«План Путина», «путинское большинство» – что далее?

«План Путина», «путинское большинство» – что далее?

Эксперт Центра Наталия Шишкина

Вслед за «планом Путина», который так и не был до конца сформулирован и нигде не опубликован, россиянам представили новое идеологическое клише - «путинское большинство». 6 мая 2015 г. Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) опубликовал исследование под названием «Путинское большинство: этапы формирования, структура, ценности». Что же представляет собой «путинское большинство», в чем состоит идеология самого В. Путина, и какое влияние оно может оказать на вектор развития политической ситуации в России?

Под «путинским большинством», как следует из текста исследования, его авторы понимают коалицию граждан, разделяющих идеологию В. Путина, последовательно поддерживающих программу и политические действия лидера страны.

Первый вопрос, который возникает после прочтения доклада – в чем же состоит идеология В. Путина?

Судя по проводимым реформам, государственным приоритетам, явному нежеланию менять либеральную Конституцию и поддержке деидеологизации истории в школе, что характерно для российских либералов, его идеология крайне напоминает западноцентричную – ту самую, которую сейчас все чернят и ругают, и которую сам В. Путин критиковал в свое время на Валдайском форуме.

Причем такого «западничества» на самом Западе не сразу найдешь. Далеко не такова либеральная идеология США или стран Европы. Кроме того, налицо явное противоречие: ведь В. Путин активно сопротивляется Западу, его политика направлена якобы против Запада, риторика патриотична.

Но разве шпионский скандал, разгоревшийся между А. Меркель и Б. Обамой, говорит о том, что идеологически и практически Германия и США пошли разными путями? Нет. Аналогична ситуация и в нашем случае: конфликт с Западом не является ядром идеологии В. Путина и не влияет на направленность развития страны. Попытки проведения информационных атак со стороны российского руководства никак не связаны с изменением социальной либо образовательной политики. Никто не отменял ни ЕГЭ, ни Болонскую систему. Несмотря на всю критику Запада, Минздрав РФ стремится именно к западным стандартам, школьное и высшее образование – к западным образцам, при разработке российскими чиновниками очередной реформы в пример ставятся именно «развитые» страны, а не стратегические партнеры - Китай, например. Российская власть сама принимает положение России как «неразвитой» страны и навязанные извне правила игры. О каком же патриотизме, самостоятельности и державности тут можно говорить?

Почти 70% россиян, согласно опросу исследовательской компании «Левада-центр» от 23 апреля 2015 г., имеют весьма смутное представление (или не имеют его вообще) о будущем своей страны. А ведь именно облик страны и представление ее будущего, ясное понимание целевого состояния определяется именно идеологией. Не той идеологией, которая являет собой набор пустых лозунгов и громких призывов, а идеологии продуктивной, проектирующей контуры и основы будущего. Получается, что государство, правящий режим не донесли этот самый курс до населения? Почему? Может, потому, что он вовсе не в интересах большинства населения самого государства российского?

Идеологической основой для объединения «путинского большинства» авторы доклада считают субъектность России - её суверенность, самостоятельность и самодостаточность, а также патриотизм, демократию, рыночную экономику, социальную справедливость, социальные гарантии и стабильность.

О полной суверенности России сегодня и речи не идет. Так, зависимость российской экономики от нефти и от импорта столь высока, что позволяет иностранным государствам использовать экономические рычаги давления на нашу страну, вплоть до прямого управления. К этому добавляется демонетизация экономики, необоснованная приватизация, вредительская политика ЦБ РФ, а также уход государства от инвестирования и управления развитием и надежда только на иностранные источники инвестирования, что ставит страну в зависимость от условий, выдвигаемых инвесторами. Даже региональное развитие РФ строится на основе интересов иностранного инвестора в рамках территорий опережающего развития (ТОРов), которые вряд ли можно назвать патриотичным изобретением по отношению к России. К этому необходимо добавить деградацию и развал жизненно важных сфер жизни, коммерциализацию образования и здравоохранения, ухудшение состояния сельского хозяйства и промышленности. Правда, положение крупных корпораций в этих сферах составляют исключение.

Снижение доступности образования и здравоохранения, безответственность государства в этих сферах в связи с рыночной экономикой и переходом в частный сектор не способствуют, как ни парадоксально, снижению рейтинга В. Путина. Почему? Рейтинг – это шкала, формируемая с помощью манипуляций, для которых создана крайне благодатная почва на фоне контроля ресурсов и снижения качества образования. PR-технологии играют на представлениях о «плохих боярах» - вся ответственность ложится на них, но мало кто задумывается: а на ком лежит ответственность за подбор и назначение самих «бояр»? Как только возник запрос на патриотизм – возникла и патриотическая риторика, стоило приблизиться демографической яме – стали повышать престиж службы в армии.

Несмотря на все это, сам лидер нашей страны полностью уверен в ее самоидентификации, о важности и необходимости которой говорил на Валдае: он настоящий либерал и придерживается либеральных взглядов. А это совсем не сочетается с формулой, представленной в публикации «Россия на рубеже тысячелетий», вышедшей в свет в последние дни 1999 г.: «патриотизм, державность, государственничество, социальная солидарность». Не сочетается хотя бы потому, что для адептов либерализма главный враг – государство, и это подтверждают все социальные реформы последних лет.

Вопрос о том, есть ли демократия в России, также остается открытым. Можно ли говорить о демократии при отмене прямых выборов и внедрении двуглавой системы местного управления? О какой демократии может идти речь при монополизации политического пространства и политической апатии населения на местных выборах? Все эти проблемы взаимосвязаны, и уровень политической активности не может быть высоким, пока позиции, которых придерживается население, полностью оторваны от реальности, а члены политической партии некомпетентны и профессионально несостоятельны.

Партийная система в целом неэффективна. Это подтверждается социологическими опросами . 27% населения придерживаются мнения, что в нашей стране нужна одна политическая партия, причем количество приверженцев такой точки зрения выросло. И наоборот – число респондентов, считающих, что в России нужны две или три крупных партии, снизилось до 43%. Люди просто не видят смысла в политических партиях, которые не решают вопросы, не помогают с разрешением проблемных ситуаций, оторваны от интересов общества и страны, либо представляют интересы очень узких социальных групп. Выборы не меняют положения и ситуации, страна находится в режиме ручного управления, и все это выдается за демократическое достижение современной российской власти.

Рыночная экономика, социальная справедливость и гарантии причудливым образом сочетаются в идеологии «путинского большинства». Социальные гарантии имеют принципиально нерыночный механизм, более того, рыночная экономика не является тем фактором, который обеспечивает социальную справедливость для всех россиян. На рынке главный тот, кто может больше заплатить. Рыночная экономика и социальная справедливость - сочетание несочетаемого, оксюморон, который укреплен в умах многих людей, которые, как гласит пословица, «не замечают леса за деревьями». Сам рынок заинтересован в социальных гарантиях и справедливости лишь постольку, поскольку для развития его необходимо наполнить его трудовыми ресурсами и поддержать приемлемое для исполнения своих функций состояние работников-потребителей. Разве в эту категорию можно отнести новорожденных, детей, беременных женщин, инвалидов, стариков? Нет. Для всех ли действуют социальные гарантии? Нет. Есть ли ответ на вопрос о социальной справедливости? Также нет.

Стабильность в развитии возможна в том случае, когда система (в данном случае страна) во-первых, относительно автономна и независима от перепадов в ценах на нефть и внешних воздействий. Абсолютной независимости, конечно же, не существует, и железный занавес – не слишком хорошая практика. Но независимость в самых важных и стратегически необходимых отраслях промышленности, сферах жизни людей необходима для стабильного развития страны. 

Во-вторых, стабильность подразумевает наличие цели (следовательно, и ценностей, на основе которых цель ставится), идеологии и ясного представления о практическом аспекте пути ее достижения. Учитывая, что идеология России фактически либеральная, американизированная, целью стабильного развития при неизменности курса может стать только цивилизационное растворение и, в конечном итоге, ее исчезновение как цивилизации и как страны. Конечно, будет существовать некое государство, территория которого будет заселена людьми, но будет ли это Россией?

Несомненно, запрос населения на ответственного лидера, на патриотизм и социальное государство всегда существовал, особенно после череды ультралиберальных реформ, разоривших страну, существует он и сегодня. Поэтому фигура сильного лидера привлекает внимание и находит поддержку, особенно в последнее время. Но способность дать верную и адекватную оценку происходящего у большинства населения совершенно явно снижается благодаря усилиям власть предержащих, стремящихся сохранить свои позиции.

Для этого в ход идут манипулятивные приемы, в особенности смещение акцентов с неблагоприятных последствий и полуправда, а также приписывание ситуативных выгод в личные заслуги. В качестве примера можно привести повышение доходов граждан в связи с повышением цен на нефть и усиление нефтяной зависимости России с 2000 г. Первое гиперболизируется и представляется как личная заслуга В. Путина, что весьма удобно укладывается в традиционные русские представления о «хорошем царе», второе – скрывается смещением акцента на другие события, использованием невысокого уровня политической грамотности населения и представления о «плохих боярах».

При этом «путинское большинство» в рамках исследования представлено как субъект, формирующий политические реалии. Подобное утверждение вызывает большие сомнения, особенно если учесть наличие установленного властью контроля над информационными ресурсами и фактическое отсутствие политической соревновательности. У населения попросту нет реальной альтернативы партии «Единая Россия» и её лидеру. Благодаря доступу к ресурсам, единороссы проводят активную работу с населением, в которую входит, в частности, создание Общероссийского народного фронта, симулякров гражданского общества, использование средств массовой коммуникации (создание фильмов, программ, передач, новостного наполнения).

Намеренно или нет, но связь «субъект-объект» в исследовании искажена. Вывод о том, что «путинское большинство» обеспечивает систему обратной связи между властью и обществом, с одной стороны, не состоятелен и, по сути, носит пропагандистский характер, а, с другой, содержит в себе «закладку», общий смысл которой можно выразить так: «только поддержка Путина обеспечит возможность достучаться до власти». Но разве все перечисленное не является свидетельством отсутствия и гражданского общества, которое действительно могло бы стать выразителем интересов социума, наличия политической монополии и социального неравенства по признаку поддержки власти?

Естественно, что наличие ресурсов, в том числе широкий мониторинг реальной ситуации в обществе, дает возможность использовать существующие настроения и обеспечить организацию тех или иных движений наиболее приемлемым образом, а также поддержать акции этих движений. Хотя, если разобраться, то единственное, на чем держится так называемое российское гражданское общество – фигура В. Путина. В случае каких-либо кадровых изменений либо претворения в жизнь угроз некоторых представителей иностранных государств российское общество станет крайне уязвимым.

Конечно, рост рейтинга власти в связи с проведением Олимпиады в Сочи в 2014 г. и возвращением Крыма оказался весьма значительным. Именно эти события и повлияли на возникновение «путинского большинства», так как, по данным ФОМ, рейтинг В. Путина не был таким высоким вплоть до марта 2014 г. (См. рис. №1).


Рис. №1. Электоральный рейтинг В. Путина (по данным ФОМ)

Ещё более наглядно влияние сочинской олимпиады и присоединения Крыма отразилось на показателях политической температуры, измеряемой экспертами Центра научной политической мысли и идеологии каждые два месяца. Однако эффект от этих событий не может продлиться долго. Следовательно, необходимо либо изменить существующую либеральную политику, либо обеспечить отвлекающий маневр. Последнее наименее затратно и более удобно.

Формирование так называемого «путинского большинства» - успешная кампания по обеспечению поддержки власти, основанная, по большей части, на манипуляции массовым сознанием. Устойчивость «путинского большинства» зависит исключительно от того, насколько долго продержится Россия при существующей модели развития, и насколько успешно будет использована фигура национального лидера в информационных кампаниях, скрывающих реальное положение дел.

Итак, за «планом Путина», которого никто не видел, поскольку этот документ так и не был опубликован, последовало новое идеологическое клише - «путинское большинство». Что из арсенала технологий манипуляции массовым сознанием в продолжающей деградировать стране россиянам представят в следующий раз?

Читайте также по теме:




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
6270
21088
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика