Зафиксирован сигнал из параллельной вселенной: «Россия вернулась на международные рынки капитала»

Зафиксирован сигнал из параллельной вселенной: «Россия вернулась на международные рынки капитала»

Эксперт Центра Андрей Дегтев

Из уст министра финансов прозвучало очередное оптимистичное заявление о положении дел в российской экономике. Однако насколько оно соответствует реальности?

Мир или анти-мир?

В современной физике существует интересная теория, называемая «гипотезой антимира». Согласно этой гипотезе параллельно нашей вселенной существует иная реальность, состоящая из античастиц, являющихся противоположностью частиц нашего мира. Отталкиваясь от этой гипотезы, можно предположить, что антимир является зеркальным отражением нашей действительности. Когда у нас на Земле наступает день, на «Анти-Земле» наступает ночь. То, что является белым у нас, имеет чёрный цвет в параллельной реальности. То, что несёт упорядоченность и созидание в нашем мире, порождает смерть и разрушение в параллельном. Физика также указывает на возможность существования так называемых «кротовых нор» – порталов, через которые можно пересекать время и пространство, а, возможно, и попадать в параллельные миры.

Казалось бы, какое отношение имеет всё это к прямой теме данной статьи – макроэкономической политике в России? Однако, многочисленные заявления ответственных за эту политику представителей высшего руководства всё больше производят впечатление, что политики говорят не о реальной ситуации, сложившейся в России на данный момент, а описывают некую виртуальную действительность, которая отличается от реальной жизни с точностью до наоборот. Например, 18 мая Игорь Шувалов фактически заявил, что кризиса в России нет: «Постоянное апеллирование к кризису уже не уместно. Необходимо переходить к повестке развития. Нельзя сказать, что у нас все здорово — экономика в сложном состоянии, но такого кризисного состояния, в отношении которого мы отрабатывали все мероприятия нашего антикризисного плана и рассматривали увеличение финансирования, сейчас нет». И это на фоне пятипроцентного промышленного спада, падения капиталовложений на 7% и четырёхпроцентного снижения реальных доходов населения, которые наблюдались на тот момент! Происходящее заставляет вспомнить о пресловутой гипотезе антимира. Весь социально-экономический блок российского правительства как будто стал жертвой трагической природной аномалии, в результате которой министры и вице-премьеры, сами того не заметив, переместились в параллельный мир сквозь открывшийся пространственно-временной портал. В таком случае все их многочисленные преисполненные оптимизма заявления есть не что иное, как сигналы, посылаемые нам из этой альтернативной вселенной. Глядя на экономические успехи России в зеркально противоположном нам мире, чиновники с радостью рапортуют о преодолении пика экономического кризиса, не догадываясь, что в той России, которой они должны управлять, ситуация прямо противоположна: снижаются зарплаты и доходы населения, растёт безработица, девальвируется рубль, растут цены и дорожает кредит.

Очередной сигнал

Очередным посланием из параллельного мира стало заявление министра финансов России Антона Силуанова, сделанное им конце прошлой недели. В среду 15 июля уполномоченные Минфином банки («ВТБ Капитал», Sberbank CIB и Газпромбанк) выставили на продажу долговые ценные бумаги российского правительства. Спрос на облигации федерального займа с индексируемым номиналом (ОФЗ-ИН) вдвое превысил предложение, а среди организаций, желающих приобрести российские долговые обязательства, оказались инвесторы из США, Европы и Азии. Это позволило Силуанову заявить о «возврате России на международные рынки капитала». Насколько это утверждение далеко от реальности становится ясно при первом же рассмотрении.

Во-первых, совершенно непонятно, почему оптимизм вызывает тот факт, что Россия прибегает к заимствованиям для пополнения бюджета. А именно с этой целью было проведено размещение облигаций. Впору говорить о несостоятельности экономической модели, неспособной обеспечить бездефицитность бюджета в условиях падения цен на нефть,  а не радоваться некоему мифическому возвращению страны на мировые рынки. Заимствования ведут к росту государственного долга, что рано или поздно может закончиться дефолтом. А внешние заимствования, на которые в данном случае пришлась треть от общей суммы в 75 млрд рублей, и вовсе подрывают экономическую безопасность и суверенитет страны. Ведь если решение проблемы внутреннего долга целиком и полностью находится в руках национального правительства (в крайнем случае можно прибегнуть к эмиссии для погашения задолженности), то внешние обязательства номинированы в иностранной валюте, получить которую российские резиденты могут только путём продажи реальных активов или в долг, по которому в будущем всё равно придётся расплачиваться.

Во-вторых, следует отметить, что те инвестиции, о которых говорит Силуанов, вовсе не являются капиталом в классическом смысле этого слова. Иностранные инвесторы не собираются строить в России фабрики и заводы, не планируют кредитовать предприятия и не намерены создавать добавленную стоимость. Их участие ограничивается кредитованием российского бюджета с целью извлечения прибыли по процентам.

В-третьих, те суммы заимствований, которые фигурировали в ходе размещения государственных ценных бумаг, явно недостаточны для компенсации потерь от уменьшения иностранных инвестиций, сокращения зарубежного кредитования и роста оттока капитала, произошедших в результате западных санкций и обострения внутреннего экономического кризиса в России. Так, чистые прямые зарубежные инвестиции сократились в 2014 году на $48 млрд по сравнению с 2013 годом. Сальдо операций по привлечению и погашению вешнего долга российских коммерческих организаций и домашних хозяйств сократилось за год на $86 млрд. И это не учитывая банковский сектор! Чистый вывоз капитала частным сектором вырос с $62 млрд в 2013 году до $153 млрд в 2014 году. На этом фоне $440 млн, привлечённых Минфином в результате размещения облигаций, выглядят просто смешно.

Наконец, удивляет сама постановка вопроса о «возврате на международные рынки капитала». Очевидно, Силуанов приветствует возвращение России к той форме включённости в мировую финансовую систему, которая наблюдается на протяжении последней четверти века и её восстановление в полной мере рассматривается им как цель. Но насколько эта система включённости соотносится с интересами самой России? На протяжении всей постсоветской эпохи гуру либеральной экономической школы твердят о необходимости привлечения иностранных инвестиций. Именно иностранный капитал, по их мнению, должен обеспечить модернизацию и экономическое развитие страны. Однако в реальности капитал, наоборот, уходит из России. На протяжении последних 20 лет только дважды (в 2006 и 2007 годах) наблюдался чистый приток частного капитала в страну. В остальные годы происходил отток, порой весьма внушительный (рис. 1). 


­­Рис. 1. Чистый ввоз/вывоз капитала частным сектором в России

И это в конечном счёте неудивительно: сколько бы иностранные инвесторы ни вкладывали в нашу экономику, всё равно они заберут больше. Ведь инвестиции требуют коммерческой отдачи. Все 2000-е годы отрицательный финансовый баланс взаимодействия с внешним миром компенсировался внушительным профицитом торгового баланса, который до недавнего времени поддерживался благодаря высоким ценам на экспортируемые Россией углеводороды. Ежегодно страна продавала свои природные богатства, а большая часть вырученных на этом средств отправлялась за рубеж, пополняя иностранные активы оффшорной аристократии. Теперь же после уменьшения экспортной выручки и роста оттока капитала торгового профицита уже не хватает для поддержания макроэкономического баланса и в ход пошли такие инструменты, как девальвация и использование золотовалютных резервов. В оффшорах сконцентрировались не только личные капиталы нашей элиты, но и зарегистрировано 80% активов крупного бизнеса.

Ещё одним источником оттока капитала из страны стала бессмысленная политика накопления международных резервов. Вместо того, чтобы использовать накопленные валютные излишки для приобретения необходимых для модернизации иностранных технологий, власти продолжали складировать их в зарубежные банки и ценные бумаги. В результате, во время кризиса 2008-2009 годов значительная часть российских золотовалютных резервов была фактически потеряна из-за удешевления активов, в которых они были размещены. Потери от обесценения одних только облигаций FannieMaeи FreddieMac составили около $100 млрд. Стоило ли выводить деньги из российской экономики и размещать их на Западе для того, чтобы столь бесславно их потерять?

Нехватка внутренних источников развития

На фоне такого мазохистского участия в международных рынках капитала и поисков зарубежных инвестиций внутренние источники экономического роста практически не развивались. Денежная масса удерживалась в размере 30-40% от ВВП, что разительно меньше, чем в сопоставимых по величине зарубежных экономиках, а высокие процентные ставки выдавливали крупные предприятия на внешние рынки кредитования, что привело к беспрецедентному росту внешнего долга (рис. 2). Хочется спросить: возвращения к такому присутствию на международных рынках капитала хотел бы Силуанов? 


В условиях отсечения от внешнего кредитования и низких цен на нефть (которые могут сохраниться в течение длительного времени) иностранная валюта становится дефицитным активом, получение и использование которого в целях технологического обновления экономики и поддержания критически важного импорта потребует серьёзных усилий по управлению внешним долгом, внешнеторговым оборотом и трансграничным движением капитала. Ключевое же значение для восстановления российской экономики, если ему суждено состояться, будет играть создание системы суверенного рублёвого кредитования предприятий под низкий процент. Для этого не нужно тратить бюджетные средства или заставлять банки работать себе в убыток. Достаточно лишь санкционировать и запустить механизм денежной эмиссии под прирост производственных активов. Такая схема финансирования инвестиций не разгоняет инфляцию, а, напротив, способствует её уменьшению, так как обеспечивает рост товарной массы одновременно с денежной массой. По этому пути успешно прошли многие страны. Должна его проделать и современная Россия.  

  Но для начала это должны осознать наши экономические руководители. Возможно, для этого им потребуется вернуться из параллельной реальности в наш мир. Только делать это нужно осторожно: физики говорят, что при столкновении антиматерии с обычным веществом происходит взрыв.  



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4437
14441
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика