Экономика

Плавающий курс рубля: чего нам ждать?

Плавающий курс рубля: чего нам ждать?

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Людмила Кравченко


Почти месяц тому назад Банк России перешел к плавающему курсу рубля. За этот период рубль ослаб по отношению к доллару на 8,8 единиц. Рубль продемонстрировал высокую волатильность при свободном курсе. Однако официальная позиция властей по-прежнему состоит в поддержке этого решения Центрального Банка.

В 2005 году А. Улюкаев, который тогда занимал пост заместителя председателя ЦБ РФ, говорил о переходе к плавающему курсу рубля в среднесрочной перспективе (3-5 лет). Тогда необходимость такого маневра объяснялась потребностью ослабления рубля в ситуации значительного притока экспортной выручки. Это решение принималось в принципиально иных экономических условиях: финансовая стабильность, высокие цены на нефть, устойчивость курса, благоприятный платежный баланс. С 2012 года началась подготовка к переходу к плавающему курсу, завершение которого было назначено на начало 2015 года. Новые экономические условия, в которых оказалась страна – падение цены на нефть, санкционное давление, рецессия в экономике, требуют стабилизации рубля через активную политику Центрального Банка, который напротив принимает решение о фактическом самоустранении.

Во-первых, переход к плавающему курсу недопустим при экономической нестабильности, поскольку плавающий курс лишь повышает риски неустойчивости. Даже советы «лучших мировых экспертов», на которые опирается руководство страны, в текущих реалиях российской экономики абсолютно противоположны. К примеру, Инвестбанк Morgan Stanley считает, что в условиях санкций режим свободного курса рубля выглядит невероятным, учитывая огромный корпоративный внешний долг России. Инвестбанк прогнозирует  угрозы для финансовой и ценовой стабильности в России. Помощник президента России Андрей Белоусов заявлял о том, что Россия не готова к плавающему курсу рубля. Волатильность валюты также способна дестабилизировать внешнеторговые сделки, привести к убыткам в связи с невозможностью выполнения ранее заключенных контрактов, к примеру как это случилось в 1993 году. Тогда в марте из-за «обвального»  падения курса рубля многие российские компании были вынуждены расторгнуть долгосрочные контракты в убыток себе.

Во-вторых, мировая практика показывает, что эффективным плавающий курс может быть только в странах с развитой промышленностью, где основная статья экспорта – это продукция производства.

В мире 34% всех стран мира установили режим плавающего валютного курса. Это 65 стран, из которых 29 придерживаются курса свободного плавания, при котором интервенции возможны только в особых случаях, 36 - плавающего курса, то есть цена валюты складывается исходя из рыночного формирования спроса и предложения на них. Из полностью перешедших к свободному плавающему курсу 17 – это страны зоны евро. В остальных 13-и государствах доля промышленности в экспорте превышает 70%. Из нефтедобывающих стран в этот список попали только Мексика, но даже в ее структуре экспорта топливо и сырье - 15,9%, промышленность – 74,9%, и Норвегия. Есть также группа стран с плавающим курсом (36 государств), в состав которой входят африканские государства, азиатские, а также два постсоветских- Армения и Молдавия. Из стратегических партнеров России плавающий курс имеют Турция, Индия и Бразилия. В сравнении со свободным плаванием для этих стран предусмотрены менее жесткие требования к валютным интервенциям Центральных Банков. Именно развитые страны располагают развитым рынком страхования валютных рисков, которые усиливаются из-за характерного для плавающего курса роста волатильности валюты.

Для стран-экспортеров нефти с моноспециализацией характерны иные валютные курсы. На рис.1 представлены страны, доходы которых зависят от нефтяного сектора (доля энергетических товаров в экспорте), и их режимы валютных курсов. За исключением Норвегии все нефтедобывающие государства придерживаются режима стабильных или фиксированных курсов.


Рис.1. Режим валютного курса крупнейших стран-экспортеров нефти и доля топливно-энергетических товаров  в структуре экспорта, на дату - май 2014 (по данным МВФ, ВТО)

Несостоятельные аргументы «за»

Несмотря на явные аргументы против ЦБ осуществил переход к плавающему курсу. Обоснования этого решения не выдерживают критики.

«ЦБ не придется тратить золотовалютные резервы на игре со спекулянтами». В задачу Центрального Банка входит защита и обеспечение устойчивости рубля (ст.3 закона о Банке России). Когда валюта ежедневно отклоняется на несколько пунктов (рис.2), возникает вопрос о том, насколько ЦБ действует в соответствии с возложенными на него задачами.


Рис.2. Ежедневное колебание курса рубля, в рублях (по данным Банка России)

«И чем больше Центральный банк будет предпринимать попыток искусственно его удерживать или регулировать, тем большее количество спекулянтов будет наживаться на наших золотовалютных резервах». Спекулянты выигрывают и при плавающем курсе, когда его волатильность становится выше и на курсообразование влияет любое событие.

Если ранее ЦБ мог стабилизировать ситуацию на рынке и хоть как-то ей управлять, то теперь наиболее влиятельными игроками могут стать крупнейшие экспортеры, которые располагают валютной выручкой.

Поскольку на их долю приходится 72% поступающей в страну выручки в иностранной валюте, и список крупнейших сырьевых поставщиков не изменен, именно они получили возможности спекулировать на рубле в свою пользу.

«Имея в виду однобокость нашей экономики дальнейшее падение цен на энергоносители давит на курс и рубль продолжает дешеветь по отношению к доллару и к евро». Действительно динамика цен на нефть совпадает с динамикой курса рубля. Но, во-первых, сам факт самого признания однобокости экономики не решает проблем, а дальнейших предложений не выдвигается в силу того, что для этого нужен продолжительный срок (но разве это не задача долгосрочного стратегического планирования, которое в идеале уже осуществляется в стране 14 лет?). Во-вторых, снижение котировок на нефть не влияет столь существенно на валюты других стран-нефтеэкспортеров. На рис.3. представлены графики изменения курса валют нефтеэкспортеров (крупнейшие нефтеэкспортеры и нефтеэкспортеры на постсоветском пространстве) в % начиная с августа 2014 года, когда снижение цены на нефть стало трендом (до этого были периоды возврата к более высокому уровню цены).


Рис.3. Недельные колебания валют крупнейших стран-экспортеров нефти и газа (по данным OANDA), в % к предыдущей неделе

Курс рубля следует за ценой на нефть, но влияют на него и такие факторы, как геополитические условия, санкции и целенаправленная политика российской власти, для которой слабый рубль позволяет устранять дыры в бюджете, «увеличивать их на курсовой разнице». Однако это неперспективная политика, которая ведет к обнищанию людей, так как дорожает основная продукция, которые они потребляют (импортная). Рост цен и сокращение платежеспособности граждан ведет к падению спроса, а именно потребительский спрос долгое время выступал драйвером российской экономики. При падении спроса предложение будет сокращаться, то есть промышленное производство падать, это снизит налоговые поступления. Тогда и бюджет столкнется с трудностями пополнения доходной части не из нефтегазовой сферы, динамика темпов роста ВВП станет отрицательной. Усугубит эту негативную тенденцию еще больше плавающий курс рубля, который используется как механизм выравнивания диспропорций платежного баланса. При дальнейшем его ухудшении (а это происходит из сокращения разницы между экспортом и импортом, из-за отрицательного инвестиционного дохода в связи с высоким оттоком капитала,  в том числе из-за необходимости оплачивать огромный корпоративный внешний долг) курс рубля будет падать.

Ошибочная идея о необходимости плавающего режима даже пропагандируется на уровне системы высшего образования. Так, в одном из учебников по экономической теории предлагается следующее объяснение эффективности плавающего курса рубля: «рассмотрим использование «плавающего» валютного курса в условиях постоянного дефицита платежного баланса России. Если платежный баланс страны будет регулярно сводиться с дефицитом, то вследствие уменьшения суммы долларовых поступлений на российский рынок цена национальной валюты по отношению к другим иностранным валютам будет снижаться. Это вызовет удешевление российских товаров на внешних рынках и рост российского экспорта. Увеличившийся приток иностранной валюты снизит спрос на нее, и курс рубля повысится». Схема идеально работает для государств, продающих товары, себестоимость которых складывается из издержек на внутреннем рынке. Поскольку Россия на внешний рынок продает нефть и газ (это 72% ее экспорта), цена на которые формируется на внешнем рынке, удешевления российских товаров не произойдет, также как и рост их экспорта. Напротив, та незначительная доля промышленных товаров, которые поставляются на внешний рынок, подорожают вследствие того, что при их производстве используется импортное оборудование и импортные сборочные компоненты, цена на которые вырастет с ослаблением рубля. Это в очередной раз доказывает, что плавающий валютный курс выгоден странам-производителям промышленных товаров. Для сырьевой державы он чреват рисками, поскольку стоимость валюты в таких условиях может сильно колебаться в зависимости от конъюнктуры на сырьевых рынках и притока иностранного капитала. Поэтому прежде чем приходить к плавающему валютному курсу, стране как минимум нужно было диверсифицировать свой экспорт по товарной номенклатуре, а не по странам-партнерам, как это сейчас реализуется под лозунгом диверсификации.

По заявлению либерального экономиста Е. Ясина рынок мог бы отрегулировать курс национальной валюты лучшим образом, стабилизироваться, дойдя до дна. Это и демонстрирует рубль – планомерно опускается к своему дну, в то время как в задачу Центрального Банка входит его защита и обеспечение стабильности.

Глава Банка России Э. Набиуллина утверждает, что «плавающий курс смягчает воздействие на экономику со стороны негативных внешних факторов. Сейчас ослабление рубля помогает экономике адаптироваться к изменившимся условиям, поддерживает рост экспорта, создает условия для импортозамещения». Если тезис о поддержке экспорта не вызывает сомнений, то оптимизм по поводу условий для импортозамещения не обоснован. Импортозамещение в данном случае сводится к удорожанию импортной продукции, которая окажется неконкурентоспособной с российской.

В идеальных рыночных условиях так и могло быть, но для России, которая не производит, испытывает нехватку инвестиций в обрабатывающую промышленность, это не приведет к вытеснению импортной продукции, а увеличит цены на рынке.

Центральный Банк и экономисты также указывают на то, что плавающий курс позволит лучше управлять инфляцией, однако для России, где 81,9% одежды, 90,5% обуви, 70,8% медикаментов, 40-95% видов бытовой техники, 70% автомобилей, более 30% пищевой продукции – импортные товары, плавающий курс порождает инфляцию: продавцы стараются заложить в цену продукции риски волатильности валюты, себестоимость продукции повышается при снижении курса рубля, и это ведет к отклонению от целевого уровня инфляции, к резкому росту цен. Не таргетирование инфляции может помочь российской экономике, а устранение дефицита денежной массы. При действующем уровне монетизации инфляция не будет ниже 6%.

Что будет дальше?

При свободно плавающем курсе рубля ЦБ имеет возможность совершать интервенции. Но согласно стандартам МВФ Центральный Банк имеет право осуществлять интервенции  не чаще чем 3 раза в полгода продолжительностью не более трех дней. В ином случае курс определяется не как свободно плавающий, а как плавающий. При таком жестком регулировании усилия по поддержанию стабильности национальной валюты будут иметь минимальный эффект.

Центральный Банк активно стал использовать другой инструмент влияния на курсы валют – процентную политику. Банк России через изменение ключевой ставки воздействует на рублевую массу. Для укрепления рубля происходит ее сокращение (изъятие), что создает риски ликвидности банковского сектора и сдерживает экономический рост в стране. Стоимость кредитов возрастает, они становятся недоступным источником инвестиций для секторов экономики.

Хотя слабый рубль – это и результат политики ЦБ, когда он еще старался поддерживать национальную валюту, плавающий курс не несет в себе положительных элементов. Его негативное влияние будет  проявляться в резких курсовых скачках, а это и порождает ажиотажный спрос у населения и спекулятивные настроения на рынке. Курсовые скачки и дальнейшее ослабление рубля (а это неминуемо при плавающем курсе в текущих экономических условиях) ударит по компаниям, которые кредитовались на внешнем рынке. Не исключено, что историй, аналогичных Мечелу, в России появится множество, также и то, что помощь будет оказана в первую очередь крупнейшим нефтяным компаниям. Пострадают и компании, работающие на импортной продукции – а это вся сборочная отрасль, легкая, фармацевтическая, пищевая и другие отрасли промышленности. Падение платежеспособного спроса на их продукцию неминуемо.

Прогнозируя будущий курс, стоит отметить, что отыграть позиции рубль не сможет. Наиболее благоприятный прогноз на конец года – это 45 рублей за доллар (это по оптимистичной оценке), более вероятный – от 60 рублей и ниже.

Плавающий курс рубля – это очередной этап программы самоустранения государства из экономики страны, которая планомерно осуществляется российским руководством под лозунгом эффективности частного собственника и рыночных механизмов. Это путь легкой настройки экономики  - выравнивания платежного баланса без корректировки внутреннего курса, модели экономического развития страны.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

1002
2510
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика