Реформа Конституционного Суда

Реформа Конституционного Суда

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Александр Гаганов

4 июня 2014 года Президент РФ подписал Федеральный конституционный закон «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» (№ 9-ФКЗ). Проект данного закона (№ 519829-6) был внесен в Государственную Думу депутатом Пинским В.В. («Единая Россия») 13 мая 2014 года. 23 мая Государственная Дума приняла его в третьем чтении, 28 мая он был одобрен Советом Федерации.

Основные положения данного закона можно сгруппировать по трем направлениям: нормы, касающиеся независимости судей; нормы, влияющие на доступ граждан к правосудию; нормы, касающиеся разрешения вопроса о применении законодательных норм, которые препятствуют исполнению решений, принятых межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, но не были ранее признаны неконституционными.

1. К новым нормам, затрагивающим независимость судей, относятся следующие:

1) исключение двухмесячного срока для назначения судьи на должность Председателя или заместителя Председателя Конституционного Суда Российской Федерации. Таким образом, Председатель Конституционного Суда РФ может оставаться на должности сколь угодно долго;

2) исключение срока для внесения Президентом РФ представления о назначении другого лица на вакантное место судьи (за исключением случая, когда при выбытии судьи число оставшихся судей не составит кворума и тогда представление кандидатуры должно осуществляться в течение месяца);

3) уточнение порядка прекращения полномочий судьи Конституционного Суда Российской Федерации. Так, при выбытии судьи из состава Конституционного Суда РФ по собственному желанию либо при достижении судьей предельного возраста пребывания в должности судьи судья продолжает исполнять свои обязанности до принятия итогового решения по делу, слушание по которому проведено с его участием, независимо от назначения нового судьи.

Если в случае выбытия судьи из состава Конституционного Суда РФ по собственному желанию или при достижении пенсионного возраста число судей окажется менее двух третей от общего числа судей, он продолжает исполнять обязанности судьи до назначения на должность нового судьи. С одной стороны, это гарантирует сохранение правомочного состава суда, независимость судей, их несменяемость, а также непрерывность процесса и стабильность состава суда. Но с другой стороны, поскольку сроки для внесения Президентом РФ кандидатур на должности судей Конституционного Суда исключаются, такая ситуация может привести к практически пожизненному пребыванию в должности судьи Конституционного Суда РФ.

Кроме того, появляется возможность одновременного внесения нескольких кандидатур, Президент РФ сможет формировать некие группы кандидатов (очередное «удачно сложившееся соотношение судей»), имеющих определенные взгляды и максимально отвечающих интересам Президента РФ. Такой подход не способствует независимости Суда.

2. Ко второй группе норм, влияющих на доступ граждан к правосудию, относятся следующие:

1) установление требования о предоставлении всех документов обращения в двух экземплярах независимо от вида заявителя. Ранее действовавшая норма предполагала представление всех материалов с копиями в количестве тридцати экземпляров, а для граждан – в количестве трех экземпляров (статья 38 ФКЗ). В некоторой степени это действительно может способствовать доступности судопроизводства, хотя и несущественно;

2) закрепление правомочности Конституционного Суда Российской Федерации при наличии в составе не трех четвертых, а двух третей от общего числа судей (в ряде положений предусматривается принятие решения квалифицированным большинством голосов от числа действующих судей, а не установленного числа судей).

Фактически создается возможность для принятия решения Судом в неполном составе. Минимальная численность судей составит 13 человек, против 15 по прежней редакции закона. Тогда решение может быть принято, если на заседании присутствует 9 судей. Для принятия решения Конституционным Судом требуется, как правило, простое большинство участвовавших в голосовании судей (ст.72 ФКЗ): достаточно голосов 5 из 9 судей. Решение о толковании Конституции РФ принимается большинством не менее двух третей от общего числа судей, однако в эту норму также вносятся изменения, предусматривающие не менее двух третей от числа действующих судей. То есть минимум 9 судей смогут принять решение о толковании Конституции РФ;

3) дополнение оснований отказа в принятии к рассмотрению обращения таким основанием, как утрата оспариваемым актом юридической силы, за исключением случаев, когда он продолжает применяться к правоотношениям, возникшим в период его действия.

Изменение нормы позволяет учитывать достаточно распространенную ситуацию, когда отмененная норма продолжает применяться в правоотношениях, возникших в период ее действия. Однако предсказать реальную пользу от такой возможности пока затруднительно;

4) конкретизация сроков принятия обращения к рассмотрению: решение по вопросу о принятии обращения к рассмотрению принимается Конституционным Судом Российской Федерации в заседании не позднее трех месяцев с момента регистрации обращения.

Фактически ранее срок принятия обращения к рассмотрению составлял также три месяца с момента регистрации обращения, но был сформулирован другими словами. Вообще, трехмесячный срок представляется весьма продолжительным периодом неопределенности для заявителя (особенно по сравнению с аналогичным пятидневным сроком в гражданском судопроизводстве);

5) установление пресекательного срока подачи жалобы не позднее года после рассмотрения дела, в котором применена оспариваемая норма, в суде. Одновременно предлагается расширить полномочия Секретариата Конституционного Суда РФ в части возможности уведомления заявителя о том, что жалоба не может быть признана допустимой в связи с истечением названного срока на момент ее подачи.

В прежней редакции закона срок на подачу жалобы в Конституционный Суд не был установлен, поэтому со дня вступления в силу соответствующего судебного решения до обращения заявителя в Конституционный Суд могло пройти достаточно много времени.

Теоретически установление пресекательного срока можно признать целесообразным, однако де-факто такой срок ограничивает возможности граждан защитить свои права. Кроме того, данный срок представляется не слишком продолжительным, по сравнению, например, со стандартным гражданско-правовым сроком исковой давности, составляющим три года;

6) снятие ограничения на применение организационной формы конституционного правосудия в виде рассмотрения дела без проведения слушаний.

Такая форма конституционного правосудия, как рассмотрение дела без проведения слушаний, критикуется учеными-конституционалистами за то, что она является исключением из принципов гласности и устности судопроизводства. Кроме того, Конституционный Суд РФ обладает значительной широтой усмотрения при решении вопроса о выборе такой процедуры. Вносимые в закон изменения только усиливают указанные недостатки.

3. Третья группа норм касается юридического закрепления верховенства Конституции РФ над решениями межгосударственного органа по защите прав и свобод человека (Европейского Суда по правам человека):

1) возможность рассмотрения обращения заявителя с целью подтверждения конституционности правовой нормы российского законодательства, противоречащей решению Европейского Суда по правам человека;

2) устранение препятствий для повторного рассмотрения вопроса о конституционности нормы в случае, если необходимость такого рассмотрения связана с решениями межгосударственного органа по защите прав и свобод человека (Европейского Суда по правам человека).

В СМИ высказываются мнения о том, что создается возможность для непризнания решений международных судов в России и закрепляется верховенство решений Конституционного Суда РФ над решениями Европейского суда по правам человека. Теоретически, да, такая возможность создается. Однако следует учитывать, что закон говорит только о случаях повторного обращения в Конституционный Суд по одному предмету, когда первое решение Конституционного Суда вошло в противоречие с последующим решением межгосударственного органа по защите прав и свобод человека. При этом в процессе повторного рассмотрения дела судом общей юрисдикции по новым обстоятельствам (ст. 392 ГПК РФ) суд должен прийти к выводу о наличии неопределенности в конституционности подлежащей применению нормы, только тогда суд обратится в Конституционный Суд с соответствующим запросом.

Однако из закона неясно, существует ли у суда общей юрисдикции обязанность обращаться в Конституционный Суд каждый раз при рассмотрении дела в связи с решением ЕСПЧ, в котором уже было решение Конституционного Суда, либо суд может и не усомниться в конституционности подлежащих применению норм, которые Конституционный Суд уже признал, например, не нарушающими права и свободы человека. В какой-то степени прояснить эти вопросы может Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2013 года № 27-П, которое стало причиной возникновения новых норм закона.

Исходя из анализа Постановления Конституционного Суда, во всех аналогичных случаях при противоречии решения ЕСПЧ позициям Конституционного Суда РФ суд общей юрисдикции обязан обратиться в Конституционный Суд РФ. Кроме того, Постановление однозначно указывает на то, что подлежащее исполнению решение ЕСПЧ должно соответствовать Конституции РФ (и правовым позициям Конституционного Суда). Четкого отражения в законе два этих тезиса не нашли, хотя их важность трудно переоценить. По мнению инициаторов проекта, в модель статьи 15 Конституции РФ укладывается приоритет Конституции РФ над международными договорами и международным правом.

Обойдя ряд важных нюансов правовой позиции Конституционного Суда, изложенной в Постановлении от 6 декабря 2013 года № 27-П, для исполнения решений ЕСПЧ закон сделал исключение из общего принципа недопустимости повторного рассмотрения обращения в Конституционном Суде относительно одного и того же положения законодательства. В этой части правовые последствия закона неразрывны с позицией Конституционного Суда, изложенной в рассмотренном Постановлении, таким образом, действительно, созданы предпосылки для преодоления решения ЕСПЧ в рамках национального права.

С одной стороны, это ущемляет права граждан в борьбе против произвола государства; но с другой стороны, снижает возможность политического воздействия решений ЕСПЧ. Единственным «смягчающим обстоятельством» можно считать то, что эта норма, вероятнее всего, будет применять нечасто.

Помимо рассмотренных трех групп норм закона, есть еще одна норма, стоящая особняком. Так, Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» дополняется полномочием Конституционного Суда РФ проверять на соответствие Конституции Российской Федерации вопрос, выносимый на референдум Российской Федерации. Это полномочие уже было раскритиковано в прессе, в частности, за то, что оно сделает практически невозможным проведение референдумов. Однако данное полномочие не является новым, так как процедура проверки соответствия Конституции РФ вопроса референдума предусмотрена ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» (статья 15): такая проверка проводится, если Центральная избирательная комиссия утверждает заключение о несоответствии вопроса референдума Конституции РФ. Таким образом, это полномочие не предполагает автоматической проверки на соответствие Конституции РФ всех вопросов, выносимых на референдум.

Рядом особенностей отмечен и процесс принятия рассматриваемого закона. Проект ФКЗ был внесен одним депутатом, позже в число инициаторов вошло еще три депутата, хотя Конституционный Суд РФ сам обладает правом законодательной инициативы по вопросам своего ведения. Кто реально стоял за этой законодательной инициативой, такой информации нет, но при этом очевидно, что четыре депутата выразили чьи-то интересы. Обращает на себя внимание тот факт, что Федеральный конституционный закон от 4 июня 2014 года № 9-ФКЗ, принимающийся по усложненной процедуре квалифицированным большинством, прошел весь путь от внесения в Государственную Думу до подписания Президентом РФ менее чем за месяц. Это вызвало нарекания со стороны самих депутатов: им не объяснили смысл реформы, они не успели представить поправки к законопроекту (поправки оппозиции были отклонены) и вообще как следует изучить законопроект.

А законопроект был действительно сложный и неоднозначный. Вслед за реформой Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда, потребовавшей изменения Конституции РФ, без лишнего шума был реформирован Конституционный Суд. К закону есть и другая немаловажная претензия: он вступает в силу со дня официального опубликования. Статья 6 Федерального закона от 14 июня 1994 года № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» устанавливает общее правило для вступления в силу законов: десять дней после официального опубликования. С чем связано такое поспешное вступление в силу ФКЗ, непонятно.

Возможно, в результате принятия закона работа Конституционного Суда станет быстрее и эффективнее, как этого ожидают разработчики закона, главное, чтоб это не повредило качеству решений Суда. Конституционный Суд РФ уже давно не выносит решений, «неудобных» для государства, вряд ли его престиж вырастет с принятием рассмотренного закона.

Выводы:

1. Исключение сроков для назначения новых судей на вакантные места может привести как к сокращению фактического состава Конституционного Суда, так и к «пожизненности» некоторых судей. Если вспомнить недавно одобренных парламентом «президентских сенаторов», также потенциально пожизненных, можно увидеть тенденцию к сохранению персонального состава лиц, находящихся у власти. Власть имущие стремятся избежать ротации, которая может привести к потере власти.

2. Снижение показателя кворума делает возможным устранение от участия в процессе судей, которые могут высказать особое мнение: для принятия решения Конституционным Судом требуется, как правило, простое большинство участвовавших в голосовании судей (ст.72 ФКЗ): достаточно голосов 5 из 9 судей. Для толкования Конституции РФ теперь достаточно 9 судей.

3. Подать жалобу в Конституционный Суд РФ в порядке конкретного нормоконтроля теперь можно в годичный срок, тогда как ранее пресекательных сроков не было.

4. При противоречии решения ЕСПЧ позициям Конституционного Суда РФ суд общей юрисдикции обязан обратиться в Конституционный Суд РФ. Подлежащее исполнению решение ЕСПЧ должно соответствовать Конституции РФ (и правовым позициям Конституционного Суда). Если ранее сопоставление частей 1 и 4 статьи 15 Конституции РФ вызывало вопросы о приоритете общепризнанных норм и принципов международного права, то теперь эти вопросы сняты в пользу верховенства Конституции РФ.

Более подробно с нюансами можно ознакомиться по ссылке  

Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3093
14800
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика