Оппозиция, которая не «сдуется»

Оппозиция, которая не «сдуется»

«Оппозиция сдулась», — кричат казённые пропагандисты, освещающие события с акциями протест в Хабаровске. Мол, всё, «западные деньги кончились», «руку Киева подрезали», «хабаровчане раскусили, что к чему» и народные реки на улицах обмелели. Непонятно главное: при чём тут оппозиция, которая «сдулась»?

Для начала нужно бы понять, а «надувалась» ли она вообще? То, что в путинской России номинировано на роль оппозиции, на самом деле таковой не является. По большому счёту, всё, что принято под нею понимать, это иллюзия, подлог, монтаж, фокус, трюк. И системные КПРФ,  ЛДПР и «Справедливая Россия» в РФ являются частью политической элиты. В имитации оппозиционности, в обеспечении предоставления оппозиционных услуг населению и заключается её ролевая функция.

Есть несколько внесистемных партийных объединений либеральной ориентации — «Яблоко», «Правое дело», «Парнас», «Гражданская платформа». Но сказать, что это оппозиция, имеющая отличное от действующей власти мироустройство России, это обмануть и себя и всех вокруг. Серьёзного идеологического различия между этими объединениями не просматривается, единственное, в чём они отличны друг от друга это в персоналиях «директоров» партий и, надо полагать, источниках финансирования.

Мелкие политические структуры России, как зарегистрированные так и нет, не представляют собой  силы, имеющей потенциал стать оппозицией в её классическом понимании и с точки зрения потребностей страны в обновлении политического устроения. Увы, но ещё ни одна из российских партий не представила народу научно обоснованную и пошагово смоделированную программу действий и перемен. Исключение здесь, пожалуй, составляет только Партия нового типа, входящая в движение сторонников Программы Сулакшина, ставящего задачу смены парадигмы развития страны.

Так о какой оппозиции, которая «сдулась», говорят провластные бумагомараки? Если бы в России сегодня действительно была оппозиция, то вся страна превратилась бы в большой Хабаровск. И причиной массовых выступлений был бы отнюдь не арест С.Фургала, а требование кардинальных перемен во всей стране. Впрочем, такая оппозиция просто не допустила бы событий, которые привели к дальневосточным протестам. Они бы были априори не нужны, так как баланс власти и оппозиции сохранял бы относительное равновесие общественно-политических сил и влиял на качество всех принимаемых в стране решений.

Событие с арестом Фургала стало только поводом для выплеска годами копившихся настроений граждан, для этого крика отчаяния людей, которые устали от лжи и беспредела власть предержащих. Даже в ситуации, когда вся страна обратила взоры на Дальний Восток, когда хабаровчан начали поддерживать в Москве, Санкт-Петербурге и  других регионах, путинский режим продолжает лгать и изворачиваться — как непосредственно и самолично, так и через своих телевизионных шоуменов.

Настоящая оппозиция держала бы путинский режим в ежовых рукавицах. Не позволяла бы ни одному чиновнику сказать слово, которое бы шло вразрез с мнением большинства народа. Считалась бы каждая копейка и каждый голос. Под микроскопом рассматривался каждый закон и указ, каждое решение и постановление. Везде — от Москвы до самых до окраин.

Присутствие монолитной, реальной оппозиции не позволило бы путинскому режиму провести в жизнь поправки к Конституции, заложившие какую-то африканскую норму об обнулении сроков правления В.Путина. Да, собственно, если бы в РФ была настоящая оппозиция, то уже с 2008 года о Путине, как о правителе, давно забыли. Были бы избраны другие люди, возможно, в России уже давно начались бы системные изменения. Иногда мы просто не осознаём масштабов бед страны, которые принёс путинизм и не представляем, как много придётся менять в России после Путина для того, чтобы снова вернуть страну на курс развития и спасти её от развала и деградации. Важно, что многие митингующие в Хабаровске это понимают. И выходят на митинги протеста именного потому, что не могут не выходить. Они устали от того, что их выбор не уважают, они устали быть рабами.

Путин создал в стране систему, при которой его группировке уже не надо заниматься подлогами волеизъявления граждан или проводить политтехнологические мероприятия по поднятию рейтингов.

Политтехнологии в РФ стали просто не нужны. Власть говорит с народом исключительно с позиции силы. Власть, по сути, перешла границу, которая отделяет либеральную демократию от диктатуры. Мало того что эта система самозащищена юридически, но она подвела под оборону своих крепостных стен и идеологический фундамент, она подмяла ценности, возвела неуязвимые редуты для проникновения иных смыслов существования страны и народа.

Какие смыслы сегодня правят в России? Недавно прочитал комментарий одного пользователя соцсетей о том, что Путин — молодец — он запустил естественный процесс в Донецкой и Луганской республиках. А именно: кто может уехать — уезжает, кто может выжить в условиях резервации — выживает, кто не может — умирает. Но вот что подумалось: этот принцип социал-дарвинизма властвует и в Большой России, он овладел умами большинства, увы, пока ещё не осознавшего, что это дорога в никуда, в закат русской цивилизации.

Принцип государства — потребляй, выживай, умирай — не может главенствовать вечно. Придёт время и каждый из честных граждан увидит масштабы  катастрофы, в которую скатилась страна при Путине. В конце концов каждый узрит и другое - облик возможного будущего: какой бы мощной и успешной могла бы быть Россия, сохрани и приумножь она свою промышленно-производственную базу.

Мы зря ропщем, когда слышим оскорбительное «Россия — страна-бензоколонка». Именно такой сделал её правящий режим. Мы производим для западных (и восточных) производителей нефть, газ, металл, лес — и всё для того, чтобы потом покупать у тех же западных и восточных партнёров конечную продукцию — машины, станки, компьютеры, мебель.

Мы, самая большая и самая богатая страна в мире, перестали производить. А это катастрофа. Мы даём работу всему миру, при этом сами ввергаем в нищету и бесправие своего рабочего и инженера. А ведь всё может и должно быть иначе. Именно такой видит Россию Программа Сулакшина, которую мы предлагаем всему народу в качестве ориентира. Такой видит страну наш проект Конституции, без которого мы не сможем юридически отстоять защитить ни новые смыслы, ни высшие ценности страны и народа.

Исходя из вышесказанного, требование освободить Фургала уходит на второй план. Протестная энергия по всей стране трансформируется в нечто иное. Процесс осознания истинного корня бед и зла в России включается на полные обороты. Арест Фургала и его защита хабаровчанами — это следствие. Причины другие.

Отсюда и цель протестов должна стать иной. Да и методы — тоже. Россия должна получить не майдан и гражданскую войну, а мирно, законно, бескровно и, главное, мудро и с понимаем происходящих перейти в иное качество постлиберальной реанимации. В условиях тотальной лжи приватизированной режимом пропагандистской машины, просветительская работа — вещь достаточно сложная. Но если в неё включаются большие массы граждан, то она не только не безнадёжна, она последовательно ускоряет процесс слома прогнившей системы и запуск иного устроения государства. Массовое движение за обновление России —  это и есть настоящая оппозиция. Которая не «сдуется» ни при каких обстоятельствах, потому как на кону — судьба Отечества и будущее детей.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
668
2161
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика