Сделать Россию лучше, чем был СССР

Сделать Россию лучше, чем был СССР

Почему утверждение о том, что вернуть СССР физически и юридически невозможно, вызывает определённое негодование среди адептов нескольких движений, выступающих за восстановление Союза? И почему они решили, что человек, придерживающийся мнения о невозможности в минувшем устроении и границах восстановить СССР, это обязательно либо антисоветчик, либо предатель Родины?

Задаю сам себе вопрос: ты против того, чтобы вернуть СССР? И сам же отвечаю: нет. Ну, отчего я должен быть против этого, если я за? Скажу больше. Когда в Донбассе вспыхнуло антибандеровское восстание в 2014 году, большинство голосовавших на референдуме людей считали, что они вносят свою лепту в дело восстановления СССР. И в Крыму было то же самое. То есть несколько миллионов человек были абсолютно за, от 90 до 96% взрослых граждан.

Правда, был другой нюанс, и в Донбассе, и в Крыму, и в задавленной неонацистами Новороссии подавляющее число людей реально не представляли себе, что Российская Федерация уже давно не Советский Союз. Хотелось верить в лучшее, всё-таки правопреемница Союза, поэтому миллионы людей сами себе идеализировали образ путинской России, приписывая ему несвойственные черты и порядки. Как метко заметил кто-то из блогеров, Донбасс вернулся в Россию, только России на месте не оказалось…

Люди взяли в руки оружие не потому, что Донбасс хотел автономии, независимости или федерализации Украины, как навязывает мнение об этом кремлёвский агитпроп. Оружие взяли потому, как считали, что бьются за восстановление исторической России или его последней политической версии — СССР. Но почему, будучи в этих рядах активным сторонником Союза, я уверен, что «вернуть СССР» невозможно? Почему считаю, что все движения «возвращателей Союза» — сизифов труд, и всем нам нужно идти совершенно другим путём?

Попробую пояснить. Сделаю это в виде небольшой отповеди уважаемому мной публицисту, экологу, политическому активисту Дионису Георгису на его статью «О смысле народно-освободительной борьбы». В ней Дионис вложил мне в уста слова и мысли, которые я никогда не воспроизводил.

А именно, первое, что я «смирился с фактом разрушения Родины». Второе, что «отказался от борьбы за свою Родину и народную мечту». Третье, «строю иллюзию о государствообразующем русском народе, и ввожу на уровень новой Конституции ценности, которых уже не осталось в душе у людей» (здесь, вероятно, речь идёт о Программе Сулакшина, сторонником которой являюсь) И последнее: «верю, что в России возможны честные выборы без гражданской войны».

Не помню, кому принадлежит фраза «Разбитую вазу можно склеить, вот только цветы туда уже навряд ли поставишь». Я услышал её в далёком детстве, и однажды хотел опровергнуть. Склеил эпоксидной смолой разбитую на мелкие осколки фарфоровую вазу. Она простояла несколько лет в кладовой, потому как внешний вид её оставлял желать лучшего. Потом я пытался экспериментально удержать в вазе воду. Это удавалось только ценой постоянного подмазывания внутренней поверхности смолами или пластилином. Другими словами, воду держали уже не столько склеенные осколки вазы, сколько всевозможные герметики. Но это всего лишь неодушевлённый сосуд. Распавшееся многонациональное государство, каковым являлся СССР, это ведь не ваза, а социальная оболочка организации общества. Которое, в свою очередь, имеет сложнейшую структуру, функции, составные части, весьма неоднородные, иногда полярно противоположные по целому спектру очертаний. Склеить такую битую конструкцию банальными мантрами «вернём СССР»? Пусть тот, кто это говорит серьёзно, попробует склеить хотя бы части разбитого магнита. Тут герметики не помогут.

«Этот шанс (вернуть СССР) есть и у русских, украинцев, белорусов и других народов, чья общая родина — Советский Союз, был в результате предательства руководства страны и республик разрушен и разделен на части», — пишет Дионис Георгис. При этом требует признать ответственность не только руководителей, но и всех граждан за «разрушение своей родины». А также недвусмысленно констатирует: «невозможно построить успешное национальное государство, в основе которого лежит предательство родины». Возникает вопрос: так в результате предательства кого пал Советский Союз — всех граждан или всё же руководства страны и республик?

Года три назад в беседе с редактором сайта Центра Сулакшина Иваном Березиной мы искали ответы на вопрос: что такое Родина? И чем она отличается от государства, страны, Отечества? Ведь, согласитесь, многие граждане России путают эти понятия. Данная беседа вылилась в статью «Присяга, которую мы принимаем». Основная её мысль в том, что вместе с расчленением территории Союза многонациональный советский народ, оказавшийся в рамках земель национальных республик, потерял в одном лице и страну, и Большую Родину, и Отечество, которое он был призван защищать, а государственные границы независимых республик перестали совпадать с внутренне духовно осознанными границами Родины и Отечества — то есть Советского Союза.

За 28 лет после распада Союза выросло уже даже не одно, а два поколения тех людей, для кого СССР — параграф в учебнике по истории. Причём в весьма политизированном учебнике. Для них СССР — это государство, то есть политическая форма организации общества на определённой территории и в определённый период времени. И не более. Форма изменилась, а территория осталась прежней. Да, кто-то возразит, что от единой матрицы — России отпали исконные русские земли Украины, Белоруссии, Прибалтики. Но если уж смотреть правде в глаза, то именно при СССР в результате ошибок и волюнтаристских решений руководителей страны были заложены условия для распада страны, соответственно, ликвидации её государственности.

Так называемое украинское национальное возрождение или украинофильство ещё в 19-м веке было ничем иным, как революционным политическим движением на территориях Российской Империи и Австро-Венгрии, а затем и Советского Союза. Украинофильству нужна была почва для прививки своей самостийнической (читай — антирусской, антироссийской) идеи, и это почва была выбрана на территориях находящихся в различных юрисдикциях Малой Руси, Червонной Руси (Галичины), Подкарпатской Руси (Закарпатье), на Слобожанщине, Волыни, Подолье, Полесье, в Новороссии, а затем, после 1918 года — и в Донбассе.

Украинцы (элиты) ещё при СССР полным ходом строили новую политическую нацию, переминая несколько народов, народностей и этносов, подбирая никогда не принадлежавшие территории. Кстати сказать, весьма успешно. И немалую, если не решающую роль в этом сыграла национальная политика большевиков. «Этнические украинцы» — это политический конструкт, созданный для обоснования границ бывшей УССР тем, что их сформировал якобы отдельный этнос. По факту на Украине была создана Антироссия. С полным пакетом антисоветских конструкций.

Как пишет председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер, «проект «Антироссия» в общем смысле можно считать реализацией многовекового плана полного уничтожения Русской цивилизации. Одним из направлений этого проекта было постепенное расчленение единого тела русской цивилизации, превращение его в кипящий котел взаимной вражды и ненависти. И в этом плане, Украина всегда была одним из возможных орудий этого плана.

Попробуйте сказать постмайданному украинцу, что он не может построить успешное национальное государство потому, как «молчаливо согласился с предательством своей родины» (СССР). А именно в этом видит главную причину братоубийственного обострения украинского кризиса, как и непрекращающихся российского, Дионис Георгис. Но тот, кто варится в событиях донбасской бойни, прекрасно понимает, что адепты проекта «Антироссия» и не могут себя вести иначе, кроме, как убивать своих братьев и их же обвинять в неудачах построения национального государства (здесь нужно жирно подчеркнуть, что проект «Антироссия» мощно действует уже на территории самой Российской Федерации).

Русский человек считает, что это украинец, принявший постмайданный порядок, отказавшийся от русского корня, является предателем. Но почитайте украинские газеты, посмотрите телевидение. Они сутками напролёт утверждают, что всё наоборот — предали украинцев русские. Одни их предали в Москве в 1990 году, когда ведомая Ельциным РСФСР пошла по пути развала Союза. Другие русские (Крыма и Донбасса)их предали в 2014 году, когда взяли курс на воссоединение с исторической матрицей.

Ну, и последний штрих. Большинство украинцев, увы, не считает СССР как политическое образование своей родиной. И легко доказывают это своими свидетельствами о рождении, на которых и герб УССР — государства члена ООН, и язык украинский (русский только дублирует). Кстати, национальные свидетельства о рождении были не только в УССР, но и в других республиках.

Как-то я был участником дискуссии о понятии малой и большой родин. Искали точное определение, что можно считать своей данной предками землёй. В понимании земли твоего рода, твоей семьи и в понимании земли твоего народа и добровольного объединения семей и родов в общественную и политическую организацию. Я перерыл весь интернет, но не нашёл абсолютно точного, чёткого определения земли рода.

Его мне пояснил мой собеседник. Это земля, заключённая между двумя ближайшими от дома реками, где ты был зачат и рождён. Реки начинались в родниках. То есть — источник воды для определённого рода. У наших древних предков было ощущение и понимание этого водораздела. И несанкционированный переход через реку на землю другого рода был возможен для объединения родов, семей, совместного ведения хозяйства, то есть для племенных отношений. Даже выпить воды из чужого родника можно было только с разрешения его хозяев. Так строились межплеменные отношения, а впоследствии — государственные. Государство, страна, большая Родина, никогда не может заменить человеку его Родины малой.

Советский Союз, Россия, даже Украина или Белоруссия — это множество малых родин для больших и малых народов. Есть праздник День защитника Отечества, орден «За заслуги перед Отечеством». Здесь всё вроде бы верно — Отечество — земля отцов. В широком понимании слова — это вся земля, которую сохранили и передали нам во владение наши предки. Но попробуем немного переименовать праздник и орден — День защитника Родины, «За заслуги перед Родиной». Обязательно столкнёмся с разными толкованиями. Для кого-то Родина — вся Россия, весь Союз, а для кого-то его родная Абхазия, Бурятия, Крым или даже родная деревня.

А что такое предательство? Словари дают весьма разнообразные трактовки данного слова. Но наиболее часто встречающиеся определяют предательство как нарушение верности кому либо или неисполнение долга перед кем-либо. Можно обвинять в развале Союза военнообязанных СССР. Когда они давали присягу, то действительно клялись защищать Советский Союз «мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами». Но только, как сказано в тексте присяги, выступить на защиту они могли «по приказу Советского Правительства».

Советское Правительство приказало долго жить, если не считать тех самозванцев, которые обирают российских бабушек от имени СССР. Никто приказа не дал. Ни генералы, ни полковники, ни армейские, ни флотские. «Пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение советского народа», — произносил каждый советский военнослужащий. Ну, и что с того? Карать и ненавидеть некому. Да и не за что. Ибо военнообязанные, по сути, оказались не предателями, а преданными. Как, впрочем, и все остальные граждане.

Собственно, Дионис Георгис, «сжигая напалмом» предателей (то есть русских, советских людей) , понимает, что вина всё же лежит не на них, а на тех, кто вёл СССР к развалу и распродаже. И пишет: «Не может русский человек за понюх табака согласиться с предательством Родины, с ликвидацией и распродажей страны начальством, какие бы новые законы это начальство не принимало». Конечно, не может. Только не со своим предательством, а начальствующих лиц. И не Родины, а государства (как уже было сказано выше). Это ответ на первый упрёк — смирился ли я с фактом разрушения Родины.

Второй упрёк: отказался ли от борьбы за свою Родину и народную мечту? Участие в донбасских событиях и их оценка лично для меня является лакмусовой бумажкой — русский ли ты человек или либерально-космополитическое перекати-поле. За Родину борюсь, причём давно. За родной язык, культуру, традиции, нравственность, землю, могилы предков, за единство русского народа в едином и неделимом Отечестве тоже. Но хотел бы ещё побороться и за иное государство. И делаю это в одной команде с единомышленниками, поддерживающими идеи учёных Центра Сулакшина.

Не имеет преобладающего значения, как это государство будет называться. Как народ решит. Будет Советская Россия — неплохо. Социалистическая Россия — гораздо лучше. Просто Россия, как предлагается в проекте Конституции Центра Сулакшина, ничем не хуже, если в государственный строй и общественные отношения вернётся то содержание, которое заложено в Программе Сулакшина. Ведь не в названии дело. В СССР тоже власть советов была формальной, а реальной властью в стране и республиках обладала каста высшей партийной номенклатуры.

Говоря о борьбе за государство, безусловно, имею в виду не только территории, но и идеологические смыслы, устроение государства. Потому как огнём и мечом можно покорить кого угодно, можно подчинить меньшинство большинству и наоборот, но будет ли такая форма государства обладать нравственными очертаниями?

Совершенно не согласен с утверждением, что не осталось в душе у людей ценностей, которые провозглашены в качестве государственной идеологии в проекте Конституции Центра Сулакшина. Если единство, неделимость, территориальная целостность и государственный суверенитет России, дружба и солидарность русского и всех братских российских народов, ответственность России за судьбы мира и человечества, всеобщее благо, общественное благо, забота всех и каждого о сохранении и умножении достояния Народа России, патриотичность и любовь к Родине коллективность и взаимопомощь, социальная справедливость, гуманизм и взаимное уважение между людьми, альтруизм и сопереживание являются иллюзией, то о каком возвращении в СССР может идти речь?

Самое место при таких настроениях стройными шагами двигаться в каменные джунгли на задворки цивилизации, и даже мыслей не допускать об изменении существующих реалий путинизма. Но знаю, что в России большинство людей по набору личностных качеств и характеристик, по устремлениям к лучшему, по политическим взглядам как раз соответствуют тому перечню ценностей, который мы отстаиваем в качестве идеологической основы всей страны. То есть потенциально едва ли не каждый гражданин (за исключением известного меньшинства) России (и ближнего, как сейчас говорят, зарубежья) — латентный сторонник Программы Сулакшина.

Дионис Георгис ставит под сомнение мирный переход России в иное качественное состояние. Поэтому он делает заключение, что команда Сулакшина верит, что «в России возможны честные выборы без гражданской войны». Немного не так. Как раз в выборы по правилам путинизма в нашей команде не верит никто, что легко обнаружить в десятках наших публикаций и выступлений. Если мы говорим о выборах, то только уже на основе новой Конституции, которую предлагаем всему народу — вот наш подход.

Вторая аксиома, которую мы выдвинули обществу: в России возможны революционные перемены без гражданской войны. Под давлением народных масс — отправить правящую группировку в добровольную отставку с передачей полномочий на переходный период сторонникам Программы Сулакшина. Без крови, жертв, репрессий, незаживающих десятилетиями ран, без правых и виноватых, победителей и побеждённых, но с учётом всего накопленного несколькими поколениями наших людей опыта — как положительного, так и негативного.

И ведь Дионис Георгис тоже признаёт это: «Да и сам проект СССР требует существенного переосмысления и обновления, поэтому здесь не поможет простое возвращение к Конституции СССР 1977 года. Однако возрождение социализма в России в рамках нового проекта, открытого для участия других стран и народов, станет поворотным историческим событием мирового масштаба, который поставит перед всеми бывшими республиками СССР проблему самоопределения и откроет перспективы для сторонников социалистического выбора как в этих республиках, так и во многих других странах мира».

Совершенно верные слова. Антироссии (за её пределами и внутри неё) может быть противопоставлен только другой проект. Наша команда считает, что это Программа Сулакшина — гармоничное сочетание всего лучшего, что накопили наши предки и современники, скомпилированное в научный макет будущего государства. Цель — менять Россию, а не подменивать борьбу за неё симулякрами. СССР в виде единой русской российской цивилизации вернется. Если не делать глупостей и понимать сложность и длительность задачи.

«Для того, чтобы Россия стала привлекательным центром для более тесного объединения (а таким ядром может быть только Россия, конечно), ей нужно самой стать более привлекательной для собственных окраин, выработать децентрализованную модель при которой её собственные регионы чувствуют себя более равноправными и самостоятельными, а не просто пешками и ходоками к большому начальнику в Москву. А это очень непросто, и в ближайшее время вряд ли осуществимо», — считает доктор философии Кирилл Панкратов (США).

С ним солидарен редактор службы новостей сетевого журнала «Полярная звезда» Игорь Богатырёв: «Полагаю, всех нас ждут большие катаклизмы, после которых „нарыв прорвётся“, и социализм будет реставрирован. А на его платформе может вестись и любая интеграция, в том числе и объединение, наподобие союзного государства. При нынешнем режиме такое объединение вряд ли возможно. По ряду причин, в числе первых из которых — разнонаправленность целей стран — потенциальных участников».

Одесский публицист сценарист, кинорежиссер, психолог Юрий Бликов констатирует, что для возникновения нового Союза необходим целый ряд условий, и среди них — наличие таких политических элит, которые будут осознавать необходимость такого шага и будут готовы его осуществить ради своих стран, в ущерб личным интересам. Есть ли такие элиты хотя бы в одной из бывших советских республик? Нет их даже в РФ.

«Как свидетельствует постсоветская история, подобный проект не нужен никому из ведущих политиков на просторах бывшего СССР — и в первую очередь не нужен в России. Дело в том, что нынешнее руководство постсоветских государств интересует лишь эксплуатация имеющихся у них в наличии ресурсов. Ни о какой идеологии, тем более объединительного плана, тут речь не идёт. Во всяком случае, на ближайшую перспективу, — говорит политолог, кандидат исторических наук Александр Кулик из переименованного украинскими властями Днепропетровска.

Вывод: без мощнейших революционных изменений сначала в самой России, без смены её элит, без новой идеологии мечтать, что СССР вернётся в результате пожеланий группы граждан, проникшихся виной за развал советского государства, бессмысленно. И даже вредно, как считает считает профессор Степан Сулакшин.

Вредно ещё и потому, что стала другой не только страна и окружающая нас действительность, мы сами стали другими. Мы кардинально изменились. Во всяком случае, подавляющее большинство.

На этот счёт известный публицист Александр Русин писал: «Я помню СССР в мельчайших деталях, у меня осталось много советских вещей, книг и журналов, я даже на работу успел впервые устроиться при советской власти и прекрасно помню обстановку советского периода. Но таким, каким был раньше, я все равно уже не стану — слишком много событий случилось после ликвидации СССР, слишком многое довелось пережить — это уже не выкинуть из памяти и мыслей, не выкинуть никогда. И те, кто были старше, кому в 91-м было 30 или 40 лет — они тоже не станут прежними советскими гражданами, даже если вернуть СССР со всеми его атрибутами и названиями прямо сейчас. Не пойдут они на завод так же, как шли на него в 91-м году. Да и завода того скорее всего нет, а пока он будет восстановлен (если это вообще будет иметь экономический смысл) — тем, кому в 91-м было 30 лет, наступит время выходить на пенсию… За прошедшие 26 лет мы столько всего пережили, что стали очень другими. Нет больше тех наивных советских граждан, которые жили в СССР. Есть битые рынком россияне, злые и обманутые, недоверчивые, во многом разочарованные, местами растерянные — разные, но уже совершенно не такие, какими были в 91-м — даже те, кто хорошо помнит тот год. Мы стали другими и никогда уже не станем прежними».

Борьба сегодня должна вестись не в плоскости «вернём СССР» вместе с его аббревиатурами и порядками, а остановим развал России, переустроим её, восстановим порядок, ценности, принципы чести и справедливости, отправим на помойку истории и путинизм вместе с его адептами, сделаем нашу страну центром притяжения для всех осколков русской-российской цивилизации. Сделать Россию лучше, чем был СССР. Чем не нравится такой подход в нашей борьбе? Иногда Бог забирает из твоей жизни серебро, чтобы взамен подарить золото.

Ну, а правда о катастрофе СССР и связанном с ним грандиозном мировом обмане, безусловно, нужна. Хотя бы для того, чтобы все распавшиеся русские провинции и населяющие их люди вновь почувствовали пульс Родины, услышали голос правды, и вновь, выражаясь аналогией Отто фон Бисмарка, словно ртутные шарики слились воедино с Россией.


Автор Виктор Владимирович Волк, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
1987
6750
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика