Украина – "новый больной человек Европы"

Украина – "новый больной человек Европы"

Замглавы Центра, д.ист.н. Багасарян В.Э.


По отношению к Османской империи на фазе ее заката использовался публицистический штамп — «больной человек Европы». Его появление часто связывается с Николаем I. В действительности он использовался задолго до российского императора. Еще Шарль Монтескье характеризовал Османскую империю в «Персидских письмах» как «больное тело». Конфликт религиозных и этнических идентичностей определял перспективу ее распада.

Проблема распада Османской империи составила основу одной из наиболее острых проблем международных отношений своего времени — «Восточного вопроса». Всем было ясно — Османская империя должна распасться. Но противоречия в связи с «восточным вопросом» иных европейских держав привели к тому, что после публикации «Персидских писем» Османская империя просуществовала еще двести лет. Сказалась, прежде всего, позиция англичан, не желавших усиления России в регионе, а потому и противодействовавших до времени османскому распаду.

Как только Россия оказалась отстранена от участия в «восточном вопросе» земли Османской империи были поделены. Не такая же ли судьба ожидает и Украину?

Именно Украина выступает сегодня в роли главного «больного Европы». Объективно перспектив существования у нее нет. Однако усиление за счет восточно-украинских земель геополитических позиций России не входит в планы Запада. Соответственно, жизнь «больного» будет до времени искусственно поддерживаться. Но как только Западу удастся вывести Россию из большой геополитической игры, дни Украины окажутся сочтены.

Сильная Украина Западу не нужна. В ней есть интерес только в качестве антироссийского форпоста.

Были времена, когда украинские земли входили в ареал западной цивилизации. Польский и австро-венгерский периоды иллюстрируют наглядно, каково положение может быть отведено украинцам в Европе. А положение это было положением глубокой периферии, людей второго сорта. Принципиально другая перспектива открывалась для них в составе России. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на состав элит Российской империи и СССР. Украинская компонента в них оказывалась не просто значимой, но по отдельным периодам — доминирующей. В хрущевские годы выходцы с Украины занимали около трети от всего состава ЦК. Никогда ничего подобного не было ни в Речи Посполитой, ни в Австро-Венгерской монархии.

Исторически Украина возникла в результате соответствующих политических решений — вначале Центральной Рады, а затем органов советской власти, а не органического процесса государственного оформления сформировавшейся культурной общности. До настоящего времени на Украине сохраняется разделение на несколько регионально распределенных культурных идентичностей. Крупнейшие из них условно поименуются как «русская» (17,3% — по этническому самоопределению, 29,6% — по родному языку), «малоросская» и «западенская». Другие — менее численно представленные — «русинская», «крымскотатарская», «молдавская», «белорусская», «болгарская», «венгерская», «румынская», «польская», «греческая», «еврейская», «армянская». Существуют также надэтнические идентификаторы: «украинско-гражданский», «европейский» и по сей день — «советский» (последний — до 8% населения Украины).

Надэтнические идентичности являются для Украины важным способом разрешения конфликта идентификационного самоопределения детей от смешанных браков. Основная конфликтная оппозиция на Украине — «западенцы»–«русские». Выходом из состояния конфликта могло быть стать формирование новой надэтнической идентичности. Но этого-то и не произошло. Новый агрегационной концепт выработан не был. Победа Евромайдана в 2014 году в Киеве являлась победой одной из идентичностей над другими. Соответственно, проигравшая сторона по этой логике должна испытать на себе все тяжести положения побежденных. Так, собственно, уже и происходит. А далее — продуцирование чувства реванша, борьба за национальное освобождение, гражданская война…

«Расколотой страной» Украина была определена еще в вышедшей в 1996 г. книге Самюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций». До Майдана было 18 лет. Хантингтон в своей книге приводил карту, раскола украинских регионов на выборах президента страны 1994 года (Кравчук–Кучма). Такой же раскол продемонстрировали и президентские выборы 2004 (Ющенко–Янукович) и президентские выборы 2004 года (Тимошенко–Янукович). Вывод автора «Столкновения цивилизаций» состоял в том, что существуют две различные культурные общности, различаемые в их цивилизационной ориентированности.

Отсюда им выдвигалось три вероятных сценария.

Первый наименее реалистический сценарий, по Хантингтону, состоял в том, что ориентируемое на Запад украинское государство вступает в конфликт с Россией. Более вероятным он считал сценарий геополитического распада Украины, в результате которого к России отходят восточные и южные украинские регионы. Наконец, третьим наиболее вероятным сценарием Хантингтон считал всецелое возвращение Украины в российский цивилизационный ареал.

Понятие «аннексия» знаменитый профессор Гарвардского университета в отношении сценария №2 не использовал. Напротив, российский цивилизационный ориентир Украины, выраженный в сценариях №2 и №3, он считал естественной сборкой православной цивилизации.

Однако вопреки его прогнозам, в результате осуществленного в Киеве переворота к власти на Украине пришли силы, выстраивающие стратегию в логике конфликта с Россией. Одновременно это и репрессинг в отношении россискоориентированных Востока и Юга. Вместо поддерживаемого весь постсоветский период баланса сил, одна культурная общность берет верх над другой. О том, что это именно так свидетельствует, в частности, происхождение членов нового украинского правительства. Очевидно, что это правительство не всеукраинское, а именно «западенское». Такая ситуация, естественно, содержит весьма значительные риски политики этноцида, а как контроверза — переход к хантингтоновскому сценарию №2.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5303
22338
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика