Есть ли шанс у России?

Есть ли шанс у России?

Автор Владимир Анатольевич Кашин, писатель, публицист, аналитик. Издательский проект «Сагра».

Перебирая массу вариантов и возможностей, не удается отыскать ни единого, ни малейшего шанса на сохранение России уже в самом ближайшем будущем. Судя по всему, очень скоро «грянет мир, в котором не будет места для России».

Выделю только три линии, каждая из которых ведет непосредственно к точке небытия для России.


I. ТОЧКА НЕБЫТИЯ ДЛЯ ГОСУДАРСТВА

Первая линия: территориальное сворачивание России. Была Российская империя, охватывавшая три континента (с Аляской, в Америке). И были еще движения, инициативы по образованию новых русских колоний (владений) в Африке, Латинской Америке и даже в Антарктиде (еще три континента!).

Потом — Советская Россия как лидер соцлагеря (с верными союзниками в Азии и в Америке), имеющий сторонников в большинстве стран Третьего мира.

Потом — утеря позиций в Третьем мире и распад СЭВ (и одновременно роспуск Варшавского договора).

Потом — развал и самой Советской России (СССР).

Далее — угрозы сепаратизма и войны уже на территории самой России.

Просто сравним. Практически все бои Первой мировой войны проходили на территории Галиции и Польши. Во Второй мировой войне агрессор начал от Бреста и за три месяца дошел до Москвы, за шесть-девять месяцев — до Волги и Кавказа. А сейчас границы России пролегают непосредственно у Пскова, Смоленска и Ростова-на-Дону. И мы уже воевали в Приднестровье, Грузии и в Чечне. И при этом мы имеем потенциально конфликтных соседей практически на протяжении всей западной границы. И еще тотальное обезлюдивание Дальнего Востока — в соседстве с растущим китайским гигантом. И сокращение населения в Сибири и Нечерноземье. Зато растет и расширяется Москва. Недавно ее территорию утроили и теперь совсем недалеко и до удельного Московского княжества. Правда, все шансы, что господствующим языком в нем будет уже не русский язык. Вот здесь придет и конец России.

Но, кто-то скажет, мы же не сползаем безвольно к краю пропасти. Что-то же делается, вот, например — Крым.

А с Крымом как раз и творится самое тревожное. Первое: ну, присоединили, а сделали там хоть что-то полезное (кроме моста)? И что, вот мы имеем еще один деградирующий субъект федерации? А обещали — новый Гонконг!

И второе. Ну, вернули, а до этого — отдали. Чего тут особенного?

Но тогда давайте вспомним: Выборг, сначала — отдали, потом — потребовали обратно. Дальше — малая неудачливая война, санкции, Россию заклеймили как агрессора, выгнали из Лиги Наций. Французы и англичане вовсю шумели, что надо наказать русских за нападение на бедную маленькую Финляндию.

А вот уже — настало и 22 июня, Великая Отечественная, вся Европа, сплоченная германским фюрером, дружно идет на Россию. Под Москвой побывали и французы, и итальянцы, и испанцы. К Волге вышли венгры и румыны (последние, кстати, вполне нашей веры, православные!). А чехи добросовестно снабжали всю эту ораву своими мощными танками «Шкода» и прекрасными автоматами «Шмайссер».

А что сейчас? Никто по Крыму нас не поддерживает, с Украиной мы уже воюем, санкции для нас ввели, из ПАСЕ выгнали, из ООН не выгоняют просто потому, что все уже забыли про эту организацию. И те же англичане, французы плюс и немцы, не говоря уже про американцев — в один голос, теми же словами: надо наказать Россию, Украина не должна снести обиды, поможем ей всеми силами, дадим ей оружия, пусть они убивают русских.

Всё — прямо под копирку! Кто-то у нас видит это? Что-то делается, чтобы поломать этот старый сценарий? Сменили посла на Украине, перестали ездить на саммиты «восьмерки». И этим мы кого-то напугали, кто-то понял, к чему это всё может привести? Ждем очередного 22 июня?

И всё это — первая точка небытия, точка небытия для нашего государства.


II. К ТОЧКЕ НЕБЫТИЯ ДЛЯ РУССКОГО НАРОДА

Вторая линия: к точке небытия идет и русский народ. Для РФ как государства этот народ уже не существует, его нет даже и в Конституции. А русские — это единственная основа и опора Российского государства на протяжении всей его истории.

Давайте просто вспомним, что означало «русские» в нашей истории и в нашей стране:

1. Те, кто считает себя русскими по языку и по родителям и которые другой национальности для себя просто не представляет;

2. Все украинцы и белорусы, которые понимали себя «украинцами» и «белорусами» только на своей малой родине, везде же на остальном пространстве России и за ее пределами они были только «русскими» и никак иначе;

3. Любые граждане России православного исповедания («для Бога все верующие в него равны»);

4. Любые русскоязычные граждане России, выбравшие для себя национальность «русского».

Особенно важна была последняя возможность, которая была и стимулом, и убежищем. Фазиль Искандер, с родителями — персом и абхазкой, стал русским писателем. Дети исторически враждебных народов — например, в смешанных браках от армян и азербайджанцев — писали себя «русскими» и забывали о всякой межнациональной вражде. «Русскими» все еще долго оставались немцы, евреи и греки, отбывшие на свои исторические родины. И все эти «русские» плечом к плечу воевали против немецких захватчиков. Среди защитников Брестской крепости историки насчитали более 30 национальностей. Но все они умирали как «русские»! Будет ли сейчас российский «многонациональный народ» также, «плечом к плечу», воевать с врагами России? России, которая не признает русский народ?

И почему русские должны воевать за эту страну?

А если не русские, то какие это «федералы» станут стеной на границах России? Башкиры и калмыки, которых Европа боится еще с наполеоновских времен? Но они ходили до Парижа в составе русской армии, вместе с полками русской гвардии! А в какой армии им сейчас предлагают служить? В той, в которой сослуживец-кавказец или друг-украинец может вдруг выстрелить им в спину?

На самом деле, только «русским», в любом их «качестве» или свойстве, нужна единая и великая Россия, только русские являются единственным «скрепом» для исторически «вечной» России. Прибалтам, как оказалось, не нужна не только российская, но и своя государственность (молодежь бежит и от этих стран, и от «исторических традиций», и от своего родного языка). А кавказцы хотели бы устроиться по модели швейцарской конфедерации (осталось только найти того, кто бы их примирил между и научил бы производить полезные для остального мира товары и услуги).

А русские тоже должны исчезнуть, уже исчезают, и это никакая не фантазия. Сколько миллионов русских уже мигрировали из России в прошлом и нынешнем веке — и уже в следующем поколение русских среди них практически нет. При распаде СССР мы потеряли более 50 миллионов русских (считая и украинцев, которые уже стреляют в бывших «своих» и белорусов, которые неизвестно как поведут себя после Лукашенко).

А в нынешней федеративной России, отказавшей в признании русскому народу, нет и вообще стимула никому и числиться русским, и «записываться в русские». Наоборот, молодежь бросилась искать «свои корни», появились и скифы, и хазары, и половцы, и готы, и сарматы. Пока это — просто игры, но если вдруг они окажутся в одной воинской части, почему бы «сармату», вместо выполнения приказа командира, не пристрелить своего начальника-«хазара»?

И это — вторая точка небытия, точка небытия для русского народа.


III. РОССИЯ УЖЕ СЕЙЧАС НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ РОССИЙСКИМ ГРАЖДАНАМ

Третья линия — с ней совсем просто. Уже сейчас по данным официальной статистики все основные предприятия и активы России записаны на фирмы и фонды, зарегистрированные в иностранных юрисдикциях.

Нас успокаивают: это все формально, на самом деле, все эти фирмы и фонды принадлежат «нашим людям». Ладно, пусть — «нашим людям», но у всех этих «наших людей» есть свои дети, наследники, которые все, поголовно, совсем уже не «наши»! Все они обучались в иностранных школах, русский язык для них — уже не родной, и все они либо получают, либо уже получили гражданство США, Великобритании, Франции, Германии, Италии, или, на худой конец, Мальты, Доминиканы или какой-нибудь Гвианы. Главное — то, что вся эта молодежь, они — не русские (взять просто список фамилий в рейтингах российского «Форбса»), они и не хотят быть русскими, и гражданство любой другой страны для них — главное или вообще единственное.

Отсюда простой факт: Россия уже сейчас не принадлежит российским гражданам, пока — формально, но завтра это всё станет непреложной истиной, и не только для нас, которые всё чего-то ждут от нашей власти, но и для правительств тех стран, гражданами которых уже стали молодые хозяева российской экономики.

Но тогда даже и санкций против России никаких не потребуется. США, Великобритания, Франция, другие страны, будут просто диктовать нам требования в защиту экономических и финансовых интересов их граждан, владеющих теми или иными отраслями «российской» экономики.

И здесь — окончательная точка небытия для российского предпринимательства и точка небытия для экономической самостоятельности российского государства.


МОЖЕТ ЛИ ЧТО-ТО ПОМЕШАТЬ ДВИЖЕНИЮ К КАТАСТРОФЕ?

Достижения любой из этих точек достаточно, чтобы Россия навсегда исчезла из мировой истории, но, скорее всего, все «завершающие движения» совпадут во времени, и ждать этого осталось совсем недолго — менее числа лет, необходимых для смены одного поколения. То есть, максимум — 15–20 лет. И это — осторожный прогноз. Не исключено, что всё это пройдет значительно раньше.

Что может помешать такому развитию событий? Да ничего, учитывая, что, противодействуя какой-то линии, тенденции, надо для начала просто признать ее. А наши власти категорически признавать эти реальности не хотят, уверяют нас (и себя тоже?), что «всё в норме, мы уже на самом дне и совсем скоро от него отскочим!» И уповают при этом на химеры типа импортзамещения, привлечение «трудолюбивых мигрантов», внедрение всяких «прорывных» инноваций и прочих разных нано-чудес.

И еще они надеются на наш ракетно-ядерный щит: «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет». Да нет, кто сейчас пойдет к нам с мечом, зачем это тем, кому эта страна и так уже принадлежит.

И вообще, наш ВПК — этот тот страж, который бдит стены крепости, в которой часть ее обитателей уже скончалась, а другая — разбегается во все стороны. Ракеты не спасли СССР, а тогда люди — и в армии, и в гражданском обществе — все же ощущали себя еще единым народом.

А сейчас мы кто? «Федералы», «многонационалы», мы уже ничего не значим и ничем не владеем. И Запад, естественно, удивлен и раздражен, что этакие ничтожества вдруг занимают целую шестую часть всей мировой суши. И, естественно, все это надо поправить. Тем более, что находятся аборигены, готовые все эти нужные поправки сделать своими собственными руками.

И если вспомнить 1914 год, то тогда до самого августа никто в России не верил, что будет война или, тем более, революция. Никто, включая и Ленина с Троцким: первый спокойно обживался в Швейцарии, а второй поехал получать американское гражданство. Но в итоге получилось то, что мы теперь знаем. А теперь прошло сто лет и опять перед нами те же грабли! Но некоторые все же уверены, что все идет как надо, и что все должно у нас как-то наладиться. Опасность в том, что также думают и власти — но ведь если не признать реальность, то ничего не будет сделано и для того, чтобы ее изменить. А какова она — легко проверить по некоторым основным числовым показателям. Возьмем только три из них.

Первый — это стабильность национальной валюты. Вполне очевидно, что любая успешная страна всегда имеет и твердую национальную валюту. Вот примеры Германии, Японии и Китая: и иена, марка, и юань все послевоенное время росли, по обменному курсу, против доллара США (марка ФРГ за этот период «потяжелела» против доллара почти в 2 раза).

А как у нас с рублем? А рубль, наоборот, только за последние 30 лет упал против доллара примерно в 50 000 раз (если взять официальный курс, то почти 100 000 раз, если ориентироваться на курс «черного рынка», то в 20 000 раз, а поскольку первый явно завышал курс рубля, а второй — занижал, то правильным будет некий средний показатель). Поэтому неудивительно, что у нас не было такого развития, как в Германии и Японии, а темпы развития Китая — для нас полная фантастика!

Второй очевидный показатель — разрыв в доходах между бедными и богатыми. Обычно принято сравнивать этот разрыв по так называемому децильному показателю: 10% процентов самых богатых против 10% самых бедных. У нас в РФ этот показатель составляет 17 — 18 — и имеет тенденцию к росту, а во всех развитых странах он держится на уровне 7–9 (в Японии и Китае еще ниже) и власти этих стран принимают целенаправленные усилия, чтобы его еще более снизить.

Третий показатель — уровень налогообложения самых низких доходов населения. В большинстве развитых стран (и в Китае!) заработки в пределах до 900–1000 дол. в месяц вообще не облагаются никакими налогами и сборами. У нас же эти доходы (фактически не «доходы», а просто возмещение нормальных средних затрат на воспроизводство рабочей силы народа) несут на себе налоговую нагрузку до 70 и более процентов (НДФЛ, социальные сбора и НДС).

Поэтому спорить о том, двигаемся ли мы по-прежнему быстро к катастрофе (точке небытия для России), или уже замедляем это движение, или, может, уже «даже и остановились» — абсолютно бесплодны, объективные реальные показатели не дают никаких свидетельств в эту сторону.

Вот так обстоят дела с нашей Россией. Найдите в этих выкладках ошибки, хотя бы одну. Но если нет, не получается — тогда не повторяйте за нашими правителями, что Россию ждут чудеса, никогда не случавшиеся с другими странами. Попробуйте, потрудитесь, друзья-сограждане, помогите найти хоть малейший шанс для России сохранить себя в будущем. Но, должен сразу предупредить: такие очевидные варианты, как переселить в РФ 250 миллионов китайцев не принимаются!



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3210
10480
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика