Прямая линия № 14: что было сказано?

Прямая линия № 14: что было сказано?

Автор Наталия Игоревна Шишкина — эксперт Центра Сулакшина

14 апреля прошло знаменательное событие — «Прямая линия» с Президентом. Длилось мероприятие более трех часов, и интересно тем, какие именно вопросы отбирались, какие поднимались проблемы и какой ответ был готов у Президента.

В этот раз значительно были расширены возможности обращения к Президенту, были задействованы и социальные сети, велась активная подготовка, затрачено немало средств. Есть и ещё особенности: нет как такового лейтмотива выступления, всё очень адресно по отдельным вопросам. Вероятно, что это тоже следствие грамотного отбора вопросов и предварительной подготовки с одной стороны, а с другой — усталость населения от призывов вставать с колен либо бороться с противниками на мировой арене.

Проанализируем вопросы и ответы.


РОСТ ЦЕН И КРИЗИС

Что интересного сообщил Президент? Что рост цен на продукты — результат рукотворный, потому что мы сознательно ввели самосанкции. Президент признал, что люди вынуждены больше растрачиваться на продовольствие из-за мер собственного правительства, что именно люди оплачивают из своего кармана самосанкции России. Чем объясняются меры? Использовать момент для обеспечения продовольственной безопасности, улучшения жизни на селе. Благие цели, но их надо было достигать и ставить очень давно, как минимум лет 16, пока сам Владимир Владимирович находится у власти. А тут, получается, что не было у нас всё это время никакой продовольственной безопасности, и вспомнили о ней, когда угроза стала непосредственной. А что с жизнью на селе, жизнью тех 40 миллионов (всего лишь!) сельских жителей?

Стало ли их больше, стали они лучше жить — с закрытием школ, ФАПов, отсутствием работы из-за недостатка денег у сельскохозяйственного производителя и высокой ставки кредита, что делает бизнес в два-три раза дороже, чем за рубежом? Да нет. То ли Президент об этом не знает, то ли желает успокоить взбудораженных своими тратами горожан — лезть и проверять информацию всё равно не станут.

Что касается кризиса, то тут, что называется, «бывало и хуже» — в экономике ещё не черная, а только серая полоса, а со следующего года ВВП и вовсе начнет расти, согласно расчетам Правительства. Правда, эти же расчеты постоянно изменяются задним числом и не способны обеспечить долгосрочное планирование в кризисной ситуации.

Да и не помешал кризис развиваться, например, жилищному строительству — рекорд составил 85 с лишним миллионов квадратных метров. Правда, на фоне снижения благосостояния людей эти метры никто себе позволить не может, если, конечно, не согласится тянуть кредитное ярмо. Сами по себе данные, например, по безработице, не совсем соответствуют действительности, хотя и взяты из официального Росстата, как раз в честь кризиса сменившего методику.

Ответ на вопрос о кризисе составлен, конечно, грамотно: сначала идет непосредственный ответ, потом пара предложений о минусах, и в два раза больше — о плюсах, которыми ответ и завершен. Вся негативная информация остается в середине — которую люди наименее склонны запоминать, зато начало и конец достаточно оптимистичны.


НАЦИОНАЛЬНЫЕ РЕЗЕРВЫ И БУДУЩЕЕ ЭКОНОМИКИ

Видимо, некоторые официальные и известные лица не совсем договорились с Президентом о цифрах. Президент успокоил, что национальных резервов хватит, и вообще они увеличились даже по сравнению с началом 2014 года, если говорить о резервах ЦБ РФ (видимо, за счет покупки иностранных ценных бумаг) и лишь немножко уменьшились резервные фонды Правительства. Хватит их нам ещё на 4 года.

Но будет ли кризис продолжаться 4 года, тем более — рукотворной и с сохранением той политики, которая есть сейчас? Как минимум российские недоброжелатели постараются сделать всё, чтобы его затянуть. Не зря же санкции не снимают и расширяют, на границах России создают очаги напряжения и ведут широкую, если не сказать всемирную, антироссийскую информационную кампанию.

Насчет будущего экономики Президент высказался достаточно ясно: обсуждаем, думаем над экономическими вопросами, всё положительное, что видите в экономике — подтверждает, что усилия прилагаем. Например, увеличение промышленного производства и экспорта высокотехнологичной продукции, правда, высокотехнологичная продукция и её экспорт связаны со сборкой на территории России, а не полным циклом производства собственно российской от, А до Я продукции. Об этом, конечно же, никто не сказал.


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

Хотя по данным СМИ и центров обработки сообщений, россиян значительно больше тревожит ЖКХ, образование, здравоохранение и благосостояние, не уделить внимание внешней политике конечно было невозможно. Любопытно, что касательно сирийской кампании Президент сказал такую фразу: «Но дело ведь не в том, что мы ушли и всё бросили. Обращаю ваше внимание на что? На то, что мы значительную часть нашей группировки вывели, но после вывода основной части нашей группировки мы оставили сирийскую армию в таком состоянии, что она при поддержке оставшейся части группировки в состоянии проводить серьёзные наступательные операции и уже после вывода части наших войск заняла Пальмиру, заняла ряд других важных в стратегическом отношении населённых пунктов».

То есть, первое — мы действительно «ушли и всё бросили», бежали из Сирии, и это звучит со слов самого Президента. А второе — Пальмиру освобождала не российская армия, как это показывают российские СМИ, а сирийская. Фактически, В.Путин поставил свои же СМИ в положение врунов.

Дальше говорилось про мирные переговоры, неприменение военной силы с обеих сторон. Если вторая сторона — террористы, то ждать от них неприменения вооруженной силы бесполезно, и кому, как ни Путину об этом знать? И ещё одно: принять Конституцию и провести досрочные выборы в Сирии — прекрасная услуга партнерам из США.

К вопросам о внешней политике относится также вопрос о враждебном кольце. Невозможно не видеть, как оно формируется вокруг России. Однако Президент так не считает — то ли паники и запугивания не хочет, то ли держат его в неизвестности.

Враждебное окружение России, по словам Президента, абсолютно исключено. С подавляющим большинством стран мира отношения добрые. Например, в рамках ШОС, который развивается под эгидой Китая, БРИКС, и так далее. С соседями у нас отношения очень добрые — особенно, видимо, с фашистской хунтой в Киеве, проамериканской Грузией, и Турцией, на которую мы наложили санкции. Как сказал Президент, Турция, которой за сбитый самолет и убитого русского летчика обещали все кары небесные, наш друг. Тогда к чему было устраивать антитурецкие истерии, громкие заявления? Если речь шла о конкретных персоналиях — зачем накладывать санкции на «добрый и дружественный» турецкий народ? К тому же следующим вопросом обещать протянуть руку помощи и дружбы любому партнеру, кто это захочет. Интересно, если украинское правительство запросит вооружения для боевых действий в зоне АТО, тоже руку протянем?

Имидж из всей картинки в целом складывается далеко не самый положительный.


ЗАДЕРЖКИ ЗАРПЛАТ

Одна из острейших тем — задержки зарплат, верный признак кризиса, который назван Президентом «серой полосой». География — вся страна, но вопрос отобрали от работника «Уралавтоприцепа» из Челябинска. Согласно ответу, корень проблемы традиционно сваливается на падение цен на нефть, страданием автомобильной отрасли от кризиса. Только в обращении из Челябинска была одна важная деталь — завод выполняет не просто рыночный заказ, а государственный заказ и заказ оборонки.

Конечно, был использован вопрос для пиара антикризисного плана Правительства по поддержке автопрома, а также объяснения про утилизационный сбор, который ввели недавно, «но полностью продуманно», что удорожает конечную продукцию. В свете того, что российская продукция потребляется в основном в кризисной России с упавшими доходами, становится совершенно не ясно, как же удорожание конечной продукции и дополнительная нагрузка на производителя приведет к конкурентному преимуществу по сравнению с иностранными производителями.


ЛЕКАРСТВА

Удорожание лекарств, даже отечественных, с одновременной колоссальной зависимостью от импорта и кризисом не могли не стать одной из самых болезненных проблем россиян. Президенту не только задали вопрос, но и, по существу, сообщили, что на прилавках аптек практически исчезли недорогие отечественные лекарства. На что Президент ответил, что он так не думает. Стиль «отписки», только в устном варианте. Конечно же, зашла речь о программе по развитию фармпроизводства, которая была осуществлена — но, судя по наблюдениям россиян, как-то так, что отечественных препаратов больше не стало, а вот импортных, изготовляемых на территории России или препаратов, зависимых от поставок импортного сырья, пожалуй что большая часть. Президент сообщил, что Правительство пока думает, как решить проблему с лекарствами — найти ли средства и субсидировать промышленность, или нет.

Как на заказ, в студии нашелся представитель фармбизнеса, которого, правда, попытались перебить. Бизнесмен сказал, что отечественные производители не равны в правах с иностранными, что в результате и приводит к убыточности ведения фармпроизводства в России. Ну и, как бизнесмен, предложил снять ограничение цен и ввести рыночные механизмы регулирования. Президенту пришлось признать, что да, у нас половина предприятий на грани рентабельности. Но в ответе, по сути, сослался на сказанное выше — полтора-два месяца, а там, как очень надеется Президент, будет найдено сбалансированное решение.


ЖКХ

Традиционная тема всех 14-ти «Прямых линий» — это ЖКХ. В этот раз успели обсудить повышение тарифов. Вопрос «когда наведете порядок в сфере ЖКХ» был проигнорирован. Разрушение жилищного фонда связано с недофинансированием в советские времена и тратами на оборонку, которые, оказывается, в условиях Холодной войны были не нужны. Рост тарифов по сравнению со стабильностью тарифов в СССР связана с тем, что мы живем в другой стране. И сфера ЖКХ недофинансирована до сих пор — хотя что мешало это сделать во время повышения цен на нефть и роста доходов государства, совершенно непонятно.

Владимир Путин подробно и ясно объяснил, что в росте тарифов виноваты регионы и сами люди, которые выбирают местные власти. Так что никаких претензий к государству — всё честно и по закону. Почему Президенту неизвестно, что муниципальная власть и губернаторы взаимосвязаны и губернаторы имеют возможность оказывать давление на муниципальную власть, непонятно.

Насчет расходов граждан Президент вспомнил о практике компенсации расходов на ЖКХ в случае, если более 22% совокупного дохода тратится на коммунальные услуги. Этой поддержкой уже воспользовались 30 миллионов человек, по словам Президента. Однако он не учитывает, что часто делается очень хитро. Как с пенсиями: делается размер пенсии на 500 рублей больше, и человек уже не может претендовать на компенсацию. Так же и тут: выясняется, что расходы 21,9%, и никакой компенсации уже не будет. Ещё один момент в том, что если вынуждены требовать компенсацию 30 миллионов человек, то бедность явно повысилась, и совсем не немного, как говорил Президент.

Были ли затронуты проблемы расселения ветхого и аварийного жилья? Нет. Доступности рекордных 85 миллионов квадратных метров? Тоже нет.


ВЫБОРЫ И ПАРТИЯ

По существу, было сказано, что сомневаться в работе избирательных комиссий не нужно, а на случай сомнений есть защита, видимо, от этих сомнений, своих интересов. Суррогатная «Единая Россия» — стабилизирующий элемент политической системы, что позволяет жить не так, как в 1990-х, когда решения принимались, обещания давались, но не исполнялись. В.Путин по факту выразил свою поддержку ЕР, что не может не сказаться на народных предпочтениях. Удовлетворить запросы населения на 100% невозможно, и в качестве подтверждения приводятся государства Европы. Партии не являются рыночным товаром, хотя на самом деле такой бизнес — «партия под ключ» — существует. Видимо, Президент об этом не знает или умалчивает. Не знает он и о том, что свои предвыборные обещания также не выполняют и сейчас.Все вопросы касательно политической соревновательности и демократии разбиваются об аргументы, что точно так же и в других государствах, от которых мы не отличаемся. Да, может это и так, но значит ли, что надо брать пример с других стран, а не идти своим, уникальным путем?

Но что было верно подмечено — так это ответственность людей к своим обязанностям избирателя, хотя участие в выборах это формально право. Действительно, без этого невозможно получить власть, которая нужна народу. Но если нет достойных кандидатов, и есть уверенность в неизменности курса и фальсификациях, то нет смысла и уповать на ответственность избирателя.


ЭКОЛОГИЯ

Экология — наименее обеспеченная сфера жизни государства, составила немалый блок в числе всех вопросов к Президенту. На 1 января, согласно данным Федерального казначейства, на охрану окружающей среды из Федерального бюджета потрачено 49,6 млрд или 0,31% всех расходов.

Видимо, такое внимание к экологии связано с годом экологии и необходимостью показать, какие проблемы и как будут решаться. Хотя экология — это не только природоохрана как таковая, но и новые технологии, от которых зависит состояние окружающей среды, и лесная служба, про которую, почему-то, никто не спросил, хотя ежегодно горящие леса служат очевидным подтверждением губительности проведенной реформы.

Подняли вопрос свалок, утилизации отходов, загрязнения рек. И что было сказано? Надо решать, надо внимательно относиться, вопросы есть, они не решаются годами и десятилетиями. Почему не решаются? Это что, признание своего равнодушие к проблематике — ведь последние 16 лет В. Путин занимал далеко не самый последний пост то в правительстве, то в стране в целом? Констатируется необходимость, которая ясна и так.


ДОПИНГ

Обвинения в допинге, попытки отнять у России спортивные достижения были спрогнозированы Центром научной политической мысли и идеологии ещё в самом начале санкционного противостояния. Однако Президент всё ещё не видит политического контекста — хотя о большом спорте как факторе мировой политики исследовано, изучено и написано огромное количество как отечественных, так и зарубежных курсовых, дипломных и диссертаций. WADA, конечно, пересматривает свои подходы, и возможно даже значительно смягчит свои выводы — но главный эффект, имиджевый, информационный, был достигнут.


ДРУГИЕ ВОПРОСЫ

Первым регионом, которому дали задать вопрос, стал Крым. Правда, была информация, что сами крымчане задать вопрос возможности практически не имели — видимо, слишком много проблем в успешно входящем в Россию Крыме. Вопросы задавали приехавшие на строящийся мост крымчане, и, кроме важного вопроса про энергомост и время его запуска, впечатление такое, что проблем важнее отдыха Путина в Крыму и возвращения отдыха в Турции для них не существует.
Естественно, не обошлось и без вопросов о личной жизни, и без благодарностей тоже не обошлось, и без вопроса об оффшорах, достоверность которых подтвердил сам Президент. Лишь мельком затрагивалась социальная политика, о которой было сказано: «точно совершенно нам нужно сохранять, к сожалению, даже избыточную, если кому‑то так думается, социальную сеть» и что возможно какая-то оптимизация и нужна. Для чиновников это сигнал к сохранению текущей политики оптимизации всей сети.

Вопросы медицины практически не затрагивались, только отдельные, например, о нахождении родственников в реанимации, на счет урегулирования которого Президент обещал посоветоваться.

Вопросы сельского хозяйства в основном касались импортозамещения. Стало ясно, что вопросы о снятии санкций не ставятся, и уж тем более пока ещё вопросы, связанные с поддержкой сельского хозяйства после снятия санкций, не обсуждались и не обдумывались.


ИТОГ

На «Прямой линии» Президент сообщил много интересного о наших партнерах, о российских реалиях, о том положении дел, которые россияне должны видеть вокруг себя.

Были проигнорированы многие темы и острые вопросы, активно и удачно прошла пиар-кампания. Всё больше тает надежда на то, что Президент действительно в курсе происходящего у него в стране — впечатление как раз обратное. Основное внимание уделялось экономическим вопросам, но главное, что прослеживалось в ответах, это успокоение публики. Нет никаких сомнений, что «Прямая линия» — это не отчет перед народом, а инструмент пиара, популяризации конкретного человека, причем со всё более расширяющимися способами вовлечения граждан. То ли стандартных уже не хватает, то ли стараются идти в ногу со временем. Несмотря на то, что позиционируется это мероприятие как способ провести контроль и проверку происходящего в стране. Сами россияне, видимо, считают «Прямую линию» что-то вроде жалобной книги или инструмента подношения челобитной. Но необходимо понимать, что более 2 миллионов обращений, естественно, не лягут на стол Президенту и просматривать он их не станет.

А там и затеряется жалоба в ящике стола третьего помощника четвертого секретаря…

Это мероприятие удачно решает несколько задач, кроме популяризации — во-первых, дает людям возможность высказаться, утешиться иллюзорной надеждой на успешный поиск «управы на супостатов». Трудно сказать, какой процент обращений реально решается, даже из тех, которые Президент взял под личный контроль. Например, вопрос задолженности по зарплате перед рабочими космодрома «Восточный», который в прошлом году был взят под личный контроль, но не решен и сейчас. Более того, планирующего устроить акцию протеста рабочего накануне «Прямой линии» арестовали, постоянно переписывая протокол. Вопрос был взят на личный контроль — и не был решен, что может более красочно продемонстрировать цели и задачи «Прямой линии»?

Во-вторых, выявить особенно яростных и активных активистов. В том числе — и местными чиновниками, чтобы взять их на контроль. Ну или наоборот — проявить свою оперативность, как в случае с вопросом о дорогах Омска, когда через 40 минут чиновники отрапортовали о своей готовности решить проблему и до 1 мая, ударными темпами за две недели, всё построить-отремонтировать. Насколько эти обещания будут выполняться, конечно, вопрос.

В-третьих, отвлечь внимание населения как минимум на неделю. А пока внимание отвлекается, «под шумок» можно успеть принять что-то не очень популярное.

В-четвертых, стоит отдать должное: спад производства и проблемы констатируются, но поворачиваются таким образом, чтобы у населения не было тревожности по этому поводу. Любопытна ещё и такая фраза, сказанная В.Кораблёвой: «Прямая линия» — это главный способ разобраться с тем, что тревожит. Фактически сказано, что кроме обращения к Президенту всё остальное не работает. Власть на местах, в регионах не просто неэффективна, она не функционирует и не способна решать проблемы народа. И это говорится обыденным тоном, будто так и должно быть. «Всё хорошо, прекрасная маркиза», просто у нас немного кризис, ухудшение жизни населения и неспособная решать проблемы народа местная и региональная власть.

Главная проблема, которую способны породить политические шоу — это проблема потери доверия. Будет ли доверие, если вопросы, взятые под личный контроль, не решаются? Будет ли доверие и удовлетворение от услышанного, если огромное количество ответов заключалось в формуле «надо делать, надо работать, надо думать, надо обсуждать» вместо отчета за проделанную работу? Будет ли доверие, если такие мероприятия показывают как нельзя лучше ручное управление и неэффективность власти на местах и в регионах? Нет, доверие не вечно, и мало того, что оно подтачивается несоответствием жизни и пропагандистской картинки, а также постоянными попытками дать надежду и призвать потерпеть, так ещё и другие политические акторы будут использовать любую возможность обеспечить потерю доверия и разочарование во власти.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Телелиния, как общероссийская жалобная книга

Что на самом деле сказал Президент?

Прямая линия с Владимиром Путиным. Наши вопросы президенту



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
6548
20332
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика