Ошибки прогнозирования экономического роста

Ошибки прогнозирования экономического роста Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Людмила Кравченко

В середине мая правительство одобрило новый план социально-экономического развития страны. Изменение прогнозов развития российской экономики стало уже практикой, ставя под сомнение эффективность института прогнозирования.

При оценке качества стратегических прогнозов важно ответить на ряд вопросов.

В каком состоянии сейчас находится российская экономика фактически?

Данные прошлого года говорят о том, что российская экономика пребывает в состоянии стагнации. В текущем году – это продолжение стагнации с угрозой перехода в рецессию, которую удалось статистически обойти путем пересмотра показателей за первое полугодие 2013 года. Падение инвестиций, реальных доходов, рекордный отток капитала в $50,6 млрд., превысивший уровень прошлого года в 1,8 раз, замедление темпов иных факторов это подтверждают. Официально власти заявляют о возможности рецессии, но технического характера. Принятый за базовый прогноз в 0,5% роста означает, во-первых, очередное понижение прогнозов, во-вторых, убежденность, что экономика избежит кризиса. По данному сценарию бегство капитала оценивается в $100 млрд., но более половины этой суммы уже составил отток только за первый квартал, спад инвестиций составит 1,9%( в первом квартале уже 4,8%) , инфляция — 6% , а промышленность вырастет на 1% (фактически уровень первого квартала). Бюджетная система по данному сценарию будет устойчивой и сбалансированной с профицитом на уровне 0,5% ВВП, что в первую очередь было достигнуто за счет колебания национальной валюты, то есть фактически за счет уровня жизни российских граждан.

Насколько точен новый прогноз социально-экономического развития?

Новый прогноз, принятый на заседании Правительства 15 мая и приуроченный к подготовке бюджета на следующие три года,  не последнее понижение темпов роста российской экономики. Поскольку прогнозы принимаются исходя из текущей ситуации, которая впоследствии может также ухудшаться ошибочной политикой, они часто пересматриваются, что для самих властей выступает уже наработанным форматом.

Какова причина постоянного пересмотра прогнозов?

Во-первых, это исходная неточность прогнозов вследствие недостоверности российской статистической информации. Об этом Центр писал ранее в статье «О точности экономического консенсус-прогноза».  На неточность отчетности влияют как минимум два фактора – это теневая не учитываемая экономика и политическая «коррекция». Пересмотр данных первого полугодия 2013 года Росстатом как никогда это подтверждают.

Из стран Европы традиционно самую высокую ошибку прогнозирования имела Россия, что вновь, в первую очередь, объясняется трудностями информированности прогнозистов.

Во-вторых, это принятие мер, явно сдерживающих экономический рост. Так, например, это повышение учетной ставки вместо ее снижения, отказ менять бюджетное правило, пересмотр программ государственного инвестирования в сторону сокращения.

В-третьих, это выбор неправильных ориентиров при принятии государственно-управленческих решений: таргетирование инфляции вместо поощрения экономической активности, займы на внешнем рынке, в то время как собственные средства хранятся в резервах.

В-четвертых, формальное признание проблем, но нежелание их решать. Так, изначально руководство страной признало, что проблемы российской экономики носят структурный характер. Разговоры о диверсификации экономики уступили место диверсификации торговых партнеров: новая стратегия предполагает развитие Дальнего Востока, усиление связей с Китаем, увеличение поставок на восточных рубежах, тем самым, Россия не уходит от своего статуса «сырьевой державы», главного поставщика Европы, а ведет политику перестрахования на случай ухудшения отношений со своими ключевыми партнерами. Примечательно, что Медведев приступил к обсуждению прогнозов после того, как вернулся с энергетического форума и упомянул, что цена на нефть останется стабильной, что подтверждает то, что при расчете прогнозов базовым показателем по-прежнему остается цена на нефть.

В-пятых, возникновение незапланированных ситуаций, наличие геополитических рисков, особенно опасных при ослабленном экономическом суверенитете и чрезмерной зависимости от Запада.

Насколько объективны иностранные прогнозы развития российской экономики?

Всемирный Банк традиционно очень последователен и позитивно сдержан в своих прогнозах. Он понижает прогнозы роста российской экономики только в том случае, когда это становится уже свершившимся фактом, которое признает Правительство страны. Так, к примеру, в прошлом году он объявил о росте российской экономики на 1,8% в сентябре, в то время как МЭР признал падение до этих темпов еще в августе. Точный прогноз в 1,3% Всемирный Банк огласил на второй неделе декабря, когда и так было очевидно, что российская экономика вырастет на 1,3-1,4%. Причины замедления темпов роста он оценил верно ровно на половину: с одной стороны, он правильно указал на то, что это структурные проблемы, связанные с необходимостью диверсификации деятельности и привлечения инвестиций, но с другой стороны, отказался пересматривать те навязанные западными финансовыми структурами постулаты, которые тормозят российскую экономику – это бюджетная и монетарная политика, заявив, что они не могут помочь  ускорить рост ВВП. Однако именно изменение последней политики способствовало бы росту инвестиций, что в свою очередь привело бы к оживлению российской экономики.

Но основной тезис Всемирного Банка - это обещаемые в начале года на Гайдаровском форуме, откуда черпают основные мысли российские чиновники, благоприятные прогнозы роста экономики при сохранении в неизменном виде бюджетной и монетарной политики.

В марте 2014 года Всемирный Банк пересмотрел свои прогнозы в сторону снижения, предъявив два возможных сценария. Это базовый с темпом роста 1,1% и негативный с падением на 1,8% в случае обострения геополитической ситуации. На момент прогноза, который был дан уже после официального присоединения Крыма к России, оценки МЭР и ВБ совпали. Однако уже тогда было очевидно, что при наличии рекордного оттока капитала, который пришелся на первый квартал этого года, базовый сценарий выглядит весьма оптимистичным. В отношении отрицательного прогноза нельзя не признать, что свою роль сыграл и политический компонент – поскольку подобное занижение, которое еще не признавалось российскими властями, выглядело скорее как предупреждения с целью минимизации последующих российских действий на Украине.

МВФ в отличие от Всемирного Банка дает прогнозы на опережение до официального признания российской стороной. За апрель он дважды понизил прогнозы роста, последнее  оказалось ниже уровня, официально объявленного правительством, и составило 0,2%.

В своем базовом значении его прогнозы несущественно отличаются от российских, и в целом российское экономическое ведомство скорее прислушивается к МВФ, чем разрабатывает достойные методики расчета.

Исходя из экономической ситуации прогнозы оправданы, но в то же время они воздействуют и на поведение инвесторов, приток иностранных инвестиций, то есть опосредованно ухудшают параметры развития российской экономики.

Итак, институт прогнозирования в России в первую очередь страдает от неточности статистической информации, что и увеличивает погрешность прогнозирования. Характерной чертой посткризисного прогнозирования стало завышение основных параметров развития, которое наряду с отсутствием ответственности за принимаемые решения негативно влияет на потенциал прогнозирования, следовательно, и планирования экономической политики.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2727
9599
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика