Больше санкций, хороших и разных?

Больше санкций, хороших и разных?

Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор

Санкция — это правовой институт наказания. Но наказание несет в своей природе два свойства. Первое — исполнить акт справедливости и нанести страдания виновной стороне, но не из жажды мести, а во имя возможности исправления правонарушителя или аморального типа, и показать неотвратимость наказания, чтобы другим неповадно было. Это предупредительная мера, хотя она очень и похожа на акт возмездия и мести.

И второе свойство санкции — заставить объект измениться: изменить свои решения, действия и свое мировоззрение. В случае, если они идут вразрез с нормами морали и правилами поведения. И то, и другое, как видим, направлено на фундаментальное желание человека с его человеческой природой изменять положение от зла к добру, от неправедного к праведному. Наказание не сводит счеты (око за око), наказание устремлено к исправлению и совершенствованию (цивилизованный подход).


ЧТО ТАКОЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ САНКЦИИ?

Международные практики санкции включают. Существуют общепризнанные принципы международного права, которые легализуют механизм. В Уставе ООН есть статьи, которые позволяют совместным коллегиальным решением ООН накладывать санкции на ту или иную страну. В одном из вариантов это называется «принуждение к миру». Само название говорит, что страна-агрессор урезонивается усилиями международного сообщества.

Санкции могут быть в двухсторонних отношениях и многосторонних. Например, международное сообщество применяло санкции против Ирака времен Саддама Хусейна. Страна была в блокаде, на грани гуманитарной катастрофы, которую чуть-чуть отодвигали с помощью программы «Нефть (иракская разумеется) в обмен на продовольствие». Санкции не смогли поменять природу режима Саддама Хусейна и его самого. Кончилось дело военной коалиционной атакой на страну, разгромом политического режима, повешением Саддама Хусейна. Отчего эти санкции были применены? От того, что Ирак, его политический режим и его лидер представляли угрозу государству Израиль. Финансы на партизанскую войну (для Израиля — терроризм), военно-политическая угроза были реальностью.

Похожая причина лежит и в основании международных санкций против Ирана, который с очевидностью идет к возможности создания атомного оружия, при этом жестко артикулируя угрозу также в отношении еврейского государства. Санкции в одном и другом случае ставят целью урезонить потенциальную агрессию, обеспечить безопасность государству и народу Израиля.


КАК ПОССОРИЛСЯ ИВАН ИВАНОВИЧ С ИВАНОМ НИКИФОРОВИЧЕМ

Санкции накладывала и Россия. Например, в 90-е гг. на малюсенькую провозгласившую свою государственность Абхазию. Это был поразительный эпизод, когда народ — 300 тысяч человек — выдерживал блокаду со стороны 140-миллионного государства, международного сообщества и соседней Грузии, которая готова была применить и применяла оружие. Абхазы выдержали, дождались и добились признания Россией своей государственности. И переоценка тех санкций очевидна.

По какому поводу санкции применялись против Абхазского государства? Во-первых, это была интрига «Ельцин-Шеварднадзе», основанная на очень персональных эмоциях и стратегиях. Во-вторых, это было странное стремление самоутверждения. Россия рушилась на глазах: она теряла свои потенциалы, экономика разваливалась, уважение в мире испарялось, а слова «великая держава», «ведущее государство», которые должны были тешить Ельцина, перестали звучать. Тут-то и подвернулся случай надавить, заставить соседнее государство и народ выполнить волю российского правителя или его окружения, которое в периоды алкогольного просветления управляло Ельциным. Заставили абхазов отменить выборы Президента, провести их еще раз и удовлетворились на том.

Санкции применялись и в отношении Грузии примерно по классическому литературному сценарию «Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Интерперсональные разборки довели две страны до грани войны: сначала торговой (мандарины, Боржоми, вина), а затем и гуманитарной (истерики, выселенние грузин из страны, пересчет грузинских ребятишек в грузинских школах). Все это выглядело, дипломатически говоря, несбалансированным и непропорциональным. По человечески, это конечно называется совершенно иначе.


КУВЕЙТ ДЛЯ ИРАКА — ТЕХНИКА ПРОВОЦИРОВАНИЯ

Санкции применяются ныне и против нашей страны. Консолидированный Запад, Соединенные Штаты Америки наложили финансовые, торговые, технологические, гуманитарные санкции. К этому добавили, переведя доступный им рычаг управления ценами на нефть, колоссальный удар по уродливой деформированной экспортно-сырьевой российской экономике. Почему? Здесь нужно видеть современные геополитические уроки.

Россия почти 25 лет, 15 из них под руководством В. Путина, пожинает плоды сделанного выбора. Как говорили Путин и его команда: «Мы — Европа. Мы — Запад. Наши ценности одинаковы. Мы открываем границы. Мы снимаем визы. Мы снимаем пошлины. Мы вступаем в ВТО. Забирайте наши капиталы! Забирайте наши природные ресурсы! А мы свои личные судьбы и накопления будем связывать с западными европейскими пределами, банками и будущим!». Так оно все примерно и происходило до неожиданной импровизации с Крымом.

Основная причина, о чем мы много раз писали, вновь в «Иване Ивановиче и Иване Никифоровиче». Облом с Януковичем, отстроенными схемами и откатами, игнорирование Западом «великой державы», которая на деле осталась великой только в части ядерных вооружений, вызвали приступ самостоятельности, в результате чего был присоединен Крым. Акт никак не вытекал из всей космополитической предыстории. Исторически и человечески это конечно акт справедливости, потому что нет никаких сомнений, что подавляющее большинство жителей Крыма желали вернуться на свою историческую Родину. Но в политическом и правовом отношении, с точки зрения международных участников большой геополитической жизни, это стало вопиющим нарушением.

Тут надо заметить, что странным образом Крым был отдан тихо и спокойно — без выстрелов, ультиматумов и угроз — как будто Западу именно это и было необходимо. И это действительно было необходимо, потому что есть основания считать, что эта акция просчитана надолго, глубоко, многосторонне и была реализована с участием пятой колоны через режим внешнего управления российским поведением. Крым для России используется Западом — так же как Кувейт для Ирака времен С.Хуссейна — как причина и предмет для изоляции страны, а в итоге — для ее разгрома. Путин и его команда то ли не поняли это, то ли поддались внешнему и внутреннему «совету», исходящему от собственной пятой колонны. Акт состоялся. Состоялись и последствия — санкции.

Это не санкции мести, это не санкции предупредительные и поучительные. Это санкции давления, цель которых заставить Россию изменить свои решения, возвратить Крым в украинскую юрисдикцию, а кроме того, выполнить так называемые Минские соглашения, которые опять же с активным участием Путина и его команды вместе с Западом изобретены, согласованы и не дают, конечно, никакого исхода, потому что не затрагивают глубинные причины цивилизационного восстановления русского мира.

Но Россия с точки зрения Запада должна изменить свое поведение: прекратить поддерживать, по словам Киева, «террористические анклавы» ДНР И ЛНР, а, по словам Запада, «территории государственного мятежа».

Собственно прецедент по линии «Россия-Чечня» в недавней истории описывался именно такими правовыми конструкциями, которые на сегодня Запад применяет в отношении России. Запад требует от нас прекращения финансовой, военной и организационной помощи, а также легитимации ополчения, государственных институтов рожденной государственности ДНР и ЛНР. Российскую позицию в этом отношении считать четкой невозможно, потому что Минские соглашения отказывают в государственности ДНР и ЛНР, а практика демонстрирует прямо противоположное, поэтому формально и фактически у Запада есть формальные основания, чтобы применять такого рода санкции, добиваясь реституции украинской государственности и юрисдикции. Российская политическая сторона много раз высказывалась по поводу этих санкции: «Санкции неприемлемы!», «Санкции наносят вред!», «Санкции не добьются своего результата!», «Это нарушение протокола ВТО»…


УНТЕР-ОФИЦЕРСКАЯ ВДОВА ИЛИ САМОСАНКЦИИ

Но Россия, Путин стали пополнять коллекцию современных примеров и образцов межгосударственных санкций. Они изобрели, так называемые, самосанкции, или встречные санкции, запретив ввоз импортных товаров в Россию из тех стран, которые присоединились к антироссийским европейским санкциям. Политический замысел, в общем, прозрачен, хотя и, как говорят правоведы, ничтожен: вызвать этим экономическим уколом в странах-импортерах политическое недовольство, протесты фермеров, бизнеса и населения и настроить их против решения властей об антироссийских санкциях, а тем самым заставить Европу эти санкции отменить.

Расчет был ошибочным. К никаким такого сорта последствиям он не мог привести и не привел, хотя бы потому, что российский вопрос для Европы и американцев носит не экономический, а политический характер. И А. Меркель сформулировала это точно: «Первый приоритет для нас — политический, и только второй — экономический». В итоге непрофессиональности российского изобретения и решений Европа перенаправила продовольственные поставки на другие рынки и увеличила их на 5%, а население, бизнес и фермеры европейских стран сказали: «Спасибо, Путин, вы нам помогли улучшить наше экономическое положение!». При всей очевидности этого, самосанкции так и не отменяются.

Но поразительно другое — самосанкции сродни литературному герою — унтер-офицерской вдове, высекшей саму себя. Природа самосанкций заключается в том, что к списку антироссийских санкций добавляется еще ряд, но сделанный уже своими собственными, российскими руками. То есть получается, что Кремль парадоксальным образом солидаризировался со своими врагами и стал делать ему услуги — расширил санкции, направленные против России. Это поразительно. Это свидетельство, как минимум, непрофессиональности, а в худшем случае — несуверенности государства и эффективности пятой колонны.

Итог совместного действия европейских и собственных санкций против российского населения и российской экономики катастрофичен, потому что выросли цены, увеличилась в три раза от плановых показателей инфляция, на 10% упали начисленные зарплаты российскому населению, растет безработица, падает ВВП, сокращается бюджет, растет его дефицит, достигавий 20% доходной части, проедаются суверенные фонды (так называемые, «подушки безопасности»), сворачивается активность бизнеса, скачком вырос отток капитала из страны, упали инвестиции. Все эти эффекты ведут к экономическому коллапсу.

Поразительно и то, что даже в этих условиях режим не делает ровным счетом ничего для компенсации созданной его многолетней финансовой экономической политикой уязвимости России, кроме деклараций об импортозамещении, независимости и структурной перестройке. Власть ничего не предпринимает для того, чтобы сохранить суверенность воспроизводственного механизма России, вернуть монетизацию экономики страны на здоровый уровень и избавиться от несуверенности на спекулятивных валютных биржах в курсообразовании национальной валюты — рубля. Ровным счетом ничего.


САНКЦИИ МЕСТИ

И наконец, пройдя этот длинный экскурс для углубления в природу и уточнения понимания «Что такое международные санкции?», подходим к последним драматическим для России событиям. Мы не обсуждаем то, что уже обсуждено — обоснованность, логичность и стратегичность военного вмешательства России в Сирию. Предмет размышлений иной. Турция сбила российский бомбардировщик. Опять-таки не стоит сейчас делать тщательный разбор того, как Турция неоднократно вызывала российского посла, предупреждая о последствиях нарушения военными самолетами турецкой границы; как она «предупредительно» демонстративно сбила беспилотник российского производства; и как, наконец, все эти предупреждения были проигнорированы. Карты объективного контроля движения российского бомбардировщика с турецкой стороны и карты, нарисованные от руки карандашными траекториями со стороны Минобороны, России говорят сами за себя.

Так или иначе, состоялся военный инцидент, который в стратегии Запада относительно России, очевидно, был запланирован и очевидно был провокацией. Он вынуждал Россию на определенные действия. Какие же действия производит в итоге Россия? Первое и самое очевидное — она повелась на провокацию и идет ровно по той дороге, на которую геополитический противник желал ее спровоцировать. Это дорога фундаментальной ссоры двух государств и двух народов — России и Турции. Знаменательные слова Президента Путина «Нам нанесли удар в спину!» говорят о том, что никакого просчета таких событий российский высший политический эшелон не имел. Для него это полная неожиданность, что говорит об уровне профессиональности геополитической и военно-политической линии страны. Оценка на высшем уровне в Кремле того, кто друг, а кто враг, не выдержала проверки. Это конечно качество разведки, анализа, прогнозирования. Это качество интеллектуальной машины, которая обязана выполнять, в том числе, и, так называемую, интеллектуальную разведку. Оценку ей поставил сам Президент. На мой взгляд, он поставил себе и своей команде оценку не выше двойки.

Что происходит далее? Далее происходит классическая сцена «ссоры Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем»: трубку телефона не подниму, встречаться не буду, пусть принародно извиняются, тогда быть может, снизойду. Такого рода стилистика поведения ядерной державы, вовлеченной в сложнейший военный узел на Ближнем Востоке, могла бы быть оправданной где-нибудь в детском саду или средней школе. Но только не на этом уровне.

Что происходит дальше? Дальше происходит введение антитурецких санкций. И вот здесь тот самый уникальный случай. Это не санкции принуждения к изменению политики. Это не превентивные санкции с целью «чтобы другим неповадно было». Это санкции мести.

Запад, применяя санкции к России, диктует ей, что конкретно она должна сделать для их отмены, например, выполнить Минские соглашения и вернуть Крым. Запад обозначает сроки, говорит: «Мы ввели санкции на полгода. Через полгода мы их либо отменим, либо продлим». Срок санкций конкретен. Санкции этого типа добиваются определенных действий как условия их отмены.

Что собой представляют санкции, о которых Президент говорил в Послании: «Мы не раз еще напомним туркам, что они сделали!»? Наказание и месть — цель таких санкций. Включается механизм унтер-офицерской вдовы: еще не вышел Указ «О мерах по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации и защите граждан Российской Федерации от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики», а таможня уже прекратила пропуск товаров в Россию. Кто несет убытки? Российский бизнес, потому что он оплатил эту поставку, а товары не получил и не получит, потому что скоропортящиеся товары испортились.

В балансе экспорта и импорта между Россией и Турцией российский экспорт в несколько раз превышает турецкий импорт. Если Турция введет симметричные встречные меры, то удар будет нанесен по российским экономическим интересам. Он уже нанесен вслед за подобными мерами в отношении Египта.

Российский турист не может попасть в Турцию, туроператоры несут убытки, банкротятся, но и это еще не все. Вошедший в раж чиновный аппарат готов как когда-то, вымещая обиды на «Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича», творить расправу над турками, турецким народом, обвиняя его во всех грехах, а конкретно, закрыв научный российско-турецкий центр и научную библиотеку. Кому нанесен вред при этом? Очевидно, что интеллектуальному потенциалу России. Даже если Турция — враг, то российские интеллектуальные центры должны были бы изучать этого врага, чтобы быть более эффективными. Нет. Центр закрыт. Турецкие студенты пишут жалобы, что их едва ли не выгоняют из российских ВУЗов. Турецких ребятишек едва ли не выгоняют из российских детских садов. Притеснения турков отразились в сотнях писем в Турецкое посольство. Турецкое посольство, как в какой-нибудь африканской стране (как российское посольство в Киеве), погромлено хулиганскими действиями. Что это, как не истерия? Президент заявил в Послании, что нас не заставят впасть в истерику. Вот она совершенно очевидная истерика. Именно ее и провоцировал Запад атакой на российский бомбардировщик.

Итоги множатся. Азербайджан выразил солидарность с Турцией, а именно запретил полеты российских транспортников Ан-24, в том числе для тылового снабжения экспедиционного корпуса в Сирии. Это по кому удар? Турция получила дополнительные компенсации и гарантии со стороны НАТО, являясь его членом, со стороны американо-европейского альянса в связи со своей стратегической задачей вхождения в Европейский союз. Чем больше Россия грозит и пытается нанести «удар» Турции, тем больше уровень гарантий и компенсаций с этой стороны будет получать Турция. Кто выиграл в этой ситуации? Кто проиграл в этой ситуации? Вполне очевидно.

Это пример, демонстрирующий, что за одинаковым словом «санкции» может скрываться линия, обеспеченная международным правом и солидарностью под эгидой ООН, а может скрываться нервическая непрофессиональная амбиция политических лидеров, которые не только не достигают цивилизованных результатов санкционного механизма, но наносят ущерб своей собственной стране.


ТРЕВОЖНЫЙ ДИАГНОЗ?

К сожалению, во внутриполитическом механизме России нет институтов и процедур, которые могли бы сбалансировать подобную стилистику внешней политики. Парламент голосует за все, что угодно: вводить войска, не вводить войска… Политический механизм, выстроенный по схеме пирамиды типа «одобрямс», впадает в раж и истерику в стремлении выслужиться перед начальством. Общество безмолвствует. Наука впадает в грех вдруг произошедшего открытия, что турецкий народ отвечает за всю свою тысячелетнюю историю, за драмы и преступления всех и всяческих поколений, что является откровенной модификацией расизма.

Антитурецкая кампания заместила собой пустоту всех реальных геополитических международных военно-политических потенциалов России. Они значительно утрачены и компенсировать их бурными упражнениями унтер-офицерской вдовы невозможно. Понимания и реставрации этого положения в политическом механизме современной России не видно. Более того, они вероятно и не произойдут. Это еще одно очень тревожное свидетельство распада материи российского государства. Болезнь уже четко диагностирована: монополия власти, несуверенность, деградация квалификации, суперкоррупция, пятая колонна и персональный фактор.

России крупно исторически не везет в текущий момент времени. И как когда-то в 1905 году (война с Японией) и 1913 году (Мировая война с участием России) угар-патриотические и пиар-патриотические истерии через 100 лет подсказывают, что в итоге произойдет с нашей страной. Но очевидно подсказывают только тем, у кого есть голова, мозги, совесть, патриотическая встревоженность и желание свою страну уберечь. Если все это замещено желанием карьеры, желанием выслужиться и исполнить «Чего изволите?» по схеме «Мы, закрыв глаза и уши, все решения поддерживаем, одобряем и громко и продолжительно аплодируем», то финиш будет именно таким.

Остается не так долго — всего несколько лет — до исторической развязки затягивающегося внутреннего узла и той петли, которая снаружи наброшена на Россию и тоже очевидным образом затягивается. А вопрос и вызов, конечно, не тем, кто демонстрирует эти упражнения, ужимки и прыжки унтер-офицерской вдовы, а тем, кто мог бы и должен был бы восстановить самостоятельный внутренний интеллектуальный, гражданственный, совестливый и активный потенциал общества. Русский интеллигент, российский бизнесмен, активисты, логисты, умные и порядочные люди… Их в стране много. Смею надеяться, что их большинство. Но они рассеяны, они запугиваются агрессивной стилистикой власти, угрозами репрессинга, обезумевшими и превратившимися в циничный властный инструментарий средствами массовой информации. Найти друг друга, услышать друг друга, объединиться в интеллектуальной волне сопротивления, создании иной, хотя бы мыслительной, реальности, альтернативы, другой модели страны и другого ее ближайшего будущего. Слово материально. Даже слово сегодня является оружием настоящего русского российского патриота.

Есть серьезные основания прогнозировать, что Россия, к сожалению, неизбежно уже попадет в тяжелейшие испытания. Но у нас есть шансы очиститься от либеральной космополитической скверны и, оздоровившись, перейти к своей исконной природной модели нравственного, справедливого, духовного, жертвенного, передового, уважаемого, авторитетного государства в мире. На эту перспективу надо не только смотреть, мечтать о ней и желать ее, но кое-что и делать. Именно поэтому Центр научной политической мысли и идеологии вышел с инициативой строительства партии нового типа.

Русские российские люди, объединяйтесь! Угроза нашей стране все очевидней. Отечество в реальной опасности, и от нас будет зависеть, как оно сможет ее отразить.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Что такое российский стабилизец? 

Почему после Турции Китай? 

Остановиться… Оглянуться… Осознать… 

Политическая температура в России. Октябрь 2015. Итоговый доклад 

Остановить мутацию страны! 

Кто бьет в спину России?

Ширма патриотизма 



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2148
8765
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика