Сектантство в марксизме и как его преодолеть

Сектантство в марксизме и как его преодолеть

Иногда, читая сообщения и комментарии, адресуемые в адрес руководства и актива Партии нового типа, приходится наблюдать тенденцию — нас обвиняют то в недостаточном следовании курсу марксизма, то в оппортунизме, то в работе на буржуазию. Обвинения идут, как правило, от ортодоксальных марксистов, которые учение Карла Маркса превратили в культ, а книги, портреты, купюры с высказываниями германского гения — в фетиш. И это в некотором смысле стало походить на политическое сектантство.

Прежде всего, о том, что такое секта, чтобы это слово не вызывало нездоровой реакции, так как в традиции России оно имеет негативные ассоциации и обычно используется полемически или уничижительно. Сектой называется религиозная группа, которая отделилась от основного направления в религии. Помимо этого, существуют и другие трактовки данного термина. Например, сектой называется любая группа (не обязательно религиозная), которая имеет свои теоретические разработки, практики и учения, отличные от господствующей идеологии.

Нужно отметить, что ни в России, ни за рубежом нет единого мнения относительно терминологического обозначения данных групп людей. Отсутствие общепринятого терминологического словаря привело к тому, что толкованием каждый стал заниматься исходя из своей мировоззренческой позиции, не выделяя характерных внутренних признаков групп и основываясь лишь на внешних признаках. Таким образом под определение секты сегодня можно подвести любое объединение, связанное общими интересами и целями, например, партию, народное движение, корпорацию, просветительский клуб или государство.

Даже христианство, до того как стать мировой религией, исторически возникло в религиозном контексте иудаизма, поэтому многие евреи, греки и римляне воспринимали его в качестве одной из многочисленных иудейских сект. В своей работе «Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении» Лев Толстой писал: «Знаю, что то, что я имею высказать теперь, именно то, что та церковная вера, которую веками исповедовали и теперь исповедуют миллионы людей под именем христианства, есть не что иное, как очень грубая еврейская секта, не имеющая ничего общего с истинным христианством, — покажется людям, исповедующим на словах учение этой секты, не только невероятным, но верхом ужаснейшего кощунства. Но я не могу не сказать этого. Не могу не сказать, потому что для того, чтобы люди могли воспользоваться тем великим благом, которое дает нам истинное христианское учение, нам необходимо, прежде всего, освободиться от того безсвязного, ложного и, главное, глубоко безнравственного учения, которое скрыло от нас истинное христианское учение. Учение, скрывшее от нас учение Христа, есть учение Павла (паулианство), изложенное в его посланиях и ставшее в основу церковного учения. Учение это не только не есть учение Христа, но есть учение прямо противоположное ему».

Отсюда вывод, что под определение секты при определённых условиях и ракурсах обзора можно подвести самые здоровые учения и объединения, отвергнув их уже на том основании, что они вписываются в прокрустово ложе общепринятых штампов о сектах. Впрочем, при всём многообразии взглядов существуют некоторые свойственные сектам характерные особенности. Прежде всего — это наличие определённых догматов учения, которые не подлежат критическому анализу, должны приниматься без сомнений по умолчанию. Даже если негативный опыт практической реализации идеологии данных учений привёл к трагедиям. Опираясь на незыблемые догматы, часто заблуждаясь в них, извлекая из них выгодные купюры или проводя в общество неверные, ошибочные трактовки, сектантство не приемлет иного осмысления жизни и устроения общества, нежели прописанное в канонизированных произведениях своих идолов или учителей. Секта не принимает никаких иных учений, которые в той или иной мере противоречат догматам. Секта в обязательном порядке имеет собственные ритуалы, праздники, святых. И, пожалуй, главное: сектантство не исключает жертвоприношения. В любом виде — то ли убийства ради высшей идеи себя самого, то ли уничтожения воображаемого врага.

Почему сектантство сегодня можно обнаружить в, казалось бы, в таком упорядоченном и логически завершенном философско — экономическом и политическом учении, как марксизм? Где, на первый взгляд, нет места каким-то интерпретациям и отклонениям. Дело в том, что Маркс ставил во главу своего учения диалектику, а некоторые российские последователи гения воспринимают марксизм не как диалектическое учение, меняющееся во времени, а как нечто забронзовевшее, абсолютное и универсальное. И именно с их подачи в общественном мнении России сложилось такое же мнение о марксизме.

Хотя ещё сто лет назад и на протяжении всего ХХ века учение развивалось весьма бурно. В конце ХIХ века немецкий социал-демократ Эдуард Бернштейн поставил под сомнение теорию Маркса о том, что рабочий класс является нерасчлененным понятием «пролетариат», поскольку ему присуще ярко выраженное социальное расслоение. По Бернштейну завоевание власти пролетариатом только прелюдия к обобществлению собственности, а национализация обречена на неудачу, поскольку государство никогда не в состоянии было бы взять на себя всю массу предприятий. Ленин, Троцкий, Каутский, Гильфердинг, Мао, Сталин обсуждали аспекты марксизма не как устоявшуюся догму, а как точку опоры для усовершенствования теории и внедрения её в практическую жизнь.

Сегодня развитием и фактическим продолжением разработок Маркса занимается Центр Сулакшина Центр Сулакшина, рассматривая теорию не только с позиции конфликта труда и капитала, а гораздо шире. Данный конфликт — это лишь одна двенадцатая часть общепланетарного и общечеловеческого конфликта добра и зла.

Социализм, как одна из теоретически существующих идеологий — включает в себя не только вопрос справедливого распределения материальных благ, но и широкое понятие справедливости в человеческом достоинстве. Если подвести итог вышесказанной мысли, то марксизм, как теория, подвижна, пластична, многовариантна и несёт в себе огромный потенциал для творческих идей. Доктрина марксизма исходит из того, что единственной причиной несправедливости, неравенства, эксплуатации, нужды является частная собственность на средства производства. Устранить причину, то есть добиться справедливости, возможно исключительно насилием одного класса над другим. Но, как показывает новейшая история первой в мире страны победившего социализма диктатура пролетариата и полная национализация и обобществление собственности не устраняют причин несправедливости и неравенства и не приводят (по Марксу) к всестороннему развитию каждого члена общества.

В то же время — перед глазами совершенно другие примеры — ряд стран Европы, где развитие марксизма пошло по отличным от России лекалам, и спустя столетие дало внушительные результаты в достижении социальной справедливости. Это происходило без кровавых переделов собственности, свержений правительств и королей, самым что ни на есть уважаемым коммунистами всех стран демократическим путём.

«Перспектива развития любого общества зависит от выбора самого народа, ведь основной закон демократии гласит — организованное меньшинство всегда в состоянии навязать свои законы неорганизованному большинству! Но также нет сомнения, что организованное большинство всегда может заставить соблюдать законы любого меньшинства, если имеет действенные структуры соблюдения законности», — пишет политический публицист Александр Аникеев. По его словам, в партиях левого толка, в которые объединялись народы Швеции, Финляндии, Канады и других социально развитых стран было до 60% населения, поэтому шведы, канадцы, финны до сих пор на первых местах в мире по уровню социальной справедливости.

СССР в декларациях строился по идеям Маркса, на практике же большинство решений и их коррекций производились по принципу политической целесообразности. И лишь мощнейшая пропаганда, отголоски которой до сих пор гуляют эхом в головах граждан бывшего СССР, не позволяла им узреть базовые ошибки при развитии социализма советского образца. Которые в конечном итоге и привели к крушению нашей Родины. Впрочем, надо отметить, что не так уж много людей искренне и непредвзято изучали теорию Маркса, зачастую принимая на веру то, что несли в массы штатные проповедники.

Зачастую именно из-за не всегда верного понимания и трактовок марксистского учения создавалось искажённое восприятие объективной реальности. Например, марксистская интерпретация основы развития природы и общества гласит, что развитие происходит путём борьбы противоположностей, которая царит во всей природе и общественной жизни. Данное определение вполне подходит под принцип глобального управления «разделяй и властвуй» и противоречит самому устроению мира как взаимодействию разнокачественных явлений.

Открыв законы развития общества, основанного на капитале, Маркс убедительно доказал, что крушение капиталистического общества и его замена коммунизмом — неизбежность и объективная необходимость. Первой фазой коммунистического общества является социализм — незрелый, неполный коммунизм, который во многом содержит в себе некоторые уродливые черты прежнего строя. Но социализм — неизбежный этап в развитии общества.

Говоря о неизбежности, Маркс, безусловно, полагал, что она при любом стечении обстоятельств материализуется в этом мире, то есть явится естественным ходом событий. И разве социализация частной собственности и узаконенная система равного распределения национального дохода в странах Скандинавии, ставшая объективной необходимостью, чем-то противоречат учению Маркса?

Но каким образом бескровный и относительно безболезненный переход от капитализма к социализму в этих странах сумел стать объективной необходимостью? Ведь, как утверждают некоторые марксисты, без полного уничтожения буржуазного класса и обобществления его собственности социализма (как переходного периода) попросту быть не может. То есть «неизбежное» будущее должно твориться исключительно методами классового насилия. Ответ на этот вопрос находим у самого Маркса, который дал несколько прогнозов развития капитализма до социализма. В первом томе «Капитала» это выглядит как борьба классов и разрушение капитализма революционным путём через уничтожение товарно-денежных отношений, в третьем томе преодоление капитализма уже должно происходить через парламентаризм.

Это как раз то, что происходило на протяжении ХХ века в странах европейской социал-демократии — разрешение классовых противоречий с созданием социально направленной экономики и возникновением нового общественного строя через классовый партийный парламентаризм, минуя пролетарскую революцию, диктатуру, промежуточную стадию государственного капитализма. Как пишет Аникеев, «при реализации любой социально-политической идеи необходимо всегда помнить, что если большинство трудящихся масс не будут вооружены истинными и правильными социальными знаниями, необходимыми для развития высокопроизводительного, грамотного производства и справедливого распределения, то они никогда не добьются справедливости, ибо всякая политическая идея может реально материализоваться только тогда, когда эта идея имеет мощную силу объединённого большинства трудящегося населения для своего благополучия! В противном случае эта идея так и останется утопией, ибо власть имущие редко заинтересованы в социальной справедливости, чтобы не потерять своё привилегированное существование как господствующего класса в обществе, ибо классы определяют, прежде всего, привилегии, а потом уже разделение труда на командующих управленцев и непосредственных производителей. А часть народа, которую объединяет какая-либо экономическая идея для её реализации, называется политической партией!»

И чем такая постановка вопроса противоречит платформе Партии нового типа, которую некоторые радикальные марксисты ни с того ни с сего именуют «оппортунистической»?. Оппортунизм, как приспособленчество, соглашательство и беспринципность как раз полностью входит в противоречие с основными положениями программы ПНТ, предлагающей не мириться с существующим положением в вещей в российской политике, а менять его. И делать это методами, нисколько не противоречащими учению Маркса — массовое движение за смену власти и коренную реконструкцию системы государственного устроения на основе новой Конституции. Здесь подчеркну, что большинство нынешних системных российских политических партий, включая КПРФ, как раз и являются «оппортунистами», по крайней мере, до той степени, пока они используют политический момент в своих целях, пренебрегая принципам верности задекларированным политическим идеалам.

Если вернуться к трудам обвиняемого в либерализме Бернштейна, то современная европейская (и не только) социал-демократия достаточно успешно продемонстрировала его правоту, что политическое насилие для перехода от капитализма к социализму не всегда является успешным. Кроме того возможность перехода к социализму путем последовательного реформирования общества Бернштейн основывал на общечеловеческом, надклассовом характере либеральной идеологии. «Что же касается либерализма как мирового исторического движения, то социализм не только по времени, но и по внутреннему своему содержанию является его законным наследием», — говорил Бернштейн, подчёркивая, что движение в сторону социализма будет выражаться в расширении прав и обязанностей отдельной личности по отношению к обществу и обязанностей общества по отношению к отдельной личности; развитии демократического самоуправления; расширении права надзора государства за хозяйственной жизнью и постепенном переходе хозяйственных предприятий из частного владения в общественное; росте национального богатства, ибо, чем богаче общество, тем легче и обеспеченнее осуществляются социалистические требования.

Концепция Бернштейна вызывала резко негативную реакцию марксистов и критику со стороны В.И.Ленина, Г.В.Плеханова, К.Каутского, Ф.Меринга, Р.Люксембург, тем не менее, она нашла и многочисленных сторонников, ибо на позиции реформизма марксистского учения перешла значительная часть социал-демократии в разных странах. Отказ от идеи социалистической революции и диктатуры пролетариата сделал социалистические партии привлекательными не только для представителей мелкой буржуазии, интеллигенции, но и рабочих профсоюзов.

«Вы верите в „нравственных“ капиталистов?», — с сарказмом пишут нам догматики в комментариях. «Как ваше „социальное государство“ гарантирует невозникновение войн, если капиталисты будут всегда стремиться к переделу природных ресурсов и рынков сбыта?»; «Как ваше „социальное государство“ гарантирует отсутствие безработицы, если капиталистам она выгодна и они могут выбирать работников, кто готов работать за меньшие деньги»; «Гарантий» народовластия быть в реале не может, т.к. Сулакшин сохраняет абрамовичей, сечиных, дерипасок и т.д., у которых есть мощнейший финансовый и административный ресурс, и они всегда будут продвигать решения выгодные только им!».

На все эти вопросы ответы в развёрнутом виде находятся в книге «Государство справедливости — праведное государство (от теории к проекту)» в катехизисе ПНТ катехизисе ПНТ, в курсе лекций Партии нового типа. Проблема видится не в том, что люди не хотят или не в состоянии осилить данные труды, беда в том, что вся российская несистемная оппозиция разделена в себе, не имеет единого направления движения, согласованной идеологии, а значит, очень слаба.

Люди на левом фланге, как фиговые листки повесив на неприкрытые места цитаты из Маркса, даже на подсознательном уровне делят общее государство на «ваше» и «наше. Следовательно, не верят в него, не видят возможности и сил что-то изменить, готовы терпеть и критиковать всё и вся, что не вписывается в их логику или иллюзию.Каждый должен понимать, что самый мощный административный ресурс, который может существовать, это государственный. И никакой другой. И если государство в лице народных представителей, которые рано или немного позже сменят нынешний режим на всех этажах власти, юридически ограничит аппетиты абрамовичей и дерипасок, а ещё вернее конституционно и законодательно ликвидирует саму возможность паразитирования на России, то такое государство будет иметь перспективы стать социалистическим и справедливым. И страны Европы нам это наглядно продемонстрировали.

Откроем рейтинг стран по уровню социального прогресса. Кто в нём занимает ведущие места? Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швейцария, Канада, Швеция, Австралия, Голландия, Новая Зеландия. Где самые высокие в мире заработные платы? Опять же в этих странах, а также в, ОАЭ, Сингапуре, Гонконге и т.д. Какие государства в лидерах по показателям благополучия, ВВП на душу населения, продолжительности жизни, наличию гражданских свобод, чувству безопасности и уверенности в завтрашнем дне, стабильности семей, гарантий занятости, уровня коррупции, уровень доверия? Это кажется парадоксальным, но снова на первых местах страны с социалистическими устроениями.

Когда нам бросают упрёк, мол, в этих государствах не решён самый принципиальный вопрос о праве собственности, который может в какой-то момент перевернуть социальную пирамиду в пользу класса буржуазии, так и хочется задать встречный вопрос. Звучит он так: ну и что? Что с того, что в Норвегии существует социализированная, регулируемая государством, ограниченная в ренте, находящаяся под контролем общества и платящая огромные по российским меркам налоги частная собственность? Никто не идеализирует норвежский социализм, но когда учитель или врач получает около 300–350 тысяч крон (более 100 тысяч евро в год), а заработная плата рабочих (при семичасовом рабочем дне) ещё больше и считается самой высокой в стране, то возникает вопрос: чья в Норвегии диктатура?

Чья диктатура в стране, где парламентским способом ещё в 1963 году был принят закон, согласно которому абсолютно все подводные ресурсы являются собственностью государства? Чья диктатура в стране, где до 75% от той суммы, которую удается заработать инвестору в сфере добычи нефти, все равно возвращается в государственную казну? Более того в Норвегии учрежден фонд для будущих поколений, куда ежегодно поступает до 20 миллиардов долларов США. На минуточку, Россия занимает первое место в мире по добыче нефти, а страны фьордов нет даже в десятке лидеров, но не мы, а они демонстрируют элементы настоящего коммунизма, заботящегося о будущем.

В Норвегии не существует престижных и непрестижных профессий, а матери этой скандинавской страны гордятся своими сыновьями, поступившими учиться не на юриста или экономиста, а в обычное ПТУ на специальность «механик», «электрик» или «машинист». И, да, в Норвегии конституционная монархия, до сих пор не свергнутый король координирует связь между тремя ветвями власти, осуществляет все политические назначения, а Конституция этой страны действует с 1814 года…

Автор афоризма «задача правительства: действовать так, как действовало бы разумное народное большинство, если бы знало всё во всех деталях» Раймонд Брогер в одной из своих речей говорил, что уже больше полутысячелетия их общины швейцарского самоуправления не меняют существенно законы своей жизни. Они их только совершенствуют на основе равноправия и социальной справедливости для улучшения своей жизни. Всех ведет убеждение, что такая жизнь связана с обязательствами и самоограничением каждого, что не может быть свободы ни у личности, ни у государства без всеобщей дисциплины и честности, без диктатуры закона и его беспрекословного соблюдения. Где-то мы уже такое читали, кажется, в советских газетах.

Так является ли частная собственность в странах европейского социализма препятствием для достижения успешности государства и социального равенства его граждан? Является лишь там, где народ сам для себя решил, что это препятствие, причём мирным и законным путём непреодолимое. Путинская Россия, до этого 70 лишним лет шедшая курсом Маркса и Ленина, в конце концов пришла в никуда. Тем временем, совершенствуя великолепную для своего времени экономическую теорию Маркса, европейцы заложили основы общества, о котором современным россиянам остаётся только мечтать.

Собственно, согласно учению Маркса, социальная революция должна была в первую очередь произойти не в России, и это смущает многих марксистов. По Марксу, революция должна была сначала произойти в странах с наиболее старой и развитой промышленностью, где сложился многочисленный, в основном лишенный собственности и работающий по найму рабочий класс (пролетариат). Революция должна была начаться в Англии, охватить Францию и Германию, затем пришел бы черед США и других капиталистических стран. Большевики Советской России действительно недоумевали от того, что рабочее движение Запада ведёт себя совершенно не так, как предсказал Маркс. В России ждали от западных рабочих аналогичных действий, захвата власти, диктатуры пролетариата, классового сознания, но так и не дождались. Это при том, что марксизм на тот момент был весьма популярен и в Англии, и в Германии, и даже в США.

Цитата из немецкого журнала «Шпигель»: «По мнению 50% немцев марксистская критика капитализма не утратила до сих пор свою актуальность, а 56% считают, что «социализм — хорошая идея, только её до сих пор плохо осуществляли». А американский журнал «Ньюсуик» констатирует, что Марксом сегодня интересуются так, как будто Карл Маркс восстал из могилы и продолжает писать свой «Капитал».

Вот и думай после этого — самой ли верной дорогой вели нас, и не надо ли было сделать остановку для сверки часов? Ведь даже сам Карл Маркс не принимал «казарменный социализм» и никогда не ставил под сомнение приоритет общечеловеческих интересов над пролетарскими, чем грешат сектанты марксистского толка. Мы уже писали о том, что Маркс в своих трудах и прогнозах отдал приоритет экономике, чем, увы, завёл в тупик немало своих последователей. Оказалось, что любому обществу не чужды и вопросы нематериального характера. Никакая экономика и обобществление собственности не спасут от разгрома государство там, где общество потеряло смыслы, ориентиры и утратило ценностную базу. И, наоборот — там, где ценности государства закреплены законодательно и стоят в правовом поле выше вопросов собственности, такое общество может поднять государство из руин. Именно такую платформу выдвинула российскому обществу Партия нового типа.

«Марксизм по своим первоначальным основам совсем не был тем социологическим детерминизмом, который позже стали утверждать его друзья, и его враги — писал Николай Бердяев. — Маркс был еще близок к германскому идеализму, из которого он вышел. Истоки его были гуманистические, он боролся за освобождение человека от наёмного рабства. Его восстание против капитализма основано на том, что в капиталистическом обществе происходит отчуждение природы рабочего, его овеществление и обесчеловечивание. Весь моральный пафос марксизма был основан на борьбе против этого отчуждения и обесчеловечивания. Марксизм требовал возврата человеку-рабочему полноту его человеческой природы…». Пожалуй, в этом и была главная ценность и привлекательность теории Маркса, которую последователи и проповедники извратили до самых примитивных, а порой и неприемлемых для здорового общества форм.

В одном из писем Маркс напоминал, что он ученый, а не пророк и никогда не ставил себе задачу создать расписание истории для всех времен и народов: «Конструирование будущего и провозглашение раз и навсегда готовых решений для грядущих времен, не есть наше дело». Что мы слышали во времена СССР и продолжаем слышать из уст ряда современных трактователей марксистской теории? Что рецепты готовы, нужно только взять их и с бумаги перенести в реальность. Герберт Уэллс констатировал: «…Маркс для марксистов — лишь знамя и символ веры, и мы сейчас имеем дело не с учением Маркса, а с марксистами, а из них разве кто-то прочитал весь „Капитал“? Левый коммунизм можно назвать позвоночным столбом сегодняшней России: к сожалению, это неподвижный позвоночник, сгибающийся с огромным трудом и только в ответ на почтительную лесть».

Уже сто лет назад марксизм был разбит на множественные фракции, часть из которых дали полезные всходы и развиваются далее, другая часть впала в догматизм, окостенела и в настоящее время попросту отмирает. При этом, к сожалению, продолжает вносить негативную лепту в дело одурманивания масс, как было сказано выше, не приемлет иного осмысления жизни и устроения общества, готово принести в жертву гражданской бойни хоть себя, хоть своих детей.

Пожалуй, сегодня наступило время защитить марксизм от самих марксистов. Защитить, конечно же, просветительски. В этом и есть смысл преодоления сектантства в данном учении. В нашем понимании, и оно не противоречит учению Маркса, идеал справедливости на все времена — искоренение паразитизма одних людей на труде и жизни других, в том числе и возведённого в ранг системы эксплуатации человека человеком, которая меняет в своём историческом развитие обличье усилиями разнообразных проходимцев и их глашатаев. Никакие теории не должны допускать разделения общества в себе, при этом само общество должно научиться устанавливать границы интересов личности, за которые не должно заходить государство.

Мы в ПНТ знаем, что большинство россиян солидарно с нами, но оно либо запуталось в учениях и пасторах, либо просто не готово к серьёзной организационной работе и политической борьбе. К борьбе, которую прошли социалисты Европы. Но время не стоит на месте, настоящему русскому социализму всё равно быть!


Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

#ПартияНовогоТипа   #ПрограммаСулакшина 



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
804
2658
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика