Человеческий потенциал и здоровье человека в России

Человеческий потенциал и здоровье человека в России

Вопрос о здоровье человека в нашей стране в настоящий период времени, через 100-лет после Революции в России, не стал менее актуальным. Из отдельных людей складывается народонаселение страны, поэтому состояние его здоровья — вопрос государственный. В последние десятилетия отмечаются явные неблагоприятные тенденции в этой сфере. Ежегодная всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения» с 2006 года анализирует показатели, связанные со здоровьем и потенциалом человека, фактически по всем направлениям: демографии, здравоохранения, образования, культуры, экологии, продовольственной безопасности, экономики и финансов.

Этот опыт позволяет видеть двойственность соответствующей информации в СМИ, которая незнающего человека уводит от реальной действительности. Однако, в последнее время даже СМИ сообщили, что смертность превышает рождаемость в России. Вне пределов крупных городов, например, в Ленинградской, Новгородской, Псковской областях на местах многих деревень — пустынно, безлюдно, избы — полусгнившие, с перекошенными крышами, окрестные поля заброшены и зарастают. В общей сложности заброшено около 40 миллионов гектаров пахотных земель, а по данным спутниковой съемки — около 100 миллионов гектаров земель сельскохозяйственного назначения (сады, сельские поселения, огороды и т.д.).

Росстат регулярно сообщает пусть о небольшом, но ежегодном приросте народонаселения. Однако, если зайти на сайт «Счетчик населения России», то на нем можно получить четкую информацию. Ежедневные демографические показатели таковы. На 23 ч. 59 м. 15.11.2017 годовая/суточная рождаемость (чел.) — 1624796/5092. Смертность — 1771806/5554. Миграция — 199423/625. Из этого следует, что население России убывает со средней скоростью 462 человека в сутки или 168 630 человек в год. Но каждый день в нашу страну въезжает 625 человек (за год — 199423 человек — откуда? и кто они?). Таким образом, страна оказывается за каждые сутки в приросте на 163 человека (за год наберется более 52 тысяч новых людей). Безусловно, это приблизительные подсчеты, но и Росстат с 2016–17 гг. стал показывать абсолютное сокращение населения. По данным на 29.01.2019 г. описанные ранее ситуация и тенденции в нашей стране сохраняются.

Заметен факт, что в Россию из стран Средней Азии приезжают рожать женщины на последних сроках беременности, например, в Санкт-Петербурге. Родившийся от иностранки ребенок автоматически получает гражданство России, и сведения о новом гражданине нашей страны поступают в российскую статистику. Из разговоров с акушерами (официальной статистики по этому вопросу не удается найти) следует экспертная оценка, что подобных родов среди всех рожениц оказывается около 25%. Так сколько реально рождается истинно российских граждан? Понятно, что существенно меньше, чем показывает Росстат.

Согласно данным научных исследований известно, что решающим фактором людской смертности является духовное неблагополучие: ощущение безысходности, ненужности, потеря смысла жизни [1]. По определению академика РАМН Величковского Б.Т. [2], социальный стресс развивается у чело­века, который не может честным трудом прокормить себя и свою семью. У таких людей развивается тяжелое патологическое психофизическое со­стояние (депрессии, психосоматические болезни). Именно с этим, за редким исключением, автор связывает высокие заболеваемость и смертность в России по всем классам заболеваний. Показана зависимость смертности от уровня доходов людей в конкретной местности нашей страны: снижение исходно минимальных доходов ведет к росту смертности. Важнейшим фактором сверхсмертности постсоветского периода стала социальная несправедливость, неконтролируемое расслоение общества по доходам [3].


1. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ КРИЗИС В РОССИИ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Каждого гражданина России, как и ее власть, не может не тревожить, что население страны продолжает сокращаться. Сама проблема народосбережения, которое еще М. В. Ломоносов в документе, адресованном первым лицам государства, считал интегральным показателем качества государственного управления, до сих пор не признана как системная и чрезвычайно важная общегосударственная проблема!

Вторая половина 90-х годов и первое десятилетие XXI века в России были отмечены катастрофическим спадом рождаемости и взрывным ростом смертности населения. Это явление получило страшное название — «Русский крест». Более 13,5 млн. «человеческих жизней» страна утратила в период с 1992 г. по 2011 г. включительно в виде не"естественной» убыли [4]. Если подсчитать так называемые эффективные человеческие жизни за счет сокращения продолжительности жизни, то цифра постсоветских потерь превысит потери в Великой Отечественной войне! Созданы такие социально-экономические и информационно-психологические условия, что не смогли родиться с 1990 года более 50 млн человек (аборты) [5]. Ничтожно малый естественный прирост населения России в 2013—2015 гг., в 2016 г. вновь сменился на неестественную убыль, которая сохраняется до настоящего времени.

Истинные причины этого чрезвычайного явления представители власти до сих пор не раскрыли и не признали. Успокоение общества и профессионалов путем отсылок к мировым процессам «демографического перехода» несостоятельны.

Наша ежегодная Конференция в течение 13 лет с момента своего возникновения анализировала динамику воспроизводства, состояния здоровья и убыли населения России, изучала зависимости их тенденций от социально-экономических, экологических, природных условий, миграции и пр. Сейчас мы отмечаем период усиления экономического и духовно-политического кризиса: динамические показатели, его характеризующие, опять поползли в сторону ухудшения. Нужно радоваться за ряд братских народов России, у которых отмечается положительная динамика численности населения, но основа российского народа — русский этнос — продолжает сокращаться. Живя в одних и тех же условиях, что и иные российские этносы, русский этнос вымирает. Это не что иное, как этноцид.

[Этноцид (от греч. ἔθνος — народ и лат. caedo — убиваю) — один из аспектов геноцида, который, однако, может пониматься более широко, чем последний. В то время как геноцид — это планомерное физическое уничтожение групп людей по национальному, расовому, социальному или др. признаку, уничтожение или обеднение генофонда; этноцид — уничтожение культуры и самоидентификации народа.]

И причины тому, безусловно, существуют. Однако, причины российского демографического кризиса власти не формулируют, при этом ограничиваются либерализацией иммиграции, грозящей социально-политическими конфликтами типа европейского мультикультурализма, который провалился, и материнским капиталом, который периодически собираются отменить.

Данные научного анализа доказывают, что причины кризиса — не «неспособность русского народа и близких ему других коренных народов России к воспроизводству». Они — фундаментальные, и вытекают из существующих принципов управления государством и негодной модели страны в целом, её государственного и общественного устройства [6].

По степени значимости причины снижения рождаемости, роста заболеваемости и смертности, сокращения реальной продолжительности жизни, отрицательного баланса миграции науке известны. К ним относятся следующие явления.

1. Идейно-духовная пустота в сознании отдельной личности и общества в целом — культурный кризис. Отсутствие ценностной идеологии, необходимой населению для осознания стратегии и целей социально-экономического развития страны. Крайне негативная роль СМИ, по сути являющихся экстремистскими по отношению к народам России, следствием деятельности которых является моральное и духовное разрушение сознания человека и алгоритмов его социального поведения. Об этом еще будет сказано ниже.

2. Последовательный этноцид — уничтожение русской культурно-цивилизационной идентичности.

3. Неприемлемо низкое качество государственного управления в целом и управления сферами здравоохранения, науки, образования, культуры, в частности.

4. Поляризация уровня жизни населения, когда 20% наиболее богатых людей имеют более 47% общего денежного дохода, а 20% самых бедных граждан страны — всего 5,3%. Недопустимо низкий уровень жизни простых людей, составляющих большинство населения. Каждый 7-й гражданин России (а это 22 млн. человек или 15% населения) живет ниже черты бедности (прожиточного минимума), то есть является нищим (прожиточный минимум в Санкт-Петербурге сегодня составляет 11021,3 рублей на душу населения; 12079,5 рублей — для трудоспособных граждан, 8954,1 рублей — для пенсионеров и 10754 рубля — для детей). При этом совокупное состояние 96 российских миллиардеров, попавших в 2017 г. в рейтинг Forbes, достигло объема в $386 млрд. (22,7 трлн. рублей). Для справки: доходы бюджета РФ на 2017 г. — 13,4 трлн. рублей. Иными словами, 96 граждан России богаче, чем вся Россия в 1,7 раза.

Народ России психологически угнетен, не видит своего будущего и справедливости в настоящем. Молодежь и иные когорты активного населения стремятся покинуть страну. В перспективе народу видятся только кризисы, угрозы революции, войны, внешней изоляции и безысходность.
Становится очевидным, что существующая социально-демографическая политика государства, которая названа президентом РФ В. В. Путиным наиважнейшей, отстранена от реальных причин кризиса. Попытки властей перед президентскими выборами прикрыть лавинообразно нарастающую проблему вымирания нации ежемесячными выплатами первородящим (причем только до достижения ребенком 1,5 лет, но затем малышу требуется еще больше средств для развития), компенсацией молодым родителям разницы кредита по ипотеке свыше 6% (но кредит и проценты, а они все-равно немалые для простого труженика, надо возвращать) и др. не смогут решить данную проблему. Отсутствует реакция Администрации Президента РФ на находящуюся у нее на рассмотрении масштабную «Концепцию защиты семьи и детства в Российской Федерации на период 2018—2023 гг." [7], которая максимально широко охватывает данную проблему и в случае её принятия способна многое решить.


2. ПРОБЛЕМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И МЕДИЦИНСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

В социальном государстве задачи здравоохранения решаются как продуманный комплекс государственных и частных программ и мероприятий, направленных на сохранение и восстановление популяционного и индивидуального здоровья населения страны.

В современной же либеральной России приоритетной целью управленцев системы здравоохранения стали не человек и его здоровье, а экономические показатели и узкокорпоративные интересы. В этом открыто признаются сами российские власти: «… Вся организация оказания медицинской помощи должна быть устроена по-новому. … На самом деле, это большой и перспективный бизнес» (Д.Медведев. Выступление на V Красноярском экономическом форуме «Россия 2008–2020. Управление ростом»).

Цель бизнеса известна — извлечение прибыли любой ценой.

В результате такой политической установки правительства, финансирование здравоохранения России стало проводиться по остаточному принципу без соблюдения конституционных и нравственных приоритетов. Расходы на здоровье стали перекладываться на неплатежеспособное население в то время как государственный бюджет относительно ВВП продолжает сокращаться.

По данным ООН общие расходы на здравоохранение в России сегодня составляют 3,5% от ВВП, а в странах ЕС и США 6–10%. В период с 2007 по 2015 гг. средняя доля расходов на здравоохранение в бюджетах стран ОЭСР увеличилась с 17 до 18,7%, а в России за тот же период она сократилась с 12,1 до 10,8%. По уровню совокупных расходов на здравоохранение относительно ВВП Россия в последнем опубликованном рейтинге ЮНЕСКО (2014) откатилась на 91-е место в мире — между Нигером и Суданом.

Результат «реформ» в здравоохранении России очевиден.

Официальная средняя заработная плата врача составляет 45 тысяч рублей, среднего персонала — 28 тысяч рублей в месяц, младшего персонала — 19 тысяч рублей. Но даже эти цифры лукавые.

Фактически врачи в регионах получают на руки 10–20 тысяч рублей, средние и младшие медицинские работники — 5–15 тысяч рублей на одну ставку, что понуждает их к поиску дополнительных средств к существованию.

С 2012 г. по 2016 г. численность врачей сократилась на 4,6%, а больничных учреждений в результате пресловутой «оптимизации» — на 50% (с 10,7 тыс. до 5,4 тыс.). Причем в этом вопросе Минздрав сделал акцент на первичную медицинскую помощь, сократив за последние 20 лет 90% ЦРБ, доведя их количество до 489 (по данным д-ра мед. наук, проф. Ю. М. Комарова, члена Комитета гражданских инициатив). Тяжелое состояние здравоохранения власти продолжают «улучшать» за счет перекладывания этой государственной функции на самих граждан, внедрив в практику новый термин «софинансирование», которое по некоторым регионам достигло 52%. Президент РФ В.Путин объявил, что в сфере здравоохранения «нужно думать о том… где возможно… софинансирование», но это, по сути, — поборы с нищего населения.

С 2000 по 2015 год снизилось число амбулаторно-поликлинических организаций — на 13% (с 21,3 тыс. до 18,6 тыс.), число больничных коек уменьшилось на 27% (с 1671,6 тыс. до 1222 тыс.), число станций скорой медицинской помощи сократилось на 19,3% (с 3,1 тыс. до 2,5 тыс.). Снизилась доступность услуг здравоохранения, особенно — в малых городах, поселках и на селе. Дело доходит до абсурдности, когда больные вынуждены оплачивать бензин машине скорой помощи. По данным Счетной палаты РФ материально-техническая база российского здравоохранения деградирует, а состояние инфраструктуры в медицинских учреждениях не соответствует современным требованиям. Износ основных фондов — оборудования и инфраструктуры — в сфере здравоохранения и социального обслуживания населения в среднем по стране превысил 56%. При этом инвестиции в обновление и модернизацию снижаются: за 10 лет их доля в ВВП обвалилась в 2,2 раза, с 2,7% до 1,2%. «Статистика за 2016 год говорит о том, что у 31% медицинских организаций нет водопровода, у 35,5% — канализации, у 40,5% — центрального отопления», — привела пример Т. Голикова. Каждый третий рентгеновский аппарат в российских клиниках работает уже больше 10 лет и нуждается в замене. То же касается 24,6% аппаратов УЗИ и 52,7% оборудования для лабораторной диагностики.

Прямая линия с президентом РФ 2017 года показала, что «оптимизация» привела к тому, что в небольших городах люди утрачивают возможность получать качественную первичную медицинскую помощь, дожидаясь, когда наступит потребность в высококвалифицированной. Высокотехнологичные центры, появившиеся во всех регионах страны, «съедают» 42% бюджета здравоохранения, оказывая по данным министра Скворцовой В.И. помощь всего 5% больным, а по данным проф. Ю. М. Комарова только 0,1%. Больницы сталкиваются с дефицитом врачей и медицинского персонала, в первую очередь, из-за низких окладов, с дефицитом медикаментов из-за недофинансирования. В то же время эффективность использования имеющихся кадров крайне низка. Из-за 2-х-кратного недостатка среднего и младшего медицинского персонала врачи вынуждены заниматься не своим делом, снижая эффективность своей прямой деятельности. В проекте федерального бюджета-2019, принятом Госдумой, на здравоохранение заложено 459,5 млрд рублей (не считая тех расходов, которые направляются на здравоохранение через ФОМС) (в 2018 г. было 479,7 млрд руб.) — в 11 раз меньше, чем на армию и полицию (5 трлн рублей) и втрое меньше расходов на содержание аппарата чиновников и органов госвласти (1,23 трлн рублей).

В фармацевтической сфере доля ввозимых из-за рубежа лекарств и лекарств, имеющих импортную субстанцию, превышает 70%, импортного медицинского оборудования — свыше 85%. Импортозамещение фактически не происходит. Ударом стал рост цен на лекарства из-за девальвации рубля в 2014—2015 гг. за счет высокой доли импортных лекарств в российской фармацевтической отрасли. Девальвация, направленная на защиту нефтегазовой отрасли, ударила по секторам, ответственным за здоровье, образование и развитие человека.

Пора дать оценку и четвертьвековой деятельности страховых компаний в здравоохранении. Большинство ведущих организаторов здравоохранения недоумевают, почему вообще в нашей стране была выбрана страховая модель медицины, если мировой опыт безапелляционно свидетельствовал о преимуществах бюджетного здравоохранения. Но более того, в России целых две дублирующие частные структуры: ТФОМС и страховые компании. В нарушение Бюджетного кодекса РФ частные организации передают бюджетные деньги между бюджетными учреждениями, отделяя толику себе «на ведение дел». По заявлению И.Селезнева, советника председателя Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ОМС), это 1,5%, что выливается в 14 миллиардов рублей. Как свидетельствуют специалисты из регионов, штрафные санкции, накладываемые частниками на бюджетные организации (!), доходят до 14%, а это уже бюджет среднего региона страны. Подавляющее количество штрафов касается документальных недоработок перегруженного персонала, а не сути проведенной работы по спасению пациентов. Есть еще Фонды обязательного медицинского страхования, на содержание многотысячного коллектива которых тратятся не меньшие миллиарды рублей, которые промышленные предприятия и организации могли бы напрямую направить на оздоровительную работу среди своего персонала, чем сэкономили бы немалые деньги здравоохранения и сохранили бы многие жизни. Зам. руководителя думской фракции «Справедливой России» депутат Елена Драпеко заявила, что система ОМС тратит до 35% бюджета на административные расходы и поэтому должна быть безоговорочно упразднена как неэффективная.


3. ПРОБЛЕМЫ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

За 26 постсоветских лет некогда ведущая в мире система образования перешла на аутсайдерские позиции.

Причина упадка кроется в государственной политике. Государство сокращает расходы на образование. С 2007 по 2015 годы доля расходов на образование в бюджетах стран ОЭСР сохранялась на уровне около 13%, а в России снизилась с 11,8% до 9,9%. По данным ЮНЕСКО на 2014 г. наша страна заняла 98-е место в мире по доле расходов на образование в ВВП — позади Сьерра-Леоне и впереди Парагвая. В 2017 г. она составила лишь 4,5% от ВВП — а это уровень Мали и Фиджи. Республика Куба отводит на образование почти втрое большую долю своего ВВП. Образовательная сфера утратила воспитательный компонент, превратившись в сектор услуг, в котором делают деньги. Как заявил Д. А. Медведев, «важно, чтобы ребенок для школы был не дополнительной обузой, а источником ее финансового благополучия, материального достатка ее работников, чтобы в результате выпускники педагогических вузов конкурировали бы за места в школах» (Выступление на V Красноярском экономическом форуме «Россия 2008–2020. Управление ростом»). В 2010 г. закон 83-ФЗ от 8 мая о коммерциализации бюджетных учреждений вывел образовательные учреждения на коммерческий рынок. Педагоги школ перегружены заполнением массы отчетных документов, планов и программ, которые отвлекают их от выполнения своей непосредственно учительской и воспитательской миссии — соответственно меньше времени остается для школьников. Учителя получают в качестве заработной платы недостаточно средств для содержания своих семей, им приходятся искать возможности для дополнительного заработка [8].

Вместо образованности и квалификации, социализированности и гражданского патриотизма выпускника университета целью стали т.н. «компетенции» и прибыль.

1. Идет сокращение доступности образования для россиян. Государство уменьшает число бюджетных мест. Количество студентов, обучающихся за счет бюджетных средств, снизилось с 2000 года на 31%, а доля бюджетников в государственных и муниципальных образовательных организациях снизилась с 65,6% в 2000 году до 47,3% в 2015 году. Вице-премьер О.Голодец публично заявила, что 65% наших граждан не нуждаются в высшем образовании. При этом материальное положение студенческой молодежи — плачевное. При мизерных стипендиях будущий цвет нации вынужден подрабатывать для своего пропитания во внеучебное (в том числе ночное) время, вместо самоподготовки, научных исследований в студенческих кружках, занятий творчеством и спортом.

2. Происходит слепое заимствование западных шаблонов образования без учета цивилизационных особенностей. Россия присоединилась к Болонскому процессу, ввела систему ЕГЭ, упразднив советскую модель образования. В результате у обучающихся потеряны навыки устной речи, системность и критичность мышления в пользу натаскивания на знание фактов и шаблонных ответов. Болонская система упразднила квалификации, заменив их компетенциями, она готовит фактически не специалистов, а дважды недоучек.

3. Деформация образовательного спектра, отрыв от реалий народного хозяйства. Доля выпускников физико-математических и естественных наук составляет всего 4%. В структуре безработных 30,5% — молодые люди, в возрасте от 14 до 29 лет. 60% россиян работает не по специальности.

4. Деидеологизация образовательного компонента. Как заявил Президент России, «одна из главных проблем — чтобы мы с вами как можно быстрее ушли от различных форм идеологизации нашей истории и нашей культуры». Но в деидеологизированном обществе трудно воспитать гражданина и патриота. Идеологическая опора очень важна для гражданина, входящего в независимую социальную жизнь. Не имея её, по данным соцопросов 26% российской молодежи (18–24 лет) стремятся уехать за границу. Деидеологизация — осознанный государственный курс ценностного выхолащивания сознания молодежи.

5. Дегуманизация образования. Вместо гуманистической модели, воспитывающей критически мыслящего специалиста-гражданина, ориентированного на служение обществу, внедряется постгуманистическая модель, формирующая карьерно ориентированного индивида, служащего не идеалу и не обществу, а себе и своей корпорации, при условии формально-юридической корректности профессионального поведения и обеспеченности «этического алиби». Это особенно пагубно сказывается на подготовке специалистов в тех профессиях, которые напрямую удовлетворяют общественные потребности в отношении базовых гуманистических ценностей — в медицинском, педагогическом, научном образовании.

Принципиально ошибочная и неприемлемая политика руководства страны в сфере всех уровней образования (начального, среднего, высшего, постдипломного) уже привела к значительному снижению потенциала российской образовательной системы и воспитанию целого поколения молодых людей, оторванных от своей истории и культуры, к снижению квалификации и творческого потенциала населения страны.


4. КУЛЬТУРНЫЙ КРИЗИС

Культура, как и многое в современной постсоветской России, на глазах видоизменяется [9]. Культура — это сфера человеческой деятельности и бытия, включающая традиции (праздники, исторический пантеон героев, историческое сознание), уклады (семейные, трудовые, потребительские, воспитательные, образовательные, собрания духовных ценностей, поселенческие), язык, искусство, литературу, живопись, монументальное искусство, народные промыслы и творчество, театр, телевидение и кинематограф, танцы, песни, музыку, поведенческие области (бытовую, гендерную, возрастную, социальную, национальную и др.).

Именно культура формирует облик человека и общества, представления о том, что нравственно и праведно, а что недопустимо и осуждаемо. Культура не может не быть очеловечивающей, культура не может не быть национально-идентичной. Иначе культура из фактора исторической и геополитической успешности страны превращается в фактор ее немощи, из фактора национальной безопасности державы превращается в фактор опасности для страны!

Ошибочно считать, что культура — это только инструментарий досуга и отвлечения от насущных жизненных дел и обязанностей человека и гражданина. Ошибочно и представление о том, что культура — это только сфера индивидуальных интересов самореализации и коммерческого успеха художника, деятеля культуры. Это глубокое и опасное в масштабах государственной политики заблуждение.

Совершенно неотъемлемы три функции культуры.

1. Воспитательная, очеловечивающая, социализирующая. Делающая человека гражданином, патриотом своей страны, настоящим, истинным человеком в самом высоком смысле.

2. Творческая, художественная производительная функция, позволяющая создавать культурные образцы в искусстве, литературе, живописи, монументальном искусстве, народных промыслах и творчестве, театре, телевидении и кинематографе, танцах, песне, музыке, поведенческой области и делать все это доступным народу страны, в особенности молодому поколению.

3. Художественно-воспроизводственная, дающая художнику возможность получать вознаграждение за свой труд и использовать его для активного производства новых поколений культурных образцов и продуктов.

Что же реально происходит в современной России?

Насаждается сексуальная распущенность. Подрывается нравственное здоровье населения страны через демонстрацию порно и бесконтрольность использования эротики в рекламе, играх, открытых театральных и телевизионных продуктах. Как следствие, разваливаются семьи, растет число детей с одним родителем, падает детность.

Кинорынок наполнен бездуховной и низкопробной голливудщиной. Отечественное кино, то в погоне за призрачным Оскаром, то банально за кассовым сбором, отказывается от русской российской культурной высокодуховной традиции в пользу калек с голливудских «образцов». Доктора Рихтера от Доктора Хауса уже не отличишь. Российский полубезумный киноспецназовец уже стал копией Рэмбо. Даже святой для народа символ «Сталинград» уже пропагандирует «положительный» образ фашиста.

Культивируется историческое и цивилизационное самоунижение. Сериалы на историческую тему уродуют историческую память и правду в угоду апологетике современной провалившейся либеральной модели устроения страны, опорочивают исторический подвиг и величие страны.

Кого выращивает подобная государственная культурная политика, сфокусированная на коммерции, а фактически на низменных и россиефобских и русофобских ориентирах? Не случайно ли из страны намерены эмигрировать 26% молодых людей? Также не случайно «озверинивается» российское население, утрачивая по данным психологов и социологов истинно человеческие признаки. В прессе сообщают о половых актах в вагоне метро на виду у людей, на автобусной остановке; проституции и педофилии; убийстве жены мужем через неделю после свадьбы из-за того, что молодая женщина чего-то вовремя не принесла; остервенелое убийство «врачом» несчастного больного в приемном покое больницы; битие головой котенка о стену до смерти руками подростка и любование его предсмертными судорогами; проездах в городе на авто со скоростью 100 км/час по детям, идущим по «зебре» на зеленый сигнал светофора и т. д. и т. п. — все это мы и наши дети уже многократно видим в новостях по ТВ и интернете. Допущение в СМИ перечисленных ужасов для свое­образного психологического форматирования сознания граждан похоже на чей-то замысел. Формируются и нарастают в населении качества асоциальности, девиантности, распущенности, корыстности, агрессии, культа силы, лживости, насилия, жестокости, индивидуализма, жестокосердия, космополитизма, антропоморфного «превосходства» на грани расизма и фашизации.

Исчезают качества истинно человеческие, а именно, дружелюбия, доброты, терпимости, бескорыстия, милосердия, социальности, взаимопомощи, коллективизма, творчества, устремленности к идеалу, утрачиваются исторически и цивилизационно сложившиеся правила поведения в гендерном, семейном и социальном измерении.

Причины указанных опасных явлений не случайны и связаны с неприемлемым выбором де-факто государственной идеологии и ее практическим воплощением, в том числе и прежде всего средствами массовой информации.

В 2014 г. принят Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 2014 г. № 808 «Об утверждении Основ государственной культурной политики». Что он поменял в культурной жизни страны? Ничего существенного. Не работает и не может сработать «стратегия», написанная поборниками дерусификации, либерализма и космополитизма. Закон о «Государственной культурной политике» до сих пор так и не принят. Госбюджетное финансирование культуры осуществляется на мизерном уровне. Политика защиты национально-идентичных ценностей в культурной деятельности так и не сформирована.

Тезис, сформулированный на высшем государственном президентском уровне, о деидеологизации всей нашей истории и культуры активно реализуется, выхолащивая истинно культурное содержание продуктов «культурного цеха страны». Фактически объявлена долговременная кампания культурной дерусификации страны в ее культурно-цивилизационном пространстве с устранением факторов ее исторической успешности. Страна активно деградирует, в том числе по указанным причинам, действующим в области культурной политики в России.


5. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Процесс урбанизации — рост городов — происходит интенсивно во всем мире: практически почти половина всего населения планеты проживает в горо­дах [10, 11]. Развитие процессов урбанизации приводит к усложнению городской ин­фраструктуры. В городах значительные участки площади занимают транспорт и транспортные сооружения (автодороги, гаражи, автозаправочные станции (АЗС), станции техобслуживания (СТО), вокзалы, железные дороги, аэропорты и т. п.). Транспортные системы проходят через все функциональные зоны горо­да и влияют на городскую среду. Данная проблема остро относится и к нашей обширной стране. В России доля городского населения к настоящему времени составляет 74%, т. е. более 100 млн человек проживает в городах. Люди стремятся в города, хотя там они не всегда могут найти средства для поддержания своего существова­ния, поскольку города чисто экономически не способны обеспечить всем рабо­ту, жилье, воду, санитарные и другие хотя бы элементарные удобства и условия жизни. Проблемы мегаполиса связаны в первую очередь с его неблагоприятной экологической обстановкой.

С медико-биологической точки зрения следствием влияния экологических факторов городской среды являются: аллергизация (нарушение иммунной системы, связанное с появлением новых веществ — за­грязнителей, с которыми человек ранее не сталкивался в процессе эволюции); рост онкологических заболеваний (радиоактивное заражение, содержание кан­церогенов в атмосферном воздухе, воде и пище, действие сильных электромаг­нитных полей); ожирение (переедание, гиподинамия, неправильное питание и неправильный образ жизни); абиологические тенденции образа жизни (упот­ребление наркотиков, токсикомания, алкоголизм, курение, компьютеромания и интернет-зависимость) [11].

Сегодня на планете около 400 крупных промышленных городов, выбросы которых составляют: аэротехногенные — 2,5 млрд т/год; аэрозоли приблизи­тельно 1 млрд т/год; твердые отходы — 3 млрд т/год; жидкие стоки — более 500 км/год.

По оценкам международных экспертов [10], в Москве и Санкт-Петербурге весьма негативные показатели загрязнения воздуха и окружающей среды. Москва — пример города сильного геохимического загрязнения, весь исторический центр которого загрязнен тяжелыми металлами: цинком, свинцом, кадмием, медью, никелем, хромом. Тяжелые металлы обнаружены также в почве, в листьях деревьев, траве газонов, в детских песочницах и в опавших листьях. По содержанию тяжелых металлов почвы относятся к категории «чрезвычайно опасных»: среднее содержание цинка выше фонового значения в 16 раз, меди — в 14, свинца — в 12, хрома — в 5, кадмия — в 4 раза. Основным источником тяжелых металлов являются не только автотранспорт и промышленные предприятия, но и разрушающиеся старые покрытия стен зданий. Минеральные краски представляют собой смесь оксидов тяжелых металлов или солей сложного состава, в первую очередь свинца (вспомним свинцовые белила). Выветривающиеся окрашенные поверхности являются вторичным источником загрязнения атмосферного воздуха токсичной пылью. Старая штукатурка содержала асбест, при ее истирании он играет роль канцерогена в окружающей среде.

Экологическая ситуация в Санкт-Петербурге, как и в других городах страны, далека от идеальной. Санкт-Петербург — второй по численности населения (5 млн чел.) и объемам производства город России. К негативным факторам можно отнести: загрязненность воздуха, перенаселенность, шум, — все эти факторы приводят к ухудшению качества жизни в городе и ухудшению состояния здоровья петербуржцев. В Санкт-Петербурге на долю автотранспортных источников приходится около 90% выбросов загрязняющих веществ. Из официального Доклада Комитета по охране окружающей среды, природопользования и экологической безопасности Санкт-Петербурга следует, что суммарный выброс загрязняющих веществ в нашем городе пока только растет. В частности, увеличение наблюдается по таким показателям, как оксид углерода, летучие органические соединения и др. По диоксиду азота, например, который содержится в выхлопных газах автомобилей, предельно-допустимая концентрация в воздухе превышена в 20 раз. Сейчас в Петербурге на одного человека приходится 60 — 75 кг вредных веществ.

Для более полной характеристики экологической обстановки в нашей стране следует привести также данные член-корреспондента РАН А. В. Яблокова. Ожидаемая продолжительность жизни среднестатистического жителя Кемеровской области на 3–4 года меньше, чем для россиян в среднем. Заболеваемость туберкулезом в области выше среднего по России в 1,7 раза. Психических расстройств среди детей в области в 1,8 раза больше, чем в среднем по стране. Умственно отсталых детей родится в области в 2,4 раза больше, чем в среднем по России. Область — лидер в России по уровню заболеваний детским церебральным параличом. Уровень 15 онкологических заболеваний в области выше среднего по России (по семи — выше среднего по Сибирскому федеральному округу). Область — первая с СФО по распространенности острого инфаркта, и по доле новорожденных с врожденными пороками развития (в том числе, по аномалиям системы кровообращения — в 1,6 раза, и по аномалиям женской половой системы — в 3,3 раза больше, чем в России).

И еще данные по распространенности в России сахарного диабета I-го типа (СД1). Коллективом авторов [12] исследована заболеваемость СД1 в 83-х регионах Российской Федерации в 2008—2017 гг. Отмечены более чем 20-кратные различия между регионами РФ по заболеваемости СД1. Самая высокая она в Псковской области (77,31 на 100 тыс. населения), самая низкая — в Республике Дагестан (3,56 на 100 тыс. населения). Установлены достоверные корреляции между заболеваемостью СД1, географической плотностью сети автомобильных дорог с твердым покрытием, ежегодным выбросом загрязняющих атмосферу веществ из стационарных источников и количеством автобусов на 100000 населения.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате мониторинга медико-биологических и социально-экономических процессов в России на протяжении последних лет, тщательного анализа их основных показателей можно утверждать, что в России имеют место явные признаки системных нарушений в организации жизненно важных для человека сфер деятельности государства (здравоохранение, образование, культура, наука, финансы, сельское хозяйство, промышленность, экология и др.), которые в своей совокупности свидетельствуют о грозящей народу катастрофе. Самый яркий её признак — это ежедневная убыль народа России, потеря его геномного материала.

Дезорганизация работы здравоохранения, многие направления которого стали недоступны для наименее обеспеченных слоев населения в силу географической удаленности учреждений медицины, дороговизны медицинских услуг и отсутствия у населения необходимых средств.

Разрушение системы народного образования, которое, по сути, является важнейшим элементом программирования (обучения) граждан страны — «винтиков» государства, которые собственно и обеспечивают функционирование государственной машины.

Лишение народа Цели своего существования и Стратегии развития путем замены его традиционной Национальной Культуры «западными ценностями», в основе которых античеловечные хищнические принципы дикого мира, в котором выживает сильнейший и погибает самый слабый, в котором все продается и все покупается, в том числе и сам человек. Принципы жизни такого общества есть социал-дарвинизм. Плюс управляемый процесс физического замещения вымирающих коренных народов на месте их исконного проживания массами пришлых людей (мигрантами).

Воспрепятствование организации научных исследований6 в России, как условие невозможности для народа сохранить в настоящем и в будущем свою цивилизацию, и свои культурно-духовные ценности в условиях непрерывной борьбы за лидерство между мировыми странами-конкурентами. Исключение свободного труда на своей земле, на своих заводах и фабриках как способ лишить человека навыков трудовой деятельности, упорства в достижении целей, средств к существованию. Торжество «ссудного процента».

Возобладание на территории нашей страны аморальных принципов (со)существования отдельных людей и их групп и попрание здравого смысла в организации повседневной жизни целого государства — системы управления страной. Как следствие — разрушение и упадок института семьи и детства, нарушение преемственности поколений.

При наличии всех перечисленных факторов или хотя бы одного из них — национальная безопасность и здоровье народа находятся под угрозой. Вывод напрашивается сам собой — надо срочно менять негодные принципы управления государством и, конечно же, сами кадры. Времени в историческом масштабе уже не остается.

В нашей стране есть и теоретические наработки по преображению России (в частности, Проект Конституции России [13]) и здоровые умные и порядочные люди, которые способны наладить нормальные трудовые и человеческие отношения среди всех слоев российского общества.

Таким образом, решение стержневой проблемы народосбережения, а также примыкающих к ней проблем здравоохранения, науки, народного образования, культуры, реального производства, как и многих иных проблем в России, переходит в политическую плоскость. Наступило время перехода к новой концепции развития нашего государства с соответствующими изменениями в экономике, идеологии, в политике, в конституционных основах общества, ныне программирующих упадок России, разрушение ее национальной безопасности. Без таких перемен демографический процесс в нашей стране, при существующей ныне политике, не имеет шансов на оздоровление. Дело за политической волей и ответственностью российских властей, за активностью гражданского общества и профессиональных сообществ.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. И. А. Гундаров Духовное неблагополучие и демографическая катастрофа // Общественные науки и современность. 2001; 5:58−65.

2. Б. Т. Величковский Нужна новая наука — социальная биология человека. Медицинский вестник. 2008; 14 (441).
3.А. Ю. Шевяков, А. Я. Кирута Неравенство, экономический рост и демография: неисследованные взаимосвязи. Ин-т соц.-эконом. проблем народонаселения РАН. — М.: М-Студио, 2009: 192 с.

4. С. А. Варзин Тенденции рождаемости и смертности в России. Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. 2014; 9 (1): 44–53. [Электронный ресурс] https://elibrary.ru/download/elibrary_25687806_89231698.pdf

5. С. А. Варзин Демографические вопросы для России. Вестник Петровской академии. 2014;3(36): 34–37. [Электронный документ]: https://cloud.mail.ru/public/HBnP/fTuzEJ33Z

6. Резолюция XII-й научно-практической конференции c международным участием «Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения». Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. 2017; 12(3): 883–911. [Электронный документ]: https://elibrary.ru/download/elibrary_32678219_52599160.pdf

7. Концепция защиты семьи и детства в Российской Федерации на период 2018—2023 гг. Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. 2017; 12(1): 55–75. [Электронный документ]: https://elibrary.ru/download/elibrary_32423518_43584878.pdf

8. С. А. Варзин Заработная плата современного учителя: билет в школу выживания. Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. 2017; 12(1): 194–197.

9. С. С. Сулакшин, В. Э. Багдасарян, В. В. Волк, Т. И. Волошинович, А. А. Гаганов, А. С. Дегтев, Л. И. Кравченко, Н. А. Хвыля-Олинтер, Н. И. Шишкина. Вызов культурной дерусификации (россиефобии) и государственный ответ. М.: Наука и политика, 2017: 399 с.

10. Л. С. Венцюлис, Н. В. Воронов, Н. Ю. Быстрова Экологические проблемы современного мира. Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. 2017; 12(2): 729–739. [Электронный документ]: https://elibrary.ru/download/elibrary_32423859_35941140.pdf

11. Л. Н. Блинов, И. Л. Перфилова, Л. В. Юмашева, Т. В. Соколова Проблемы экологии. Здоровье — основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. 2013; 8(2): 837–845. [Электронный документ]: https://elibrary.ru/download/elibrary_21201912_20723702.pdf

12. Л. А. Сопрун, И. М. Акулин, В. И. Утехин, А. Н. Гвоздецкий, Л. П. Чурилов Связанные с урбанизацией факторы заболеваемости сахарным диабетом первого типа. Биосфера. 2018; 10(4): 1–11.

13. Конституция России (проект). Под общ. ред. С. С. Сулакшина. М.: Научный эксперт, 2016: 264 с.


Авторы: Юрий Сергеевич Васильев (Санкт-Петербургский государственный политехнический университет им. Петра Великого), Сергей Александрович Варзин (Санкт-Петербургский государственный университет), Олег Евгеньевич Пискун (СПбГПУ), Степан Степанович Сулакшин (Центр научной политической мысли и идеологии, Москва).



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
1333
3213
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика