Экономика

Кремлёвский тупик

Кремлёвский тупик

Александр Олегович Русин, публицист и блогер, Новосибирск

Конец декабря. Время подводить итоги. Вот и президент послал нам свое послание. И на разные вопросы ответил. И премьер с нами поговорил.

И на основании всего сказанного в последнее время президентом, причем не только в ходе последних выступлений, а учитывая еще и прошлогодние заявления, послания, обещания, интервью, суммируя их с наблюдаемыми за последние полтора года результатами, можно сделать один простой вывод — Кремль зашел в тупик. Глухой и окончательный тупик.

Вы не согласны?

Тогда давайте посмотрим на то, что мы имеем на текущий момент.


ЭКОНОМИКА

Структура экономики за последние полтора года практически не изменилась. Все тот же экспорт сырья и импорт готовой продукции всех видов. Вы скажете, что полтора года для этого мало? Да, мало. Но ведь даже сдвигов незаметно. И конкретного плана нет. Не видно, чтобы по всей стране строились заводы, которые через 5–10 лет начнут давать продукцию. Один из ключевых показателей, исходя из которого верстался бюджет следующего года — снова цена на нефть. И снова она запланирована выше, чем будет на самом деле. И снова в феврале предстоит пересматривать бюджет. При этом всем уже понятно, что с такой структурой экономики, к которой пришла Россия, будущего нет. Никакой серьезной войны с такой экономикой не выиграть — ни горячей, ни холодной, ни экономической, ни гибридной.

Сырьевая экономика — это путь к поражению, который можно только растянуть во времени. Это путь в никуда. Но что делается для того, чтобы свернуть с этого пути? Практически ничего. Даже такого банального решения как национализация Роснефти и Газпрома, введение госмонополии на экспорт природных ресурсов — даже этого не только не сделано, но и не запланировано.

Президент и правительство за последние полтора года многократно повторили, что сохраняют либеральный экономический курс. Но этот курс автоматически означает и сохранение прежней структуры экономики, потому что в рамках либерального курса снять Россию с нефтегазовой иглы нельзя. Газпром, Роснефть и другие корпорации просто не заинтересованы в изменении структуры экономики и по собственной инициативе они ничего не будут менять. Доходы от добычи нефти и газа, пока они принадлежат корпорациям, никогда не пойдут в развитие промышленности, науки и образования, а будут по-прежнему распределяться в виде дивидентов и вкладываться в увеличение добычи.

Снять Россию с сырьевой иглы одними посланиями нельзя.

Это все равно, что снимать с иглы наркомана, читая ему лекции о вреде наркотиков. Снять Россию с сырьевой иглы можно только административными мерами — национализация, госмонополия, запрет на экспорт сырой нефти и так далее.

Добывать и продавать сырье гораздо проще и выгоднее, чем строить сложные производства с горизонтом окупаемости более 20 лет. Особенно когда закрыт доступ к кредитам на внешних рынках, а рубль недостаточно стабилен для долгосрочных проектов. Да и нет на самом деле в экономике России рублей для крупных проектов, уровень монетизации 37% — это крайне мало, этого хватает только чтобы выплатить зарплаты, которые немедленно будут потрачены в магазинах. Для долгосрочных инвестпроектов в масштабах всей страны уровень монетизации должен быть больше в 2–3 раза, а процентные ставки наоборот должны быть ниже.

Поэтому бизнесу просто невыгодно заниматься долгосрочными и дорогими проектами строительства заводов. Да и возможностей для этого у бизнеса по большому счету нет. Возможности есть только у Газпрома, Роснефти и еще нескольких корпораций, но им опять же выгоднее вкладываться в добычу сырья, чем строить заводы. Заводы — это не их бизнес.

Так где те изменения, которые позволят изменить структуру экономики, пусть не за год-два, пусть за 10 лет, но где они?

Их нет. Их даже не начали делать. Более того — они не запланированы.

Все, что заявлял президент — это то, что не нужно давить на Центробанк и для снижения ключевой ставки должны сформироваться некие условия. Как бы сами. То есть надо просто подождать. А про монетизацию, эмиссию рубля, национализацию сырьевых корпораций, госмонополию на экспорт сырья — ничего. Даже не уровне слов ничего.

По логике, учитывая ситуацию, надо все доходы от экспорта сырья бросить на реиндустриализацию, ввести мораторий на выплату дивидендов в нефтегазовой отрасли — все до цента, что Россия получает от экспорта сырья, надо направить на закупку оборудования для заводов, как это было в 30-е годы, только тогда экспортировали не нефть и газ, а зерно. Но этого не делается.

Ситуация в мире с каждым годом все сложнее и если даже не грянет большая мировая война, то в любой момент может начаться глобальный экономический кризис. И США не отказались от своей стратегии давления на Россию, не отказались от расширения НАТО. А Кремль и правительство ведут себя так, будто вот-вот цены на нефть начнут расти и все вернется на круги своя. Словно пытаются банально пересидеть «непогоду».

Это ли не тупик?


ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ

Про импортозамещение начали говорить год назад, когда стало понятно, что высокая зависимость России от импорта становится просто небезопасной. Но что сделано на этом направлении за год?

Большая часть европейского импорта просто заменена на азиатский и латиноамериканский. А часть европейской продукции просто пошла обходными путями через Белоруссию и Казахстан. Так что мы импортозаместили?

Допустим, что доля собственной сельхозпродукции повысилась, но что в остальных отраслях?

Россия по-прежнему пользуется импортным оборудованием, в том числе для добычи нефти и газа. Счетчики, измерительная аппаратура, промышленная автоматика — почти все поставляется из-за рубежа. Электроника, бытовая техника… станки, инструменты…

Кстати, даже в сельском хозяействе мы закупаем за рубежом семенной материал, без которого любое импортозамещение может быть в одночасье умножено на ноль.

Платежные системы

Россия по-прежнему зависит от систем Visa и MasterCard. Собственной платежной систему у нас не внедрено. Проект Сбербанка Про100 — так и остался проектом, до внедрения дело не дошло, поговорили и забыли. Даже сам Сбербанк продолжает выдавать своим клиентам карты Visa — можете проверить, я получил новую карту в сентябре, никаких карт Про100 мне никто даже не предложил. В обращении их нет.

А теперь представьте, что США заблокировали для России системы Visa и MasterCard. Это будет означать моментальный паралич розничной торговли в крупных городах. Примерно половина покупок в супермаркетах осуществляется по картам. Или вы думаете, что можно будет пойти и просто снять наличные в банкомате? А вам не кажется, что если все в один день пойдут снимать наличные, то наличности может просто не хватить?

Выше уже было сказано про низкий уровень монетизации экономики России. Он очень низкий. Если к этому еще добавится дефицит наличных денег и невозможность расчетов по пластиковым картам… ничего хорошего не будет.

А главное — возникает вопрос, почему даже такую проблему как отсутствие национальной платежной системы правительство не может решить?

Решение этой проблемы даже не запланировано, про это не было сказано ни в послании президента, ни где-либо еще. Про нее говорили полтора года назад и с тех пор не возвращались. Поговорили и забыли.


ФИНАНСОВЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ

Центробанк России по-прежнему ограничен в праве эмиссии рубля. Объемы эмиссии увязаны с валютной выручкой, которую Россия получает от экспорта, в первую очередь от экспорта нефти и газа. Данное ограничение само по себе держит Россию на нефтегазовой игле, поскольку требует поддерживать высокий уровень экспорта сырья для того, чтобы иметь возможность поддерживать рублевую массу в экономике. Это же является причиной низкого уровня монетизации. Почему правительство не вернет России право свободной эмиссии рубля? Ограничение на эмиссию рубля — это по сути является базовым ограничением суверенитета России. Право свободного выпуска собственных денег — базовое право суверена. Если это право ограничено — суверенитета как такового нет.

При этом право эмиссии должно принадлежать не Центробанку, иначе Россия станет собственностью банкиров, это право должно принадлежать правительству и регулироваться государственной думой. Государственная дума должна устанавливать правила и пределы эмиссии на очередной год вместе с принятием бюджета, а правительство должно оперативно в течение года осуществлять эмиссию в соответствии с текущей экономической ситуацией исходя из установленного правила. Так должно быть.

Допустим, в период высоких цен на нефть попросту не возникало необходимости в дополнительной эмиссии рубля. Но за последние два года ситуация сильно изменилась. Сегодня России объективно необходимо слезать с нефтяной иглы и повышать степень независимости от внешних рынков.

России как никогда нужен суверенитет. Но его нет.

Да, в США тоже эмиссией долларов управляет не правительство, не президент, не парламент, а ФРС — частный банк. США тоже не обладают суверенитетом в полном смысле слова. США принадлежат частным банкирам. Но в США обладающий правом эмиссии банк хотя бы находится на территории самих Штатов. Да и вообще, это проблема американцев, кому принадлежит их страна.

А в России эмиссия рубля увязана с валютной выручкой от экспорта. Это значит, что Россия по сути принадлежит тем, кто обеспечивает эту валютную выручку — то есть Газпрому, Роснефти и другим сырьевым корпорациям. И, конечно же, тем, кто платит России доллары за нефть и газ. В конечном счете — тем, кто эти доллары выпускает. То есть ФРС США.

Ограничение на право эмиссии рубля — это в конечном итоге ограничение суверенитета и принадлежность России международным банкирам, владельцам сырьевых корпораций и покупателям сырья.

Страна всегда принадлежит тому, кто печатает деньги.

Но за последние два года, в последних посланиях президента — ничего не сказано о том, что Россия собирается возвращать себе право эмиссии рубля, то есть возвращать себе суверенитет.

Даже на уровне планов и заявлений об этом не говорится.

То же самое касается и хранения российских фондов в облигациях США. Правда через год-два эта проблема исчезнет вместе с исчерпанием фондов, которые будут потрачены на покрытие дефицита бюджета, но то, что правительство так и не отказалось от облигаций США, само по себе очень характерно.


УКРАИНСКИЙ ТУПИК

Список проблем, которые не только не решены за последние два года, но даже не находятся в процессе решения, не имеют плана решения, можно продолжать и продолжать. 

Можно отдельно поговорить про минские соглашения, которые являются яркой демонстрацией тупика в проблеме отношений с Украиной, в проблеме Донбасса и всего юго-востока Украины. И не нужно говорить, что не мы создали эту ситуацию — это неправда, Россия соавтор этой ситуации. Сложившаяся ситуация — это результат ликвидации СССР, к которому Россия имеет самое непосредственное отношение. Это результат неудачной политики в отношении Украины на протяжении многих лет. Это, в конце-концов, результат присоединения Крыма.

Как Россия собирается решать проблемы с Украиной? Предложенные и продавленные Кремлем минские соглашения — это не выход из ситуации, это очередной тупик, глухой тупик.


БОДРОЕ ТОПТАНИЕ НА МЕСТЕ

Можно поговорить о других проблемах, о кривой и косой партийной системе, о нарушении принципа разделения властей, о монополизации политики.

Можно поговорить про пенсионную реформу, которая фактически провалена, но правительство отказывается это признавать. Можно поговорить про образование, про вредительский характер ЕГЭ, на эффективности которого минобрнауки продолжает настаивать по сей день.

И какую бы тему мы не подняли, разбор каждой ведет к одному и тому же — Кремль находится в глухом тупике.

В лучшем случае делаются какие-то косметические изменения, не меняющие ситуацию в целом.

В лучшем случае достигаются какие-то локальные тактические успехи, которые не оказывают практически никакого влияние на стратегию и общее положение дел. Построили где-то какой-то завод — хорошо. Но одновременно с этим сгорело, закрылось или обанкротилось несколько других. Построили одну больницу — закрыли другую или даже две. Повысили среднюю зарплату учителям — сделали это за счет сокращения школ. Повысили среднюю зарплату медикам — сделали это за счет сокращения младшего медперсонала и передачи его функций оставшимся. Взяли Крым — отбросили Донбасс и всю Украину. А все потому, что Кремль топчется на месте, находясь в системном тупике. Иногда делает шаг влево, шаг вправо, поворачивается то в одну сторону, то в другую, но тупик остается.

Иногда Кремль начинает демонстрировать бодрую походку, но эта бодрая походка все равно на одном месте.

Иногда Кремль незаметно делает шаг назад, а потом, очень торжественно, под всеобщие аплодисменты делает один шаг вперед. Но этот шаг на то же место, где были только что. Или чуть в сторону. Но в тот же тупик.

Или может быть я чего-то не учитываю?

Может быть где-то у нас есть заметное движение вперед?


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

Разворот на восток? Отношения с Китаем? Не думаю. Это разворот в том же самом тупике. Отношения с Китаем тоже строятся вокруг поставок нефти и газа в Поднебесную с целью покупки готовых товаров. Даже если вместо долларов в расчетах будет использоваться юань, это не меняет принципа отношений. Китай не заинтересован развивать российскую промышленность, Россия нужна Китаю только как поставщик сырья, по-возможности дешевого сырья.

Прорыв на Ближнем востоке? Спасение Сирии? Сомневаюсь. Во-первых, Сирия пока не спасена, до спасения там еще очень далеко. Праздновать победу над террористами тоже рано. Во-вторых, Сирия — еще не весь Ближний восток и неизвестно, какими будут отношения с другими странами региона по итогам войны в Сирии. К примеру, отношения с Турцией и Египтом уже ухудшились. Конечно, Эрдоган сволочь, но экономические отношения разрушены не персонально с Эрдоганом, а с Турцией вообще. В общем, подводить итоги сирийской операции еще рано, тем более не стоит заранее праздновать победу.

Что еще может Кремль записать в свой актив?

Только не надо вспоминать рост экономики 10 лет назад, речь не о том, что было когда-то. Когда-то мы победили во Второй мировой войне, но это уже история. Так же, как и рост ВВП России в начале нулевых.

Да, 10–15 лет назад произошли определенные изменения, Россия сделала несколько шагов, правильных или нет — не будем здесь спорить.

Речь о том, что в последние 2 года Кремль оказался в системном тупике и движения, которого требует ситуация, в последнее время нет и судя по посланию, пресс-конференции президента и планам на следующий год — не будет.


МОДЕРНИЗАЦИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ

Кто-нибудь наверняка напомнит про модернизацию армии. Новые корабли, крылатые ракеты, танк Армата, корпорация Ростех…

Во-первых, модернизация армии — это один из шагов, сделанных ранее. Танк Армата — это вообще разработка, начатая в 90-м году. Да и не был он пока на поле боя, чтобы выводы делать. Да и многие другие разработки последнего времени пока не показали себя в бою.

А во-вторых, и это главное — в экономической войне армия не поможет. А война вполне может развернуться на экономическом поле. Но даже если начнется классическая механизированная война (что маловероятно) — для нее потребуются ресурсы. Для армии нужен крепкий тыл. Армия без тыла ничтожна, каким бы современным вооружением она не располагала. И опыт Первой мировой это очень наглядно показал — Россия упустила победу в Первой мировой, когда армия ее уже завоевала. А упущена эта победа была по внутриполитическим и экономическим причинам.

И в-третьих, про это очень редко вспоминают — даже самой современной техникой кто-то должен управлять. Техника сама по себе воевать не способна. А кто будет управлять? Выпускники ЕГЭ? Напомню, что при Сердюкове был сокращен целый ряд военных ВУЗов, что усугубляет и без того плачевную ситуацию с кадрами.

Таким образом, даже успехи в области модернизации армии являются достаточно локальными и не решают многих других проблем, а наоборот, могут оказаться умноженными на ноль из-за провала в других областях.

Так же, как импортозамещение в сельском хозяйстве может упереться в импортный семенной фонд, без которого все просто встанет, так же и российская армия может стать заложником разрушенной системы образования и слабой экономики.

Яркий пример — танк Армата, который заглох на Красной площади. Он заглох не потому, что танк плохой, а потому, что танкист перепутал педали. А выпускающий Армату Уралвагонзавод в прошедшем году едва не стал банкротом по иску Альфа-банка.

Так чего стоит модернизированная армия, если в ней не хватает грамотных летчиков, танкистов, командиров, связистов, если выпускающие стратегическую продукцию заводы зависят от банков, банки находятся в руках либеральной элиты, а экономика страны критически зависит от экспорта сырья, то есть от других стран, которые в любой момент могут стать противниками. И даже собственные российские деньги — не совсем собственные, потому что их выпуск тоже зависит от экспорта сырья, а значит от других государств.

Повторюсь — локальные успехи на отдельных участках не меняют ситуации в целом и не обеспечивают выхода из того тупика, в котором оказался Кремль.


ГОРЬКИЙ ИТОГ: ТУПИК НОСИТ СИСТЕМНЫЙ ХАРАКТЕР

И выйти из этого тупика Кремль не способен.

Но это не потому, что в Кремле сидят дураки и не понимают ничего, что сказано выше. Все там прекрасно понимают. И как справедливо заявляют некоторые читатели, в Кремле гораздо больше информации, чем у меня.

Однако несмотря на все свое понимание, несмотря на весь массив информации, выйти из тупика Кремль все равно не способен.

Кремль не может выйти из тупика по той же причине, по которой в свое время не смог выйти из тупика Николай II со своими министрами, у которых тоже было много информации и которые были намного более патриотичны, чем нынешняя элита. Не смог в свое время выйти из тупика и Советский Союз — не только из-за Горбачёва, если бы дело было в одном Горбачёве, его бы просто заменили, но тупик был системным, советская элита в 80-е годы просто не имела выхода из того тупика, в который ранее сама же зашла. Выхода из тупика у Кремля нет по одной простой причине — Кремль сам ограничивает себя теми рамками, которые блокируют свободу действий и делают невозможными стратегически важные шаги.

И эти рамки я вам назову:


Вашингтонский консенсус

Это тип макроэкономической политики, который был сформулирован английским экономистом Джоном Уильямсоном в 1989 году как свод правил экономической политики и рекомендован руководством МВФ и Всемирного банка к применению в странах, испытывающих финансовый и экономический кризис.

Россия приняла Вашингтонский консенсус после ликвидации СССР в начале 90-х и до сих пор не отказалась от него.

Вашингтонский консенсус включает 10 рекомендаций:

1. Поддержание фискальной дисциплины (минимальный дефицит бюджета);

2. Приоритетность здравоохранения, образования и инфраструктуры среди государственных расходов;

3. Снижение предельных ставок налогов;

4. Либерализация финансовых рынков для поддержания реальной ставки по кредитам на невысоком, но всё же положительном уровне;

5. Свободный обменный курс национальной валюты;

6. Либерализация внешней торговли (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин);

7. Снижение ограничений для прямых иностранных инвестиций;

8. Приватизация;

9. Дерегулирование экономики;

10. Защита прав собственности.

Обратите внимание на п.6, 7, 8 и 10. Именно эти пункты не позволяют национализировать Газпром и Роснефть, пересмотреть приватизацию, проведенную в 90-е годы, ввести госмонополию на экспорт сырья и так далее.

Пока Кремль соблюдает Вашингтонский консенсус, выход из тупика в принципе невозможен. Никакая реиндустриализация не запустится, никакое импортозамещение в необходимых объемах не будет налажено, монетизация останется на низком уровне, ставки на высоком, эмиссия рубля будет по-прежнему ограничена выручкой от экспорта сырья.

Почему Кремль соблюдает Вашингтонский консенсус — догадаться нетрудно. Это нужно для руководства и владельцев корпораций (Роснефть, Газпром, Лукойл и др.) и банков, которые являются владельцами России исходя из того, что от них зависит эмиссия рубля и наполнение бюджета.

Это замкнутый круг. Чтобы отменить Вашингтонский консенсус, нужно национализировать как минимум Роснефть, Газпром и Сбербанк, начать самостоятельную эмиссию рубля, иначе экономика рухнет. А чтобы все это сделать — нужно отменить Вашингтонский консенсус.

Но есть и еще, не менее мощные рамки:


Ошибка 1991

Чтобы начать исправлять ошибочные решения, принятые в 90-е годы, нужно признать ошибочной ликвидацию СССР в 1991 году, с которой все и началось.

Невозможно исправлять следствия, продолжая признавать причину.

Да, восстановление Союза в прежнем виде неосуществимо, но это не значит, что решения 1991 года нельзя признать ошибочными и начать их последовательное исправление в новых реалиях.

Однако Кремль панически боится объявлять ликвидацию Союза ошибкой, потому что за этим могут последовать такие изменения, которые приведут к потере власти демократами-антисоветчиками.

За этим последует и отказ от Вашингтонского консенсуса и отказ от либеральной экономики. За этим последует пересмотр отношений с НАТО, пересмотр всей внешней политки. За этим последует новое движение за воссоединение, которое полтора года назад началось в Донбассе и было с большим трудом остановлено принятием минских соглашений.

Вся власть современной России держится на «ошибке 1991», потому что именно с ликвидацией СССР, роспуском КПСС и переходом от социалистической системы к демократии западного образца пришли к власти все те, кто сейчас находится в Кремле, правительстве и госдуме. И на местах тоже.

Признание ошибки 1991 года будет фактически означать отказ от собственной власти.

Но и это еще не все:


Отказ от имперского статуса России

Кремль пытается развивать Россию, не делая ее при этом империей. В этом и заключается одно из принципиальных противоречий.

Россия может быть сильной только будучи империей, иного не дано.

Империя может быть разной, СССР тоже был империей, только не такой, как Римская. И США — тоже империя.

Прочитайте определение: Империя (от лат. imperium — власть) — могущественная держава, объединяющая разные народы и территории в единое государство с единым политическим центром, играющая заметную роль в регионе или даже во всем мире.

Если Россия не выступает, как империя, то она либо не может объединять народы и территории в единое государство, либо не может быть могущественной державой.

Если же Россия объединяет народы и является могущественной державой, то она является империей по определению этого термина. И соответственно должна действовать как империя.

Нельзя быть могущественной державой, объединяющей народы, но при этом не быть империей.
А быть империей — это значит действовать как империя.

Присоединив Крым, Россия поступила как империя, но затем отказалась от Донбасса и тем самым отказалась от роли империи, что и вызвало массу противоречий, приведших к войне.

Если Россия не выступает как империя — она будет терять территории и влияние, пока не превратится в Московское княжество. Если же Россия выступает как империя — она должна действовать как империя постоянно, а не эпизодически, пытаясь обосновать свои действия волей крымчан, тем самым отказываясь от своей ведущей роли в решении данного вопроса.

Но Кремль боится имперского статуса России, потому что это не только открывает возможности, но и накладывает большую ответственность, требует решительных действий у своих границ и за границами. А для этого нужна не только сильная армия, но и сильная независимая экономика, которая на данный момент ограничена Вашингтонским консенсусом. Поэтому Кремль и находится в тупике. Тупик образован системой из нескольких мощных рамок: Вашингтонский консенсус. Ошибка 1991 года. Отказ от имперского статуса. Эти рамки взаимосвязаны, что принципиально важно. В этом и заключается системность тупика. Нельзя выйти из одной рамки, продолжая соблюдать остальные.

Отказ от Вашингтонского консенсуса ведет к признанию ошибки 1991 года и превращению России в империю. Признание ошибки 1991 года ведет к отказу от Вашингтонского статуса и опять же к империи. Признание имперского статуса России требует отказа от Вашингтонского консенсуса и признания ошибки 1991.

А Кремль с его нынешними обитателями к этому не готов.

Поэтому все, что мы наблюдаем — это переступание с ноги на ногу на одном месте, шаги влево-вправо, развороты, приседания, иногда бодрый марш, но опять же на одном и том же месте. А если Кремль делает решительный шаг вперед под аплодисменты публики — это означает лишь то, что перед этим был незаметно сделан шаг назад.

Кремль находится в глухом системном тупике и выйти из него — не хватает ни смелости, ни воли. Возможно, Кремль надеется, что тупик «рассосется» сам собой. Грянет большая война и там как-нибудь что-нибудь само решится. Или Вашингтон исчезнет вместе с консенсусом или что-нибудь еще.

Но мне кажется, что надежда на исчезновение тупика — это такая же утопическая надежда, как вера в невидимую руку рынка, которая должна все отрегулировать сама.

Кремль сам зашел в тупик — он сам принял в 90-е годы Вашингтонский консенсус, сам ликвидировал СССР, сам отказался от имперского статуса России. И выходить из тупика тоже придется самому. Только делать это, по всей видимости, мы будем уже с какими-то очень другими людьми у руля нашей страны.

Источник


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Итоги года и ожидания на 2016 год

Проект «Антироссия»: целевой замысел в исторической реконструкции

Идеология как фактор государственной успешности: сравнительный, исторический, страновый анализ

Тупиковые исторические флуктуации государства

Империя-донор: нравственный подвиг как основа российской цивилизации

Не потерять будущее — сохранить Россию

Начало «холодной войны»: ответ Сталина на «дипломатию силы»



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

Яндекс.Метрика Индекс цитирования.
Рейтинг@Mail.ru