Внешняя политика

Сирия: что это было?

Сирия: что это было?

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина

15 марта можно считать днем завершения российской военной операции в Сирии. Как заявил глава государства, «задачи, поставленные перед Министерством обороны, в целом выполнены». И на этом основании принято решение свернуть операцию.

Президент неправ, отказавшись расписываться в провале миссии. Задач, стоявших перед российскими вооруженными силами, выполнено не было и в первую очередь потому, что у России и не было четкого целеполагания и этих самых задач. Кроме одной, личной и персональной. Но и она провалена.

Конечная цель, на которую все больше указывало российское руководство — это борьба с терроризмом и уничтожение врага в его логове. Как заявил министр иностранных дел 4 февраля 2016 года — «операция российских ВКС в Сирии будет прекращена только после полной победы над террористическими организациями».

Но стоит посмотреть на карту, чтобы понять, что поставленной цели достигнуто не было (рис. 1). ИГИЛ существует, занимает значительную часть сирийской территории. Террористическая группировка не связана ограничениями по прекращению режима огня. Вербовка идет постоянно, а потому завершение миссии, которая своей целью декларировала борьбу с терроризмом, является признанием несостоятельности военной миссии или признаком того, что у военной операции были латентные цели, которые широкой общественности знать было не положено. Однако президент страны эту позицию по всей видимости не разделяет, утверждая, что «при участии российской военной группировки…удалось кардинальным образом переломить ситуацию в борьбе с международным терроризмом».

 

Рис. 1. Сирийская территория под контролем ИГИЛ (серая заливка на начало операции ВКС РФ в Сирии 30 сентября 2015 года (левая карта) и 14 марта 2016 года на правой карте) / Источник

Другая изначально артикулируемая задача — помощь легитимному президенту Б.Асаду. В последние месяцы она была значительно дезавуирована, в том числе отказом России считать Б.Асада нашим союзником, в заявлениях Президента об ошибках Асада. Цель достигнута не была, напротив Асада принудили к миру и признанию резолюции, в которой объявлены планы о проведении новых президентских выборов.

Третья цель — вернуться в круг старых западных друзей. Изначально согласованная с Вашингтоном военная операция действительно ставила перед собой задачу выполнить настоятельные просьбы США и подключиться к военной операции. В обмен Кремль ждал смягчения санкций с перспективой их снятия. Однако вместо обещаний Россия столкнулась с очередной мощной информационной кампанией: нас обвинили и в уничтожении мирных граждан, и в миграционном кризисе в Европе, в поддержке именуемом на Западе «преступном режиме» Б.Асада. ЕС и США продлили санкции, расширив их круг, и продолжив политику дискредитации страны на мировой арене через допинг скандалы.

От Москвы ждали, что она сможет убедить Б.Асада сложить с себя полномочия и оставить пост президента. Но наученный горьким опытом с химическим оружием, имея поддержку в лице Ирана, Б.Асад решил как легитимный президент оставаться у власти до победного конца. Или даже просто конца, что не может не вызывать уважения. В отличие от российского виляния. Естественно, что на такой провал Кремль не рассчитывал. Ни одна из попыток склонить его к западному сценарию не увенчалась успехом. На этом фоне было принято решение вывести войска из Сирии. Этим и объяснялись планы по сокращению расходов на оборону на 5%, хотя еще недавно президент объявил, что военные расходы являются неприкосновенной статьей бюджета. Выходит, что президент человек слов, но никак не человек слова, его обещаниям верить не приходится.

С чем осталась Россия? Да как в сказке про золотую рыбку — с разбитым корытом.

— декларируемой цели мы не достигли, ИГИЛ все также действует на Ближнем Востоке. Инцидент с няней в Москве указывает, что влияние организации распространяется и на Россию;

— друзей у России осталось еще меньше: с Турцией Россией были разорваны практически все контакты, государства ведут информационную войну друг против друга. Сирию премьер-министр объявил не нашим союзником и другом — «наверное, Хафез Асад был союзником, условным союзником Советского Союза. У нас никогда не было продвинутых отношений с Сирией», «у нас нормальные, вполне приличные отношения были, но это не какие-то союзнические отношения». Иран на фоне российской политики в Сирии перешел к осторожной и сдержанной политике в отношении России, что уже проявилось в его отказе присоединяться к заморозке на добычу нефти;

— имидж России значительно дезавуирован: европейские политики обвинили Россию в массовом нарушении прав человека, в нанесении ударов не точечного действия, в результате которых страдало в первую очередь мирное население. Все это якобы спровоцировало не только гибель мирных граждан, но и потоки беженцев в Европу. Главком НАТО в Европе обвинил Россию в том, что ее бомбардировки, которые не отличаются высокой точностью, создали панику среди местного населения и привели к увеличению потока мигрантов, превращая миграцию в оружие против Европы. Председатель Европейского совета Дональд Туск считает, что действия России в Сирии «делают и без того очень плохую ситуацию еще хуже»; канцлер ФРГ высказалась, что Запад «в ужасе от страданий десятков тысяч людей в результате бомбардировок, особенно бомбардировок с российской стороны». Министр иностранных дел Великобритании Ф.Хаммонд заявил, что удары российской авиации в Сирии являются причинами как продолжения сирийского конфликта, так и обострения кризиса с мигрантами. Это информационное поле формировало представление о России, заполняя ту информационную среду, которую российские СМИ не в состоянии охватить;

— Россия понесла экономические издержки от военной операции, затратив средства бюджета, которые в условиях острого продолжительного кризиса стране были необходимы;

— сирийская операция стала очередным подтверждением для западных политиков, что с Кремлем можно и нужно иметь дело — когда необходимо остановить освободительное движение на Донбассе, когда нужно лишить государство единственного средства защиты в виде химического оружия, когда необходимо обезвредить зачатки ядерной программы, когда нужно свергнуть неугодного Каддафи или Асада. Последнему, впрочем, пока еще удалось удержаться в кресле президента. Это действительно «достижения», совпадающие с интересами Запада, но в России их именовать можно только как успехи пятой колонны во власти. России нет оснований гордиться этими «успехами». Большего мирового позорища, чем вывод группировки из Сирии вообразить трудно.

Испытывает ли народ гордость за свою страну? Наверное, в очередной раз поверив, что мы действительно выполнили там поставленные перед нами задачи, испытает радость и облегчение. Единицы проанализируют и зададутся вопросом — а в чем итог операции? В убитых двух тысячах российских боевиков? Неужели на этом международный терроризм закончился? Да нет, конечно, просто нужно было уже из Сирии уходить, с такой же медвежьей неуклюжестью, как и вводили войска. Точнее, отползать. До следующего позорища.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Медведев в Мюнхене. За державу обидно

Быть ли наземной операции в Сирии?

Итоги 2015 года

Мирный процесс в Сирии

Сирийский «блицкриг» и афганские грабли

«Всё бы смогли сделать, если бы захотели». Интервью В.В.Путина



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

Яндекс.Метрика Индекс цитирования. Рейтинг@Mail.ru