Россия. Итоги-15

Россия. Итоги-15

Анатолий Евгеньевич Несмиян — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике

Если говорить о главных итогах года для России, то, видимо, можно отметить два, спорить о которых уже не приходится.

Первый итог — путинская экономическая модель терпит очевидный крах. Сложившийся миф о каких-то успешных и эффективных решениях, благодаря которым экономика росла, оказался основан исключительно на факторе высоких цен на нефть. Этот ресурс оказался промотан и разграблен друзьями и приближенными Путина без малейшего эффекта для экономики. Вставшая в 15 году проблема импортозамещения продемонстрировала, что в стране уже не осталось ни одной отрасли, которая не была бы критически зависимой от импортных поставок и комплектующих. При этом девальвация рубля вдвое не дала того эффекта, который серьезно взбодрил экономику в 98 и даже остаточно — в 2008.

Экономика за полтора путинских десятилетия упростилась и деградировала. Из 4 крупных экспортных отраслей, дававших каждый более 10% российского экспорта, сегодня осталось две — экспорт минеральных продуктов (40%) и экспорт топливно-энергетических товаров (39,5%). Даже металлы с 25% упали до 5 — это говорит ко всему прочему о тотальной потере традиционных российских рынков. Арабская весна имела одним из своих измерений передел европейского рынка — в первую очередь нефтегазового. С него был выброшен вначале Иран, теперь именно Иран будут использовать в качестве инструмента для выдавливания из него уже России, и именно Россию сейчас убирают с европейского рынка по всем направлениям.

Наметившаяся положительная динамика экспорта переработанных нефтепродуктов выдается за достижение, но это все равно продукция все той же одной-единственной переразвитой отрасли. Это как если бы в царской России экспорт зерна постепенно снижался в пользу экспорта муки и жмыха. Конечно, мука по сравнению с просто зерном более сложный товар, но на этом перечень достижений можно и заканчивать.

Кстати, сравнение с царской Россией вполне уместно. Деградация ведет к повторению пройденного — все тот же монотовар, тот же сжимающийся внутренний рынок, такая же перекошенная структура инвестиций. В царской России инвестиции в торговый капитал превышали инвестиции в промышленный, первенство по развитию держала легкая промышленность. Из 4,225 млрд рублей иностранных инвестиций за первые 15 лет 20 века 2 млрд составляли прямые займы, при этом 3 млрд рублей за тот же период были вывезены в виде прибыли иностранных компаний.

При этом царская Россия вывозила зерно в ситуации, когда свое собственное село голодало — деваться было некуда, в мировом разделении труда России было прочно отведено место поставщика зерна и более ничего. Сегодня точно так же жители России и российская промышленность сидят на голодном пайке потребления газа и нефтепродуктов — внутренние цены зашкаливают, политика «равнодоходности», которую ведут нефтяные и газовые компании, рассматривает российский внутренний рынок исключительно с точки зрения выкачивания из него прибыли и только.

В общем, мифы развеялись, оказалось, что путинская модель, основанная на одном-единственном факторе, который нам неподконтролен, недееспособна. Пожалуй, именно в 2015 российская пропаганда перестала убеждать в величии и гениальности замыслов, а перешла на поиск врагов, которые делают все, чтобы нам стало плохо жить. Враги спят и видят, как бы ограбить нас с вами и спрятать украденное на счетах российских олигархов. Экие негодники.

Вторым главным итогом 15 года, а возможно, и вообще всей путинской эпохи, стал окончательный финал всей российской политики на Украине. Он поставил крест на главном и единственном стратегическом проекте постсоветской номенклатуры: как российской, так и той, которая пока еще тяготеет в силу объективных причин к остаткам российской экономики.

Проект единого Евразийского пространства был единственным, ради чего можно было мириться с наличием у власти номенклатурного ворья. Однако этот проект был жестко привязан к участию в нем большинства бывших союзных республик — во всяком случае, крупнейших. Отказ любой из них от проекта делал его сомнительным и малоперспективным. Поражение России на Украине в 2013, а в особенности в 2014 году окончательно оформилось в 2015. Именно в этом году стало окончательно ясно, что ни при каких обстоятельствах Украина не будет участвовать ни в каком интеграционном проекте на постсоветском пространстве.

Можно сколько угодно и до хрипа рассуждать — сдал-не сдал Путин Донбасс. И на каких условиях он войдет обратно под Украину. Можно злословить и делать ставки — когда Украина развалится. Можно шипеть и плеваться в злобе на Украину, как это делают беглецы-укроэмигранты. Можно — но никакого практического смысла это не имеет. Украина ушла — и скорее всего, навсегда. Выживет она, распадется, трансформируется — в сущности, это уже сугубо перпендикулярный вопрос по сравнению с главным: проект ЕАЭС накрылся. Без Украины он — пустое место. Без Украины его вес недостаточен для противодействия конкурирующим проектам: европейскому, китайскому и уж тем более сразу двум американским. Теперь члены так и не родившегося ЕАЭС будут разбегаться — вначале неявно, затем — вполне открыто. Собственно, уже сейчас это движение очевидно: буквально на днях Киргизия сообщила, что не считает Россию способной финансировать два проекта общей стоимостью в 3 млрд долларов, а потому будет самостоятельно искать новых партнеров.

Если для России 3 млрд долларов являются проблемой, то теперь неизбежно начнут сыпаться и другие проекты — по нарастающей. А значит — на ее место будут приходить другие. Китай, арабы, европейцы.

Потеря ЕАЭС станет концом и других интеграционных проектов — в первую очередь оборонных. Россия остается без союзников — собственно, после Крыма и так стало понятно, что союзники очень осторожно подходят к процесу общения с непрофессиональным российским руководством. Любое развитие событий вокруг Крыма, которое бы привело к однозначному и окончательному результату было бы воспринято с пониманием. Россия могла признать независимость Крыма, как признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Россия могла развесить хунту вдоль Крещатика и получить от Януковича согласие на присоединение Крыма к России. Но Кремль принял самое тупое из всех возможных решение — присоединил, но так, чтобы у всех остались вопросы. Ну кто в здравом уме будет иметь дело с такими неумёхами? Никто и не хочет. Просто вынуждены — пока. Какое-то время.

Утрата перспектив и стратегический тупик — это еще один главный итог 15 года. В этом году он окончательно оформился и приобрел законченный вид. Все остальное — война на Донбассе, война в Сирии, возможное столкновение с Турцией, очень шаткая ситуация в Средней Азии — все это тоже очень важно, но скорее всего, станет в том или ином виде итогом уже следующего года. Что-то — окончательным, что-то промежуточным. Но пока эти кризисы продолжают развиваться, и найдут свое разрешение позже.

Россия сделала первый шаг к собственному распаду. Утрата цели существования — вполне серьезное основание для того, чтобы делать подобное утверждение. Я уже приводил определения Глазычева: что такое программа, план, проект, стратегия.

Стратегия отвечает на вопрос: «Зачем?» Российская номенклатура не может ответить на этот вопрос после краха ЕАЭС. У нее нет ответа. Да и не может быть. Его должны давать другие — у этих спрашивать уже бесполезно.

Источник


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Итоги года и ожидания на 2016 год

Россия-2015: иерархия «врагов»

Кремлёвский тупик

Если не Путин, то кто?

Станки, станки, станки...

Образование — качественное или злокачественное?

Нужно ли культурное наследие путинской России?



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1375
5976
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика