Четвертая зона

Четвертая зона

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Тема «зоны» для России особенная. Хотя сейчас речь пойдет о не менее напряженной коннотации, но несколько иной. Этот разговор невероятно серьёзен и очень непрост. Трагедия на Украине. Трагедия разделённого, но цивилизационно единого народа — русского и украинского.

Трагедия в том, что нас столкнули и заставили убивать друг друга и явно этим довольны.

Трагедия — это поворот от ясности к подлости на пути от Крыма к Донбассу. Трагедия предательства — и народа, и территории, и политики, и политического реноме, и позиционирования России в мире.

 Трагедия еще и впереди — поскольку побеждающие планы З.Бжезинского и американских хозяев говорят о том, что ещё будет литься наша общая славянская кровь, что народы будут сталкиваться друг с другом, а государства, точнее их совершенно чуждые народам власти будут противостоять и гадить друг другу. Как подходить к анализу этого узла? Подходы могут быть самыми разными — от эмоциональных до якобы профессиональных. Но сложность заключается вот в чём. Есть четыре зоны бытия (проще сказать — жизни) народа и государства. И соответствующего им профессионального анализа (как относиться к происходящему и какие решения принимать в этих зонах жизни).

Первая зона (самая очевидная, понятная и замечательная) — это обычная мирная жизнь. Когда работает международное право, когда идёт торговля, когда идут гуманитарные человеческие обмены, когда встречаются парламентские делегации, когда возникают общие союзы, общие проекты, а даже разделенные границами родственники дружны и спокойны.

Касательно России и Украины — этой зоной уже не «пахнет». Ее уничтожили по планам упомянутых хозяев бездарные и безответственные власти России и Украины. Так? — Очевидно!

Вторая зона — это зона дипломатического конфликта. Когда возникают определённые трения, ведутся переговоры по поводу двухсторонних договоров и отношений, делимитаций границ. Это тоже нормальная межгосударственная жизнь, подразумевающая дипломатические механизмы снятия противоречий, их урегулирования. Эта зона чуть более напряжённая, чем зона обычной мирной жизни. В ней уже возникают напряжения и конфликты интересов, но способы их разрешения вполне очевидны, результативны и обычно достигаются мирным путём.

Адекватна ли эта зона нынешним российско-украинским отношениям? С одной стороны, дипломатические усилия пытаются развивать. Но как «с левой коленки» В.Путина «народились» Минские процессы (Минские соглашения 2014—2015 гг.), так они в совершенно уродливой и неадекватной форме и развиваются.


То Россия говорила, что «мы защитим население от кровавых наскоков бандеровщины и фашизма», то заявляет, что «это территория Украины». То говорит, что «мы уважаем результаты референдума в ДНР и ЛНР», то заявляет, что «ополченцам надо идти в Киев под украинский флаг, под украинские законы и по ним избирать местные органы власти». То говорит, что «нас там нет» (хотя очевидно, что без военной и финансовой поддержки территории ДНР и ЛНР не выстояли бы против консолидации украинских регулярных войск и давления Запада). Враньё, неустойчивость, отсутствие хоть какой-то модели поведения, виляние «хвостом» — назвать это дипломатически выверенной, профессиональной, достойной линией никак нельзя. Такая линия не ведет ни к чему иному, кроме перехода в третью зону.

Третья зона — это зона политического конфликта. Когда сталкиваются фундаментальные ценности, когда разрываются дипломатические отношения, когда страны находятся в состоянии постоянной угрозы, когда ситуация выходит на грань войны.

Эта модель уже ближе к тому, что сейчас имеет место в российско-украинских отношениях, к чему фактически подвела украинская и путинская власть, поскольку то, чем она долгие годы занимались — это торговля газом и «откаты» (скажем открытым текстом). А на Западе занимались тем, что готовили раскол и конфликт между совершенно органичными, естественными и неразрывными частями русского славянского мира — и преуспели в этом. Эта зона сейчас фактически переходит в четвёртую зону.

Четвёртая зона — это самая страшная зона: зона войны. Войны во всех современных смыслах этого слова: информационной, психологической, торговой, гуманитарной, холодной, гибридной, горячей. Стрельбы, крови, трагедий судеб людей и народов. Война всегда заканчивается одним. Победой или поражением. Вечной войны не бывает. Тот, кто надеется спрятать голову в песок и за гнусными беспомощными сговорами сделать вид, что все — вопрос решен — только преумножает бедствия. Обоих народов, как частей единого славянства, обоих государств. Эта модель 4-й зоны бытия — к несчастью самая адекватная для понимания того, до чего доведены отношения России и Украины, русского и украинского народов, всей семьи народов, которая жила на этой территории в едином государстве.

Если профессиональные политики, принимающие решения, не понимают адекватно, куда зашла ситуация, то адекватный прогноз, адекватное решение невозможны, а возможна ложь, лихоманка, беспомощность, превосходство и выигрыш тех хозяев, которые всё это «дело» формируют и руки потирают: «как хорошо народы воюют, как льётся кровь и дичает территория». Всё труднее и труднее себе представить интегрирование и восстановление окровавленного цивилизационного пространства.

Путинские внешнеполитическое, аналитическое, дипломатическое и военное ведомства находятся в зоне какого-то ментального вздора, выдумки, лжи, а также в зоне подстольных, подковёрных финансовых «шалостей». Олигархи с той и другой стороны «нагреваются», как всегда и происходит на войне, а народ находится в диком положении — снаряды рвутся над головой и нарастаетненависть. Совсем не по тому адресу, откуда происходит беда. Мы получаем абсолютно пронзительные письма: " сидим с ребятишками в подвале», «что мы им можем сказать?», «что ждёт наших детей?», «где Россия?», «где Путин?», «почему он нас не защищает, ведь обещал?» То же самое я могу представить, когда украинские матери получают похоронки на своих сыновей и не дай бог малых детей, погибших от обстрелов.

В четвёртой зоне, когда слово «война» нависает над всем, есть вещи и ценности важнее, чем мир — и это надо чётко понимать. Если эти вещи не понимать и не биться с одними и за другие до победы, то миру не бывать. Что было бы, если бы с гитлером заключили минские соглашения? Надо четко понимать кто сегодня на стороне зла. Надо чётко понимать и то, что это путинская власть исходя даже из того простого факта, что это именно она несменяемо уже 17 лет у власти, довела нашу страну до войны со своим собственным родным братом в своей собственной семье. И не только там — есть ещё война и по южному вектору, куда путинщина влезла неизвестно зачем и что враньем никак не отмоешь и не объяснишь. Почти очевидно, что исторически выходить из этого положения будет не Путин и не путинизм — они будут отвергнуты и прокляты страной, они уже отвергаются страной — выходить будут те, кто придёт им на смену. И наши мысли, советы, рука помощи, наши разработки — в помощь этим людям.

А может судьба так распорядится, что и нам придется быть в их числе. Нужно видеть адекватно, что на самом деле натворили, каким словом это называется (а это слово — война), как братским народам и государствам выходить из-под олигархического ига (и слева, и справа пляшущего, на самом деле, под руководством далекого единого хозяина, на костях и судьбах народов), нужно быть в состоянии вести анализ в этой четвертой зоне.

Ответы есть, они тяжкие, невероятно тяжкие, но они есть.

Выходить из этой зоны нам всё равно придётся, потому что никому и никогда не дано отменить родство братьев — оно по крови, оно по истории, оно по генетике, оно по тому, что прожили сотни лет вместе. Это никогда не будет отменено. Поэтому придётся идти этим путём.

Это призыв не только к моей стране, России, к нашему народу, это и призыв к украинскому народу, к Украине. Нам всё равно судьбой и историей определено жить вместе. Так и будет, если мы будем разумны, ответственны, профессиональны, моральны. Если мы будем точно понимать, что происходит и кто именно радуется и наживается на нашей общей беде. Если пока официальные власти противопоставлены нашим народам, то есть формы народной дипломатии. Этим путем тоже нужно пойти. Пусть встретятся матери с обеих сторон, ученые, писатели, общественники. Возможно, тогда победа будет достигнута над теми темными и гнусными силами, которые на самом деле едины, хотя и прописаны по разные стороны фронта.

Четыре зоны… Мы — в четвёртой! Задача — вернуться в первую! Победа может быть общей.




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4164
13299
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика