Сирия: что дальше?

Сирия: что дальше? Людмила Игоревна Кравченко  эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Сирийская тематика продолжает тревожить мировую общественность, развиваясь ровно так, как и было заложено российской политикой два года тому назад. Вспомним, что тогда триумфом российской дипломатии была объявлена инициатива разоружения Сирии, лишения ее оружия массового уничтожения, сохранявшегося как средство устрашения во враждебном окружении.

Логика той политической игры вокруг Сирии выстраивалась следующим образом. Ливия и Ирак стали весьма показательны в плане готовности западной коалиции под прикрытием международного права применять все средства. Напомним, что под предлогом гуманитарной интервенции, а затем уже и концепции «ответственности по защите» было осуществлено вмешательство во внутренние дела государств. Если в Ливийском сценарии Россия воздержалась при голосовании, тем самым развязала руки для соратников по Совету Безопасности ООН для интервенции, то уже в ситуации с Сирией Россия заявила о своем голосе через блокирование резолюций о возможном вооруженном вмешательстве.

В Ливии и Ираке латентными целями коалиции выступали свержение действующего руководства с целью перехода нефтегазовых ресурсов под контроль транснациональных ТНК, иными словами, проникновение иностранного капитала в ранее высокорентабельные, но закрытые сферы нефтегазового рынка. В Сирии задача свержения Б.Ассада ставилась в контексте ликвидации угрозы на Ближнем Востоке — уничтожения химического оружия, представляющего опасность как Израилю, так и миру из-за возможности захвата ОМУ силами террористов. Российская инициатива выступила тогда как никогда удобным инструментом решения второй части проблемы — ликвидации химического оружия. Россия, сохранившая тесные отношения с Сирией с советских времен, в том числе через поставки вооружения, предложила сделку, выгода от которой измерялась исключительно отсрочкой падения режимаБ.Ассада в несколько лет. Текущее развитие ситуации только это доказывает. Но тогда этот шаг был преподнесен как триумф российской дипломатии, которой удалось якобы отвести угрозу вооруженного вмешательства от Сирии. Но какой ценой — через разоружение Сирии, ставшей удобной мишенью для ее геополитических противников? Ликвидация режима Б.Ассада — это исключительно вопрос времени, что прогнозировал Центр еще в сентябре 2013 года. Российская инициатива, восхваляемая как верх дипломатии, предотвратила нанесение воздушного удара в 2013 и 2014 году, в 2015 году грозит развитие ситуации по новому сценарию.

Во-первых, Б.Обама уже заявил о возможном нанесении удара по правительственным войскам Сирии, если последние будут угрожать лагерям подготовки боевиков сирийской оппозиции. Официально, согласно признанным США данным, в лагерях так называемой умеренной оппозиции проходят подготовку около 60 бойцов для борьбы с боевиками «Исламского государства», хотя ранее сообщалась о планах ежегодной подготовки порядка 5,4 тыс. сирийских боевиков. Боевики умеренной оппозиции ведут борьбу не только с ИГИЛ, но и с правительственными войсками. Политическую и финансовую поддержку они получают от Западных стран (в основном США) и Турции. США выступают основным поставщиком военной техники, которая используется в том числе и против режима Б.Ассада. Подобным заявлением Вашингтон указал на планы по свержению легитимного сирийского президента Б.Ассада. Это же находит подтверждение в словах Б.Обамы — «в Сирии единственным путем прекращения гражданской войны, путем объединения сирийского народа против ИГ является инклюзивный политический переход власти к новому правительству без Б.Асада, правительству, которое будет служить всем сирийцам».

Во-вторых, создан плацдарм для нанесения удара по Сирии: с внутренней территории силами финансируемой США сирийской оппозиции, с внешней — через активное вовлечение Турции в ликвидацию ИГИЛ на сирийской территории. Турция увеличила контингент своих вооруженных сил, включая спецназ и военную технику, на границе с Сирией для борьбы с ИГИЛ. Параллельно МИД Турции заявил, что в ходе боев за контроль над Алеппо войска Б.Ассада вступили в союз с боевиками Исламского государства против сил умеренной сирийской оппозиции. А это фактически обвинение Б.Асада в сотрудничестве с ИГИЛ.Таким образом, вероятное нанесение удара по правительственным войскам Сирии будет трактоваться как шаг в борьбе с боевиками исламского государства. Турция стала удобной площадкой для американских сил — страна уже предоставила свои военно-воздушные базы в распоряжение возглавляемой США международной коалиции по борьбе против Исламского государства, откуда наносятся авиаудары по боевикам ИГИЛ, в том числе по Сирии. С конца июля силами авиации международной коалиции наносятся удары по позициям боевиков в Ираке и Сирии. Существуют договоренности о создании зоны безопасности вдоль турецкой границы с Сирией, что позволит американской военной технике оказаться в непосредственной близости не только от позиции боевиков ИГ, но и от правительственных войск Сирии.

В-третьих, усиливается информационная кампания по дискредитации режима Б.Ассада. Если при ликвидации химического оружия западные державы шли на диалог с Б.Ассадом, то в ликвидации ИГИЛ Сирия как партнер не рассматривается. По словам министра иностранных дел России предпринимаются попытки представить Б.Асада как президента, имеющего связи с запрещенной организацией ИГИЛ. Появляется информация о сохранении в Сирии незаявленного химического оружия.

В-четвертых, над режимом Б.Асада нависла угроза, в том числе из-за российской позиции. 7 августа 15 членов Совета Безопасности приняли резолюцию, предусматривающую создание единого с подразделениями ООН механизма расследования — Совместной миссии ОЗХО и ООН по расследованию с целью определения организаций, групп и правительства, замешанных в непосредственном применении или финансировании использования химоружия. Учитывая поддержку Западом сирийских повстанцев, предсказать итог расследования не сложно. Миссия констатирует применение химического оружия правительством, и Запад попытается под предлогом защиты населения свергнуть законногопрезидента Сирии. Россия только этому содействует через поддержку резолюции. В аналогичной ситуации с учреждением международного трибунала для расследования крушения малазийского «Боинга» в Донбассе Россия резко осудила инициативу, призванную установить несуществующие факты российского участия. В случае с Сирией мы избрали иную тактику. Что это — первый шаг на пути превращения Сирии во вторую Ливию?

В-пятых, Россия, по всей видимости, готовится к сдаче Сирии. Это доказывают российские инициативы, поддержка резолюции о миссии по расследованию, дипломатические усилия. По словам главы МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайера урегулирование сирийского конфликта, затрудненное противоборством российских и американских интересов, в скором времени станет возможным благодаря тому, что «Москва видит, что режим Б.Асада испытывает все более серьезное давление». Активность диалога России с антисирийскими внешними силами нарастает: это приезд представителя Саудовской Аравии в Москву, с которым запланировано обсуждение, в том числе сирийского вопроса, переговоры о сирийской проблеме с Президентом Турции, в ходе которых стороны договорились о наращивании многосторонней и двусторонней координации в целях повышения эффективности противодействия угрозам, исходящим от Исламского государства. Трехсторонний формат по сирийской проблематике в составе США, Саудовской Аравии и России уже по своему составу членов указывает на то, что доминирующей темой станут ликвидация режима Б.Ассада и возможное втягивание России в борьбу с Исламским государством, особенно в свете того, что США планируют ограничиться финансовой и военной помощью без привлечения вооруженных сил (за исключением военных инструкторов) Америки для боевых действий на Ближнем Востоке. Не Россию, а Иран Б.Асад благодарит за «переданный сирийской армии военный опыт».

Российское предложение регулированиясирийской проблемы абсолютно утопично. Оно предполагает формирование коалиции для борьбы с ИГИЛ в составе сирийской армии, умеренных оппозиционных сил Сирии, сирийских курдов, других стран. Как минимум две из предложенных сил находятся в вооруженном конфликте — это сирийская армия и умеренная оппозиция, боевые действия между ними продолжаются и по сей день. В дилемме между быть у власти или сохранить территориально целую Сирию эти стороны избрали первую стратегию. Поэтому и временные коалиции с боевиками ИГИЛ им представляются меньшим злом, чем союз с политическим противником за власть в Сирии. Потенциальные страны-члены коалиции также стоят на разных полюсах: США и Турция поддерживают сирийскую оппозицию, выступают против сирийской армии, периодически обвиняют официальный Дамаск в сотрудничестве с исламскими боевиками, именуют режим Б.Асада террористическим. На другом полюсе — Иран и Россия, в отношении которых действуют ограничительные меры со стороны первой группы государств. Поэтому российская позиция выступает скорее ширмой для прикрытия истинного замысла — использовать сирийскую карту в своих целяхто ли как разменную монету в игре за восстановление цен на нефть, то ли как попытку избежать полной изоляции через исполнение западных рекомендаций при решении сирийского кризиса.

Россия уже когда-то разоружила Сирию, отказалась поставлять ей комплекс С-300, в новой ситуации не может предложить защиты даже через дипломатические усилия. Западные державы первыми попрекнут Россию в любой попытке осудить возможную военную агрессию в отношении Сирии за присутствие российских сил на восточных рубежах Украины, за инцидент с малазийским Боингом. В части сирийского кризиса Россия уже исполнила свою функцию, отведенную ей западными странами. На очереди Иран. Пока ядерная сделка полностью не завершена, Россия как союзник персидского государства обладает необходимым Западу багажом аргументации относительно того, как важно для собственной же безопасности принять неприемлемые условия. Разворачивается второй акт пьесы, в которой российскими руками вновь достигаются цели западных держав. При таком внешнеполитическом курсе не удивительно, что авторитет России будет снижаться, союзников останется вес меньше и меньше. Например, в Стратегии национальной безопасности Вашингтон обозначил Китай как своего потенциального партнера по вопросам международной безопасности, а Россию как государство, «не уважающее суверенитет своих соседей». При сохранении текущей линии внешнеполитического курса Россия вскоре мировым сообществом будет восприниматься как маргинальное государство, что уже подтверждается причислением России к 10 самых опасных стран мира.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Что обещает новая позиция России по Сирии

В треугольнике США (Запад) - Китай - Россия. Что за поворотом с Запада на Восток

Россия и ряд: СССР, Югославия, Ирак, Ливия, Сирия

Научный семинар «Россия и ряд: СССР, Югославия, Ирак, Ливия, Сирия» [ВИДЕО]

США погружают Ближний Восток в хаос



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4417
19078
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика