Санкции ЕС против Путина — боксёры против шахматиста

Санкции ЕС против Путина — боксёры против шахматиста

Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра Сулакшина

Депутаты Европарламента призывают ввести санкции против Президента РФ Владимира Путина в связи с набирающим обороты так называемым «делом Савченко». Какие последствия для Путина и России могут быть в случае воплощения этого замысла в жизнь? Были ли подобные прецеденты, организованные Западом против лидеров других стран?

Парламентарии ЕС во главе с польским депутатом Яцеком Сариуш-Вольским опубликовали и отправили главе европейской дипломатии Федерике Могерини так называемый «список Савченко» — участницы карательной операции против Донбасса, скорректировавшей миномётный огонь, в результате которого под Луганском погибли мирные граждане и российские журналисты. Под обращением подписались 57 парламентариев. Действия России против Савченко европейские депутаты называют незаконными, а все обвинения сфабрикованными. Помимо президента России, в список вошли еще 28 человек, среди которых глава ФСБ России Александр Бортников, глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков, глава Следственного Комитета Александр Бастрыкин, лидер ЛНР Игорь Плотницкий, следователи и судьи, ведущие дело.

Европолитики считают, что санкции должны включать в себя запрет на выдачу европейских виз, замораживание активов и конфискацию всего имущества на территории Европейского Союза. Хотя, безусловно, за этим действом «торчат уши» заокеанских кукловодов, которые уже ровно два года методично расшатывают звенья российской олигархической экономики, словно стоматолог разрушенный зуб. Недовольство судом над Савченко высказал и госсекретарь США Джон Керри, чем косвенно поддержал европарламентариев. По мнению Керри, суд над наводчицей карательного батальона противоречит духу Минских соглашений.

Все попытки российских руководителей и дипломатов выкурить трубку мира, каждый раз натыкаются на топор войны. Путинская команда сама расставила себе капканы на всех направлениях внешней политики, раз за разом попадая в них. Хотя два года назад начиналось всё довольно бодро и обнадёживающе. «Крымская весна» (которая сначала называлась «русской»), патриотический подъём, шапкозакидательские настроения, грозные пресс-конференции президента, в ходе которых он грозил пальцем Киеву, в случае, если тот применит военную силу против жителей востока Украины. Кремль без особого пиетета отреагировал на требования Запада соблюдать нормы международного права и международные обязательства (Будапештского меморандума), в том числе в рамках так называемой контактной группы по Украине.

Российское руководство на тот момент отказывалось признавать легитимность лиц, пришедших в результате антиконституционного государственного переворота к власти в Киеве и не обладающих тогда общенациональным мандатом. Россия не стала рассматривать их как равноправного участника внешнеполитического диалога, в целом понимая, что противопоставляет себя не столько Киеву, сколько его новым западным управляющим. 2 марта 2014 года в ходе телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным президент Обама, заявил, что «дальнейшее нарушение суверенитета и территориальной целостности Украины со стороны России отрицательно скажется на положении России в международном сообществе и приведёт к ещё большей политической и экономической изоляции».

Обещание не заставило долго ждать исполнения. В середине марта 2014 года, после того как Россия признала итоги крымского референдума, поддержала одностороннее провозглашение независимости Крыма и приняла его в состав РФ, США и Евросоюз, Австралия, Новая Зеландия и Канада ввели в действие первый пакет политических санкций. Произошло резкое охлаждение отношений с НАТО, Евросоюзом, Советом Европы и государствами-членами этих организаций, а в дальнейшем, как мы уже помним — одна за другой стали вводиться санкции экономические, существенно осложнившие жизнь россиян.

Со стороны Москвы началась политика уступок и мелких капитуляций на разных участках геополитического фронта. Впрочем, на каждый аргумент Кремля Запад отвечал ещё более обостряющим ситуацию контраргументом. Непрямое участие российских военных в конфликте в Донбассе, чтобы отвлечь внимание мировой общественности от Крыма, привело к международному скандалу со сбитым «Боингом». Перенос театра военных действий с Сирию привёл к теракту на Синае и уничтожению российского военного самолёта турецкими силами ПВО. Более того, британцы начали расследование по факту попаданий российских ракет в мирные сирийские кварталы. Ну, и на фоне обострения отношений с Турцией, сняты санкции с энергетического конкурента России — Ирана.

И вот — словно чёрт из табакерки — неожиданный поворот в малозначительном по международным масштабам деле Савченко. Оно неожиданно «всплыло» на фоне тотальных репрессий на Украине в отношении ополченцев Донбасса, инакомыслящих Новороссии, сотнях удерживаемых в тюрьмах и концлагерях по подозрению в терроризме, сепаратизме и нарушении территориальной целостности. Если сравнить преступления Савченко и этих лиц, то по-хорошему их даже нельзя включать в списки для обмена, уж слишком велика разница — защищать свои жизни, дома, жизни близких, протестовать против госпереворота и бесцеремонно уничтожать мирных людей в составе бандитского батальона мародёров и убийц «Айдар», прикрываясь лозунгом отвоевания украинских земель.

Тем не менее, дело Савченко приобрело международный характер. Можно констатировать, что сражение на этом фронте Россией проиграно. Савченко выглядит героиней и вызывает симпатии еврочиновников, отрабатывающих свою кость в политике американской экспансии. А с учетом «раскрученных» по всей Европе симпатий невиновность Савченко кажется этой части аудитории очевидной. Баннер в честь Савченко на трибуне Верховной Рады и ее заочное пиар-избрание в парламент — вещи неудивительные. Но на судебном заседании присутствуют консулы целого ряда стран. По масштабам пиара история уже приближается к делам Магницкого и Ходорковского.

Конечно же, произошло это не случайно. Западу и российской либеральной оппозиции явно не хватало своего «узника совести» в застенках «Мордора». Свой вклад в общее дело внес старший директор по вопросам прав человека и демократии в Институте Маккейна Дэвид Крамер, в недавнем прошлом сотрудник госдепартамента США и глава «Freedom House», международной неправительственной организации. В интервью «The Wall Street Journal» он представил свои предложения на тему: как Соединенные Штаты должны вести себя с Москвой, чтобы деморализовать российское руководство и помочь тем самым новой власти в Киеве? Программа Крамера мало чем отличается от того, что до него заявляли другие вашингтонские «ястребы». Все те же требования военной помощи Украине и новых ограничительных мер в отношении российской экономики. Снова угрозы отключить Россию от системы SWIFT. Но один из пунктов все же можно назвать «неординарным». Крамер предложил ввести санкции против чиновников «высочайшего уровня». А именно — министра иностранных дел Сергея Лаврова, министра обороны Сергея Шойгу и президента Российской Федерации Владимира Путина.

В Кремле считают недопустимым давление извне на судебный процесс в отношении Надежды Савченко, которая обвиняется в причастности к убийству журналистов. «Мы не можем согласиться с попытками вмешательства в судебные процессы, которые происходят в нашей стране в строгом соответствии с действующим российским законодательством, к коим, безусловно, относится и процесс над Савченко. Какие-либо вмешательства здесь недопустимы, существуют определенные процедуры, которые выполняются в настоящее время. В связи с тем, что идет судебный процесс, какие-либо комментарии по сути считаем невозможными и недопустимыми», — отметил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Некоторые эксперты утверждают, что эта порция санкций окажется для России смертельной дозой. Тем не менее, перед введением персональных санкций в отношении российского президента европейские лидеры будут просчитывать ситуацию наперед, прогнозируя возможную реакцию. Европа ещё не имела подобного опыта — фактически объявлять экономическую войну уже не секторам российской экономики, не отдельным персоналиям — олигархам, а лидеру ядерной державы. Санкции против Белоруссии и её лидера Александра Лукашенко, против Украины и её бывшего, но до сих пор легитимного президента Виктора Януковича не идут ни в какое сравнение с новой инициативой санкционных «ястребов».

Первые американские санкции против Белоруссии были введены в октябре 2004 года, когда был принят документ «Акт о демократии в Белоруссии». Он содержал анализ белорусской политической реальности и законодательства. В одиннадцати пунктах описывались признаки авторитарности режима Александра Лукашенко. В начале 2012 года ему был запрещен въезд на территорию США (где его не признают легитимным руководителем государства), а также двум его сыновьям и чиновникам — всего 157 человекам. Ежегодно санкции продлевались. Европейцы поддерживали политику заокеанских партнёров, однако в феврале 2016 года ЕС частично снял санкции с Белоруссии и Александра Лукашенко, но при одном негласном условии, что Минск готов к сотрудничеству с Евросоюзом. Что также должно стать тревожным маркером для России.

В марте 2014 года были введены санкции против трех чиновников с Украины и из Крыма. Ограничения на въезд в США и заморозка активов были применены против Виктора Януковича, Сергея Аксенова и Виктора Медведчука. В феврале в разгар процесса госпереворота в Киеве был введен запрет на выдачу виз примерно 20 высокопоставленным представителям украинского правительства и другим лицам. После госпереворота ЕС заморозил активы семьи Януковичей на территории Евросоюза, не запрещая при этом экс-президенту посещать Европу. Между тем Виктор Янукович обжаловал это решение в европейских судебных инстанциях, и в начале 2016 года появилась информация, что Янукович будет полностью реабилитирован уже текущей весной.

Уходя в историю, можно вспомнить, что в рамках ограничительных мер в 2000 году были заморожены банковские счета бывшего югославского лидера Слободана Милошевича, его жены и сына, а также экс-президента Сербии Милана Милутиновича и бывшего министра обороны Югославии Драголюба Ойданича и других его соратников. Однако даже после смерти Милошевича никто так и не удосужился опубликовать данные о том в каких странах ЕС он имел счета и активы, как и счета лиц, входящих в список санкций по делу Милошевича.

Ни Беларусь, ни Украина, ни Югославия не обладали ядерным арсеналом. В качестве аналогии с Россией можно вспомнить санкции против Ирана и Северной Кореи. Однако эти меры всякий раз касались экономики, торговли, судоходства, воздушного флота, но не ограничений в отношении лидеров стран. К слову, даже послабления санкционного режима в отношении Ирана не остановили его программу перевооружений. В начале марта в ЕС в очередной раз грозили новыми наказаниями Тегерану в случае продолжениям им испытаний баллистических ракет. Параллельно Совет безопасности ООН принял резолюцию по ужесточению санкций против Северной Кореи, на что лидер КНДР Ким Чен Ын отдал приказ, чтобы ядерное оружие было готово к применению в любой момент.

Вывод напрашивается сам по себе. Наиболее вероятный исход инициативы европейских политиков в том, что она закончится ничем. Иначе придётся пересматривать целый ряд международных документов. Глава государства, тем более ядерного — это не частное лицо. Это представитель страны, который действует во внешнеполитическом поле в соответствии с общепринятыми нормами международного права. Ведение подобных односторонних санкций означало бы призыв к пересмотру этих правил. Что, несомненно, повлечет за собой определенный хаос в сфере межгосударственных связей.

Запад постоянно, с момента образования Советской России, вводил экономические блокады, антидемпинговые меры, санкции, связанные с советско-финской войной, ограничивал экспорт в СССР и соцстраны, эмбарго на поставку труб большого диаметра для трубопровода «Дружба», торговые эмбарго, зерновые, бойкот Московской олимпиады, санкции против «Аэрофлота». Но никогда меры санкционной войны не предпринимались против персоналий первых лиц страны.

Однако и экономическая устойчивость СССР, запас прочности, идеологическое воспитание населения была на порядок выше и устойчивей нынешней его правопреемницы, что тоже следует учитывать. Если сделать сравнение между СССР 1985–1986 годов и РФ 2007–2009 годов (к 1985—1986 гг. производство в СССР достигло вершины, а дальше начался спад, а 2007 г. — вершина производства в путинской РФ, а потом кризис 2008 г. и спад), то оно окажется не в пользу РФ. Например, металлургия — 44–55% (% от уровня СССР 1985 г.), добыча сырья — 42–79% (газ 101%), электроэнергетика — 65%, машиностроение (оборудование для заводов) 0,4–11%,транспортное машиностроение — 15%, сельскохозяйственное машиностроение 2,3–6,5%, грузовые автомобили — 34,6%, удобрения — 52,1%,текстиль — 22%, строительные материалы 21–45%, животноводство — поголовье 17–30%, товары народного потребления 6,8–72%, строительство железных и автодорог 6,6–11%, строительство больниц, поликлиник 12–20%.

Всё это не могло не сказаться на болезненности санкций, которые вводятся Западом против РФ, начиная с 2014 года. Особенно сильным стал удар по военной отрасли, что сказывается на перспективах перевооружения российской армии. Запрет на поставки микроэлектроники двойного предназначения, а также технологий и технологического оборудования — это реальная угроза безопасности РФ.

Кремль ищет способы прекращения санкций, идёт на множественные уступки, давно признал ставленников Запада в Киеве своими партнёрами, но это пока не помогает. Кремль неоднократно показал не столько свою договороспособность, сколько готовность к капитуляции. Начисто проиграна донбасская медиавойна. Даже на внутреннем информационном рынке. Кремль запутался в выборе вариантов действий по Новороссии, в результате подписал невыгодный для ДНР и ЛНР Минский протокол, таким образом, не только потерял своё влияние на Украине, но и противопоставил себя населению самопровозглашённых республик. Кроме того, позволил Украине перегруппировать свои вооружённые силы, укомплектовать их техникой и вновь быть готовой к затяжной, масштабной кровопролитной войне против Донбасса, Крыма, РФ. Кремль не признал ДНР и ЛНР, в результате та же Савченко оказалась в глазах международной общественности солдаткой, воюющей на своей земле против российской армии.

Признай Россия республики, и все карательные батальоны Украины Россия вправе была бы именовать захватчиками и агрессорами против суверенных субъектов.

Всё это произошло потому, что для слишком многих в окружении первых лиц Кремля понятие Отечества, его воссоединения, Русского мира и русского народа — это пустой звук. Для них куда важней освоение бюджетных ресурсов, торговля и милость западных покровителей. Впрочем, есть большая вероятность того, что данные лица потеряют и Отечество, и ресурсы, и покровителей.

Санкции же против Путина, скорее всего, введены не будут. Но очередной «пробный шар» в информационное пространство запущен. Запад снова отследит реакцию российской власти, и если она окажется приемлемой и, как обычно, невразумительной, в следующий раз нанесёт удар ещё более сильный. Так происходит в боксе. Если соперник пропускает удары, не контратакует, допускает ошибки в защите, то шквал атак нарастает и приводит к нокауту. Впрочем, в Кремле по-прежнему пытаются против боксёров играть в шахматы.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

ЕС давит на страны ООН, призывая их поддержать «крымские» санкции против России

Санкции +. Что еще в арсенале давления Запада на Россию?

Санкции в отношении Кубы — уроки для России

Компенсировала ли Россия потерю западных кредитов

Чей бюджет должна поддерживать Россия?

Какой должна быть экономическая политика России в условиях санкций

Путин: «как ни странно, есть и позитивные вещи»

Больше санкций, хороших и разных?

Денежно-кредитная политика в России — де-факто ошибочна

Русских бьют до тех пор, пока они отступают



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
321
829
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика