Итоги реформы РАН. Результаты опроса экспертного сообщества

Центром научной политической мысли и идеологии в октябре 2013 года было проведено исследование, посвященное реформированию Российской Академии Наук. Целью исследования является коллективная оценка проводимой реформы, ее сущности и характера, выработанная на основе мнений экспертов Российского экспертного сообщества.

Ситуация, сложившаяся вокруг реформы РАН вот уже несколько месяцев волнует и научное сообщество, и просто граждан России, неравнодушных и чувствительных к происходящим в стране событиям, преобразованиям и нововведениям. Почему такой интерес к, казалось бы, текущему рабочему вопросу, почему так много обсуждений в сети, открытых писем, откуда такое волнение и беспокойство? 27 сентября 2013 года Президент России подписал Федеральный закон о реформе Российской академии наук, что повлекло за собой ожесточенные дискуссии по поводу содержания закона и сроках его вступления в действие, а также вызвало резкое сопротивление со стороны сообщества ученых. Было создано Федеральное агентство научных организаций, в функции которого будет входить управление российскими научными организациями и учреждениями. То есть с 1 января 2014 года научные институты будут переданы в ведомство ФАНО, а роль РАН теперь заключается в «координации фундаментально-поисковых исследований в стране». Недоверие предлагаемым мерам реформирования российской науки, конфликт интересов, прежде всего материальных, недоумение по поводу возможности эффективного управления сельским хозяйством и медициной из одного кресла – вот только некоторые причины широкого обсуждения предпринимаемой реформы.

Перед нами стояли две задачи. Выяснить, какие причины, по мнению научного сообщества, лежат в основе предпринятых Правительством реформ и дать экспертную оценку их содержанию.

В ходе исследования применялся метод анкетного опроса, путем электронной рассылки было опрошено 145 экспертов Российского Экспертного Сообщества. Экспертная оценка как один из методов получения информации используется в разных областях научного знания. Этот метод позволяет получить данные разного типа – уникальную компетентную информацию по актуальным вопросам; коллективную оценку событий, социальных явлений; рекомендации по решению проблем, предложения по улучшению, исправлению проблемных ситуаций.

Компетентное экспертное знание является таковым в силу особых характеристик экспертов, а именно:

1. эксперт имеет собственное профессиональное мнение по исследуемому вопросу;

2. эксперт обладает научной логикой и способностью к анализу причинно-следственных связей;

3. непосредственная деятельность эксперта в предметной области исследования.

Среди экспертов, отвечавших на вопросы анкеты, оказалось 21,7% докторов наук, 50% кандидатов наук. Ученое звание доцента имеют 15,9%, профессора – 12,3%, всего с ученым званием экспертов 28,2%. Мужчин – 81,9%, женщин – 17,4%. Опросом было охвачено 34 региона России. 12% респондентов являются сотрудниками РАН.

Оценивая реальные причины проводимых реформ РАН, респонденты указали, что наиболее вероятные посылы реформы – это стремление к переделу имущества Академии, борьба за управление финансами и ошибочное (рыночно-коммерческое) представление о роли науки. Такие моменты, как необходимость более жесткой централизованной системы управления научными структурами и обновления кадрового состава научных институтов не рассматриваются экспертами в качестве ключевых. См. рис.1.


Рис.1. Причины проводимой реформы РАН

Как видно из представленных на диаграмме данных, причины проводимой реформы, по мнению экспертов, лежат в области материальных интересов, управленческие вопросы в данном случае вторичны. Декларируемые инициаторами реформы основания – необходимость обновления кадров, смена системы управления научными структурами, улучшение показателей научной работы, увеличение числа открытий, патентов и т.п. – все это, по мнению большинства экспертов, не является конечной целью реформирования. Цель эта заключается в стремлении получить доступ к материальным ресурсам РАН.

Чтобы проверить полученные данные, обратимся к результатам других опросов, посвященных той же тематике.ФОМ в июле 2013 года провел опрос «О реформе РАН» [1], в ходе которого задавался открытый вопрос «В чем, по вашему мнению, состоит суть конфликта между правительством РФ и руководством РАН?». Наиболее часто респонденты отвечали, что это борьба за управление имуществом РАН. Как было показано на рис.1, эксперты также видят стремление к переделу имущества Академий в качестве первопричины реформы.

Ту же картину показывают результаты другого опроса. Несмотря на иначе поставленный вопрос, вывод очень похож – большинство ответивших считают, что проводимая реформа РАН выгодна тем, кто хочет присвоить ее имущество (см. рис.2).

Рис. 2. Кому выгодна реорганизация РАН? [2]

Посмотрим, кто назначен руководителем ФАНО? Это человек, который к науке не имеет практически никакого отношения (если не считать пять месяцев в 2007 году, когда он являлся проректором по экономике и финансам в Сибирском федеральном университете), финансист. Так какие же вопросы призвана решать реформа, управлять которой будет типичный менеджер сферы финансов и собственности? Вопросы развития науки, фундаментальных исследований, кадрового резерва ученых? Или материальных ресурсов, находящихся до недавнего времени в ведении РАН? Видимо, нас ожидает переход к науке как рыночной отрасли, когда выгодные материально проекты будут поддерживаться, а остальные станут нерентабельны и потому неинтересны. В таком случае речи о фундаментальной науке вообще идти не может. Прикладные проекты, видимо на какое-то время получат развитие, но без опоры на фундаментальную науку вскоре базу развития.

С тем, что с российской наукой происходит что-то неладное, не поспоришь. Но реформа РАН и меры, стимулирующие развитие науки, отождествлять нельзя. Многочисленные публикации в СМИ по поводу нецелевого использования имущества Академий, нелицеприятные результаты проверки материальной деятельности РАН со стороны Счетной палаты, только подчеркивают подмену понятий. Подавляющее большинство экспертов согласны, что необходимость реформы РАН давно назрела. Небольшая часть респондентов полагает, что в преобразованиях никакой нужды нет. См. рис.3.

Рис.3. Необходима ли реформа РАН?

Молниеносность проводимой реорганизации РАН фактически не оставила времени выработать, представить на обсуждение и проанализировать альтернативные варианты реформы, организовать дискуссии на данные темы, предоставить возможность научному сообществу участвовать в судьбе российской науки. А были ли предложены содержательно иные варианты реформы? Эксперты считают, что были, но каждый пятый затруднился с ответом, а некоторые вообще не знакомы с альтернативными предложениями. См. рис.4.

Рис.4. Существует ли иной, нежели указывает принятый закон, предложенный кем-то другим эффективный путь реформирования РАН?

Экспертам был предложен набор утверждений, затрагивающих содержательные аспекты проводимой реформы и указывающих на возможные альтернативные решения назревшей проблемы. Большинство респондентов  согласны, что Болонская система и система ЕГЭ привели к снижению качества подготовки российских молодых ученых. Больше половины экспертов считают, что нужно реформировать, прежде всего, государственное управление наукой, разделить Министерство образования и Министерство науки и технологий, а Министерство по делам подготовки кадров высшей квалификации отделить от дел просвещения и первичного школьного образования. Приведение государственных расходов на науку (оплата труда, государственный научный заказ, инвестиции в развитие) в соответствие с мировыми нормативами по опыту других сопоставимых стран стимулировал бы рост престижности научного труда, уменьшил бы отток мозгов из страны, привел бы к омоложению научных кадров и росту научной эффективности, что также представляется нужным. См. рис.5.


Ряд 1 – Ключевой момент в реформировании РАН должен заключаться в том, чтобы привести государственные расходы на науку (оплата труда, государственный научный заказ, инвестиции в развитие) в соответствие с мировыми нормативами по опыту других сопоставимых стран.
Ряд 2 – Приведение государственных расходов на науку (оплата труда, государственный научный заказ, инвестиции в развитие) в соответствие с мировыми нормативами по опыту других сопоставимых стран стимулирует рост престижности научного труда, уменьшает отток мозгов из страны, приводит к омоложению научных кадров и росту научной эффективности.
Ряд 3 – В рамках реформы нужно серьезное ужесточение законодательных требований к бизнесу о финансировании инноваций и заказов на разработки в отечественной науке.
Ряд 4 – Нужно реформировать, прежде всего, государственное управление наукой, разделить Министерство образования и Министерство науки и технологий, а Министерство по делам подготовки кадров высшей квалификации отделить от дел просвещения и первичного школьного образования.
Ряд 5 – Болонская система и система ЕГЭ привели к снижению качества подготовки российских молодых ученых.

Рис.5. Количество экспертов, согласившихся с предложенными утверждениями о содержании реформы

Обращает на себя внимание то, что меньше всего экспертов согласились с тем, что в рамках реформы нужно серьезное ужесточение законодательных требований к бизнесу о финансировании инноваций и заказов на разработки в отечественной науке. Имеет ли группа экспертов, поддержавшая это предложение, какие-либо отличительные черты?

Среди них оказалось относительно большее число людей, видящих необходимость в построении более жесткой централизованной системы управления научными ресурсами (15,8% в отличие от 11,3% по выборке). В этой группе значительно меньше людей, считающих, что существует иной, нежели указывает принятый закон, предложенный кем-то другим эффективный путь реформирования РАН (2,6% в отличие от 9% по выборке). Что касается прогнозов последствий реформы, то они по многим показателям дают наиболее пессимистические прогнозы, особенно на ближайшую перспективу. Кроме того, среди них относительно больше экспертов, считающих, что деградация научного корпуса РАН столь высока, что ученые не могут ни предложить иного содержания реформы, ни отстоять ее альтернативы (47,4% в отличие от 41,4% по выборке).

А о чем, собственно идет речь, когда говорится о необходимости ужесточения законодательных требований к бизнесу в рамках финансирования инноваций и заказов в отечественной науке? Дело в том, что либеральная модель государства предполагает снижение степени его вмешательства во все сферы жизнедеятельности общества. Финансирование научных разработок в этом случае должны взять на себя частные компании, которым стало бы выгоднее поддерживать развитие отечественной науки и использовать отечественные разработки, нежели закупать их за рубежом. В этом случае в выигрыше была бы и научная сфера, получающая заказы из бизнес-структур, и частные инвесторы, использующие новейшие разработки по более низкой цене. К такой схеме работы должна выработаться привычка, чему способствуют соответствующие законодательные требования. Пока российские бизнесмены занимают выжидательную позицию. Год назад министр образования и науки Ливанов заявил, что к 2018-2020 годам государство и бизнес будут финансировать науку в соотношении 50:50. [3]

В августе 2013 года издание Times Higher Education опубликовало рейтинг, составленный по количеству денег, вложенных бизнесом в научные университеты, в пересчете на одного ученого. Россия в нем находится на 11 месте, обгоняя даже США. [4]

Rank

Country

Average Value Per Researcher (US$)

1

Korea, Republic Of

97,900

2

Singapore

84,500

3

Netherlands

72,800

4

South Africa

64,400

5

Belgium

63,700

6

Taiwan

53,900

7

China

50,500

8

Sweden

46,100

9

Denmark

43,600

10

India

36,900

11

Russian Federation

36,400

12

Turkey

31,000

13

Canada

27,200

14

United States

25,800

15

Australia

25,600

О чем это может говорить? Да хотя бы даже о той же кадровой проблеме, давно волнующей научную общественность, о проблеме выделения ставок для молодых ученых, об эммиграционных намерениях выпускников вузов, о набившей оскомину, но, тем не менее, не прекращающейся «утечке мозгов».

Суть в том, что эксперты не верят в возможность замещения частными компаниями сегодняшних функций государства по стимулированию развития науки, формированию заказов и поддержке российских ученых. То есть, не верят в то, что модель либерального государства, предполагающая наращивание частной собственности, может «сработать» в условиях современной России и чудесным образом решить проблемы клановости в научной среде, плагиата, отсутствия фундаментальных разработок и т.д. Кстати, в фундаментальных исследованиях заинтересовано прежде всего государство, не бизнес. Посмотрим, что показывает анализ объемов финансирования науки из средств федерального бюджета.

Табл.1 Финансирование науки из средств федерального бюджета. [5]

2000г

2005г

2010г

2012г

Расходы на гражданскую науку, млн. руб.

17396,4

76909,3

237644,0

355920,1

в том числе:

на фундаментальные исследования

8219,3

32025,1

82172,0

86623,2

на прикладные исследования

9177,1

44844,2

155472,0

269296,9

Финансирование российской науки из федерального бюджета увеличилось с 2000 года примерно в 20 раз, при этом затраты на фундаментальные исследования выросли в 10,5 раз, а на прикладные – в 29,3 раза. В 2000-м году на фундаментальную науку тратилось 47,3% поступающих из бюджета средств, в 2005 – 41,6%, в 2010 – 34,6%, в 2012 – 24,3%, тенденция просматривается четко. То есть приоритет отдается решению конкретных технологических задач, а не поиску принципиально нового знания. Прикладные исследования, конечно, тоже важны, но необходимо понимать, что их возможности связаны с развитием именно фундаментального знания, без приращения которого их результаты станут попросту не интересны.

Приведет ли принятие закона "О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" к позитивным изменениям или только усугубит положение российской науки? Подавляющее большинство экспертов высказали опасения, что деградация науки в России только усугубится с принятием данного закона. Небольшая часть опрошенных настроена оптимистично, а каждый четвертый затруднился однозначно дать оценку последствиям. См. рис. 6.

Рис.6. В целом, к чему приведет принятие закона "О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"?

Анализ ответов экспертов, работающих в институтах РАН, показал, что большинство из них (62,5%) также считают, что последствием реформы станет деградация российской науки, 12,5% надеются на позитивные перемены, а каждый четвертый (25%) затруднился ответить.

Данные, полученные в ходе опросов, подтверждают экспертные оценки. 70,6% россиян считают, что проект закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» приведет к разрушению РАН и отечественной науки. [6]

Рис.7. К каким последствиям приведет принятие закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»?

По данным другого опроса, проведенного в социальной сети, 77% россиян считают, что «такие реформы РАН России не нужны. Они убьют науку». [7]

В конфликте, возникшем в связи с реформированием РАН, задействованы как минимум три субъекта – руководство РАН, состав ученых РАН, Правительство и Президент РФ. Мнения экспертов относительно того, какая сторона в разразившемся споре права, разделились. Часть респондентов полагает, что в данном конфликте нет субъекта, чья позиция верна. Почти столько же считают, что мнение ученых более близко к истине. И только каждый седьмой эксперт утверждает правоту Правительства и Президента РФ по вопросу реорганизации РАН. См. рис.10.


Рис.10. Какая сторона права в конфликте, возникшем в связи с реформой РАН?

Снова обратимся к данным других исследований: ФОМ в июле 2013 года провел опрос «О реформе РАН» [8], в ходе которого задавался открытый вопрос «Как вы считаете, кто прав в конфликте по поводу реформы РАН: правительство РФ или руководство РАН?». Ответы распределились следующим образом: 16,7% считают, что право Правительство РФ, 33,3% - что руководство РАН, 12,5% - что не права ни одна сторона, 37,5% затруднились ответить [9]. Обращает на себя внимание то, что, несмотря на неодинаковый набор предлагаемых ответов, мнение экспертов относительно позиции Правительства РФ полностью релевантно мнению россиян (15,07% и 16,7% соответственно).

Очевидная неоднозначность проводимых реформ ставит вопрос о том, какой из трех Академий (РАН, РАСХН, РАМН) все-таки выгодно это объединение, и кому такая реорганизация невыгодна. Эксперты категоричны – в результате проводимой реформы ни одна из Академий не выигрывает. Контрольный вопрос показал, что большинство респондентов полагают, что больше всего пострадает РАН. См. рис. 11 и 12.

Рис.11. 

Рис.12.

  Можно ли в принципе объединять эти Академии? Не слишком ли они разнородны? Большинство ученых считают, что характер их деятельности таков, что они принципиально не совместимы. Однако часть респондентов не видят в объединении большой проблемы. См. рис.13.

Рис.13.

Наблюдая организацию и проведение процесса реформирования, анализируя характер предлагаемых изменений и особенности обсуждений, ведущихся по поводу реформы, можно сделать некоторые выводы.

Подавляющее большинство экспертов согласны со следующими утверждениями:

·  молниеносность и закрытость реформы усугубит положение российской науки;

·  давно назревшая необходимость реформирования РАН стала прикрытием борьбы за управление собственностью;

·  гражданское общество неспособно отстаивать собственные мнения по поводу государственных решений.

Полное распределение ответов представлено на рис.14.

Рис.14.

Как видно из диаграммы, большинство экспертов настроены весьма скептически относительно утверждений, несущих позитивный посыл, и поддерживает высказываемые опасения.

Итак, какие же выводы можно сделать по результатам экспертного опроса? Правительство РФ воплощает свои инициативы в жизнь, абсолютно не принимая во внимание мнение общественности и не считаясь с научным сообществом. В споре между Правительством РФ и руководством РАН необходимо прислушаться к мнению состава ученых РАН, проанализировав другие варианты реформы. Необходимость в реорганизации российской науки действительно имеется, однако, методы и, главное, содержание проводимой реформы не только не улучшат ситуацию, а, по мнению экспертов, напротив, усугубят ее кризисное состояние.

Реформировать нужно, прежде всего, систему государственного управления наукой, например, разделив Министерство образования и Министерство науки и технологий, Министерство по делам подготовки кадров высшей квалификации отделить от дел просвещения и первичного школьного образования.

О разрушительных последствиях для системы образования и, следовательно, для российской науки, вызванных Болонской системой и переходом к ЕГЭ не говорил только ленивый, однако Правительство упорно поддерживает указанные инициативы, несмотря на мнение как специалистов, так и широкой общественности.

Административные действия не тождественны реформированию науки. По этой причине текущая реформа выглядит как комплекс мер по переделу имущества. Каждый шаг реформы должен быть тщательно продуман, вынесен на обсуждение с научным сообществом. Скорость, с которой принимаются решения, не оправдана и заставляет сомневаться в компетенции чиновников, их принимающих.

Есть ли вообще основания полагать, что реформа РАН станет успешной? Какие недавние ассоциации приходит на ум при упоминании слова «реформа» в контексте действующего Правительства? Модернизация системы образования, реформа агропромышленного комплекса, модернизация промышленности РФ. Либеральным политикам не требуется РАН с теми функциями, которые она выполняла – реализация фундаментальных научных проектов. Политика либерализации не предполагает ни развитие образования, ни научный прогресс для России.



[1] 43 субъекта РФ, 100 населенных пунктов, 1500 респондентов

[2] РОМИР, июль 2013

[3] Интервью газете «Коммерсант», ноябрь 2012. http://www.uralcollege.ru/sub/interes/pub/1131.html

[4] http://www.timeshighereducation.co.uk/news/east-asia-leads-the-world-in-business-funding/2006387.article

[5] Источник: Росстат. http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/science_and_innovations/science/#

[6] Онлайн-опрос, 2013. Нанометр. Нанотехнологическое сообщество. http://www.nanometer.ru/

[7] http://www.iarex.ru/interviews/38441.html

[8] 43 субъекта РФ, 100 населенных пунктов, 1500 респондентов

[9] Вопрос задавался только тем россиянам, которые знают о реформе РАН


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
320
822
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика