Почему Австрия поддержала «Южный поток»?

Почему Австрия поддержала «Южный поток»?

24 июня 2014 г. «Газпром» и австрийская энергетическая компания OMV подписали соглашение, утвердившее план работ по строительству австрийского участка «Южного потока». Это произошло в рамках визита в Вену российского президента Владимира Путина. Ввод газопровода в эксплуатацию намечен на конец 2016 г.

Комментирует эксперт Центра политической мысли и идеологии Игорь Путинцев

Россия в последние 20 лет последовательно проводит курс на снижение транзитной зависимости от Украины при поставках газа в страны Европы и Турцию. Ключевыми вехами этой политики стали:

- строительство газопровода «Ямал – Европа» через территорию Белоруссии и Польши (введён в строй в 1999 г.);
- строительство «Голубого потока» – газопровода в Турцию по дну Чёрного моря (в эксплуатации с 2003 г.);
- строительство «Северного потока» – газопровода в Германию по дну Балтийского моря (используется с 2011 г.);
- установление контроля «Газпрома» над белорусской компанией «Белтрансгаз» (2011 г.).

Строительство «Южного потока» является частью этой стратегии. Целью «Газпрома» является создание такой ситуации, при которой совокупная пропускная способность газопроводов, не проходящих через территорию Украины, позволила бы практически полностью избежать поставок через украинскую территорию. Достижима ли эта цель?

Пропускная способность газопровода «Ямал – Европа» составляет 33 млрд м³/год, «Голубого потока» – 16 млрд м³/год, «Северного потока» – 55 млрд м³/год, газопроводов бывшего «Белтрансгаза» – до 20 млрд м³/год. В общей сложности, по этим газопроводам может поставляться до 124 млрд м³/год. Строительство «Южного потока» с планируемой пропускной способностью 63 млрд м³/год позволит увеличить этот суммарный показатель до 187 млрд м³/год. Для сравнения – в настоящее время пропускная способность газопроводов на западных границах Украины составляет 179 млрд м³/год, а общий объём поставок «Газпрома» в страны дальнего зарубежья в 2013 г. составил 174 млрд м³/год.

Итак, строительство «Южного потока» может свести к минимуму роль Украины при транзите российского газа в страны ЕС: гарантированно сохранится лишь очень ограниченный объём транзита – поставки газа в Молдавию и Румынию, западный маршрут поставок в Турцию, с большой долей вероятности – экспорт в Грецию и Италию, некоторые балканские страны.

С экономической точки зрения, такой сценарий выгоден странам-импортёрам российского газа и ЕС в целом. Ненадёжность Украины в вопросах транзита наиболее ярко проявилась во время «газовых войн» 2006 г. и 2009 г.

В ЕС, как и в России, это лишь укрепило представления о том, что Украина должна играть менее активную роль в газовой торговле.

Действительно, в 1998 – 2013 гг. доля Украины в транзите российского газа в страны дальнего зарубежья снизилась с 95 % до 52 %. Но перспектива дальнейшего падения этого показателя неизбежно приведёт к усилению политического влияния России на Украину. Поэтому в этом вопросе экономические интересы стран ЕС не совпадают с политическими, и США активно используют это противоречие в своих интересах.

Лоббистские возможности большинства зарубежных стран-участников проекта (Болгарии, Сербии, Венгрии) недостаточны для того, чтобы убедить крупнейшие западноевропейские страны поддержать проект и повлиять на позицию Еврокомиссии, пытающейся применить к «Южному потоку» положения «третьего энергопакета» ЕС. Позиция Брюсселя стала камнем преткновения для участников проекта. Неудивительно, что впервые о ней официально объявили в декабре 2013 г. – после начала кризиса на Украине и заключения договорённостей «шестёрки» с Ираном. Правовые аргументы были использованы как предлог для давления на Москву с учётом её возросшей политической уязвимости.

В конечном счёте, «слабым звеном» проекта стала Болгария: премьер-министр Пламен Орешарский не смог противостоять напору со стороны США и 8 июня объявил о временной приостановке работ по «Южному потоку». Проект, первые работы по которому уже начались, буквально «повис в воздухе».

Несмотря на это, 24 июня «Газром» заключил договор о строительстве австрийского (конечного) участка «Южного потока». Заинтересованность «Газпрома» в этой сделке понятна: официально присоединившись к проекту, Австрия становится его влиятельным лоббистом внутри ЕС. Но в чём заключаются австрийские интересы?

Казалось бы, заключение договора несёт для Австрии довольно существенные риски. Во-первых, Австрия вскоре начнёт работы по проекту, судьба которого не вполне ясна. При этом вспоминается пример Румынии, которая в своё время сделала ставку на неудавшийся проект Nabucco West и после его отмены безуспешно требовала компенсации затрат. Во-вторых, визит Владимира Путина в Австрию, состоявшийся на фоне украинского кризиса, провоцирует недовольство США и ряда стран ЕС: с их точки зрения, тезис об «изоляции» России должны подтверждать хотя бы западные страны.

Согласие Австрии на участие в проекте было обусловлено тем, что она получит особые преимущества, выгодно отличающие Австрию от других его участников.

Само по себе повышение уровня защищённости от возможных перебоев с транзитом не является таким преимуществом. Не являются им и возможные ценовые преференции. Главной причиной, по которой Австрия активно поддержала «Южный поток», является желание стать крупным реэкспортёром газа.

В настоящее время Австрия ежегодно потребляет около 9 млрд м³ газа, импортируя из России около 5 млрд м³. Пропускная способность «Южного потока» на австрийской границе составит 30 – 32 млрд м³. Если «Южный поток» будет загружен полностью, Австрия может войти в тройку крупнейших импортёров российского газа. Таким образом, даже при частичной загруженности газопровода Австрия получит возможность реэкспортитровать более 10 млрд м³ газа в год, а при полной загруженности – более 20 млрд м³/год. Это превратит Австрию в крупного игрока на рынке газа: закупая российский газ по цене около 400 долл./тыс.м³ (точные данные неизвестны), она получит возможность продавать его западноевропейским потребителям по цене, доходящей до 700 – 800 долл./тыс.м³, и получать 3 – 8 млрд долл. годового дохода.

Такие соображения заставляют Австрию пойти на экономический риск – начать работы по проекту с неясными перспективами итоговой реализации. Политический же эффект от подписания соглашения сглаживается для Австрии тем, что именно перед отлётом в Вену Путин обратился к Совету Федерации с просьбой отменить разрешение на ввод российских войск на территорию Украины.

Неудивительно, что в Вене тон высказываний российского президента был, как и в предыдущие недели, исключительно примирительным.

Газовая сделка в Австрии косвенно свидетельствует о том, что отступление России на Украине будет продолжаться. Активизация российской поддержки Юго-Восточной Украины поставила бы крест на перспективах строительства «Южного потока» в среднесрочной перспективе. Отсутствие таких действий, наоборот, делает проект «Южного потока» гипотетически реализуемым, несмотря на противодействие США, Еврокомиссии и Европарламента. Возможно, западноевропейские страны дадут России завершить реализацию проекта, увязав это с уступками на Украине – по крайней мере, не будут отвергать эту возможность. Ведь даже в этом случае ЕС с целью сохранения российского транзита через Украину сможет применять такие механизмы воздействия на «Газпром», как неполная загрузка газопроводов, идущих в обход Украины. Хотелось бы, чтобы в Москве эти риски учитывались в полной мере. Строительство «Южного потока, в целом, соответствует российским интересам, но должно осуществляться не любой ценой и тем более – не за счёт уступок по украинскому вопросу.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1609
6649
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика