Программа проектного финансирования: провал неизбежен

Программа проектного финансирования: провал неизбежен

Эксперт Центра Андрей Дёгтев

Современная экономическая модель России неспособна поддержать жизнеспособность страны. Государство пытается ввести и реализовать программы и механизмы, вполне адекватные жизненным требованиям: банковское рефинансирование, государственные гарантии по коммерческим кредитам, Программу проектного финансирования и т.д. Однако в исполнении ультралиберальной команды в Правительстве РФ, демонстрирующей полную управленческую несостоятельность, эти меры превращаются в фикцию.

Д. Медведев, премьер-министр России, недавно возмутился ходом реализации Программы проектного финансирования. Однако, как это часто бывает с нынешним правительством, именно его собственная управленческая несостоятельностьобрекает и эту программу  в числе других инициатив на провал.

Более полугода назад, 11 октября 2014 г., Д. Медведев подписал постановление «Об утверждении Программы поддержки инвестиционных проектов, реализуемых на территории Российской Федерации на основе проектного финансирования». Программа должна способствовать увеличению объема инвестиций в реальное производство. В ее рамках предполагается предоставление государственных гарантий под кредиты на реализацию коммерческих проектов. ЦБ РФ планирует рефинансировать банки для выдачи таких кредитов. Однако, по прошествии полугода в рамках Программы одобрено всего лишь семь проектов, а государственная гарантия выдана только по одному из них. Именно это вызвало возмущение премьера. 13 апреля 2014 г. Д. Медведев собрал специальное совещание, на котором потребовал объяснить, почему Программа работает неэффективно. Между тем, в ее провале нет ничего удивительного: в предложенном виде Программа обречена на неудачу.

Проектное финансирование – источник капиталовложений

Суть проектного финансирования заключается в следующем: кредит выдаётся предприятию целевым образом на реализацию конкретного инвестиционного проекта, а источником средств для возврата кредита являются доходы, получаемые от реализации проекта. Преимущество проектного финансирования заключается в том, что для получения кредита заёмщику не нужно закладывать имеющиеся активы.

Таким образом, данный вид финансирования – выход из ситуации для тех компаний, которые, располагая всеми необходимыми ресурсами для создания нового производства, в том числе технологиями и кадрами, не имеют залоговых активов для привлечения кредита. В этом случае поручителем заемщика выступает государство, что компенсирует риски кредитора.

Крайняя необходимость расширения проектного финансирования в России очевидна. Так, по самым скромным подсчётам, для того, чтобы преодолеть технологическое отставание от экономически развитых стран, нашей стране необходимо нарастить долю капиталовложений с 20% до 26% от ВВП. По другим оценкам, для модернизации российской экономики этот показатель необходимо увеличить до 35-40%. Для сравнения – в Китае он составляет 46%. Следовательно, в России, если за основу расчётов взять показатель ВВП за 2014 г., инвестиции в основной капитал должны быть увеличены, как минимум, на 4 трлн руб. Если Россия хочет сохраниться как страна и не рухнуть под прессом очередных санкций и деградации собственной промышленности, все государственные и негосударственные ресурсы должны быть брошены на обеспечение нормального инвестиционного процесса.

Насколько обозначенная выше Программа удовлетворяет этим требованиям? На данный момент в реестре находятся 10 отобранных для государственной поддержки проектов на общую сумму 91 млрд руб., или около 2% от необходимых стране дополнительных инвестиций. В чём причины столь низких показателей? Рассмотрим каждый подробнее.

Процентные ставки

В постановлении Правительства РФ 11 октября 2014 г. Банку России было рекомендовано рефинансировать инвестиционные проекты. Позднее стало известно, что именно ЦБ РФ готов делать это по схеме: ключевая ставка минус 1 процентный пункт. Учитывая уровень ключевой ставки на данный момент, стоимость кредита для банка составит 11,5%. Согласно Программе, для конечного заёмщика стоимость кредита должна составить не выше, чем на один процентный пункт, от ключевой ставки ЦБ РФ. На данный момент – не более 13,5%. Возникает вопрос: зачем нужна такая Программа, которая, после всех многочисленных проверок и экспертиз, не может обеспечить российскому предприятию хотя бы равные конкурентные условия с зарубежными аналогами?

Для сравнения – промышленные предприятия США кредитуются под 2,25%. Средняя стоимость кредита в Японии и некоторых европейских странах еще ниже. Стоит, наконец, определиться, чем является ЦБ РФ – органом управления экономикой и повышения её эффективности или коммерческой структурой, действующей в интересах собственной прибыли.

Хотя в законе о Банке России говорится, что извлечение прибыли не является главной целью ЦБ РФ, в действительности же любая схема поддержки реального сектора упирается в необходимость извлекать процент в свою пользу. Но это как раз и соответствует классической коммерческой парадигме, согласно которой корпорация не может работать себе в убыток. Если же ЦБ РФ является органом, ответственным за развитие экономики, то он не только может, но и должен рефинансировать промышленный рост под низкий или даже отрицательный процент.

Например, если Банк России выделит кредит коммерческому банку стоимостью (–11)%, последний, в свою очередь, может кредитовать производственное предприятие под 1%. Это обеспечит банку маржу, превышающую уровень инфляции, которая в прошлом году составила немногим более 11%.

Приведённая схема опровергает избитое утверждение о том, что обеспечить кредитование по ставкам ниже инфляции якобы невозможно. Несмотря на всё это, абсурдная практика продолжается: льготные условия кредитования реального сектора отличаются от не льготных лишь тем, что, в отличие от последних, не убивают бизнес на месте, а медленно душат его ростовщической удавкой.

Требования к банкам и проектам

Не меньше удивляют требования к банкам, которые могут финансировать инвестиционные проекты, и объёмы государственной поддержки.

Во-первых, для участия в Программе банк должен иметь собственный капитал размером не менее 100 млрд руб. Этому требованию удовлетворяют лишь 10 российских банков.

Во-вторых, стоимость одного проекта не может превышать 20 млрд руб. Несложно посчитать, что даже если каждый из уполномоченных банков прокредитует по одному проекту, общий объём реализованных инвестиций не превысит 200 млрд руб., что эквивалентно 5% названной выше критической суммы необходимых российской экономике инвестиций.

В третьих, условия Программы определяют, что максимальный размер государственных гарантий не может превышать 25% от суммы кредитных обязательств предприятия. Выходит, что заёмщик вынужден либо выставлять собственные активы для обеспечения ¾ стоимости кредита, либо искать банк, который поверит в успешность будущего проекта. Даже в постановлении Правительства РФ от 14 декабря 2010 г., которое вводило механизм государственных гарантий, их максимальный размер был определен в 50% от суммы полной стоимости проекта. Очевидно, что условия государственной поддержки могли бы быть более привлекательными.

В итоге, можно констатировать, что Программа проектного финансирования не столько способствует возникновению новых проектов, сколько повышает рентабельность тех капиталовложений, которые уже были запланированы. Но истинная цель Программы должна заключаться вовсе не в этом. Главной задачей подобных государственных механизмов является создание принципиально выгодных условий для роста прорывных производств. Иными словами, конечным результатом должно быть создание новых отраслей.

Роль государства

В рамках Программы проектного финансирования государству отведена роль контролёра, оценивающего целесообразность проектов силами межведомственной комиссии при Минэкономразвития РФ и ВЭБ. Однако, если государство хочет добиться реальной модернизации и импортозамещения, оно должно не пассивно контролировать промышленное развитие, а быть его инициатором.

Во-первых, оценкой реальной перспективности инвестиционного проекта должен заниматься специализированный орган, работающий на постоянной основе, а не от заседания к заседанию. Его членами должны стать лучшие профессионалы, способные оценить, какой проект является по-настоящему перспективным, а какой обернётся пустой тратой денег.

Во-вторых, государство должно выступать в качестве централизующего и планирующего начала в экономике. Иными словами, оно должно взять на себя издержки по сбору информации, необходимой для развития бизнеса, и должно иметь план развития. Если же с этих позиций оценить «Стратегию 2020», то станет понятно, что эта либеральная манифестация к серьезному плану развития никакого отношения не имеет.

Суть принципа, получившего название «индикативное планирование», заключается в том, что предприятие получает от государства не нормативы и разнарядки, а информацию о том, какая продукция и в каком объёме, предположительно, будет востребована на рынке, и с какими предприятиями возможно создание единых производственных цепочек. Собрать такую информацию в полном объёме самостоятельно предприятие способно далеко не всегда.

Выводы

Государство пытается реагировать на то, что текущая экономическая модель неспособна поддерживать жизнеспособность страны. По мере усугубления кризиса вводятся вполне адекватные жизненным требованиям программы и механизмы: банковское рефинансирование, государственные гарантии по коммерческим кредитам, Программа проектного финансирования и т.д. Однако в исполнении ультралиберальной команды в Правительстве РФ эти меры превращаются в фикцию.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2941
9629
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика