Долгосрочный прогноз развития российской экономики

Долгосрочный прогноз развития российской экономики

Вступление

  Последние пять лет внимание российских экономистов приковано к трём проблемам:

1.  Формулировке диагноза «заболевания экономики».

2.  Составлению прогноза долгосрочного развития.

3.  Выработке рекомендаций Правительству по улучшению ситуации.

В принципе, ничего нового. Этим российские экономисты  занимались и предыдущие пять лет, но тогда был ещё некоторый оптимизм относительно «исторических перспектив» на ближайшие 15 лет. Теперь его нет. Поэтому требования к «выступающим» существенно возросли. В первую очередь, требования к понятийному аппарату и методам аргументации. К сожалению, за последние 20 лет ни Высшая школа, ни экономическое отделение РАН не смогли написать приличного университетского учебника по российской экономике. С таблицами, графиками, длинными и сопоставимыми числовыми рядами наблюдений. С детальными объяснениями важнейших экономических событий и аргументированными выводами. В результате об одном и том же многие экономисты говорят на «разных языках». Особенно сильно отличаются «диалекты» Гайдаровского форума и Московского экономического форума. Говорят, что в споре рождается истина. Быть может, но только не у нас. Инструмент истины – экономическое  отделение РАН – давно и основательно испорчен. Российская школа экономики (не путать с ВШЭ) - как кузница кадров, собрание знаний и объективности - так и не возникла.

  Смена хозяйственного механизма и формирование производственных отношений на основе частной собственности в России привели к двум неожиданным эффектам. Первый – формированию небольшого, но очень влиятельного слоя  «компрадорской  буржуазии»  (КБ), к которой относятся:

- высшее руководство и часть депутатов Государственной Думы и Совета Федерации;

- высшие правительственные чиновники, которые распоряжаются бюджетными деньгами;

- руководство ЦБ и системообразующих банков;

- олигархи  и руководство РСПП;

- высшее руководство корпораций –торговцев зарубежной продукцией;

- финансовые спекулянты.

Второй эффект – «раздвоение личности» Государства. Высшее политическое руководство (по логике предвыборных обещаний) декларирует одно, а реальные шаги ЦБ, Законодательных органов и Министерств (отражающих интересы КБ) ведут к совершенно другому. Яркие примеры – судьба малого бизнеса и кредитование отраслей отечественными банками. Социальные психологи ещё не до конца исследовали «целевую шизофрению» государства, поскольку для доказательства необходимо знать юриспруденцию и годами рыться в архивах законопроектов, статей и поправок, принятых и отвергнутых Государственной Думой, сопоставляя их со списками голосовавших.

Поэтому каждый (сколь-нибудь объективный) исследователь при составлении долгосрочного прогноза  развития экономики вынужден признать эти факты и учитывать влияние КБ, не касаясь их зарубежных счетов и патриотизма. Оценку счетам даёт Прокуратура, а патриотизму - историки.

  Технология формирования долгосрочного прогноза экономического развития требует формализации определений, представлений и оценок, которые приведут к созданию моделей и сценариев исходных данных. При этом проводится  чёткое различие между опорной (инерционной) траекторией развития экономики от «возмущённой» траектории развития, соответствующей некоторой стратегии поведения Правительства.

Во всех прогнозах Министерства  экономики РФ отсутствует прогноз инерционного развития. Существуют только варианты возмущённых траекторий, никак не связанные с реальными поступками Правительства. Каждая «россыпь» прогностических вариантов (на 3 года вперёд) уточняется каждый квартал. Сейчас – каждый месяц. Публикации об алгоритме составления прогнозов (модели) отсутствуют. «Прогностическая амнезия» возникла вследствие отсутствия элементарной теории управления нашей «рыночной экономикой», из которой должно вытекать чёткое разграничение функций Минэкономики,  Минфина и Центрального органа стратегического планирования, которого сейчас нет.

В СССР существовали различные школы макроэкономистов, которые спорили между собой и выдавали различные оценки и прогнозы. Но у них всегда был «камертон» - Вычислительный Центр Госплана, который знал всё и всё мог проверить. Существовал «красный кирпич» - 5 томный сборник алгоритмов и методик, которые все знали и все придерживались. Сейчас такого «камертона» нет. Различные школы моделирования либо «вымерли», либо на грани. Авторитетов нет. Никто никому не верит. Никто никому не нужен. Поэтому результаты долгосрочного прогноза по модели Р1-4Ф(2014), разработанной в лаборатории N40 ИПУ РАН, так же остались невостребованными.

Инерционный прогноз экономики

  Инерционный прогноз – это имитация развития экономики при условии отсутствия управляющих воздействий Правительства и сохранении ранее обозначившихся тенденций развития (рис.1). В частности, такими тенденциями являются динамика производительности труда (рис.3, Тренд 2) и динамика коэффициента импорта (рис.4, Тренд 2).  Кстати, это - очень инерционные тенденции, которые можно изменить, только при достаточно больших дополнительных капитальных вложениях (помимо бюджетных расходов) в соответствующие мероприятия. В настоящее время Правительство практически потеряло управление народным хозяйством, поэтому для долгосрочного прогноза можно ограничиться только инерционным прогнозом.

Формально (на рис.1) на интервале 2009-2030гг мы наблюдаем длинную «волну Самуэльсона». Кроткие черные линии – прогнозы Министерства экономики разных лет. Мы не будем касаться оттенков и различий прогнозов темпов для произведенного и использованного ВВП (пунктир). В данном случае это не важно. Важно то, что в перспективе экономика выходит на стабильный и длительный отрезок почти нулевого развития.

экономика россии прогноз

Рис.1. Динамика годовых темпов произведенного и использованного ВВП.

При этом, (согласно сценарным условиям) производительность труда продолжает расти. А это значит, что в перспективе будет происходить рост

численности безработных (рис.2). Эти общеизвестные логические построения ни у кого интереса не вызывают до тех пор, пока мы не обратим внимания на цифру в 15 миллионов безработных, которые могут быть в 2018 году.

Причём в 2030 году эта цифра может достигнуть 24,7 млн. человек.

Не дай Бог, конечно, чтобы всё это случилось, и оправдался авторский прогноз! Но, судя по всему, страна действительно стоит на пороге социальной катастрофы. Как же так мы «незаметно» подошли к роковой черте? «Простому человеку» это в двух словах не объяснишь, но специалисты знают, что предпосылки к формированию нынешней ситуации начали формироваться ещё 15 лет назад (в 1999 году). Когда окончательно стало ясно, что инфляция не опустится ниже 6% в год, а ЦБ не снизит ставку рефинансирования ниже 8% в год. То есть, КБ уже тогда «нащупала» оптимальный режим эксплуатации «объекта».

экономика россии прогноз

Рис.2. Динамика численности безработных и зарегистрированных безработных в России.

BZ - численность безработных.

RBZ – численность зарегистрированных безработных.

экономика россии прогноз

Рис.3. Динамика производительности труда по выпуску в основных сопоставимых ценах 1995 года.

XOS  - отечественный выпуск в основных сопоставимых ценах 1995 года.

LZW – количество занятых всего.

прогноз по экономике россии

Рис.4. Динамика доли импорта на внутреннем рынке России в сопоставимых ценах 1995 года.

IMS  - импорт в сопоставимых ценах 1995 года.

INS – инвестиции в сопоставимых ценах 1995 года.

YS – конечное потребление в сопоставимых ценах 1995 года.

Внутренние причины проблем в экономике

На интервале 2000-2008 гг. (жирные годы, эра процветания и т.д.) процесс потери собственного рынка и исчезновения отраслей промышленности и сельского хозяйства не прекращался ни на минуту, но убытки «маскировались» ростом отраслей торговли и финансовых услуг. Население получало деньги от  перераспределения прибыли от экспорта углеводородов и роста отраслей торговли и услуг, а инженеры, слесаря и животноводы становились банковскими служащими, таксистами и торговцами. После окончания структурной перестройки и окончания мирового кризиса 2008 года Министерство экономики полагало, что рост ВВП возобновится и в ближайшей перспективе всё будет в порядке. Вначале всё так и было, пока мы плавно не подошли к «моменту истины» - явному прекращению роста собственной промышленности в 2013 году. Причём это произошло в условиях высоких цен на нефть и отсутствия мирового кризиса.

Беда в том, что мы наблюдаем  самовоспроизводящийся процесс. Сокращение промышленного и сельскохозяйственного производства означает потерю рабочих мест и доходов домашних хозяйств (в терминологии СНС). Сокращение доходов домашних хозяйств ведёт к сокращению розничного товарооборота.  Далее – очередное сокращение отечественного производства. Далее – рост безработицы и тупик.

Отечественные инвесторы (наблюдая отсутствие «длинных кредитов» и низкую рентабельность машиностроения и с/х) уже давно почувствовали неладное и усиленно переводят капиталы за рубеж. Отток капитала из страны уже давно перешёл все разумные пределы, но высшая администрация (зазывая иностранных инвесторов) квалифицирует это только как непатриотическое поведение, хотя причины куда более серьёзны и глубоки. Правда, в последнее время (в связи с американскими и европейскими «санкциями» в отместку за Крым) начал возникать обратный поток капиталов. Но это не экономическая тенденция.

Рассмотрим подробней причины «поражения» отечественного производства в конкурентной «войне» с импортом, графическая история которого отражена на Рис.5 и Рис.6. В 1998 году в результате девальвации рубля импортные цены (Dm) оказались выше (DOx) цен отечественного производства (Рис.5). И наше производство ускорилось (Рис.6). Но большая инфляция поднимала отечественные цены вверх и после 2002 года импорт оказался в более выгодном положении (Рис.5). В результате темпы отечественного выпуска неумолимо отстают от импорта, что продолжается и в настоящее время.

У нас :

1. Отсутствует современная система регулирования цен и тарифов, что к настоящему времени вызвало:

  - почти 20 кратный рост цен и тарифов относительно 1995 года (Рис.6);

  - превышение почти в 2 раза осреднённой величины цен отечественных производителей  и цен импорта. Т.е., что бы ты не делал, ты заведомо в проигрыше. В результате исчезли многие отрасли отечественной промышленности и сельского хозяйства;

  - потерю более половины внутреннего рынка;

  - практическое отсутствие малого бизнеса и ипотеки;

  - и т.д.

2. Отсутствует современная денежно-кредитная система, что означает:

- высокую ставку рефинансирования ЦБ и сверхвысокие ставки долгосрочных кредитов коммерческих банков;

- низкий коэффициент монетизации ВВП, что «обескровило» экономику;

-  практическую недоступность отечественных кредитов для малого и сре-днего бизнеса;

- криминализацию «помощи» государства при предоставлении займов;

- отсутствие перелива капитала между отраслями.

- «бегство капитала» в зарубежные банки и совершение сделок в рам-

  ках иностранной юрисдикции;

- и т.д.

3. Отсутствует современная система управления развитием научной сферы и финансированием прикладных разработок.

4. Отсутствует оперативная помощь предприятиям и корпорациям при выходе на внешние рынки. Торгпредства дезорганизованы потому, что нет Внештога.

5. И так далее. Грубейшие провалы можно перечислять ещё долго.

Нам крайне необходимо:

- обуздать инфляцию и довести её до уровня 1-2% в год;

- снизить ставку рефинансирования ЦБ до нулевого уровня;

- снизить ставки коммерческих банков по долгосрочным кредитам до 3% в год;

- повысить коэффициент монетизации ВВП (минимум) до 100%;

- усовершенствовать валютное регулирование, приблизив курс рубля к паритету покупательной способности;

- создать массовый малый и средний бизнес;

- создать массовую ипотеку;

- организовать эффективное саморегулирование в производственно-сбыто-вых организациях малого и среднего бизнеса;

- законодательно закрепить нормативы расходования средств корпораций с государственным участием;

- эффективно регулировать цены и тарифы;

- рационально собирать налоги;

- эффективно проводить арбитражное судопроизводство;

- избавиться от коррупции как фактора принятия решений;

- автоматизировать процедуру составления федерального бюджета;

и т.д.

Но всё это сделать в рамках существующей системы управления не возможно, поскольку предлагаемые мероприятия затрагивает интересы КБ. К сожалению, мы не знаем рецептов трансформации экономических интересов КБ и предлагаем начать решать проблему парламентскими методами.


Рис. 5. Динамика базисных дефляторов импорта (Dm) и отечественного выпуска (DOx) на фоне базисного индекса пoтребительских цен (IPC).

экспорт и импорт в экономике

Рис. 6. Динамика базисных темпов импорта (Рm) , отечественного выпуска (РOx) и базисных темпов инвестиций (Pn).

Заключение

Общеизвестно, что деградация отечественной промышленности и потеря внутреннего рынка достигли уже таких величин, что стали факторами стратегической угрозы для нашей страны. За последние 10 лет об этом говорилось много раз и в трудах учёных, и на различных совещаниях, но ситуация не меняется поскольку не решены три принципиальные проблемы:

- проблема высокой инфляции;

- проблема низкой монетизации экономики;

- проблема ставки рефинансирования ЦБ.

Они взаимосвязаны между собой: поскольку без  стабилизации цен (без формирования надёжных механизмов «торможения» цен) понижать ставку рефинансирования и повышать монетизацию экономики (т.е. в модной терминологии заниматься «смягчением финансовых рынков») нельзя, поскольку «вспыхнет» неконтролируемая инфляция и погубит всю нашу хрупкую финансовую систему.

Разработка механизмов стабилизации цен ещё не завершена, а без этих механизмов в различных отраслях, говорить о создании Министерства цен и тарифов (которое  сможет положить конец ценовому беспределу) – преждевремённо. Но разобраться в текущей ситуации – крайне необходимо.

Мы предлагаем устроить парламентские слушания «Почему наш индекс потребительских цен не опускается ниже 6% ?». На эти слушания необходимо пригласить представителей: научной общественности, Департамента государственного регулирования тарифов, инфраструктурных реформ и энергоэффективности Минэкономики, ФАС  и Федеральной службы по тарифам (ФСТ России).

Необходимо детально и публично разобраться в следующих вопросах:

- каковы существующие алгоритмы регулирования (стабилизации) цен и тарифов «подведомственных» отраслей ?;

- какие отрасли наиболее сильно «возмущают» цены ?;

- кто является «бенефициаром сложившейся ситуации» ?;

- можно ли усовершенствовать алгоритмы регулировки цен (в рамках существующей системы) настолько, что индекс потребительских цен опустится до нуля?


Антипов Валерий Иванович
valeriantipov[аt]yandex.ru


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
813
4238
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика