Россия после самоизоляции

Россия после самоизоляции

В конце апреля президент Путин потребовал подготовить к 25 мая масштабный общенациональный план действий для восстановления экономики и доходов жителей. По этому поводу вспоминаются советские времена позднего «застоя», о которых всё чаще воздыхают граждане старшего поколения. Уж если сказала партия готовить масштабный проект, то его сразу же, во всех ракурсах и со всеми знаками восклицания и восторга начинала публично обставлять пресса, ТВ, чиновники и партработники самых разных уровней и рангов.

Кто-то что-нибудь подобное слышал по поводу явления свету очередного путинского прорыва, до которого осталось каких-то две или три недели, с учётом новых поручений Путина? Причём прорыва «масштабного», как было сказано президентом, что само по себе подразумевает радикальные коренные перемены во всех сферах экономической и социальной деятельности страны. Нигде и ничего! Как будто мужики на кухне о чём-то великом потрепались.

Перестроечные телодвижения М. С. Горбачёва — и те, несмотря на глубинную пустоту, проходили под бравые реляции СМИ и партаппаратчиков, доказывавших, что «верной дорогой идём, товарищи», а чтобы хорошо кушать, просто «надо лучше работать». Всё, что сейчас народ знает и слышит о Путине и его проектах, так это вести «сарафанного радио» из околокремлёвского окружения. О том, что президент опасается за свою жизнь, что вокруг него словно молочные зубы зашатались управленческие башни, что он в растерянности и не знает, что делать дальше, поэтому и плодит невнятные решения, недостойные первого лица ядерной державы.

Проводятся параллели с последним императором РИ, который, как и Путин сегодня, владел информацией о нарастающем внутригосударственном кризисе, о плетущихся интригах, который перестал доверять даже приближённым думцам, но оказался не готов к рывку в окно возможностей, которые открывала революционная ситуация в стране. Николай в последние месяцы своего правления, как и Путин сегодня, опасался каких-то резких нововведений, боялся допустить ошибку, поэтому предоставлял осуществление реформ своим министрам, при этом сам оставаясь в тени.

В тени и Путин. И даже его периодическое мелькание в телевизоре вызывает у народа не интерес (а что там президент думает по поводу карантина, экономики, социальной поддержки граждан?), а скорее раздражение (опять одно и то же, пустота и неадекватность, безответственность). Да, юридически Путин есть. Он(надо полагать) есть и физически. Но народу становится совершенно безразлично — чем он занимается и где находится. Словно и не глава государства вовсе.

Отторжение Путина набирает обороты и если бы не армия журналистов, блогеров и сетевых ботов, призванных подогревать интерес к персоне, то о существовании Путина забыли бы очень быстро. Как будто и 20 лет его правления — это был сон. Людям просто непонятно: куда вообще двигается государство, кроме того, что с утра до ночи и ночь напролёт нагоняет страхи по поводу короновируса, при этом не используя те шансы, которые даёт стране ситуация всеобщего кризиса и хаотизации. Хаос, как известно, это начало нового порядка. Но это если в голове (государственной) имеется этот порядок, если на бумаге(президентской) есть план этого порядка. Если его нет, то хаос перерастает в бардак, затем в погромы, затем в майданы, сепаратизм, тоталитаризм, войну, разруху, нищету, исход граждан и т. д.

Глядя на беспомощность кремлевской группировки, предоставившей, по сути, региональным «боярам» выплывать из болота самостоятельно и не прося помощи у федералов, кажется, что второй вариант для Путина и его друзей более приемлем.

Плана нет. То, что появится 25 мая, уже априори можно критиковать как запоздалые махания руками, как и сотни других принимаемых реформаторских документов от Путина и Ко, которые подобно майским указам остались под стеклом. Дело в том, что неверие в способность власти что-то менять обусловлено многолетней практикой. Те, кто оптимизировал медицину, уничтожал советские заводы, шахты и фабрики, кто был озабочен приватизацией и оффшорами, а не суверенитетом Центробанка и стабильностью рубля, просто не могут что-то менять в положительную сторону. Они не заточены под эту работу.

А это значит, что менять придётся их. У Путина и компании не хватает даже мужества и чести уйти в добровольную отставку, дав тем самым стране и народу шанс провести в свет новую конституцию, избрать людей другой формации и «заточенности» на другие результаты.

Почему Путин должен уйти в отставку, и есть ли для этого причины? Перечень провалов путинизма просто зашкаливает. Программа Сулакшина  Новая стратегия успешной России» обосновывает общий диагноз и политическое положение страны. Диагноз неутешительный (цитата): «Объективные показатели успешности страны и ее жизнеспособности устремились вниз, к нижнему пределу геополитической устойчивости государства, за которым, как предсказывает теория, последуют полномасштабный кризис и распад по сценарию СССР».

И вывод: «…Практически безысходное состояние страны и безнадежность ее правящей группировки не подлежат косметическим усовершенствованиям и требуют полной идейно-властной трансформации. Нужна мирная и законная смена правящей группировки, идеологии, Конституции и устройства страны. Необходима смена строя»; «…Круг деградации политической системы и политического класса замкнулся. Система вошла в режим автоматического воспроизводства усугубляющейся деградации, криминальности и безысходности. Сама по себе, эволюционно, выйти из политического тупика такая система не в состоянии. В стране должна родиться и победить настоящая, профессионально состоятельная политическая оппозиция, должна быть реализована Программа переустройства России».

Впрочем, для тех, кто ещё продолжать ехать в виртуальном танке путинских побед — свежайший и, пожалуй, самый показательный пример. На фоне ярких репортажей о том, как путинская Россия лихо расправляется с пандемией, статистика показывает совершенно другую картину. А именно: по общей сумме диагнозов мы обогнали Китай, Иран, догнали находившуюся на 6-й строчке Германию, и уступаем по числу заразившихся только США, Испании, Италии, Великобритании и Франции.

Что бы это значило? А то, что большинство предпринимаемые меры по борьбе с коронавирусом, не дают желаемого эффекта. Они либо запоздалы, либо поверхностны, либо просто непродуманны, а то и вовсе — вредительские. Сказывается и оптимизация медицины с её сокращением на треть инфекционных койко-мест, и коррупция, когда наварить на продажах защитных средств или стройках инфекционных «времянок» суетятся не только коммерсанты, но и чиновники. Думается, что впереди ещё борьба за финансовые потоки на тендеры по всеобъемлющей вакцинации населения.

Да и вообще многолетнее воспитание населения в духе потребительства, конкуренции, низкой рабочей и бытовой дисциплины, наплевательского отношения к своей стране, к своему народу, ближнему и дальнему, к самому себе в конечном итоге и дают те результаты, которые имеем. Ну, кто сейчас, например, может сказать: что ему нужно делать, если вдруг завтра большая война? Будет паника и включение банального инстинкта «спасайся, кто может и как может». При этом, конечно же, где-то в секретных кабинетах власти имеются планы мобилизации, эвакуации, гражданской обороны и т. п. Даже отчёты о проводимых регулярно учениях есть.

Власть, как было сказано, просто не в состоянии меняться внутри себя. Она устроена таким образом, что функционирует отдельно от всей остальной страны. И это очень опасно. Инцидент с цензурированием «Бесогона» Михалкова, жаждущего хайпануть на конспирологических страшилках о «чипизации» и «цифровизации», только подтверждает версию, что к осени что-то случится.

Не в смысле, что прилетят рептилоиды, на шеи гражданам наденут взрывающиеся ошейники или города обтянут колючей проволокой от спонсоров мирового концлагеря. Ничего этого не будет. Все конспирологические вещи живут только в чьём-то больном воображении и очень выгодны в преддверии большого «шухера». Всё будет куда прозаичней, но очень болезненно.

Власть уже обозначила, что вытаскивать из экономической трясины будут приближённых — миллиардеров и миллионеров. В перечне из 646 компаний, которых будут спасать после пандемии, 221 являются «прямо или косвенно контролируемыми государством» (РЖД, Росатом, «Газпром», «Роснефть», «Русгидро», аэропорт «Шереметьево», «Транснефть» и другие). Вторая по численности группа, составляющая «не менее 30%», это «бизнес-структуры, принадлежащие частным финансово-промышленным группам, связанным с властью».

В перечень спасаемых Путиным попали даже иностранные предприятия. Например, американский «Макдоналдс» получит помощь из бюджета, наполняемого российскими гражданами и за счёт российских ресурсов. А ещё «Пепси-кола», «Кока-кола»… А ещё «Русал», который по факту принадлежит Соединенным Штатам и даже инвестирует в американскую экономику. Блатная экономика в действии.

Теперь кто-то может сказать, что от ожидаемого 25 мая масштабного общенационального плана действий для восстановления экономики России стоит ждать чего-то неординарного? Вряд ли. Всё происходящее весьма напоминает предоктябрьские события в России 1917 года. Когда страну буквально растаскивали на куски все, кому ни лень, а особенно приближённые к временщикам у власти.

В этом состоянии, думается, что страна и народ кое-как переживут лето. Зелень пойдёт на огородах, дачи, фрукты, овощи, последние запасы прошлогодней консервации, тепло — дрова и уголь временно не нужны. А затем будет осень. И, естественно, проблемы, и, само собой, прозрение.

Будут выборы в США. Будет жесточайшее обострение на всех горячих фронтах, в которых бездарно и бесстратегично увязла Россия. Будет ужесточение санкций и интенсификация провокаций, ведь путинская Россия своей политической гуттаперчивостью только раззадорила аппетиты больших мировых игроков, между которыми и идёт передел мира.

Путин и его группировка будут усиленно метаться между США и Китаем, ища поддержки в Европе, которую затачивают на войну против нас. Пекин уже заявил, что вполне реально рассматривает возможность открытого вооруженного конфликта с США, при этом антикитайские настроения на Западе достигли уровня 1989 года, когда по причине бойни на площади Таньаньмэнь США и западные страны ввели санкции против Китая, в частности ограничили продажу оружия и поставку технологий.

Элиты РФ уже расколоты. Общество также атомизировано. Отечественный бизнес, благодаря истории с карантином, понял, что в этом «долгом» государстве Путина ему светят лишь объедки со стола крупных акул и иностранных корпораций. Прогнозируется, что тысячи малых и средних предприятий после карантина не смогут возобновить свою деятельность. Режим переходит в состояние круговой обороны или апатии, переведя внимание общественности от полного провала перспективного развития России на ситуацию с коронавирусом. Но вирус рано или поздно (вероятнее всего, в конце лета) будет побеждён или замедлит своё распространение. А путинизм останется. Какие могут быть сценарные развилки на предстоящую осень?

Первая, возможно проведение операции «преемник» (или «мухожук», по аналогии с Ельциным). Причём он может родиться как из недр Кремля (Мишустин, Медведев, Кудрин, Шойгу и т. д.), так и из формируемой «башнями» квазиоппозиции в лице Навального или Платошкина. Основная проблема в том, что любой преемник любой политической или бизнес- группировки вызывает неприятие других. И это однозначно будет усиливать внутриклановую борьбу и усугублять кризис.

Вторая, Кремль вполне способен на проведение провокации в стиле Эрдогана. Когда неудавшийся и организованный самим режимом путч будет жестоко подавлен, а страна перейдёт в режим чрезвычайщины и диктатуры. Таким образом, Путин и правящая группировка на какое-то время усилят свои позиции, загонят в подвалы оппозицию, но тем самым лишь отсрочит свою политическую кончину, сделав её впоследствии весьма тяжёлой и мучительной, с элементами вендетты.

Третья — цветной майдан. Он может быть организован как агентами влияния Запада, так и внутренними силами, приближёнными к башням. Вероятен вариант украинского майдана, когда доведённые до истерии массы перестанут критически воспринимать поступающую информацию и будут готовы принять любое развитие событий, любого президента, любую диктатуру, любой путь развития и даже гражданскую войну, лишь бы завтра было (пусть хуже, но) не так, как вчера.

Четвёртая, Путин пойдёт на какие-то неординарные жертвы. Например, отменит (отсрочит) пенсионную реформу, вернув возраст выхода на пенсию граждан, установленный во времена СССР. Тем более, что, как показывают расчёты, никакой выгоды от внедрённой реформы не получил ни бюджет, ни уже состоявшиеся пенсионеры. Такой имиджевый путь тоже отсрочит смерть режима, возможно, до окончания полномочий Путина в 2024 году. Когда уже страна будет доведена до состояния распада и новой власти (пришедшей в результате переходного периода) потребуются реанимационные меры, включая силовые.

Пятая — распад страны или установление в случае политической, гуманитарной и технологической катастрофы над определенными регионами России прямого международного контроля. Легитимная на уровне ООН концепция гуманитарной интервенции делает данного рода вмешательство потенциально возможным. Описание данного тяжёлого сценария дано в книге Центра Сулакшина «Россию ждёт революция» (см. стр. 551).

Шестая развилка — это социальная революция как акт оздоровления страны. Или как её называет профессор Степан Сулакшин, мирная и законная революция. Механизм её реализации и перспективы для Росписи и народа описаны в Программе.

В сложившихся условиях — это наиболее приемлемый для страны путь, так как все остальные неизменно ведут Россию к деградации и неуспешности. Расписываемый во всех красках господами Платошкиным или Зюгановым ещё один — т.н. демократический путь, то есть оздоровление государства через выборы, как показывает логика событий и научный опыт, бесперспективна. По Марксу государство попросту сохраняет свою классовую природу, а у власти, несмотря на некие кадровые и институциональные изменения, все равно остается буржуазия\олигархия, которая не откажется от своего положения и для которой управлять выборным процессом — несложный технический вопрос.

Предстоящая осень ожидается политически неспокойной. Путинский стабилизец подошёл к концу в аккурат к 2020 году, как и прогнозировал Центр Сулакшина. Сам Путин превращается в некое подобие Михаила Сергеевича — не пользующийся поддержкой ни народа, ни элит формальный лидер государства, движущегося в неверно заданном направлении. И не желающий, не имеющий на это сил и воли что-то менять.

В последнюю осень ни строчки, ни вздоха
Последние песни осыпались летом,
Прощальным костром догорает эпоха
И мы наблюдаем за тенью и светом
Осенняя буря, шутя, разметала
Все то, что душило нас пыльною ночью
Все то, что давило, играло, мерцало
Осиновым ветром разорвано в клочья.
(ДДТ, Юрий Шевчук)


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»


Comment comments powered by HyperComments
742
1579
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика