Роль нравственной элиты в российском обществе

Роль нравственной элиты в российском обществе

Нравственное государство, концепт которого предложен и разрабатывается Центром Сулакшина, мыслится как оболочка, которая хранит, воспроизводит и развивает среду, где человек может духовно возвышаться и самореализовываться. Ключевая роль в этой задаче отводится нравственной элите, инициирующей и возглавляющей важнейшие общественные трансформации, и обеспечивающей защиту социума от эрозии ценностной сферы.

Наша гуманитаристика бедна на глубокие исследования сущности элит, особенно в их качестве нравственного двигателя общества. Тем особо ценно приводимое ниже исследование, в котором формулируются основные проблемно-постановочные вопросы, предваряющие конкрет­ные исследования социально-психологических характеристик нравственной элиты и ее воздей­ствия на социальное окружение. Анализируются: актуальность исследования нравственной элиты; основные признаки ее представителей; социальные категории людей, которых различные группы населения чаще всего относят к нравственной элите; роли (функции) нравственной элиты в раз­личных сообществах; специфика влияния и проблемы формирования нравственной элиты.

Авторы:

Журавлев Анатолий Лактионович — доктор психологических наук, профессор, член корреспондент РАН. Директор Института психологии РАН, главный редактор «Психологического журнала» РАН, заведующий кафедрой социальной психологии и декан факультета психологии Государственного академического университета гуманитарных наук (ГАУГН). Почетный работник высшего профессионального образования РФ. Специалист в области социальной, экономической и организационной психологии, психологии личности, труда и управления. Является автором свыше 400 научных работ, среди которых несколько монографий: «Психология управленческого воздействия» (2004), «Психология совместной деятельности» (2005), «Экономическое самоопределение: теория и эмпирические исследования» (2007, в соавт.) и др. Научный руководитель авторского коллектива учебного пособия «Социальная психология» (2002, 2006, 2008, в соавт.), получившего гриф УМО по психологии.

Купрейченко Алла Борисовна — кандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник ИП РАН. Автор монографий: «Нравственно психологическая регуляция экономической активности» (2003, соавт.), «Экономическое самоопределение: Теория и эмпирические исследования» (2007, соавт.), «Психология доверия и недоверия» (2008). Сфера научных интересов: социальная и экономическая психология, психология нравственности, психология доверия и недоверия, социальное, экономическое и нравственное самоопределение, социально психологическое пространство и др.

Статья «Роль нравственной элиты в российском обществе: постановка проблемы и возможности исследования» опубликована в издании: Психологический журнал, 2010, том 31, № 2, с. 5-19.


РОЛЬ НРАВСТВЕННОЙ ЭЛИТЫ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ

История XX века в очередной раз убедительно показала, что нравственные регуляторы играли решающую роль в периоды потрясений политических, социальных и идеологических устоев российского общества [3, 10]. Они оставались неразрушимой основой, объединяющей людей в те периоды, когда политические, правовые (за­конодательные), религиозные, административно-управленческие и другие социальные регуляторы ослабевали или временно утрачивали свою силу. Хорошо известно, что нравственные принципы и нормы, ценности и идеалы могут быть наиболее универсальными регуляторами социального по­ведения [14], устойчивыми феноменами [23], сви­детельством нравственной надежности человека [20] и т.д. Их реальными носителями являются все члены общества, однако особая роль принад­лежит представителям довольно малочисленной социальной категории, основное содержание жизни которой подчиняется идеалам гуманизма, добра, милосердия и т.п. Причем совершенно не принципиально, осознается ими это или нет.

Они принадлежат к самым разным социальным слоям, сферам деятельности и демографическим груп­пам, их влияние на других людей осуществляется различными путями, способами и средствами. Изучение данной категории людей, которую можно назвать «нравственная элита», представляет боль­шой интерес, поскольку позволяет вскрывать ме­ханизмы и закономерности формирования нрав­ственного сознания и воздействия на поведение значительных масс населения.

В данной работе формулируются основные во­просы, предваряющие исследование социально-психологических характеристик нравственной элиты и ее воздействия на социальное окруже­ние, поэтому представленное ниже содержание по своему характеру является, прежде всего, проблемно-постановочным (см. также: [19, с. 11-18; 18, с. 145-151]).


АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ НРАВСТВЕННОЙ ЭЛИТЫ

Одним из важных результатов активного из­учения отечественными психологами адаптации различных групп населения современной Рос­сии к новым экономическим, политическим и в целом социальным условиям стало выявление и описание множества нестандартных и чрезвы­чайно интересных социально-психологических феноменов и закономерностей. Некоторые из них являются примерами отношения и социального поведения субъектов, противоречащими как ре­альным социально-экономическим условиям, так и их собственным экономическим интересам. Нас заинтересовала именно та категория рос­сийского населения, экономическая дезадапта­ция которой объясняется тем, что приоритетной для личности является ориентация не на дости­жение материального, имущественного статуса, а на другие формы социальной активности: самореализацию в профессиональной сфере, само­развитие, творчество, познание мира, воспитание детей, помогающее поведение, заботу о других людях и т.д. Такая личность сохраняет высокую удовлетворенность жизнью, позитивную само­оценку, общую положительную установку на людей и в целом оптимистический взгляд на мир независимо от уровня своего материального благосостояния.

В большинстве таких случаев при­чиной низкой социальной адаптированности (или даже дезадаптированности) человека к новым экономическим условиям выступает расхождение между главным направлением изменения внешней среды, предъявляющим определенные требования к человеку, и жизненными ориенти­рами: системой принципов и смыслов, целей и притязаний, ценностей и идеалов личности. Эта система может быть близка к ценностям и идеа­лам определенного общества или конкретной ис­торической эпохи, в том числе и тех, в которых человек не жил.

Данный феномен, названный нами «эффектом воспроизводства субъектом ценностной системы другой исторической эпохи», проявляется следующим образом. Субъект в ходе своей жизнедеятельности активно ориенти­руется на ценности, являющиеся типичными для прошедших или будущих периодов не только его собственной жизни, но и жизни общества в целом. В этом случае его принципы, ценности и идеалы не соответствуют ни актуальному жизненно­му опыту, ни реально сложившейся социальной ситуации.

У окружающих людей человек, ориентирую­щийся на ценности и идеалы прошлых или бу­дущих исторических периодов, может вызывать прямо противоположные, полярные оценки. Во-первых, он может реально и искренне ориен­тироваться на прошлое, причем в самом широком (всестороннем) его понимании, например: на советский период в российской истории, на ста­линский период или даже на историческое вре­мя царской России и т.п., и в результате этого — восприниматься и оцениваться современниками как ретроград, или «человек из прошлого». Это в больших масштабах характерно для переходных периодов в развитии российского общества (20-е, 60-е, 90-е годы XX века). Во-вторых, для человека могут служить ориентиром те жизненные принципы и смыслы, ценности и идеалы, нормы и правила и т.д. прошлых исторических эпох, кото­рые фактически являются универсальными чело­веческими ценностями, переносимыми из одного исторического периода в другой, независимо от экономической, политической, социальной си­туации и в целом от того или иного состояния общества. Именно такой человек реально ста­новится хранителем традиционных жизненных принципов, ценностей и идеалов и может быть образно обозначен как «человек вне времени» — это представитель особой социальной категории, вызывающей очень непростое к себе отношение, однако, об этом будет сказано ниже.

С другой стороны, конкретный человек может лучше, чем большинство окружающих людей, интуитивно чувствовать и даже прогнозировать тенденции изменения ценностных идеалов обще­ства, тем самым, в своем представлении опере­жать его развитие. В этом случае он может стать носителем прогрессивных ценностей и идеалов — «человеком будущего».

О человеке, чья система жизненных принци­пов, смыслов и ценностей наиболее типична для эпохи, в которой он живет, говорят: «человек своего времени», «человек нашего времени» и т.п. Выделенные категории людей выполняют в обществе определенные и очень важные функ­ции, обеспечивая возможность сравнения раз­личных систем жизненных принципов, смыслов, ценностей, идеалов и т.д., отбирая («отсеивая») из них те, которые постепенно становятся типич­ными для тех или иных исторических периодов, т.е. современными (соответствующими своему времени).

Несмотря на выполнение категорией «людей вне времени» в обществе полезных функций со стороны социального окружения к ним не­ редко проявляются безразличие, непонимание непринятие и даже отвержение. Объясняется это в частности тем, что они воспринимаются необычными, непохожими на других, не такими как большинство, что в каком-то смысле, может рассматриваться как защитная психологическая реакция. Необходимо отметить, что независимо от того, обращена ли структура жизненных смыслов и ценностно-нравственных ориентации субъекта в прошлое, в будущее или находится «вне времени», его социальная адаптация к текущей жизненной ситуации обычно затруднена, ограничена или невозможна в полной мере. Адаптация к социальной среде не является важным ориентиром и тем более самоцелью для таких групп людей, так как их действительные цели состоят в отстаивании и поддержании, сохранении и воспроизводстве универсальных ценностей (общественных основ) или в преобразовании существующей действительности с ориентацией на будущее.

Разные типы ориентации (на ценности будущего — опережающие; перспективные ориентации на идеалы прошлого — ретроспективные ориентации или универсальные и непреходящие принципы, ценности и идеалы различных эпох) выполняют весьма важные для общества функции, особенно в кризисные периоды. В эти периоды личность как бы «освобождается» от всего преходящего, наносного и, в определенном смысле, она отсту­пает на более надежные и проверенные временем позиции — к базовым ценностям, «стержню» самоопределения — главному смыслу жизни, идеа­лам, принципам и т.п. или ценностям предыдуще­го этапа жизни или предыдущего социально-эко­номического уровня своей жизнедеятельности.

Некоторые социально-демографические группы, считая свои возможности ограниченными (огра­ниченный физический статус, связанный со здо­ровьем, низкая активность и мобильность, невысокая способность к переобучению и т.д.), могут использовать подобное социальное поведение как психологическую защиту. Другие же субъ­екты, в силу традиционного распределения соци­альных ролей в обществе, выступают в качестве хранителей культурных и духовных ценностей, носителей нравственных идеалов. К ним, прежде всего, относятся мудрецы и старцы, талантливые наставники и воспитатели, священнослужители и духовные учителя, ученые и писатели, худож­ники и поэты, а также другие, авторитетные именно в нравственном отношении обществен­ные фигуры.

Говоря, что перечисленные категории людей относятся к нравственной элите, мы не имеем вви­ду какую-то их абсолютную исключительность. К нравственной элите, естественно, могут отно­ситься и самые обычные (по роду своих занятий) люди. И этот смысл хорошо передает известная поговорка — «Не стоит село без праведника!», ибо в каждом стабильно живущем селении должны быть люди, выступающие (воспринимающиеся) нравственными ориентирами. Нравственная элита — это, скорее, социальная функция или ниша, которая обязательно должна реализовываться или заполняться. Ее отсутствие — скорее исключительная ситуация, чем закономерность в жизнедеятельности того или иного сообщества. Такие люди не только не стремятся изменять соб­ственные ценности и идеалы, жизненные прин­ципы и ориентиры, но и транслируют их другим социальным группам, для которых они должны оставаться ориентирами в любых социальных условиях, даже в ущерб своему экономическому, административно-управленческому или поли­тическому положению (статусу, достижениям, карьере и т.п.).

Традиционными советчиками во всех культу­рах являются представители старших поколений. Разумеется, сам по себе возраст не определяет большую или меньшую нравственность челове­ка и его авторитетность в вопросах разрешения моральных противоречий. Определяющими являются другие характеристики, а именно: содер­жание реализуемых нравственных принципов и смыслов, ценностей и идеалов. Однако в зрелом и пожилом возрасте зачастую приходят знание жизни, опыт в разрешении жизненных проблем и, наконец, взвешенность суждений, рассуди­тельность и мудрость. Не следует также считать, что для нравственной элиты обязательной явля­ется ориентация на ценности и идеалы прошлого. История знает немало примеров, когда предста­вители молодого поколения транслировали боль­шим социальным группам или обществу в целом прогрессивные идеи, нормы и ценности.

Так, примерно с середины XX века наши современники ведут борьбу за переход от замкну­того на групповых ценностях поляризованного нравственного сознания, характерного для пе­риода идеологических противостояний различ­ных государств и культур, к толерантному и гуманистическому «планетарному мышлению». Такое направление изменения жизненных ценно­стей и приоритетов является внешне детерминированным и рациональным перед лицом общих цивилизационных рисков и угроз. И хранители ценностей предыдущих эпох, и прогрессивная молодежь выполняют одну и ту же функцию — транслируют окружающим универсальные нрав­ственные принципы и ценности, которые по тем или иным причинам (сложные внешние условия; отсутствие необходимого этического воспитания; утрата нравственных ориентиров и попрание гу­манистических идеалов; приоритет ближайших и легко достижимых целей по сравнению с целями долгосрочными, требующими продолжительных волевых усилий) оказываются на определенное время забыты или замещены более частными и искаженными целями в угоду краткосрочным, узким интересам отдельных социальных групп, в том числе и больших.

Представители этой категории людей, придер­живаясь нравственных устоев и не допуская заб­вения обществом универсальных нравственных ценностей, дают интерпретацию событий жизни своих современников и общественных тенденций с позиций вечных, абсолютных, гуманистических истин. К их обозначению, по нашему мнению, применим термин «нравственная элита». Имею­щиеся в словарях значения понятия «элита» — как избранных, лучших по каким-либо качествам, а также обладающих высокими духовными способ­ностями и т.п. людей — позволяют распространить его и на высоконравственных членов общества.

Под элитой понимается социальная категория людей, характеризующаяся наиболее высоким уровнем развития тех или иных качеств, свойств, способностей и успешно проявляющая их совокупность в конкретных сферах жизнедеятельно­сти общества.

В таком смысле вполне уместно говорить о разных видах элиты, что и встречает­ся в современных публикациях: политическая и управленческая, экономическая и бизнес-элита, интеллектуальная и научная, творческая и худо­жественная, культурная и духовная и др. В этом ряду целесообразно рассматривать и нравствен­ную элиту, относя к ней тех людей, которые до­стигли высокого уровня развития нравственных качеств и успешно проявляют их в сфере челове­ческих отношений, в жизни реальных социальных групп, в человеческих сообществах, существенно влияя на их нравственную атмосферу, как мини­мум, повышая ее общий уровень.

Вопрос о влиянии нравственной элиты прин­ципиально важно отделить от более общего — о влиянии каких-либо конкретных социальных групп или отдельных их представителей на нравственность этих групп или общества в це­лом. Более общим он является потому, что в последнем случае речь может идти не только о позитивном, но и негативном влиянии на уровень нравственности того или иного сообщества лю­дей, порождающем безнравственную атмосферу и т.п.

Порождение и распространение в обществе без­нравственности нередко оказывается значитель­но более сильным и эффективным по сравнению с влиянием и развитием нравственности. При­мерами тому может служить работа отдельных электронных СМИ, создающих и культивирую­щих символы вседозволенности и распущенно­сти, пропагандирующих криминальную героику, физическое насилие и агрессию, рекламирующих безнравственные устремления и поведение и т.п. Все это и многое другое никак не связано с влия­ниями нравственной элиты, хотя, по сути, они есть формы влияния на нравственность, но принципиально отличные от того, что нас интересует в контексте данной работы. С большой долей уверенности можно утвер­ждать, что предлагаемый здесь для специального рассмотрения вид элиты практически не исследован в современных социогуманитарных науках, как в традиционных — социальной психологии и психологии личности, так и в становящейся от­расли — духовно-нравственной психологии (или психологии духовности и нравственности) [8, 16, 17,21].


ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ НРАВСТВЕННОЙ ЭЛИТЫ

Использование термина «нравственная элита», естественно, требует детального обоснования того, что выделяемая категория людей в пол­ной мере отвечает основным признакам элиты, составляя при этом ее отдельный вид. В данной работе мы сознательно уходим от подробного анализа понимания термина «элита» в современ­ных публикациях, так как это представляет собой большой и специальный вопрос [19].

Первым ша­гом такого обоснования выступает определение совокупности признаков, которым должны соот­ветствовать высоконравственные члены различ­ных сообществ, чтобы быть отнесенными к этой категории. В ряду таких признаков важное место занимают следующие необходимые свойства и качества личности:

участие в общественно полезной деятельно­сти (созидательной, творческой, воспитательной и т.д.), приносящей пользу социуму, т.е. служа­щей благим, гуманным целям, используя для их достижения средства, не наносящие вреда окру­жающему природному и социальному миру или предотвращающие, минимизирующие и компен­сирующие этот вред (что может быть характерно для защитной, правоохранительной, миротвор­ческой, спасательной, восстановительной и т.п. видов деятельности);

строгое следование нравственным принци­пам, нормам и правилам жизнедеятельности че­ловека, достижение высокого уровня их реального соблюдения, отвечающего критерию высоконрав­ственного человека;

способность к решению нравственных задач и проблем, трудностей и конфликтов, нравственных противоречий (как собственных, так и дру­гих людей);

способность воздействовать, влиять на других людей в нравственной сфере, что может осуществляться самыми разными способами, например, путем убеждения и разъяснения, косвенным путем (личным примером и т.п.) или через воздействие на нравственность общества посредством продуктов труда, произведений искусств и т.д.;

оказание безвозмездной помощи другим лю­дям, реализации разных форм помогающего пове­дения в социальных группах, которое проявляет­ся в виде выраженного побуждения, стремления жертвовать различными ресурсами (временем, материальными средствами, разными видами че­ловеческих усилий, энергии и т.п.) ради других людей и общества в целом, склонности к заняти­ям благотворительной деятельностью и альтруистскому поведению и т.д.

Кроме того, представители нравственной эли­ты могут выступать активными поборниками, защитниками моральных устоев, способными нравственно поднимать других людей, возвы­шать их и т.д.

Такие люди и их жизненный путь зачастую являются реальными примерами для подражания, эталонами нравственного поведения для социального окружения. Возможны и другие направления их активного участия в сохранении и повышении уровня нравственности различных сообществ людей, особенно молодежи. Так, представители нравственной элиты могут целенаправ­ленно создавать благоприятные условия и даже искусственные среды, которые, по аналогии с «социальными оазисами»[22], могут обозначать­ся «нравственными оазисами», облегчающими и ускоряющими процесс нравственного становления прежде всего подрастающего поколения [15].

В определении нравственной элиты особо следует сказать о роли душевных переживаний, страданий, нравственных мучений и т.п., смысл которых передают ставшие крылатыми слова Н.В.Гоголя: «Страдание — мать Добродетели». Их обязательное наличие может «претендовать» на один из важных признаков нравственной эли­ты. Ее представители, особенно те, кто восприни­мается в таком качестве на уровне российского общества в целом, в своем личном опыте, как правило, сталкивались с отвержением социаль­ным окружением или официальными властями, различного рода социальными ограничениями и искусственно чинимыми препятствиями, го­нениями и преследованиями, необходимостью преодолевать непомерно тяжелые жизненные трудности, барьеры и т.д. Вопрос о внесении или не внесении описанного признака в качестве обязательного для квалификации представителей нравственной элиты остается пока открытым, как и в целом вопрос о совокупности необходимых и достаточных признаков, требующий дальнейшей глубокой разработки.

Выделенные и другие возможные признаки и смыслы нравственной элиты являются, во-пер­вых, ее взаимодополняющими содержательны­ми компонентами. Во-вторых, они могут одно­временно характеризовать людей, относящихся к нравственной элите, например: наиболее эффек­тивно влиять на других может тот, кто сам строго следует нравственным нормам, и т.д. В-третьих, они представляют собой не только признаки, смыслы и компоненты, но и характеристики (прежде всего, способности), а также функции нравственной элиты.

В настоящее время в научный оборот активно вводится целый ряд понятий, характеризующих нравственную сферу личности, например:

— «нравственный идеал» и «нравственный стер­жень личности» [5];

— «социальные представления о порядочном человеке»[9];

— «значимость этических ценностей»[11] и «ориентации личности на нравственные ценно­сти»[12];

— «нравственно-психологические регуляторы экономической активности»[10] и «нравственно-психологические факторы экономического самоопределения»[13];

— «нравственная надежность личности» и «пси­хологическое отношение к нравственным нор­мам»[20];

— «нравственное самоопределение»[6].

Наряду с перечисленными терминами, важную роль в научном дискурсе по-прежнему играют понятия «нравственное развитие», «нравствен­ное формирование», «нравственные чувства»[2], «нравственная устойчивость личности»[23] и др. Все они, по нашему мнению, могут иметь самое непосредственное отношение к описанию (харак­теристике) нравственной элиты. Важно и то, что в современных работах исследователи не ограничиваются только теоретическими представлениями о характеристиках нравственной сферы человека, а пытаются разработать специальный инструмен­тарий для их оценки, измерения и т.п. Во многом это обеспечивает постепенный и принципиально важный переход к эмпирическим исследованиям нравственной элиты.

Чтобы адекватно понимать содержание терми­на «нравственная элита», необходимо рассмот­реть его возможный антипод — «безнравственную элиту», т.е. использовать прием в рассуждениях, называемый в логике «ход от противного». В этой связи целесообразно задаться прямым вопросом: возможен ли в принципе такой феномен? И отве­чать на него приходится утвердительно, так как отдельные представители многих, а может быть и подавляющего большинства видов элит могут быть людьми безнравственными или, по меньшей мере, совершать безнравственные поступки по отношению к другим людям, причем не столько по недоразумению, сколько вполне намеренно. Однако подобное допущение не имеет отноше­ния к нравственной элите, которая характеризу­ется нравственными поступками и действиями или, наряду с ними, такими, которые могут быть оценены со стороны ближайшего социального окружения как нейтральные.

Конечно, здесь возникает важный научно-практический вопрос: как же быть и что делать с безнравственной элитой или с безнравственными проявлениями того или иного вида элиты? В кон­тексте данной работы этот вопрос может тракто­ваться как относительно самостоятельный и тре­бующий отдельного специального рассмотрения. Однако в самой общей и упрощенной форме от­ветить на него можно следующим образом: наи­более эффективным способом противодействия безнравственной элите является формирование элиты нравственной.

Можно предположить, что возможность от­несения конкретного человека к нравственной элите определяется не только наличием пози­тивных характеристик, но также отсутствием ряда свойств, препятствующих нравственной самореализации личности. Препятствием, напри­мер, может выступать высокая приверженность конвенциональным нормам того или иного сооб­щества, сверхзначимость личных или узкогруп­повых целей. Это же относится к подверженно­сти личности страстям и порокам, к проявлению злонамеренных качеств, совокупность которых может быть достаточно большой: властолюбие и алчность, корыстолюбие и сладострастие, аг­рессивность и жестокость, наглость и подлость, злословие и коварство, подхалимство и самодур­ство, пристрастие к алкоголю, наркотикам, азарт­ным играм и т.п. Данные свойства перечеркивают многие нравственные достоинства выдающейся личности. В то же время можно допустить, что, по мнению многих людей, на определенных этапах своей жизни представитель нравственной элиты может быть подвержен каким-то порокам, однако за этим должен последовать решительный отказ от них и необходимое в российской традиции по­каяние и искупление, которое может иметь очень разные формы. Это предположение в дальнейшем следует проверить в конкретных эмпирических исследованиях. В настоящее время хорошо из­вестна чрезвычайная сложность диалектических связей добра и зла, добродетельных и порочных качеств человека [16].

В этой связи возникает ряд этических проблем усложняющих выделение признаков нравствен­ной элиты и тем самым ее более-менее строгое определение.

Во-первых, проблема относительности нравственных норм отдельных социальных групп, культур и обществ, к которым принадлежит данная личность, а также исторически: периодов, в которых она живет.

Во-вторых проблема приоритета в ее жизнедеятельности ценностей краткосрочных, среднесрочных или относящихся к далекой перспективе.

В-третьих различный уровень нравственности личности в отдельных системах ее отношений — профессиональных, семейных, дружеских и т.д. Совершенно очевидно, что трудно найти человека одновременно успешно разрешающего противоречия между ценностями своей малой и большой группы, общества и человечества, в целом умело определяющего приоритеты достижения краткосрочных, среднесрочных и стратегических целей и, кроме того, высоко нравственного всех сферах своей жизнедеятельности. Решение личностью большинства названных проблем, как правило, предполагает неизбежные нравственные компромиссы.

И, наконец, упорство в борьбе абсолютное соблюдение нравственных принцпов и ценностей может граничить с фанатизмом, а методы борьбы при этом — переходить грань допустимого, согласно известной формуле — «цель оправдывает средства».

В таком случае возникает закономерный вопрос: может ли существовать в реальности личность, соответствующая выделенным выше признакам и удовлетворяющая всем перечисленным требованиям, и не является нравственная элита мифом или недостижимым идеалом? Данную работу можно рассматрвать лишь как попытку ответить на подобные вопросы. Однако, доверяя свое собственное здоровье, здоровье своих детей, судьбу, воспитание и жизнь врачам и педагогам, социальным работникам, психологам, тренерам и консультантам, священнослужителям и правозащитникам, деятелям науки и культуры, представителям различных ветвей власти и другим категориям людей, несущим социальную ответственность, большинство из нас рассчитывает на то, что они окажутся не только специалистами, профессионалами, но и Людьми с большой буквы, т.е. представителями именно нравственной элиты. Историческая память народа хранит множество примеров подвижников и праведников из числа представителей многих названных групп.

Кроме того, в общественном сознании сущест­вуют социальные представления о таких людях не только из прошлых эпох, но и наших совре­менниках. Можно привести имена лишь некото­рых не так давно ушедших нравственных авто­ритетов: старцы Паисий Святогорец и Николай (Гурьянов), архимандрит Иоанн (Крестьянкин) и мать Тереза, Д.Лихачев и А.Сахаров, С.Королев и Н.Моисеев, М.Ульянов и К.Лавров, Б.Окуд­жава и А.Солженицын, а также многие другие. Следует отметить, что некоторые из перечис­ленных фигур вполне могут быть спорными, поскольку для кого-то из них, возможно, харак­терны отмеченные выше противоречия. Так, одни представители нравственной элиты отстаивали традиционные, проверенные временем, консервативные ценности, другие — прогрессивные цен­ности будущих периодов жизни человечества. Глубокая включенность многих представителей нравственной элиты в систему управленческих и иерархических отношений, занимаемые руково­дящие и формальные лидерские позиции нередко вынуждали их идти на нравственные компро­миссы. Кроме того, самоотверженное служение избранному делу нередко приводило к забве­нию ими обязательств перед самыми близкими людьми и делало их подверженными обычным человеческим слабостям и порокам. И, наконец, каждый из представителей нравственной элиты в разной степени оказывался способным осуще­ствлять перечисленные выше многообразные ее функции: разрешать нравственные противоре­чия, служить эталоном и образцом для подража­ния, различными способами оказывать влияние на нравственное сознание и поведение окру­жающих и др.

В общем контексте рассмотрения данной про­блемы принципиально важно понимать, что нет какой-то необходимости определять тех, кто от­носится к нравственной элите, так как в каждом конкретном случае это устанавливается самими членами сообщества, группы и т.п. Приводимые и возможные другие примеры фактически ничего не подтверждают и не опровергают, они лишь ил­люстрируют (но это тоже очень важно!) наличие такой категории людей. Главное состоит совсем не в том, что какие-то конкретные люди будут вызывать неоднозначные оценки в качестве нрав­ственных авторитетов, эталонов и т.п., и даже не в том, что для одних групп или отдельных людей нравственными примерами будут служить одни, а для других — совсем другие, а именно в том, что такие нравственные эталоны и образцы сущест­вуют в человеческих сообществах.

Проведенный анализ позволил предположить, что, во-первых, нравственная элита является важнейшим и необходимым компонентом обще­ственной жизни (потребность основных масс на­селения в ней чрезвычайно высока). Во-вторых, сочетание всех выделенных признаков нравствен­ной элиты в одном человеке практически невоз­можно, и это не является обязательным условием его отнесения к данной категории. В этой связи важную исследовательскую задачу представляет определение наиболее существенных и необхо­димых признаков, а также недопустимых качеств нравственной элиты и выделение условий, ко­торые определяют совокупность таких призна­ков и качеств. То есть, не только наличие, но и не случайное отсутствие каких-то конкретных свойств, качеств, состояний и т.п. может, причем достаточно надежно, характеризовать представи­телей нравственной элиты. В качестве иллюст­рирующего примера можно привести отсутствие чрезмерной самоуверенности и заносчивости, недоброжелательности и агрессивности, высоко­мерия и нетерпимости и многих других качеств.

Однако из приведенного общего положения о требованиях к человеческим качествам представите­лей нравственной элиты неизбежно должна фор­мулироваться специальная задача по выделению и систематизации совокупности характеристик, недопустимых для анализируемого вида элиты. В-третьих, возможно также выделение различ­ных типов нравственной элиты, выполняющих те или иные роли, функции и обладающих той или иной совокупностью характеристик. Например, можно выделить представителей нравственной элиты, оказывающих наиболее сильное влияние на других людей собственным примером, а так­же самоотверженных хранителей традиционных ценностей или же борцов за прогрессивные идеи и, наконец, людей, заслуживших квалификацию нравственных лидеров благодаря своей способно­сти разрешать сложные проблемы и давать отве­ты на злободневные жизненно важные вопросы и т.д. (ниже мы специально остановимся на анализе возможных ролей и типов подробнее). Сложность в этой связи представляет дифференциация фе­номенов и соответствующих им понятий — «нрав­ственная элита» и «нравственный авторитет», «нравственный идеал» и «нравственный эталон» и т.д., имеющих много общих характеристик.

Можно также предположить, что убеждения (например, консервативные или прогрессивные) представителей различных типов нравственной элиты могут вступать в противоречие. В этом случае общество нередко становится свидетелем и участником конфронтации и даже открытой борьбы между ними. Интересной и вполне решае­мой задачей эмпирических исследований может стать выявление идеального образа нравственной элиты в представлениях различных групп насе­ления современной России. В этом направлении уже сделаны значительные шаги. Так, М.И.Воловиковой и ее учениками выполнены исследова­ния социальных представлений о порядочном че­ловеке и представлений русских о нравственном идеале в истории российского общества [5, 9].

На сегодняшний день перед исследователями нрав­ственной элиты стоит больше нерешенных, чем решенных вопросов. Например, что в сознании людей отделяет просто порядочного человека от представителя нравственной элиты, насколько четко очерчена и преодолима эта грань? По на­шему мнению, нравственная элита — это некото­рое новое качество нравственного человека, а не просто достижение высокого уровня нравствен­ного сознания или поведения, ранее изучавшего­ся в отечественной психологии [1, 3, 14]. Важно также понять основные жизненные смыслы и ориентиры, потребности и интересы личности, оценивающей и относящей тех или иных своих современников к нравственной элите. Изучение отношений различных социальных групп к со­временной нравственной элите позволит выявить много интересных феноменов, в частности, упо­мянутые выше различные роли и соответствую­щие им типы нравственной элиты.


СОЦИАЛЬНЫЕ КАТЕГОРИИ И РОЛИ (ФУНКЦИИ) НРАВСТВЕННОЙ ЭЛИТЫ В РАЗЛИЧНЫХ СООБЩЕСТВАХ

Различными группами населения чаще всего относят к нравственной элите следующие соци­альные категории людей:

— создающие высоко духовные, насыщенные глубокими смыслами и вечными истинами про­изведения Художники (поэты, писатели, режис­серы, актеры, скульпторы, живописцы, архитек­торы и т.д.);

— ищущие новые пути развития человечества и социально ответственные за последствия своей деятельности Мыслители и Исследователи (уче­ные, изобретатели, первопроходцы, конструкто­ры, испытатели и т.д.);

— воплощающие прогрессивные идеи устрой­ства общества в конкретные социальные и ма­териальные формы Созидатели и Подвижники (государственные, общественные, религиозные деятели, руководители разного уровня и т.д.);

— активно противодействующие аморальным общественным тенденциям и явлениям Защитники и Борцы (журналисты, правозащитники, миротворцы, общественные деятели, представители властных структур и т.д.);

— создающие условия для нравственного развития людей, наставляющие и ориентирующие их в различных системах ценностей и идеалов — Учителя, Просветители и Проповедники (педагоги, воспитатели, священнослужители, духовные лидеры, наставники и т.д.);

— заботящиеся о физическом и психологическом благополучии людей Врачеватели и Благодетели (медики и психологи, опекуны и благотворители, социальные работники и представители общественных и государственных организаций;

— показывающие примеры высоконравственной жизни Праведники (представители самых разных категорий) и др.

Выделенные и другие возможные роли не реализуются только исключительно представителями нравственной элиты, они могут относиться к творческой, научной, интеллектуальной, художественной, культурной, духовной видам элит. В настоящее время не могут быть проведены какие-то строгие и тем более жесткие грани между некоторыми видами элит, по меньшей мере, по выполняемым ими ролям, в том числе и описанным выше. Поэтому вполне допустимо более широкое толкование содержания понятия «нравственная элита», ее социальных poлей и функций в соответствующих сообществах. В дальнейшем перечисленные и заново выделенные роли должны быть разделены по более строгим критериям (или основаниям), например, какие недостатки прощает социальное окружение носителям различных ролей. То есть, специфические роли собственно нравственной элиты могли бы быть постепенно выделены через «ужесточение» критериев, дифференцирующих разные типы элит. В результате станет возможным описание нравственных ролей в узком смысле, наиболее характерных именно для нравственной элиты, однако это задача для специальных работ, более подробно рассматривающих данный вопрос.

Не следует также думать, что к нравственной элите могут быть отнесены лишь известные выдающиеся общественные фигуры, так как зачастую ее составляют самые обычные лица, ведущие скромную, но нравственно достойную жизнь. В их ряду, несомненно, можно найти Хранителей традиционных ценностей (духовно-нравственных, культурных, эстетических и др.), Мудрецов и Советчиков, людей, являющихся воплощением Гуманизма, Милосердия, Заботы и Доброты, а также многих других, отличающихся особой душевной Красотой. Психологическое воздействие высоконравственных людей, «живущих по соседству», может быть более значитель­ным, нежели влияние удаленных выдающихся личностей, поскольку носит постоянный и долговременный характер, задавая нравственные ориентиры в реалиях повседневной жизни. В то же время, воздействие выдающихся личностей, являющихся нравственными примерами, этало­нами, идеалами, необходимо для более успешно­го жизненного и нравственного самоопределения личности, эффективного построения стратегии ее жизни, конструирования своего будущего и т.п.

Названия ролей, которые могут выполнять представители нравственной элиты, пока еще достаточно условны, поэтому они, как и их коли­чество, должны уточняться в ходе предстоящих исследований. Скорее всего, наши современники, которых респонденты в процессе исследования сочтут возможным отнести к нравственной эли­те, будут выполнять сразу несколько упомянутых выше ролей. Более того, может оказаться, что до­стойными быть причисленными к нравственной элите сочтут только тех, кто объединяет в себе две или три роли, например: Учитель-Мысли­тель-Праведник, Хранитель-Мудрец-Подвиж­ник, Созидатель-Защитник, Художник-Борец, Врачеватель-Проповедник и т.д. Каждый из возможных типов современной нравственной элиты характеризуется определенной совокупностью признаков — наличием позитивных нравственных свойств и обязательным отсутствием негатив­ных. Так, общественное мнение может простить Художнику, Исследователю или Борцу негатив­ные черты характера (например, несдержанность или даже проявления гнева), пренебрежение ин­тересами близких людей и некоторые пороки (в частности, пристрастие к алкоголю или слабость к представителям противоположного пола и т.д.). Однако большинство людей сочтет эти недостат­ки совершенно недопустимыми для таких типов нравственной элиты, как Учитель, Проповед­ник, Праведник и др., которые перестанут быть таковыми при наличии указанных негативных качеств. Также важно выделить представителей нравственной элиты, характерных для различных культур и исторических периодов развития кон­кретного общества.

Несмотря на многообразие характеристик и функций представителей различных типов нрав­ственной элиты, можно выделить определенную совокупность их общих свойств. Важно еще раз подчеркнуть, что практически в каждом более-менее крупном сообществе (например, многочис­ленных типах поселений, этнических и профес­сиональных группах, общественных организациях и т.п.) имеются представители, выступающие нравственными ориентирами для других людей. Именно они помогают определить, как правиль­но поступить в трудной ситуации, решить ту или иную жизненную проблему, сделать моральный выбор и т.д. Нравственная элита характеризуется высокоразвитыми способностями решать слож­нейшие нравственные задачи, и в этом смысле она обладает высоким «нравственным интеллектом», «нравственной одаренностью» и т.п. Последние нельзя пока считать признанными терминами, но именно они способствуют пониманию характери­стик, особенностей нравственной элиты.

В этой связи целесообразно сделать несколько уточняющих комментариев. Во-первых, развитие этого вида интеллекта и одаренности, как и вся­кого интеллекта (общего, социального, эмоцио­нального, психомоторного и т.д.) принципиально различно у разных людей. Вполне допустимо, по нашему мнению, рассматривать нравственный интеллект в качестве частного варианта соци­ального, однако, выявление их соотношения — это дело будущих исследований. Во-вторых, реше­ния нравственных проблем могут быть текущи­ми, т.е. иметь актуальный характер, после чего проблемы перестают быть таковыми в результате соответствующего решения. Однако то или иное решение вполне может иметь и так называемые отсроченные эффекты, причем достаточно серь­езные, которые также необходимо предусматри­вать в процессе выработки решения. Социальная способность прогнозировать подобные отсро­ченные эффекты при решении нравственных про­блем — это важнейшая характеристика нравствен­ного интеллекта. В-третьих, можно предполагать, что на проявление нравственного интеллекта человека оказывает влияние общий интеллект со всеми его многочисленными свойствами, однако, влияние которого не может быть прямым, оно, бесспорно, представляет собой более сложную закономерность [4].

Хорошо известно, как представители подоб­ных групп высоконравственных людей во все исторические периоды приносили свое матери­альное благополучие и даже собственные жизни в жертву не ради каких-то абстрактных идей, а ради сохранения конкретных ценностей и идеа­лов в качестве жизненных ориентиров, как для современников, так и для последующих поколений. Что же выступает показателем успешной со­циальной адаптации таких групп? Назовем лишь некоторые возможные показатели, которые явля­ются одновременно и свойствами нравственной элиты. Во-первых, социальная ответственность, которую они воспринимают и переживают как свой долг, служение или просто неотъемлемое содержание своей жизни. Во-вторых, стойкость личности перед лицом жизненных трудностей и социальных изменений, которая всегда считалась большим достоинством человека. В-третьих, важ­ным качеством является отношение личности ко времени, в частности такой показатель, как виде­ние временной перспективы. В-четвертых, необ­ходимым свойством представителя нравственной элиты закономерно является нравственная зре­лость. Социальная ответственность, стойкость личности в отстаивании жизненных принципов, ценностей и идеалов, зрелость личности, а также видение широкого временного горизонта явля­ются конкретными свойствами подлинной субъектности человека. Следует также отметить, что строгое следование нравственным нормам и правилам в течение всего жизненного пути тре­бует от человека значительных волевых усилий, поскольку нравственный выбор — это, чаще всего, выбор, не выгодный с точки зрения удобства и комфорта жизни индивида.

Таким образом, нравственная жизнь, противо­стояние и противодействие новым легковесным, узкогрупповым или сиюминутным принципам, ценностям и идеалам есть сознательно выбранный способ (и тип) самоопределения индивидуальных или групповых субъектов. Показательным в этом отношении является высказывание Е.А.Камбуровой, прозвучавшее на встрече с почитателями ее творчества в телепередаче «Линия жизни» (теле­канал «Культура»): «Изучаю дух времени, чтобы от него защититься...» Это свидетельствует о не­изменности, устойчивости ее нравственной позиции. Ценности данной категории людей выступа­ют как бы «центром кристаллизации» — основой сохранения и воспроизводства, передачи и фор­мирования норм и правил, ценностей и идеалов разных, в том числе и новых социальных групп в изменяющемся обществе. Придерживаясь абсо­лютных нравственных ценностей, переносимых через исторические времена, такие люди дают интерпретацию и моральную оценку происходя­щих событий и новых общественных явлений, объясняя окружающим хорошо это или плохо, полезно или вредно, допустимо или не допусти­мо в данных условиях для конкретной личности, группы, общества или человечества.

На основании сказанного встает важнейший вопрос об основной социальной функции нрав­ственной элиты в обществе — сохранять и поддер­живать, воспроизводить и транслировать новым поколениям абсолютные, универсальные, наибо­лее устойчивые, стабильные и проверенные ис­торическим временем нравственные регуляторы (нравственные принципы и смыслы, ценности и идеалы, нормы и правила и т.д.) жизнедеятель­ности человека в обществе.  Необходимость и реальное выполнение данной функции наиболее ярко видны в условиях общественных (экономи­ческих, политических и т.п.) кризисов.

Предста­вители нравственной элиты традиционно ведут себя наиболее устойчиво и последовательно, вне зависимости от изменяющихся внешних социаль­ных условий, демонстрируя другим людям, соци­альным группам и обществу в целом их главные жизненные ориентиры — нравственные принципы и ценности, к которым общество в случае соци­альных отклонений обязательно должно вернуть­ся.  Именно нравственная элита не позволяет даже в сложнейших кризисных условиях утратить важные нравственные регуляторы общественной жизни, сохраняя в себе нравственное начало как самое святое, в том числе и при инволюцион­ных его изменениях в обществе или социальной группе, проявляя своим примером достойные образцы саморегуляции, эталоны произвольно­го поведения и т.п. Абсолютные, универсаль­ные нравственные ценности являются наиболее устойчивыми, по сравнению с экономическими, правовыми, политическими, социальными и др.

По нашему мнению, можно постулировать высокую независимость сознания, самосознания и социального поведения представителей нрав­ственной элиты от внешних социальных условий, однако, лишь в строго определенном смысле: независимость от изменения этих условий, в том числе и радикального. В целом же можно с большой уверенностью утверждать, что нрав­ственная элита тесно связана и взаимодействует с социальной средой и тем самым проявляет от нее зависимость и даже в нескольких значени­ях. Во-первых, нравственная элита в процессе реализации своих социальных функций в сооб­ществах всегда обращена к окружающим людям, группам и т.п. (либо непосредственно и целена­правленно, либо как-то косвенно, но всегда — че­рез ее восприятие окружающими). Во-вторых, у представителей элиты зависимость от социаль­ной среды может возникать в виде обостренных нравственных чувств или определенной модаль­ности нравственного отношения к возникающим обстоятельствам, происходящим социальным событиям, поведению конкретных окружающих людей, различного рода общественных лидеров, руководителей и т.д.


СПЕЦИФИКА ВЛИЯНИЯ НРАВСТВЕННОЙ ЭЛИТЫ

Следует остановиться специально на выделе­нии специфики влияния нравственной элиты на других людей, социальные группы, по сравне­нию с влиянием других видов элит. Первая осо­бенность заключается в том, что практически все упоминавшиеся выше виды элит в общественном разделении труда всегда стремятся производить что-то новое или, по меньшей мере, что-то совер­шенствовать, вносить реальные изменения в со­ответствующих сферах жизнедеятельности (эко­номике или политике, науке или образовании, бизнесе или спорте и т.д.). Нравственная же элита воспроизводит и транслирует прежде всего уже известные человечеству нравственные принципы и нормы, ценности и идеалы, однако, стремится сделать это в более широких масштабах, насколь­ко это возможно или насколько это получается, наполняя их конкретным содержанием в соответ­ствии с современными требованиями.

Вторая особенность нравственной элиты состоит в том, что ее жизненные принципы и ценности для большинства людей представля­ют собой идеал, к которому могут и должны стремиться фактически все. Нравственные во­просы волнуют практически всех людей, а то, в чем наиболее ярко проявляет себя нравственная элита, тоже имеет отношение ко всем людям. И это принципиально отличает ее от других видов элит, к нормам и правилам жизнедеятельности которых могут и даже должны стремиться лишь отдельные представители социальных групп со­временного общества. Тем самым нравственная элита не противопоставляется основным массам населения — она лишь их авангард, хотя и трудно­ достижимый, но эталон, образец, пример именно для них и т.п. Важно подчеркнуть то, что речь в таком сравнении идет лишь об общественной не­обходимости и возможностях отдельных людей, а не о возможности каждого человека достичь ценностей и идеалов нравственной элиты или даже приблизиться к ее представителям.

Среди характеристик нравственной элиты важ­но выделять и раздельно представлять, во-первых, функциональную рациональность, которая была отмечена выше и которая выражается в пользе для социальной группы и общества (например, обще­ственно полезной активности, бескорыстной по­мощи другим людям, благотворительности, альт­руистическом поведении, жертвенности и т.д.); во-вторых, некоторую идеальность нравственной элиты, которая сопровождается трудностями до­стижения их жизненных принципов, ценностей, образа жизни в целом, но одновременно и маг­нетическим действием, вызывающим намерения и стремления большого числа людей достигнуть такого состояния или качества, которое не всяко­му человеку возможно достичь. Функциональная рациональность нравственной элиты может це­ленаправленно формироваться в обществе раз­личными способами, причем многочисленными, в том числе и с помощью ее культивирования государством, властными структурами, разными административно-управленческими органами и т.д. Идеальность как свойство нравственной элиты, по нашему мнению, формируется чаще всего стихийно, через конкретные и, как на деле оказывается, трудоемкие и далеко не всегда за­канчивающиеся соответствующим результатом попытки достижения образа жизни нравственной элиты или хотя бы отдельных его составляющих.

Третья особенность нравственной элиты со­стоит в том, что ее представители встречаются в любой сфере жизнедеятельности общества: науке и образовании, политике и экономике, спорте и управлении, искусстве и культуре и т.д., так как во всех них функционируют и человеческие отношения, и социальные группы, в которых может наиболее ярко проявляться нравственная элита. В этом смысле она характеризуется тесно связанными свойствами: с одной стороны, универсаль­ностью своего проявления, а с другой — интегрированностью с иными видами элит. Поэтому в одном человеке могут одновременно сочетаться характеристики (или признаки) разных элит, по меньшей мере, любого вида элиты в сочетании с нравственной, например: научной и нравствен­ной, художественной и нравственной, спортив­ной и нравственной и т.п. Именно в этом состоит особый (и универсальный, и интегрирующий) ха­рактер нравственной элиты, который во многом и позволяет объяснить причины, хотя бы частич­ного «наложения» нравственной элиты и таких ее видов, как: интеллектуальная, творческая и, особенно, духовная и культурная.

Какой бы ни была специфика влияния нрав­ственной элиты на социальное окружение, его степень определяется огромным множеством разнообразных факторов, выделение и изучение которых представляет собой важную и теорети­ческую, и эмпирическую задачу социально-психологического исследования.

В контексте данной работы необходимо кратко отметить несколько таких факторов.

Во-первых, в любом конкретном сообществе принципиально важен процент (или доля) людей, реально способных сохранять, вос­производить и тем более изменять в позитивном направлении нравственную атмосферу жизни этого сообщества. Конечно, таких людей может быть и не так много, но при этом должно быть достаточно, чтобы положительно влиять на об­щую нравственную атмосферу в сообществе. По­вышение доли таких людей в любом сообществе нужно рассматривать в качестве специальной научно-практической задачи, о решении которой пойдет речь в конце данной статьи.

Во-вторых, необходимо понимать, что, несмотря на сущест­венное значение количественных показателей, определяющую роль чаще всего будет играть ка­чественное содержание сохраняемых или транс­лируемых нравственных принципов, ценностей, идеалов и т.д. К анализу перечисленных нрав­ственных регуляторов (принципов, ценностей, идеалов, норм, правил и т.п.) необходимо подхо­дить дифференцированно, например, учитывать степень строгости следования им, возможности их переноса на других людей и т.д.

В-третьих, представители нравственной элиты своей жизне­деятельностью фактически создают вокруг себя пространство нравственно-психологических отношений, границы которого сложно не только прогнозировать, но и точно описывать и опреде­лять, тем более что такое пространство является не физической, а социально-психологической реальностью.

Стараясь выделить наиболее яркие особенно­сти Я-концепции представителей нравственной элиты, при всей их разнородности можно отме­тить следующее: их главные ориентиры вынесены в сознании за пределы (или границы) простран­ства сиюминутных человеческих отношений или проблем, будь то проблемы отдельного человека, какой-то конкретной группы, общества или чело­вечества в целом. Фактически речь должна идти об известном феномене трансценденции субъек­та, его выхода за границы только человеческого существования.

В трансцендентности нравственной элиты наиболее ярко проявляется ее гуманизм, хотя он, безусловно, качественно отличается от тради­ционного гуманизма. Чтобы эффективно решать многие важные и сложные жизненные пробле­мы, человеку необходимо и полезно выходить за пространство непосредственного и привычного его существования, где и на самом деле могут находиться решения человеческих проблем. Следовательно, важнейшая функция социального конструирования трансцендентного субъекта принадлежит именно нравственной элите.

В связи с анализом реального положения нравственной элиты в современном обществе целесообразно поставить вопрос об отношении к ее представителям со стороны других людей современников. Вполне можно утверждать, в отношении к нравственной элите может являться вся возможная психологическая шкала от оценки как идеала, превознесения и обожествления ее представителей до агрессивного и враждебного отношения к ним, не говоря уже о возможной недоброжелательности и критических оценках. В социально-психологическом смысле не совсем понятно и то, что в некоторых сообществах и конкретных группах высоконравственные люди вызывают насмешливое отношение, разного рода мелкие издевки и т.п., выражающиеся на уровне обыденного сознания в таких высказываниях, «тоже мне — нравственный нашелся», «смотри, а то скоро крылья на спине вырастут», «всё «простите» да «пожалуйста» — противно слышать» и т.п. (приводится из протоколов эмпирических исследований). Вопрос об отношении к представителям нравственной элиты еще ожидает cвоего специального и подробного исследования.


ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ НРАВСТВЕННОЙ ЭЛИТЫ

Если все-таки допустить, что термином «нравственная элита» можно обозначать особые категории высоконравственных людей в социальных группах или современном обществе, то закономерным и принципиально важным вопросом становится неизбежное формирование (или культивирование) соответствующей нравственной элиты, как и всякого другого ее вида (политической, управленческой, научной, художественной, спортивной и т.д.). В необходимости и возможности последнего не только уже никто не сомневается, но и во многих современных обществах, в том числе и российском, существенно продвинулись в целенаправленной подготовке самых разных упомянутых выше элит.

Научно-практическая задача формирования нравственной элиты одновременно включает минимум, две относительно самостоятельные составляющие. С одной стороны, принципиально важно сформировать высоконравственного человека, отвечающего соответствующим нравственным требованиям и обладающего признаками (хотя бы их частью), характерными для предста­вителей нравственной элиты. Это само по себе чрезвычайно важно и сложно! С другой стороны, этим невозможно ограничиваться и недостаточно вырастить высоконравственного человека, если говорить о формировании нравственной элиты, так как она становится таковой тогда, когда ее представители оказывают существенное влияние на сообщества людей, в которые они включены или для которых они являются авторитетами в сфере нравственных отношений и поведения. То есть критерию влиятельности (или влияния), действенности (или воздействия) по отношению к сообществам людей формируемая нравственная элита тоже должна отвечать.

В обсуждении психологической проблемы формирования нравственной элиты нельзя обойти вопрос о возможности разработки и исследования специальных психотехнологий как средств регу­ляции своего социального поведения, в том числе нравственного поведения, а также нравственных компонентов других его видов. В настоящее время в психологии активно формируется научно-прак­тическое направление по созданию тренинговых технологий работы с людьми, направленных на актуализацию положительных качеств человека, в том числе духовно-нравственных [7], позитив­ное изменение которых, безусловно, представля­ет собой практическую психологическую задачу высочайшей степени сложности. В этой связи интересно привести мнение О.Ю.Голубевой — одного из разработчиков таких психотехнологий: «Технология, направленная на позитивное изме­нение духовности, вскрывает психологические механизмы этапно-уровневого строения специ­ально организованной деятельности психолога-экспериментатора, основными задачами которой являются стимулирование развития позитивных морально-нравственных качеств личности, ду­ховных ценностей, гуманного отношения лич­ности к своей профессии»[16, с. 183]. По-види­мому, данное научно-практическое направление, по мере своего развития и укрепления, вполне сможет стать полезным в решении поставленной выше проблемы.

В связи с формированием нравственной элиты возникает интересный и специальный вопрос о том, возможны ли в принципе специализирован­ные формы подготовки (или воспитания) высо­конравственных людей или такое формирование всегда включено в другие, самые разные формы обучения и воспитания, а также в процесс общей социализации, прежде всего молодых людей? По­мочь ответить на этот непростой вопрос, по на­шему мнению, может специальный анализ опыта подготовки служению другим людям, обществу и государству, накопившегося в истории нашей страны. Совсем не претендуя на такой анализ, здесь можно привести лишь отдельные извест­ные исторические примеры эффективной под­готовки высоконравственных людей в России: воздействие старчества как духовного явления русского православия, воспитание российского дворянства, система подготовки российского офицерства, подготовка священнослужителей, воспитание в институтах благородных девиц и т.д.

Именно служение Богу и Родине, стране и народу, государству и отечеству, обществу и человечеству составляло главную цель выше­ перечисленных систем подготовки (обучения и воспитания) в российской истории, что во мно­гом вселяет надежду на нахождение и разработку подобных, но современных ее форм. В контексте данной работы принципиально важно признать, что аналогичное, по сути, возможно и сегодня, не забывая при этом, что высоконравственный жизненный путь есть результат осознанного выбора, жизненного и нравственного самоопре­деления человека. Поэтому в конечном итоге принципиально важно и необходимо говорить о создании окружающих условий, социально-пси­хологических пространств и социальных сред, способствующих формированию будущих пред­ставителей нравственной элиты.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В российском обществе всегда существовали и существуют в настоящее время категории людей, выполняющих важнейшие полезные функции в жизнедеятельности современного общества, которых целесообразно обозначить термином «нравственная элита». Существует высокая по­требность больших масс людей видеть ее пред­ставителей на ключевых позициях во всех сферах общественной жизни. Проектирование будущего развития России, по нашему мнению, должно обязательно предусматривать проект развития и целенаправленного формирования нравственной элиты российского общества, предполагающей высочайшую не только нравственную, но и пси­хологическую культуру бытия, как отдельного человека, так и его многочисленных общностей.

Вся совокупность поставленных и частично рассмотренных в этой работе вопросов безуслов­но требует дальнейших специальных исследо­ваний. Их актуальность не вызывает никаких сомнений, а результаты будут востребованы не только разными отраслями психологии, но и различными смежными науками, прежде всего этикой. Что же касается решения практических задач, связанных с формированием нравственно­го сознания, подготовкой высоконравственных молодежных лидеров, воспитанием разных видов элит в современном обществе, то оно может при­обретать качественно иное содержание и формы, если учитывать закономерности становления, функционирования и развития нравственной элиты в конкретных сообществах. Однако все это пока остается делом будущих социально-психо­логических исследований.

 

А.Л.Журавлев и А.Б.Купрейченко


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[1] Асеев В.Г. Мотивационная регуляция нравственно­го поведения личности // Социально-психологиче­ские и нравственные аспекты изучения личности. М.: ИП АН СССР, 1988. С. 36-42.

[2] Божович Л.И., Конникова Т.Е. О нравственном раз­витии и воспитании детей // Вопросы психологии. 1975. № 1. С. 80-89.

[3] Братусь Б.С. К проблеме нравственного сознания в культуре уходящего века // Вопросы психологии. 1993. № 1. С. 6-13.

[4] Брушлинский А.В., Темнова Л.В. Интеллектуаль­ный потенциал личности и решение нравственных задач // Психология личности в условиях социальных изменений. М.: ИП РАН, 1993. С. 45-56.

[5] Воловикова М.И. Представления русских о нрав­ственном идеале. 2-е изд. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005.

[6] Воробьева А.Е., Купрейченко А.Б. Нравственное самоопределение российской молодежи // Чело­век. Власть. Общество: Научные труды VII Ази­атско-Тихоокеанского международного конгресса психологов (Хабаровск-Токио, 12-16 мая 2008). Хабаровск, 2008. С. 47-49.

[7] Голубева О.Ю. Развитие духовных характеристик личности в условиях специально организованной деятельности: Автореф. дис. канд. психол. наук. Казань, 2005.

[8] Горбачева Е.И., Купрейченко А.Б. Отношение личности к деньгам: нравственные противоречия в оценках и ассоциациях // Психологический журнал. Т. 27. 2006. No 4. С. 26-37.

[9] Дикевич Л.Л. Обыденные представления о поря­дочном человеке: Дис... канд. психол. наук. М., 1999.

[10] Журавлев А.Л., Купрейченко А.Б. Нравственно-психологическая регуляция экономической актив­ности. М.: Изд-во «Институт психологии РАН». 2003.

[11] Журавлева Н.А. Динамика ценностных ориентаций личности в российском обществе. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006.

[12] Журавлева Н.А. Динамика ценностных ориентаций личности в условиях макросоциальных измений // Макропсихология современного российского общества. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. С. 207-278.

[13] Купрейченко А.Б. Актуальность исследований нравственно-психологических факторов экономического самоопределения // Психология и coвременное российское образование: Материалы Всероссийского съезда психологов образования России. М., 2008. С. 471-472.

[14] Купрейченко А.Б. Проблемы нравственно-хологической регуляции экономической активности // Проблемы экономической психологии. Т. 2. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», С. 17-65.

[15] Лисовский В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России и Санкт-Петербурга. СПб., 2000.

[16] Попов Л.М., Голубева О.Ю., Устин П.Н. Добро и зло в этической психологии личности. М.: Изд-во: «Институт психологии РАН», 2008.

[17] Психологический универсум образования человека ноэтического / Под ред. В.И.Кабрина. Изд-во: Водолей, 1999.

[18] Современная российская элита: Материалы II Элитологических чтений (г. Астрахань, 9-11 апреля 2009 г.) / Сост. Б.В.Кайгородов, Е.В.Борисова, С.С.Куличева. Астрахань: Издат. Дом «Aстраханский университет», 2009.

[19] Современная российская элита / Под общ. ред. О.В.Красновой, Б.В.Кайгородова. М.: МПСИ, 2008.

[20] Стрижов Е.Ю. Психология нравственной надежности и мошенничества. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2009.

[21] Хвостов А.А. Структура и детерминанты морального сознания личности: Дис. докт. психол. наук. М., 2005.

[22] Чернышев А.С, Лунев Ю.А., Лобков Ю.Л., Сарычев С.В. Программа проектирования развивающейся социальной среды (социального оазиса) и подготовки молодежных лидеров. Курск: Изд-во КГПУ, 2006.

[23] Чудновский В.Э. Нравственная устойчивость личности: Психологическое исследование. М. Педагогика, 1981.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3113
11209
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика