Чемоданы сомнений

Чемоданы сомнений

Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике

Чемоданы компромата на Путина, вызвавшие внезапный и острый приступ лихорадочной активности российской знати и ее челяди, интересуют не столько своим содержанием, сколько направленностью. То, что предъявлять можно кило- и мегатонный груз грязи и преступлений, сомневаться не приходится. Когда сверху донизу главный критерий подбора кадров — наличие на соискателя компромата, позволяющего держать его на коротком поводке, страшно даже представить, что именно было найдено в конце девяностых на кандидата на высший пост, чтобы он не вздумал брыкаться, если что.

Так что содержание совершенно неинтересно — разве что для зрителей Малахова. Важнее — на какую аудиторию рассчитывают неведомые вороги.

Если на западную — то в общем-то, набор уже известен. Предъявлять Путину внутрироссийские преступления в этом случае бессмысленно: это сугубо внутрироссийское дело, и даже если предъявить какие-нибудь особо пикантные вещи, Западу они все равно неподсудны. Перспективные обвинения вроде «Боинга» или коррупции при голосовании за чемпионат мира по футболу объявлять будут совсем по иной процедуре, так что и с этим мимо.

На внутрироссийскую аудиторию — это уже теплее. Хотя и здесь, скорее всего, есть более конкретный адресат, чем абстрактное население. Никаких особых иллюзий по поводу населения на Западе не испытывают — оно будет истово любить текущего Отца народа ровно до той секунды, пока не появится новый. После чего через одно моргание глазом начнет предыдущего люто ненавидеть, а пламенно любить — следующего. Ну вот такая вот милая национальная особенность, куда ж без нее.

Скорее всего, адресат — более узкая социальная группа. И даже понятно, какая.

Нужно вспомнить, что еще месяц назад на коллегии ФСБ Путин вдруг предупредил, что «недруги за бугром» активно готовятся к выборам в Госдуму. Ему тут же поддакнул директор ФСБ, заявивший, что за истекший год пресечена деятельность аж 400 кадровых сотрудников иностранных разведок. По одному в сутки. И не каких-то там завербованных агентов, а именно кадровых и именно сотрудников. Товарищ Берия нервно сглотнул — даже у него таких показателей не было.

Казалось бы — при чем тут выборы в Госдуму? Ни малейших сомнений в их результатах не было, нет и не будет. Причем ни у кого. Результаты можно уже сейчас огласить, утвердить и не тратить бюджет на бессмысленное мероприятие. Однако именно выборы очень серьезно беспокоят президента, и уже на следующей коллегии — теперь уже МВД — он прямо сообщил, что народ поддерживает и одобряет репрессивные методы в интересах общества. Опять же — с чего вдруг за репрессии зашел разговор? Митинги бушуют за окном, оболваненные врагом шахтеры касками стучат, пенсионеры требуют вернуть индексацию пенсий? Да нет — все тихо. Можно хоть сейчас выпускать указ о мыле с веревкой за свой счет — исполнят и еще возмутятся теми, кто будет задавать глупые вопросы. Значит — про репрессии разговор авансом. На будущее.

Ну, и вишенкой на торте — внезапное назначение Памфиловой, а волшебник Чуров не попадает даже в состав ЦИКа. Причем Чуров — это вам не с подворотни кто, это человек, идущий с Путиным еще с Питера, работавший с ним в том самом комитете по внешним связям. А Путин своих не сдает — ну, тех, кто реально свой. Не шахтеров там каких донецких, русских или кого еще — а настоящих своих. Так что снять так некрасиво своего — это дорогого стоит.

А значит, выборы в Думу осенью беспокоят. И беспокоят очень серьезно. Серьезнее некуда.

И это означает, что Путин как минимум предполагает, а возможно, и точно знает, что осенью под выборы должны произойти события, во многом аналогичные всем «цветным революциям». И вот здесь возникает главный вопрос.

Никакая «цветная революция» невозможна в принципе, если элита страны едина. Или во всяком случае, вынуждена быть единой. «Цветная революция» — это всегда раскол элиты, когда одна ее часть начинает ориентироваться на внешний источник силы в борьбе за власть против другой ее части. Именно так на Украине и произошли оба Майдана — у «оранжевых» не было ни малейшего шанса победить в законной и честной борьбе. Поэтому и пришлось в первый раз проталкивать абсолютно незаконный «повторный второй тур», а во второй — расстреливать своих недоумков из «Небесной сотни», привлекать нацистов и развязывать гражданскую войну. При прочих условиях с шансами у них было никак. Отсюда и ориентирование на США и Европу — опора на внешний источник силы, который и привел их к власти.

Раз Путин полагает, что попытка «цветной революции» в этом году очень и очень вероятна, это означает, что уверенности в единстве своей номенклатуры у него нет. Какие у него на этот счет соображения — вопрос к нему. Мы можем лишь констатировать. Отсюда понятна и задача Запада, если предположить, что опасения Путина реальны. Запад должен колоть номенклатуру России. Причем начинать это делать как раз сейчас. По крайней мере, делать так, чтобы существенная ее часть в нужный момент «залипла» и придерживалась нейтралитета. По факту это самый настоящий раскол.

Скорее всего, заявленные Песковым компрометирующие материалы и есть инструмент раскола. Уже заявлено, что компромат будет касаться весьма обширного круга лиц — семьи, окружения, друзей, коллег Путина по прошлым рабочим местам. Обширно и неконкретно. Но пугающе. Хотя бы потому, что такой компромат и есть инструмент сепарации — кого упомянут и начнут обмазывать грязью — тот однозначно с точки зрения Запада будет объявлен прокаженным и на него будет объявлена охота. И вряд ли это будут какие-то ласковые поглаживания в виде санкций. В этот раз может быть и покруче.

В таком случае у окружения Путина появляется шанс не попасть в число озвученных в материалах и обвинениях. Для этого нужно будет лишь объявить о своей лояльности Западу и готовности в нужный момент отойти в сторону от зачумленного и замазанного Путина и его скомпрометированных друзей. Понятно, объявить не публично — но это уже детали. Найдут, как. Не маленькие.

Естественно, среди путинского окружения есть те, кто без Путина превращаются в пыль при любом развитии событий. И они точно не будут его продавать и предавать (хотя даже здесь нельзя закладываться — в индивидуальном порядке и они могут переметнуться. Предать, как известно — это предвидеть. В этом смысле революционаризм, к примеру, Михалкова, весьма любопытен — в последних своих передачах он все жестче и жестче начинает обличать. Пока еще не первое лицо, и даже не рядом с ним. Но — обличать. Для Михалковых, служащих любому режиму не за страх, а за совесть, это весьма и весьма симптоматично. Такие люди чувствуют спинным мозгом — опыт поколений).

У остальных есть шанс. И им предложено в мягкой форме его не упускать. А как вы там решите для себя — смотрите сами. Вольному — воля.

Источник 


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

«Оранжевая» экспансия и окончательная деградация

Почему рухнула Российская империя? Уроки для современной России

Три слоя предательства элит 

Смеяться нельзя плакать. Слово и дело Государево

«Всё бы смогли сделать, если бы захотели». Интервью В. В. Путина

Ошибка 1991 

Мы движемся в точку распада… Если не будет смены элиты



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1891
7507
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика