит долговременный характер. Обостряют проблемы патриотического воспитания, кризисные явления в экономике, санкции, война без войны и многое другое, что создает качественно иной фон общественной жизни. Главная, повторимся, фундаментальная слабость одержанных успехов, — зыбкость их экономического фундамента.

И еще есть такое примечательное замечание: коррупция — есть механизм препятствия национальной консолидации, катализатор протестных настроений в обществе. Власть адекватно оценивает существенные риски и принимает конкретные антикризисные меры. Об этом тоже наши эксперты делали свои замечания – и по поводу Программ патриотического воспитания, иных документов.

Хочу напомнить слова А.И.Герцена: «Мы как-то очень заботимся о выравнивании, об оправдании, об украшивании прошлого, и никак не заботимся о настоящем». Мы много, в том числе на самом высоком уровне, говорим об истории, и это прекрасно. Но, мне кажется, что самый важный вопрос: какую страну мы строим? В каких границах, с каким социально-экономическим и политическим устройством? С какой идеологией? Кто при этом может стать нашим союзником, а кто врагом? И вот когда мы все это узнаем, то сможем вновь вернуться к исследованию и вновь подумать  — растет патриотизм или нет? 

И в заключение, о проблеме единого учебника истории. Мое мнение — нужен единый учебник, но не единственный. Их и сейчас-то уже пять штук сделали. Мне думается, что никогда он не будет единым, если туда не добавить специальный раздел «Трудные вопросы истории». Если «Трудные вопросы истории» издать, например, отдельной брошюрой и дать, прежде всего, преподавателям, тогда, возможно, мы придем к общему пониманию. Потому что политкорректность нас иначе замучает. А концепция учебника, должна быть, безусловно, единой.


Участники круглого стола сошлись во мнении, что для воспитания в современной российской молодежи патриотизма и уважения к родной истории необходимы усилия государства и широкой общественности. Нужны решительные меры по поддержке чрезвычайно развитого в прошлые годы, но в 90-е практически отданного на добрую волю не всегда богатых издателей научно-популярного книгоиздания, причем именно со стороны профессионалов. Необходима интенсивная и постоянная поддержка общественных организаций историко-просветительской направленности. Это дело касается как государства, так и бизнеса, и крупных общественных структур.

Материал подготовила О.Г. Жукова


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
653
2894
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика