Внешняя политика

Украинский фашизм: все повторяется

Украинский фашизм: все повторяется

Замглавы Центра, д.ист.н. Багдасарян В.Э.


Существующая сегодня система миропорядка — институты, нормы международного права, представительство в международных организациях, сложилась, как известно, по итогам Второй мировой войны. Ее создание определялось идеей недопущения повторения фашизма. Об этом прямо говорилось в основополагающих документах Организации Объединенных Наций.

Ситуация существенно изменилась после 1991 года. С распадом СССР определенно обозначились тенденции установления модели однополярного мира. Эти тенденции вступали в принципиальное противоречие с принятыми по итогам войны нормами мироустройства. Год от года противоречия усиливались. Силы, связанные с установлением однополярного мироустройства, объективно стремятся к делегитимизации прежней поствоенной системы. Это предполагает ревизию итогов Второй мировой войны. Но вместе с такой ревизией открываются клетки и для заключенного в них по результатам войны фашизма. Неофашизм (неонацизм) уже является политической реальностью. Необандеровизация Украины — особо яркий, но не единственный пример такого рода. И принципиально важно то, что неофашизм идет рука об руку с основным актором нового мирового порядка. Наличие такой связки позволяет фиксировать реальный вызов новой фашизации мира. Реальность угрозы фашизма и мотивировало – организаторов на проведение открываемой конференции.

Широко известны слова немецкого пастора Мартина Нимёллера, объяснявшие бездействие европейской интеллектуальной общественности в непротивлении распространению нацизма: «Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист. Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ. Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза. Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей. А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать». Трагический опыт последствий этого непротивления должен быть извлечен. Когда сегодня нацизм вновь набирает силу, молчание интеллектуального сообщества было бы катастрофической ошибкой. И именно Россия, как страна, понесшая наибольший урон от фашистской агрессии и внесшая наиболее весомый вклад в победу над фашизмом, первая поднимает свой голос протеста.

Причины и факторы генезиса фашизма достаточно широко разрабатывались и в российской, и в зарубежной историографии. В качестве экономического основания генезиса фашизма традиционно указывается мировой кризис. Выдвижение ориентированной на войну фашистской идеологии было способом преодоления кризисного состояния. Военные заказы заставили заработать реальный сектор экономики. Политическим основанием фашизации 1930-х гг. явилась легализация экстремистских сил. Будучи вначале признаны легальными, национал-социалисты следующим этапом, отстраняют традиционные парламентские партии, и приходят к власти. Фашизм в Германии, стране оказавшейся по итогам Первой мировой войны в полузависимом положении от государств-победителей, не мог победить без политического одобрения и финансовой помощи Запада. То что А.Гитлер финансировался крупным международным капиталом — хорошо известно. После прихода фашистов к власти важнейшими инвесторами германской экономики выступили ведущие американские компании — «Стандарт Ойл», «Дженерал моторс», ИТТ, «Форд». «Стандарт Ойл» создавала для Германии нефтеперерабатывающие заводы. От американских же фирм был получен ряд патентов на создание военной техники. По американским технологиям создавался, в частности, «Юнкерс-87». США и Великобритания предоставляли Третьему Рейху выгодные кредиты.

Геополитическим основанием фашизма явились территориальные претензии Германии к другим государствам. Теоретически они обосновывались в рамках разработанного в трудах Карла Хаусхофера концепта «борьбы за жизненное пространство». Исторические основания находились в установлении германского, шире — арийского территориального расселения в прошлом.

Непротиводействие этим территориальным устремлениям со стороны Запада связывалось с устремлением канализовать фашистскую агрессию на Восток, против СССР. Реанимировался курс «Дранг нах Остен». Политика же Запада этого периода была определена впоследствии как «политика умиротворения агрессора». То что она явилась одним из важнейших факторов Второй войны является, как известно, признанным историографическим положением.

Фашизм не мог состояться и без артикуляции соответствующей идеологии. В основании этой идеологии находился идеомиф о национальном превосходстве. Обоснованием его служила сочиненная история о героической и сверхвеликой арийской империи в прошлом.  Культурно-психологическим основанием генезиса фашизма стала нанесенная в результате поражения в Первой мировой войне культурно-психологическая травма. Формировался комплекс национальной неполноценности. Идеологемы национального реванша использовались как своеобразное психотерапевтическое средство.

Еще одним фактором генезиса фашизма являлся конфликт идентичностей. Образ национального врага являлся одним из краеугольных оснований фашистской идеологии. В качестве таких врагов определялись евреи, цыгане, славяне, негры. Наличие национальных меньшинств позволило обнаружить внутреннего врага германской расы. Отсюда был прямой путь к Аушвицу.

Но не представлен ли весь набор перечисленных факторов в современной Украине? Экономически — тот же контекст мирового кризиса и та же военная эскалация, как средство выхода из затянувшегося кризисного состояния. Политически — те же экстремистские политические силы, интегрированные под общим маркером «Правого сектора». Боевые группы «Правого сектора» фактически один в один воспроизводят штурмовые отряды СА, расчищавшими путь НСДАП к власти на начальной фазе истории германского фашизма. Финансово — та же масштабная финансовая поддержка со стороны Запада, кредиты со стороны Международного Валютного фонда и Всемирного банка. Геополитически — те же территориальные претензии к соседям и, прежде всего, к России. Тот же потенциальный вектор агрессии в восточном направлении. Идеологически — та же оформленная уже довольно давно идеология украинского этноцентризма. История о великой, существовавшей в праисторические времена Украине уже достаточно давно сочинена и легитимизирована в украинских учебниках. Культурно-психологически — тот же явно проявляемый комплекс национальной неполноценности, психотерапевтически преодолеваемый через выдвижение идеологем национального реванша. Истоки этого явления на Западной Украине, очевидно, восходят к факту униатского отпадения от православного мира, «цивилизационной измены». Из этого отпадения — установка мести в отношении к тем, кто остался неизменен в своей идентичной вере. Идентификационно — тот же конфликт идентичностей, обнаружение национального врага в этнических меньшинствах.

Серьезным интеллектуальным вызовом явилась в свое время книга Самюэля Хантингтона «Конфликт цивилизаций». Призрак «цивилизационных войн» неизменно присутствует с тех пор в широком научном и общественном дискурсе. Однако анализ развертывающихся в последние десятилетия конфликтов приводит к заключению, что через концепт «цивилизационных войн» задается «ложный след».

Действительно, межцивилизационные противоречия существуют, и их вряд ли кто-то будет отрицать. Однако большинство конфликтов современности — внутрицивилизационные. Китайская Народная Республика находится в жесткой конфронтации с Тайванем. Другим внутрицивилизационным очагом напряженности все очевиднее выступает Тибет. Конфуцианская компонента китайской цивилизации искусственно противопоставляется и сталкивается с е буддистской компонентой. Очередное обострение отношений фиксируется между Северной и Южной Кореей. Внутренними конфессиональными и этническими противоречиями деструктурируется индийская цивилизация. На настоящее время агресированные на платформе политического неоиндуизма силы бросают вызов связываемой с ИНК идеологии гандизма. Характер вооруженного противостояния приобрели внутримусульманские противоречия. Радикальные исламистские силы низвергают мусульманские же — но более умеренные в религиозном плане режимы Северной Африки. Сунниты и шииты воюют друг с другом в Сирии и Ираке. Суннитская Саудовская Аравия жестко противостоит шиитскому Ирану. Латинская Америка оказалась расколота между государствами — сторонниками и государствами — противниками линии Чавеса. Вооруженное противостояние «красных» и «желтых» развертывается в Таиланде. В непрекращающиеся межплеменные распри оказалась ввергнута Африка. Последнее яркое проявление – Гражданская война в Мали.

Россия не представляет здесь исключения. Конфликты, в которые она оказалась втянута в последние годы — все внутрицивилизационные. Русско-грузинский и русско-украинский конфликт это, следует напомнить, конфликты внутри православного мира. Их развертка подрывает потенциалы цивилизационной реинтеграции на основе православия. Русско-украинский конфликт к тому же и конфликт внутри восточнославянской общности. В результате него модель реинтеграции на основе апелляции к единой для восточных славян колыбели Киевской Руси оказывается также маловероятной.

Разжигаемый конфликт по линии русское автохтонное население — аллохтоны с Кавказа и из Средней Азии подрывает возможности и третьего варианта цивилизационной реинтеграции — на платформе идеологии евразийства.

Серийность и искусственность продуцирования внутрицивилизационных конфликтов дает основание предположить, что они имеют проектный характер. Межцивилизационное столкновение может привести к консолидации сил соответствующей цивилизации. В проектный замысел такой исход, очевидно не входит. Внутрицивилизационные войны, напротив, деструктурируют цивилизации, противопоставляют ее части одна другой и ведут де-факто к распаду соответствующей общности. Как результат, препятствия для гегемонии глобального мирового проектора оказываются устранены. Итересант столкновения русских и украинцев обнаруживается, таким образом, вполне очевидно.

В противоположность Хантингтону, Питер Каценштайн акцентировал внимание на то обстоятельство, что цивилизации внутренне плюралистичны. Гиперболизируемая плюралистичность и используется как основание для разжигания внутрицивилизационного конфликта.

Если допустить, что современная фашизация имеет проектный характер, то выбор Украины для развертки этого проекта был особо удачен. Украинское государство, в том виде, в котором оно возникло при распаде СССР, продуцирует многочисленные конфликты идентичностей. Многие эксперты небезосновательно проводят параллели между Украиной и СФРЮ. Говорится о высокой вероятности «югославского сценария».

«Расколотой страной» Украина была определена еще в вышедшей в 1996 г. книге Самюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций». До Майдана было 18 лет. Хантингтон в своей книге приводил карту, раскола украинских регионов на выборах президента страны 1994 года (Кравчук–Кучма). Такой же раскол продемонстрировали и президентские выборы 2004 (Ющенко — Янукович) и президентские выборы 2004 года (Тимошенко–Янукович). Вывод автора «Столкновения цивилизаций» состоял в том, что существуют две различные культурные общности, различаемые в их цивилизационной ориентированности.

Отсюда им выдвигалось три вероятных сценария. Первый наименее реалистический сценарий, по Хантингтону, состоял в том, что ориентируемое на Запад украинское государство вступает в конфликт с Россией. Более вероятным он считал сценарий геополитического распада Украины, в результате которого к России отходят восточные и южные украинские регионы. Наконец, третьим наиболее вероятным сценарием Хантингтон считал всецелое возвращение Украины в российский цивилизационный ареал. Понятие «аннексия» знаменитый профессор Гарвардского университета в отношении сценария №2 не использовал. Напротив, российский цивилизационный ориентир Украины, выраженный в сценариях №2 и №3, он считал естественной сборкой православной цивилизации.

Однако вопреки его прогнозам, в результате осуществленного в Киеве переворота к власти на Украине пришли силы, выстраивающие стратегию в логике конфликта с Россией. Одновременно это и репрессинг в отношении россискоориентированных Востока и Юга. Вместо поддерживаемого весь постсоветский период баланса сил, одна культурная общность берет верх над другой. О том, что это именно так свидетельствует, в частности, происхождение членов нового украинского правительства. Очевидно, что это правительство не всеукраинское, а именно «западенское». Такая ситуация, естественно, содержит весьма значительные риски политики этноцида.

История украинского национализма приобретает сегодня особо актуальное звучание. Из этой истории следует, что нацизм на современной Украине весьма вероятен. На щит поднимаются фигуры, связанные с осуществлением кровавых нацистских злодеяний периода Второй мировой войны. Еще в 2008 году в рейтинг 12-ти величайших украинцев попали и Степан Бандера и Роман Шухевич. Имя Бандеры носит организация «Тризуб», составляющая ядро «Правого сектора». Установлены памятники нацистским преступникам. При этом осуществляются сносы и осквернение мемориалов, установленных в память о борцах с фашизмом.

Поразительно, то что на прямые апелляции к нацистским преступникам современных украинских националистов Запад предпочитает не обращать никакого внимания. Очевидные параллели с 1941 годом игнорируются.

Современные апологеты украинского национализма пытаются в настоящее время отделить своих героев от нацизма. Однако их прямые высказывания не оставляют сомнений относительно общности украинского национализма и германского нацизма периода Второй мировой войны. Степан Бандера: «Действующие вражеские силы нужно уничтожить доступными в данной ситуации способами и методами, соответственно с международными правилами, действующими во время войны. Генеральной задачей является убрать с территории Украины по возможности наибольшее количество враждебно настроенных москалей, чтобы не отвлекать большие силы на содержание пленных или интернированных в трудных условиях борьбы». Ярослав Стецько: «Стою на позиции истребления жидов и целесообразности перенесения на Украину Немецких методов экстерминации (уничтожения) еврейства….». Роман Шухевич: «Стою на позиции истребления жидов и целесообразности перенесения на Украину Немецких методов экстерминации (уничтожения) еврейства…».

Минуют десятилетия, и вот уже новый лидер украинских националистов Олег Тягнибок, апеллируя к своим духовным предтечам, воспроизводит сущностное содержание нацистского концепта: «Они не боялись, как и мы не должны бояться, они взяли автомат на шею и … боролись с москалями, боролись с немцами, боролись с жидвою и с другой нечистью, которая хотела забрать у нас нашу Украинскую державу… Надо отдать, наконец, Украину украинцам… Вы… есть та смесь, которой более всего боится москальско-жидовская мафия, которая руководит сегодня Украиной».

Особое удивление вызывает игнорирование Западом антисемитской феноменологии украинского национализма, как в его прошлом, так и на современном этапе развития. Исторические его проявления следовало бы сегодня напомнить.

Исторически еврейский этнос имел значительное представительство в структуре населения Западной Украины. Об этом наглядно свидетельствуют данные переписей в Российской империи 1897 года и Австро-Венгерской империи 1900 года. В ряде районов Галиции удельный вес евреев превышал треть населения. В двадцатом веке происходит нечто и этого мира на Западной Украине фактически не остается.

Массовыми еврейскими погромами, как известно, был отмечен период Гражданской войны. Однако львиная доля погромных акций была совершена именно на Украине. Более всего — 44,1% приходится на петлюровцев. Вторую позицию занимают повстанческие группировки «зеленых» — 27,4 процентов.

Памятник, лично причастного к массовым убийствам евреев Симона Петлюры, установлен в настоящее время в Ровно. Принято решение об установлении соответствующего памятника в Киеве. Именем Петлюры названы улице в Киеве и ряде городов Западной Украины. В прошлом году четыре памятника героям украинского национализма Симону Петлюре, Евгению Коновальцу, Роману Шухевичу и Степану Бандере были установлены и в США в городке Барабу штата Висконсин. Рядом с ними — памятник, установленный в честь Акта восстановления Украинского государства 30 июня 1941 года. Возникает вопрос — знают ли американцы биографии увековечиваемых исторических персоналий. Акт был провозглашен во Львове в день занятия его немецкими войсками. В тексте принятого документа содержалось, в частности, следующее положение: «Вновь создающееся Украинское Государство будет тесно взаимодействовать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством своего Вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и в мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации».

История «Холокоста» не будет полна без тех преступлений, которые были совершены в период Второй мировой войны на территории Украины. Наряду с Освенцимом, Бабий Яр главный символ фашистской политики расового геноцида. Известно, между тем, что большинство организовавшего массовое уничтожение евреев и цыган персонала составляли местные коллаборационисты. Многие участвовали в этих акциях по идейным соображениям. Значительная часть полиции прибыла в Бабий Яр с Западной Украины. Согласно данным Еврейской энциклопедии Украины, из проживавших на украинской территории до войны 2 млн. 700 тыс. евреев, за период оккупации было уничтожено 1 млн. 500 тыс. человек. Большинство жертв украинского холокоста приходится на западные регионы Украины (65%).

Геноцид в отношении евреев не являлся единственным геноцидным направлением украинского национализма периода Второй мировой войны. «Забытым холокостом» называют сегодня некоторые погруженные в тему исследователи геноцид против цыган. Потери цыганского населения на территории Украины и Белоруссии составили за период оккупации 71,4% довоенного цыганского населения. Массовым уничтожениям, инициируемым Украинской повстанческой армией, подвергалось и польское население Западной Украины. Наиболее масштабным преступление такого рода стала «Волынская резня». При В.Ф.Януковиче Сейм Польши ставил вопрос об осуществляемом украинскими националистами антипольском геноциде. Но вот, когда те самые политические силы, которые ведут свое преемство от ОУН и УПА, приходят на Украине к власти, Польша не только прекращает обвинять бандеровцев в былых преступлениях, но и активно выступает с их поддержкой.

И конечно же, в фокусе продуцируемых украинским национализмом фобий находились русские. Историк второй волны эмиграции Николай Ульянов в вышедшей впервые еще в 1966 г. в Нью-Йорке монографии «Происхождение украинского сепаратизма» писал: «Из всех ненавистников России и русского народа галицийские панукраинцы заслужили в настоящее время пальму первенства. Нет той брани, грязи и клеветы, которую они постеснялись бы бросить по адресу России и русских. Они точно задались целью все скверное, что было сказано во все времена о России ее врагами, сконцентрировать и возвести в квадрат.

Что русские не славяне и не арийцы, а представители монголо-финского племени, среди которого составляют самую отсталую звероподобную группу, что они грязны, вшивы, ленивы, трусливы и обладают самыми низменными душевными качествами — это знает каждый галицийский самостийник с детского возраста».

Фашизм не мог бы никогда победить, не имея социальной опоры. Очевидно, что определенная социальная опора имеется и украинского национализма. Об этом свидетельствует проведенное в 2012 году Институтом прав человека и предотвращения экстремизма и ксенофобии мониторинговое исследование уровня ксенофобии на Украине (шкала социальной отчужденности Богардуса). Условный уровень выше 3 единиц определяется как отчужденность, выше 5 — ксенофобия. Был обнаружен крайне высокий уровень ксенофобии в украинском обществе. При этом отчужденное или враждебное отношение демонстрируется ко всем народам. Наиболее ксенофобским регионом оказывается именно Западная Украина. Запад Украины более терпим, чем Восток только в отношении к американцам, канадцам и полякам. И именно западноукраинский регион, в котором на интервале ксенофобии — от 5 и выше условных единиц, находится отношение к евреям, азиатам, арабам, неграм, цыганам, кавказцам, румынам, продуцирует современную политическую повестку развития Украины.

Может возникнуть вопрос — а какое дело до всего этого России? Российская заинтересованность в украинских событиях может быть правильно воспринята при применении трех разномасштабных измерений.

Первое измерение — продуцируемое новыми украинскими властями угроз для России. Для того, чтобы убедиться, что такие угрозы существуют целесообразно рассмотреть геополитические притязания украинского национализма. Нет ни одной соседней страны, к которой украинскими националистами не предъявлялось бы территориальных претензий: в Словакии — Прешовский район, в Польше, принадлежащая той часть польской Галиции и Холмщина, в Белоруссии — Брестщина, а часто и все белорусское Полесье. Но наибольшие претензии обращены именно к России. Своими, подлежащими, изъятию у России рассматриваются Курская, Белгородская, Воронежская, Ростовская области, Кубань и Ставрополье.

Лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош формулирует эти позиции украинского национализма предельно четко. «А дальше мы пойдём освобождать наши земли. Воронежская, Курская, Белгородская области и Кубань — это всё украинские территории». «Я соглашаюсь с этой мыслью, но хочу заметить, что и Кавказский регион, и Украина, и Беларусь, и Прибалтийские республики, как и вся Восточная Европа обречены на постоянное напряжение, пока существует Московская империя. Единственным залогом мирного, цивилизованного развития народов, которые перестраивают свою жизнь рядом с Россией, есть полная ликвидация империи и построение на её территории национальных государственных образований».

Второе измерение — цивилизационное. Россия исторически брало на себя миссию защитницы православия и славянства. Содержит ли угрозы для православно-славянской идентичности включение Украины в ареал западной цивилизации. При мегавременном рассмотрении такие угрозы обнаруживаются вполне очевидно. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на карту расселения славян в раннее средневековье. Граница этого расселения была существенно смещена на Запад. Бодричи, лютичи, лужицкие сербы — все эти народы были онемечены, окатоличены, физически истреблены. По образному выражению филолога и историка В.В.Кожинова, если царскую Россию ее неприятели именовали «тюрьмой народов», то было бы еще более оправданным определение Европы в качестве «кладбища народов».

Конфликт между Западной и Восточной Украиной это по своим истокам конфликт религиозный. Западная часть современной Украины (Галиция) приняла в 1596 году унию, Восточная (Малороссия) — сохранила верность православию. Преобладание Запада над Востоком во внутриукраинском конфликте означает еще и доминацию униатства над православным большинством. Православные, принимающие, причем, именно Московскую патриархию, на Украине — большинство. Однако новая украинская власть по принадлежности своих представителей — иная. Исполняющий обязанности президента Александр Турчинов — принадлежит к баптистам и даже проповедовал в баптистской Церкви евангельских христиан. Премьер-министр Арсений Яценюк — греко-католик (униат). Верным адептом Украинской греко-католической церкви позиционируется и лидер партии «Свобода» Олег Тягнибок.

Наконец, третье измерение связано с мировой ролью России. И дело здесь не в мессианских амбициях. Эта роль (возвращаемся к началу доклада) определяется итогами Второй мировой войны. Она закрепляется, в частности, наделением ее особыми правами как постоянного члена Совета Безопасности ООН. Философия установления пяти постоянных членов Совета Безопасности связывалось с обеспечением недопущения повторения фашизма. Государства, внесшие наиболее значимую лепту в победу над германским фашизмом и японским милитаризмом, становились естественными гарантами устанавливаемой системы мироустройства. По этой причине в указанном перечне нет ни государств, которые входили в группу агрессоров (по отношению к ним в Уставе ООН используется понятие «вражеские государства»), ни государств, чей вклад в победу был относительно скромным. Сообразно с этим императивом — недопущения новой фашизации и действует сегодня Россия по украинскому вопросу.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

2780
11991
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика